Будуар. Визит к психологу - за и против.

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.

- Слушай, может лучше обратить­ся к психологу?..

- Да что я - псих, что ли?!

(Из разговора супругов )

Однажды в телестудию, откуда велась передача со знаменитым кинорежиссером Андреем Михалковым-Кончаловским, по­звонила телезрительница и спросила гос­тя, как он относится к психотерапии, и счи­тает ли он, что в нашей стране психотера­пия перспективна. Андрей Сергеевич не удивился, что об этом спрашивают его, ки­норежиссера, и ответил, что всего один раз обращался к помощи психоаналитика - в первый год своей жизни в Америке, когда было очень трудно в новой среде начинать с «нуля», да еще в ситуации развода. Од­нако стало явно лучше: то ли в результате психологической помощи, то ли благодаря поддержке друзей и добрых людей, то ли и от того, и от другого вместе. Что же каса­ется перспектив психотерапии в России, тут умнейший Андрей Сергеевич выразил со­мнение. Он сказал, что люди на Западе привыкли никому из окружающих не рас­сказывать о своих жизненных трудностях, а вместо этого идти к своим психологам и психотерапевтам, и с ними эти трудности прорабатывать, пока они не разрешатся. В России же люди привыкли к другому: дол­гими неделями, месяцами, а порой и годами

Нередко в жизни человека возникают сложные ситуации, разобраться в которых самостоятельно бывает не под силу. И тогда на помощь при­ходят психологи, психотерапевты - люди, выбравшие своей профессией целительство человеческих душ. О специфике психологической терапии и о том, какую помощь можно получить, обратившись к психологу, рассказывает психотерапевт Психологического цен­тра «Лик» при Московском государственном социальном университете, доцент МГСУ Игорь Иванович ПАШИН.

жаловаться всем вокруг на жизнь или на своих близких и ближних, при этом ни­чего не предпринимая по-настоящему се­рьезного, чтобы конструктивно разрешить свои проблемы.

При всей моей любви к великому худож­нику и уважении к нему как русскому ин­теллектуалу, соглашусь с ним лишь частич­но. Во-первых, у многих россиян есть и дру­гие «привычки»: очень долго молча терпеть и мучиться, ссориться и скандалить, про­являть различные виды агрессии, впадать в депрессию и уныние, обманывать самих себя, живя, как будто серьезных проблем у них нет, скрывать их под бурной активнос­тью, будь то непомерные работа или забо­та о близких, безудержные суета или бол­товня, погоня за деньгами, удовольствия­ми, поверхностная религиозность и т.п. Во-вторых, и это главное, психология (в том числе практическая) и психотерапия в на­шей стране развиваются очень быстро и в очень многих направлениях. Этого уважа­емый Андрей Сергеевич, живя в основном в Америке, знать просто не может.

В своей статье я, разумеется, не могу ох­ватить, хотя бы даже обзорно, всю многооб­разную и нелегкую работу, которую проделы­вают мои коллеги - теоретики и практики, работающие в системе народного образо­вания и социальной защиты населения, в сфере управленческой психологии, двигаю­щие науку вперед, преподающие в вузах, а

также психологи, психотерапевты и психиат­ры системы здравоохранения и медицины, словом, все те, кто непосредственно имеет дело с феноменом души человека. Могу лишь выразить им всем глубокое уважение и по­желать успехов.

Здесь же коснусь главных моментов толь­ко той работы, которая ближе всего мне как профессионалу. Речь пойдет о практической психологии и так называемой личностно-ори­ентированной (немедицинской) психотера­пии, которые ставят задачу не лечения забо­леваний, а помощи человеку в том, чтобы суметь разобраться в сути истоков и закономер­ностей своей проблемы, для того, чтобы са­мостоятельно найти способ выхода из труд­ной жизненной ситуации.

КТО ЯВЛЯЕТСЯ ПОТЕНЦИАЛЬНЫМ

КЛИЕНТОМ ПСИХОЛОГА

И ПСИХОТЕРАПЕВТА?

Ответ очевиден: любой здоровый или от­носительно здоровый человек, отдающий себе отчет в существовании своей пробле­мы, и жаждущий разобраться в ней и решить ее по-человечески красиво, используя свой личностный потенциал, то есть непознанное им самим богатство своей души. Возникает резонный вопрос: «Если я такой человек, то зачем мне еще и психолог?». Если вы ИМЕННО такой человек, то ВМЕСТЕ С ПСИХОЛО­ГОМ сможете:

- быстрее и полнее разобрать и прояснить проблему,

- понять тех людей, с их чувствами, нуж­дами, опасениями и тайными страхами, ко­торые вовлечены в водоворот происходящих с вами событий,

- лучше понять себя, ведь не всегда легко самостоятельно найти ответы на вопросы «Что мне ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужно? Чего я хочу ПО-НАСТОЯЩЕМУ? Почему это проис­ходит СО МНОЙ? Почему со мной происхо­дит ИМЕННО ЭТО?»,

- подготовить себя к разрешению ситуа­ции, облегчить душу и улучшить эмоциональ­ное состояние, выявить собственные скры­тые ограничения и найти дополнительные источники силы, проанализировать вариан­ты действий.

