Превас. «Клятва Ганнибала. Жизнь и войны величайшего врага Рима» - 2019

До загрузки: 30 сек.



Благодарим, что скачиваете у нас :)

Если, что - то:

  • Поделится ссылкой:
  • Документ найден в свободном доступе.
  • Загрузка документа - бесплатна.
  • Если нарушены ваши права, свяжитесь с нами.
Формат: pdf
Найдено: 17.09.2020
Добавлено: 20.09.2020
Размер: 2.3 Мб

Мэвис Гибсон 1 / 32

HANNIBAL’S OATH
T L  W  R’
G E
J P
DA CAPO PRESS 2 / 32

Клятва
Ганниба л а
Жизнь и войны
величайшеговрага Рима
Джон Превас
Москва
2019
Перевод с английского 3 / 32

ISBN 978-5-00139-001-5 (рус.)
ISBN 978-0-306-82424-1 (англ.)Все права защищены. Ни
какая часть этой книги
не  может быть воспроизведена в  какой  бы
то ни было форме и какими бы то ни было сред-
ствами, включая размещение в сети интернет
и в корпоративных сетях, а также запись в па-
мять ЭВМ для частного или пуб личного исполь-
зова ния, без письменного р азрешения владельца
авторских прав. По  вопросу организации до-
ступа к электронной библиотеке издательства
обращайтесь по адресу mylib@alpina.ru
© 2017 by John Prevas
© Издание на русском языке,
перевод, оформление.
ООО «Альпина нон-фикшн», 2019
УДК 94(3)
ББК 63.3(0)32
П36
Переводчики Дарья Петушкова, Егор ПоздняковНаучный редактор Мария Кириллова Редактор Роза Пискотина
Превас Дж.
П36 Клятва Ганнибала: Жизнь и войны величайшего врага Рима / Джон Превас ; Пер. с англ. — М. : Альпина нон-фикшн, 2019. — 312 с.
ISBN 978-5-00139-001-5
В возрасте 63 лет, окруженный римскими легионерамеи в маленькой
крепости на берегу Босфора, великий полководец Античности предпочел
умереть от  руки своего слуги, чтобы не  попасть в  плен. Ганнибал  —
поистине гомеровский трагический герой; согласно легенде, еще ребен-
ком у  алтаря богов Карфагена по  настоянию отца он дал клятву вечно
бороться с Римом и исполнил даненое обещание. Развязав Вторую Пуни-
ческую войну — самую разрушительную в античном мирее, он совершил
то, что в  ту эпоху считалось невозможным: героический переход через
Альпы с войском и боевыми слонами, — и вторгся в Италию. Гениальный
стратег и неутомимый воин, Ганнибал побеждал римские армии, вдвое
превосходившие его войско по  численности, и  годами держал Рим
на грани катастрофы. Американский историк Джон Превас прошел весь путь по  пятам
Ганнибала  — от  Северной Африки и  Испании через Пиренеи и  Альпы
до Италии и Малой Азии, посетил каждое поле битвы, где он сражался,
и побывал на месте каждого осажденного им древнего гореода. Дошедшие
до  нас античные источники представляли карфагенского полководца
кровожадным и эгоистичным человеком, неспособным на милосердие.
Но как убедительно показывает Превас, все выдающиеся люди, создаю-
щие историю и изменяющие ее ход, неизбежно творят зло.
УДК 94(3)
ББК 63.3(0)32 4 / 32

ОГЛ АВЛЕНИЕ
Предисловие .......................................................................к.............. 7
Хронология .......................................................................к............. 12
Действующие лица ................................................................... 18
ПРОЛОГ
ВЫСШАЯ ЖЕРТВА ВО ИСПОЛНЕНИЕ КЛЯТВЫ ................... 31
Гл ава I
ДОРОГА К ВЛАСТИ ...................................................................... 36
ГЛ АВА II
ПОХОД .......................................................................к...................... 66
ГЛ АВА III
ЧЕРЕЗ ЛЕДЯНЫЕ ВЕРШИНЫ ..................................................... 95
ГЛ АВА IV
СОКРУШАЯ РИМЛЯН ................................................................ 119 5 / 32