ОЧЕНЬ ВАЖНО ИЗВЛЕЧЬ СМЫСЛ И ЦЕННЫЙ ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ ИЗ РАЗОЧА­РОВАНИЯ, ПОТЕРИ, КРИЗИСА.

Естественно, все упомянутое относится к проблемам в семейных отношениях (супру­жеских и родительско-детских), к неудачам на работе, к конфликтам с людьми, с собой и жизнью в целом. Ко всему, что порождает тревоги, страхи, перенапряжение, агрессию, бессилие, отчаяние. Главное то, чтобы чело­век желал все это изменить к лучшему, искал путь к счастью.

КТО ТОТ, КОМУ Я МОГУ ДОВЕРИТЬ

СВОЮ БОЛЬ? С КЕМ Я МОГУ

НЕ ТОЛЬКО ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМИ ТРУДНОСТЯМИ, НО И ОТЫСКАТЬ ВЫХОД ИЗ НАПРЯЖЕННОЙ

ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ?

Психологами или психотерапевтами име­ют право именоваться только те специали­сты, которые

а) имеют базовое психологическое или медицинское образование (за редкими ис­ключениями),



б) прошли и проходят ступени соответ­ствующей последипломной подготовки;

в) постоянно работают над собой, регу­лярно прорабатывая свои жизненные труд­ности и проблемы с коллегами более вы­сокой или по меньшей мере такой же ква­лификации, успешно используя те сред­ства, которые позже предлагают своим клиентам.

Существует предубеждение, что если человек психолог или психотерапевт, то у него не должно быть проблем. Существу­ют ли вообще на земле такие люди? Раз­ве перед кем-то жизнь не ставит трудных задач? Неужели есть такой человек, кото­рый не переживает за себя и своих близ­ких? Психологами становятся, как прави­ло, люди, жизненный путь которых нелёгок­. Способность сопереживать своим клиентам «на полную катушку» и при этом оставаться способным идти в глубь самих переживаний и вызывающих их обстоятельств, находя возможности за­вершить и разрешить ситуацию, эта способность – не только дар, но и результат­ упорного многолетнего труда души. Луч­ше всего психолог может помочь в тех си­туациях, аналогичные которым сам выст­радал и осмыслил.

Профессионализм даёт не только осно­ву в виде богатого человеческого и про­фессионального опыта, но и формирует специфику работы в виде определённых законов и правил. Об этом тоже важно рассказать.

Правило первое: конфиденциальность. Всё, что говорится и происходит в кабинете психолога, остаётся тайной его и клиента.

Правило второе: ограниченное использование советов. Никакие советы не сравнятся с тем, что могут добыть сами клиенты в глубинах своей души. Ответственность за решение проблемы, как и положительный резуль­тат, - гордый удел самих клиентов.

Правило третье: психолог рядом с клиентом, не над ним. Это связано с ещё одним предубеждением, даже предрассуд­ком: психолог «знает всё» и «подскажет, как быть». Разумеется, это не так. Психо­лог - это хороший спутник и помощник, он умело помогает искать и находить.

Правило четвёртое: безоценочность и безусловное принятие. Психолог никогда не оценивает: вот это хорошо, а это плохо, это правильно, а это неправильно. Вместо оце­нок он вместе с клиентом ИССЛЕДУЕТ, на­пример: «Если вы точно хотите именно это­го, что будет с вами, с другими, когда это получится?». Даже если сам клиент себя обоснованно осуждает и очень недоволен собой, считая, что сделал ужасное, психо­лог не отвергает, а принимает человека та­ким, какой он есть, не ставя никаких усло­вий и в любом случае обеспечивая поддер­жкой. Этой особенностью ситуация психо­логической помощи уникальна. В повсед­невной же жизни такое встречается край­не редко.

Правило пятое: никогда заранее не га­рантируется результат. Гарантируется столько времени, внимания и профессио­нального опыта, сколько потребуется для изменения ситуации или психологическо­го состояния клиента.