ГЛ АВА V
ЧЕРЕДА ОТСТУПЛЕНИЙ .......................................................... 166
ГЛ АВА VI
НЕСКОНЧАЕМАЯ ВОЙНА ........................................................ 204
ГЛ АВА VII
ВОЗВРАЩЕНИЕ В АФРИКУ ...................................................... 221
ГЛ АВА VIII
ИЗГНАНИЕ .......................................................................к............. 
Послесловие .......................................................................к......... 284
Бл агод арности .......................................................................к.... 291
Примечания .......................................................................к.......... 293
Предметно-именной указатель ....................................... 305 6 / 32

7
ПРЕДИСЛОВИЕ
Р
аботая над этой книгой, я  стремился написать увлека-
тельную биографию Ганнибала для неспециалистов,
которую можно читать, не  обладая глубокими знаниями
об  историческом контексте. Она адресована не  исследова-
телям, а  широкому читателю, интересующемуся историей
и  приключениями. Ее следует читать и  получать удоволь-
ствие, а  не  штудировать. Пунические войны между Римом
и  Карфагеном сравнительно малоизвестный периокд антич-
ной истории, во  всяком случае для обыкновенного чело-
века, несмотря на то что в ходе этих конфликтов Рим из од-
ной из респуб лик на Апеннинском полуострове превратился
в  империю, которая растянулась от  одного края античного
мира до другого и задала направление развитию всей западк-
ной цивилизации. Роль Ганнибала в этом превращении была
определяющей.
Мой интерес к  Ганнибалу возник более   лет назад,
когда я  преподавал латынь в  пригороде Вашингтона, округ 7 / 32

Клятва Ганниба л а
8
Колумбия. Вместе с  несколькими моими лучшими учени-
ками мы переводили труды римского историка Тита Ли-
вия и  изначально сосредоточились на  грамматике и  лек-
сике истории о  переходе армии Ганнибала через Альпы.
По  мере того как слова переводились с  латыни на  англий-
ский и их грамматический контекст начал выходить на пер-
вый план, в аудитории стало происходить нечто прекрасное
и  совершенно неожиданное: история ожила. На  страницах
тетрадей моих учеников разворачивалась повесть о  захва-
тывающих приключениях, тяжелых испытаниях и  сверше-
ниях. Чем глубже мы погружались в  историю Ганнибала,
тем больший интерес и воодушевление проявляли студенты,
предвкушая новые открытия. Вскоре рутинное корпение
над грамматическими конструкциями и  зубрежка бесчис-
ленных терминов сменились удивительной историей Древ-
него мира.
Студенты были заинтригованы этим африканским ге-
роем, предводителем, совершившим то, что в  античном
мире считалось невозможным. Поначалу мне казалось, что
они намеренно преувеличивают свой интерес, желая сбить
меня с толку, — у студентов такое водится. Но история Ган-
нибала открыла загадочный и  гедонистический мир карфа-
генской Северной Африки, а  затем перенесла нас в  Испа-
нию, через Пиренеи на  юг Франции. Вместе с  Ганнибалом
мы пересекли Рону и следовали за ним через Альпы, сража-
ясь с природой и дикими горными племенами, встречающи-
мися на  нашем пути. Рассказ Тита Ливия оживал на  глазах,
часто в  удивительных подробностях, повествуя о  том, как
Ганнибал со  своими наемниками и  слонами преодолевали
тысячи миль, сражаясь с  враждебными племенами иберов
и галлов , переходили реки и взбирались по самым высоким,
труднодоступным и коварным утесам Альпийских гор, чтобы
добраться до  Италии и  начать большую войну. Студентам 8 / 32

Предисловие
9
хотелось узнать еще больше, и тогда мы даже принялись чи-
тать источники на древнегреческом.Мои ученики узнали, что весной  г. Наполеон прошел
по следу Ганнибала, когда повел армию через Альпы, чтобы
застать врасплох своих австрийских противников. Наполеон
обвел всех вокруг пальца, не  просто перейдя через Альпы,
но  построив в  горах дорогу, которую используют и  по  сей
день. Позже в  изгнании он писал: «Ганнибал является наи-
более удивительной личностью, судя по отваге, уверенности
и величию, проявленным во всех его свершениях. В возрасте
двадцати шести лет он постиг то, что было едвка  ли пости-
жимым, и  осуществил то, что, казалось, осуществикть было
нельзя […] Он пересек Пиренеи и Альпы, что считалось не-
возможным, и спустился в Италию, пожертвовав половиной
своей армии, чтобы всего лишь приобрести поле сражения,
только ради самого сражения»*. Для моих студентов, моло-
дых юношей и  девушек, представителей цифровой эпохи,
Ганнибал стал культовым героем из прошлого. Он был антич-
ным героем, которому удалось превозмочь силы природы,
выжить вопреки всем ожиданиям, выиграть каждую битву
против римских войск в Италии , чтобы в конце концов про-
играть войну. «Почему, — спрашивали мои студенты, — мы
столь очарованы этим трагическим персонажем?» Чтобы написать эту книгу, я прошел весь путь по следам
Ганнибала. Побывал во всех уголках мира, где в древние вре-
мена ступала его нога. Посетил каждое пколе битвы, где он
сражался, перешел каждую реку и каждую гору, которые он
преодолел, побывал на месте каждого осажденного им древ-
него города. Начав свое путешествие в  Тунисе, в  Картаже
(современное название города, в котором находятся остатки
* Цит. по: Граф Лас Каз. Мемориал Святой Елены, или Воспоминкания об императоре Наполеоне: В 2 кн. — М.: Захаров, 2010. Кн. II, с. 504. —
Прим. пер. 9 / 32

Клятва Ганниба л а
10
древнего Карфагена.  — Прим. пер.), где родился Ганнибал,
я  завершил его в  Анатолии, в  маленьком портовом горо-
дишке, где ему было суждено умереть. В  ходе своих стран-
ствий я отправился в Испанию, где Ганнибал учился быть во-
ином и  полководцем. Я  побывал на  руинах города Сагунта ,
с  осады которого началась война Карфагена с  Римом, и  за-
тем двинулся по  следам Ганнибала через Францию, Альпы
и всю Италию с севера на юг. Я посетил Эфес в Малой Азии,
а  затем Крит и  руины Гортины , где Ганнибал прятался в  из-
гнании. Этот опыт научил меня  — и  надеюсь, мне удалось
отразить это в  книге,  — как важно для рассказчика пройти
тот  же путь, что и  его герои, истории которых он пытается
рассказать, будь то Ганнибал из Карфагена, персидский царь
Кир, афинский Ксенофонт, Александр Македонский или рим-
ские Цезарь и Октавиан Август. Увидеть своими глазами то,
что они видели, и хотя бы отчасти почувствовать то, что им
пришлось испытать, оказалось крайне важнкым, чтобы ожи-
вить моих персонажей и подробно изложить читателям исто-
рию их успехов и неудач. Что касается источников по  изучению истории Ганни-
бала, то  за  несколько последних десятилетий не  было най-
дено ничего нового. Все, кто пишет о Ганнибале, опираются
на одни и те же латинские и древнегреческие источники, пы-
таясь немного по-разному расставлять в кних акценты. В по-
следнее время принято ставить под вопрос достоверность
и  даже практическую ценность античных источников. По-
хоже, их изучение пропитано стремлением соблюсти полит-
корректность. Историки скептически относятся к свидетель-
ствам древнегреческих и древнеримских авторов, приписывая
им предубежденное отношение к  Карфагену и  Ганнибалу.
Считается, что те в силу своей ненависти к семитской циви-
лизации намеренно искажали факты и очерняли врагов или,
напротив, сильно преувеличивали мощь противкников, чтобы 10 / 32