Правило шестое: и психолог, и клиент могут определять права и обязан­ности, условия своего общения, обсуждая их и закрепляя соглашением или, при же­лании, даже письменным контрактом, а также могут устанавливать дополнительные пра­вила.

Существуют некоторые отличия в рабо­те психолога, психотерапевта и психиатра. Задача психолога - в ходе специальной бе­седы, называемой психологическим кон­сультированием, помочь клиенту

- во-первых, прояснить ситуацию: что движет её участниками, каковы их истин­ные интересы, какие именно чувства они испытывают, в чём ценность происходяще­го для развития личности клиента, а зна­чит, для его будущего;

- во-вторых, понять, что и как необходимо де­лать (как расширить своё восприя­тие, какую работу души проделать), чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Если выявляется необходимость вскрыть и проработать глубинные влияния давних эмоциональных травм, «подсознательных» программ реагирования, переживаний (чувств, желаний, фантазий и мыслей), не­совместимых с представлением человека о себе и поэтому происходящих в тайниках его души, то здесь психолог вводит клиен­та в сферу современной личностно-ориен-тированной психотерапии. Подробнее об этом несколько позже.

Задача психиатра: определить, здоров ли человек, болен или находится в погра­ничном между здоровьем и болезнью со­стоянии, назначить и провести установ­ленное медициной лечение. Психиатр - всегда врач. Психотерапевт чаще психолог или врач с соответственной последипломной подго­товкой.

КАК, КАКИМИ СРЕДСТВАМИ,

СПОСОБАМИ И МЕТОДАМИ

ПОМОЧЬ ЧЕЛОВЕКУ?

Что касается способов и методик, их ог­ромное количество, начиная с простых тех­ник (слушания, задавания вопросов, на­правления внимания) и заканчивая слож­нейшими методами взаимодействия созна­ния и подсознания. Важно одно: как прави­ло, психологи используют те из них, кото­рые применяли сами для себя и в работе друг с другом.

О сути такой работы коротко рассказать сложно. Попытаюсь сделать это с точки зрения своего понимания и профессио­нального опыта. Общим и для психологи­ческого консультирования, и для личност-но-ориентированной терапии является УВЕЛИЧЕНИЕ СВОБОДЫ СОЗНАТЕЛЬНО­ГО ВЫБОРА клиентом целей, ориентиров и средств улучшения своей ситуации. Про­ще говоря, психолог помогает человеку найти путь к свободе творить свою жизнь согласно сердцу и уму, согласно своим высшим принципам, выявляя при этом луч­шее, что есть в душе.

Психотерапевт для реализации этой воз­можности должен уметь работать с таким фундаментальным явлением человеческой жизни, как ТРАВМА. Это настолько серь­ёзный вопрос, что заслуживает особого внимания. Эту тему мы продолжим в сле­дующем номере.

Слушай голос сердца

На 50% больше шансов избежать ин­фаркта у того, кто слушает «голос» свое­го сердца. То есть не оставляет без вни­мания признаки, свидетельствующие о возможных нарушениях. Ответив на 10 вопросов теста психолога из Берлина Тани Лемке, вы получите «справку» о со­стоянии вашей сердечно-сосудистой системы, а также рекомендации.

1. Чувствуете ли вы по утрам боль в грудной клет­ке, которая прекращается к середине дня? (4)

2. Много ли вы курите?

- Максимум 10 сигарет в день (2).

- Ежедневно по пачке (4).

- Больше пачки (6).

3. Курящим женщинам: принимаете ли вы про­тивозачаточные таблетки? (6).

4. Испытываете ли вы продолжительную ко­лющую боль в области шеи, спины или груди при занятиях физической работой? (6).

5. Нет ли у вас избыточного веса? Для опре­деления нормального веса нужно от высоты, из­меренной в сантиметрах, отнять 100.

- Вес на 10-14 килограммов выше нормально­го (4).

- Избыточный вес составляет по крайней мере 15 килограммов (6)

6. Часто ли по ночам вам снятся кошмары, и вы просыпаетесь от боли в груди? (6).

7. Какие опасные факторы имеют к вам отно­шение?

- Высокое давление (6).

- Диабет (2).

- Подагра или ревматизм (1).

- Высокий уровень холестерина (2).

- Мужчины после 40 лет (2).

- Бурная сексуальная жизнь в период климак­са (2).

- Кто-то из близких родственников после 60 лет имел инфаркт (2).

8. Сколько вы двигаетесь?

- У вас сидячая работа, и вы не занимаетесь спортом (4).

-У вас сидячая работа, но раз в неделю вы зани­маетесь спортом (2).

- Ежедневно вы много двигаетесь, но не зани­маетесь спортом (2).

- Ежедневно вы много двигаетесь и занимаетесь спортом (0).

9. Как вы обычно питаетесь?

- Вас не особенно занимает этот вопрос, однако уровень холестерина и вес у вас соответствуют норме (0).

- Уровень холестерина у вac выше нормы, но вы старательно избегаете потребления животных жи­ров (2).

10. Каково ваше душевное равновесие?

- Вы редко сердитесь (0).

- Когда вы рассержены, не пытаетесь скрывать этого (1).

- Не показываете вида, если у вас плохое на­строение (4).

- Боитесь, что потеряете работу (4).

- У вас серьезные материальные проблемы (2).

ОЦЕНКА:

0-6 баллов. Риск получить инфаркт у вас ниже среднего

7-15 баллов. У вас наблюдаются начальные признаки процесса склероза коронарных сосу­дов. Обязательно гуляйте, по крайней мере по полчаса в день и не пользуйтесь лифтом. В бли­жайшее время сходите на осмотр к врачу. Свыше 15 баллов. Покажите врачу результаты тестирования и попросите основательно вас об­следовать. Непременно выясните, что у вас с сердцем.   "АиФ Здоровье"


В основе большинства нарушений душев­ного состояния, поведения, способности ра­доваться жизни и т. д. лежит глубинная ТРАВ­МА. Имеется в виду эмоциональная травма. Я лично считаю, что любая травма - эмоцио­нальная (даже физическая и так называемая сексуальная). Вспомните, как вы когда-то сильно порезались, обожглись или ушиблись. Что вы переживали? Боль, испуг, смущение, досаду, растерянность, злость, обиду... А что уж говорить о случаях насилия, унижения, потери.

Большую часть переживаемого в момент травмы мы не осознавали, и она забылась, "ушла в подсознание", откуда всю жизнь скрыто влияет на наши реакции, восприятие действительности, жизненные убеждения. Мы полусознательно или вовсе безотчётно стремимся избегать всего, что близко к об­стоятельствам, в которых травма произош­ла. При этом, помимо воли, "притягиваем в свою жизнь" такие обстоятельства. И ситуа­ции снова и снова повторяются в разных ва­риантах. В некоторых случаях неотвязными становятся не ситуации, а их образы в душе, сопровождаемые страхами или другими бо­лезненными переживаниями - покинутостью, униженностью, гневом и т. п.

Не надо думать, что эмоциональная трав­ма - это всегда какая-то особенная, чуть ли не экстремальная ситуация. Множество травм мы получаем в обычных житейских обстоятельствах.

Василий, 32 года. В процессе психоте­рапевтического сеанса ярко переживает очень давнее событие, которое, кажется, не знал и не помнил. Ему 5 лет. Живой и ласковый мальчик, он занят своими мальчише­чьими делами. Мама, тоже занятая своими, беседует с приятельницей о том, о сём. До слуха ребёнка доносится мамино учас­тливое сетование: "Ох, боюсь, Васька мой не мужиком вырастет - больно ласковый". В тот же миг мальчик ощущает, как всё внутри сжалось, а вокруг весь мир - это что-то чужое, отвергающее.

В следующие мгновения - целый фейер­верк воспоминаний, связанных, как оказыва­ется, в одно целое, в которых мальчик, а по­зднее подросток, юноша, мужчина подавлял в себе

теплоту своей души, мужс­кую особую не­жность, откры­тость в отноше­ниях с людьми, до­пуская только жё­сткие с оттенком равнодушия фор­мы общения, образ­цы которых отыс­кивались в окружа­ющих и усваивались до полного с ними отождествления. А следом и ещё одно открытие: как тя­жело, оказывается, так жить самому. И как тяжело было матери с подрас­тающим и почему-то отчуждённым и замкнутым сыном.

Однако легко под влиянием первого впечатления осу­дить женщину-мать, (до сих пор ничего,

наверное, не подозрева­ющую): «Как она могла такое сказать?» А ведь она не кричала, не ругала ребёнка, может быть, даже не знала, что он слышит. Да и не в этом дело. Главное - это то, что в её озабо­ченности будущим сына, в страхах и опасе­ниях за него скрывалось влияние собствен­ной травмы. И, видимо, не одной.