Предисловие
подчеркнуть величие Рима. Таким образом, источники или
чересчур критичны в отношении Ганнибала, или же излишне
лестны, а  потому любому историку трудно установить, что
к чему, и добиться взвешенного подхода. Но позиция Рима,
как и  большая часть вещей на  свете, со  временем измени-
лась. Бесспорно, в III в. до н. э. Ганнибал внушал Риму ужас,
являясь угрозой самому его существованкию. Во время Второй
Пунической войны и вскоре после нее римские авторы изо-
бражали его не заслуживающим доверия, коварным, алчным
и безжалостным по натуре человеком, унаследовавшим же-
стокий характер и жившим ради единственной цели — раз-
рушения. Но  позднее их  отношение изменилось, и  во  вре-
мена Империи мы находим у римских авторов позитивный
образ Ганнибала. Он стал олицетворять благородного против-
ника, наделенного добродетелями и чертами, прежде припи-
сываемыми римским героям Античности. Именно этокт образ
прошел сквозь века и сохранился вплоть до наших дней. Но,
как покажет эта книга, Ганнибал представлял собой сложную
смесь самого хорошего и самого плохого, что есть в челове-
ческой природе: он был невероятно уверен в себе, умен, на-
делен тактическим гением, великодушием и  состраданием,
в то же время оставаясь непостижимо жестоким, бессердеч-
ным и алчным. 11 / 32

12
ХРОНОЛОГИЯ
 г. до н. э. — основание Карфагена.
 г. до н. э. — основание Рима.
 г. до н. э. — карфагенская колонизация Западной Сици-лии и Сардинии.
  г. до  н. э.  — Рим начинает укреплять свою мощь в  Юж- ной Италии . Пирр , царь Эпира и Македонии , вторгается
в Южную Италию и объявляет войну Риму.
 г. до н. э. — римские войска высаживаются на Сицилии .
Начало Первой Пунической войны .
  г. до  н. э.  — Гамилькар Барка , отец Ганнибала, прини-
мает командование сухопутными войсками Карфагена
на Сицилии и ведет успешную партизанскую войну про-
тив римлян.
 г. до н. э. — в Карфагене на свет появляется Ганнибал — старший из трех сыновей Гамилькара Барки , которые впо-
следствии станут известны как «львиный вывкодок». 12 / 32

Хронология
13
–  гг. до  н. э.  — Гамилькар успешно воюет с  римля-нами на Сицилии , но карфагенский сенат запрещает ему
пересекать пролив и  начинать боевые действия в  Ита-
лии .
 г. до н. э. — римские корабли уничтожают вспомогатель- ный флот Карфагена, плывший на Сицилию. Не имеющий
возможности пополнить армейские запасы на  острове
и  изнуренный войной, Карфаген просит о  мире. Конец
Первой Пунической войны .
 г. до н. э. — Гамилькар уводит свою сицилийскую армию в Северную Африку. Сенат отказывается платить наем-
никам жалованье, и начинается беспощадная война. Га-
милькар берет под свое командование новую карфаген-
скую армию и  разбивает силы наемников, служивших
под его началом на Сицилии . Рим аннексирует принад-
лежавшие Карфагену острова Сардинию и Корсику.
 г. до н. э. — Гамилькар начинает завоевание Испании с це- лью расширить владения Карфагена и установить правле-
ние своей династии на новых территориях. Пунийцы ос-
новывают на побережье Испании город Новый Карфаген,
современная Картахена .
  г. до  н. э.  — Гамилькар погиб ает. Его зять Гасдрубал Красивый принимает на  себя командование войсками
в Испании и становится наместником провинции. Ему
удается упрочить господство Карфагена в  регионе. Он
обучает юного Ганнибала военному искусству и дипло-
матии.
  г. до  н. э.  — Гасдрубал умирает от  руки кельтского раба. -летний Ганнибал провозглашен главнокомандующим
карфагенской армией в Испании. 13 / 32