Другой пример травмы распространённого типа.­ Лида, 29 лет. Отрывок из её соб­ственных записей пережитого в процессе работы. "... вижу себя в животе у мамы, мне темно, привычно, хотя немного страшно. ... Потом выскочила моя голова. Я родилась. Меня подхватила холодными руками аку­шерка. Она сказала: "У вас девочка". И как какую-то шестерёнку, положила на стол. У меня такие маленькие, слабенькие ручки и ножки, узел на животе. И тут я почувство­вала себя в огромном незнакомом мире. Мне страшно. Я ощутила какую-то безысход­ность. Плачу, зову маму. Потом я ощущаю, как меня кладут в кроватку (наверное, в каталку – прим. авт.) и увозят по длинно­му коридору. Боже мой, опять я страдаю, нахожусь в состоянии сильнейшего стрес­са. Я опять плачу - так горько, страшно и одиноко. ... Вижу, меня привезли к маме на кормление. Ой, я так счастлива!!! Наконец мы встретились. Ощущаю сосательные движения. И тут меня опять забирают от мамы. 0, ужас!!! Я опять страдаю..."

Думаю, нет смысла пояснять, почему мно­гие из нас, уже будучи взрослыми, так болез­ненно реагируют даже на возможность раз­луки и потери особенно в отношении тех, кто олицетворяет для нас поддержку, защиту, заботу. И совсем не обязательно это страх разлуки с мамой.

Ещё один пример. Две женщины, одна со­всем молодая, другая - уже зрелый человек, стоят лицом к лицу, и молодая, будущая не­вестка, слышит от будущей свекрови гнев­ную отповедь. Крошечный человеческий плод во чреве молодой женщины, будущая девочка Римма, воспринимает и пережива­ет это так: "Бабушка меня не хочет". Про­ходят месяцы, девочка рождается. А спус­тя годы милая молодая женщина Римма во время сеанса психотерапии открывает, что в глубине её души живёт

то давнее событие вместе с болью, потеряннос­тью, чувством своей ненужности, сфор­мировавшее скрытое от собственного сознания убеждение: "Жизнь меня не лю­бит,

я везде лишняя". И это проявляется как незримый оттенок во всех человечес­ких взаимоотношениях даже с близкими, с теми, кто любит, симпатизирует, при­нимает.

Надеюсь, я почти ответил на возможный вопрос: "А нужно ли во всём этом копать­ся?" "Копаться" в душе человека, считаю, действительно нельзя. А вот помогать стремлению самой души поднять на по­верхность сознания свои травмы совер­шенно необходимо. Как и необходимо, чтобы процесс этот проходил в атмосфере бережного внимания, абсолютного приня­тия и доверия. Только так душа может ос­вободиться от травмы и начать уже осоз­нанно создавать в своей жизни что-то но­вое, противоположное тому негативному влиянию, которое годами проявлялось в са­мовосприятии и поведении.

И ещё одно важное замечание. Травма - это не что-то чужеродное и случайное, как заноза: вытащили и забыли. Работа с трав­мой требует уважительного отношения к ней. Потому что травма вместе с процессом её проработки и результатами этого процесса является одной из важных закономерностей нашей судьбы и важным элементом нашей индивидуальности. Всё это становится час­тью узора нашей жизни, наших поступков и взаимоотношений, оказывая своё влияние. Если работа с травмой соответствует её серьёзности и доводится до завершения и полного устранения её негативных про­явлений, то этот опыт влияет на жизнь самого человека и его окружение самым благотворным образом.

ВАСИЛИЙ приобрёл возможность учить­ся открытости в общении и в выражении своих жизненных позиций, осознав, что только внутренняя свобода позволит ему совершать поступки, соответствующие его душевному состоянию, и поможет избавить­ся от отчужденности и ощущения душев­ного дискомфорта.

ЛИДА? Вот ещё один отрывок из прото­кола более поздней беседы (в этот раз она ясно и осознанно пережила тошноту и дру­гие ощущения токсикоза, которые были у неё несколько лет тому назад во время бе­ременности): "После процесса сын мне предложил, чтобы он один (первый раз в жизни!) остался дома, он у меня очень бо­язливый, и тут такое заявил. Я не стала давить на него и выяснять "как будет луч­ше для него". Я ушла за хлебом. Когда вер­нулась, он с улыбкой встретил меня. Види­мо, процесс подействовал не только на меня, но и на него. (Мне кажется, картинка с токсикозом повлияла). После процесса ушли неприятные ощущения во всём теле. Раньше у сына ОРЗ, грипп лечили только антибиотиками, так как другие лекарства не помогали. Теперь дам какой-нибудь трав­ки, в зависимости от заболевания, и сыно­чек выздоравливает".

И, наверное, всю жизнь буду помнить лицо и голос РИММЫ, когда она в конце очередного занятия группы, как бы стара­ясь вслушаться и вчувствоваться в самую глубь своего существования, произнесла: "Я поняла, что ЖИЗНЬ МЕНЯ ЛЮБИТ!"