Клятва Ганниба л а
14
  г. до  н. э.  — начало конфликта между Римом и  Карфа-геном из-за притязаний на Сагунт  — город, основанный
греками на  испанском побережье в  нескольких милях
от современной Валенсии.
  г. до  н. э.  — Ганнибал осаждает Сагунт . Начало Второй Пунической войны .
 г. до н. э. — Ганнибал выступает в поход на Северную Ита- лию, совершив переход через Альпы , и наносит пораже-
ние римлянам в битвах при Тицине и Треббии .
  г. до  н. э.  — Ганнибал попадает в  Центральную Италию через Апеннинские горы и, загнав римскую армию в за-
саду у  северного берега Тразименского озера, наголову
разбивает ее.
  г. до  н. э.  — в  битве при Каннах на  Адриатическом по- бережье Юго-Восточной Италии Ганнибал громит самую
крупную в истории римскую армию и одерживает вели-
чайшую победу в своей карь ере.
На волне военных успехов Ганнибал убеждает македонского царя Филиппа V вступить в  войну против Рима. В  ответ
Рим направляет флот в Иллирию, чтобы сдерживать силы
Филиппа, а  также бросает новое подкрепление в  Испа-
нию.
 г. до н. э. — братья Сципионы, лучшие римские полко- водцы, убиты, сражаясь в  Испании с  братьями Ганни-
бала.
–  гг. до  н. э.  — римский сенат посылает Пуб лия
Корнелия Сципиона, сына и племянника убитых в Ис-
пании военачальников, взять на  себя командование
их  войсками. Гасдрубал выводит из  Испании значи-
тельные силы и  отправляется на  подмогу Ганнибалу
через Альпы. 14 / 32

Хронология
15
 г. до н. э. — перелом в ходе войны в пользу Рима. Ганни-балу не удается одержать еще одну победу над стойкими
римскими армиями, а число сдавшихся ему греческих по-
лисов недостаточно для победы в войне. В битве на реке
Метавр , пролегающей чуть севернее современного го-
рода-порта Анкона у  побережья Адриатического моря,
Гасдрубал гибнет, а его армия уничтожена. Ганнибал оста-
ется в Северной Италии , в то время как очаг боевых дей-
ствий перемещается в Испанию и Северную Африку.
  г. до  н. э.  — Сципион Африканский наносит поражение младшему брату Ганнибала Магону в Испании. Ганнибал
по-прежнему отрезан от военных действий, находясь в се-
верной части Италии .
–  гг. до  н. э.  — Сципион отправляется в  Северную Африку, чтобы заручиться поддержкой нумидийских
племен , затем следует на Сицилию, чтобы подготовить
армию для вторжения в Карфаген. Магон с флотом по-
кидает Испанию, предпринимая еще одну попытку при-
соединиться к  войскам Ганнибала с  новым подкрепле-
нием.
 г. до н. э. — Сципион одерживает победу над армией Кар- фагена в Северной Африке. Сенат отзывает Магона и Ган-
нибала из Италии на родину.
  г. до  н. э.  — попытка Ганнибала добиться перемирия у Сципиона Младшего терпит неудачу, он вынужден при-
нять генеральное сражение в  местности к  югу от  Карфа-
гена. Сципион применяет против Ганнибала его  же так-
тику и одерживает блистательную победу. Битва при Заме
положила конец Второй Пунической войне .
  г. до  н. э.  — по  условиям мирного договора Карфаген теряет все свои заморские территории, бо льшую часть 15 / 32

Клятва Ганниба л а
16
флота и боевых слонов и обязуется выплатить огромную
контрибуцию Риму в течение  лет.
 г. до н. э. — Рим идет войной на Филиппа Македонского за то, что тот оказал поддержку Ганнибалу.
 г. до н. э. — народное собрание избирает Ганнибала выс- шим должностным лицом Карфагена. Он осуществляет
реформы государственного управления.
  г. до  н. э.  — Ганнибал спасается бегством из  Карфагена, чтобы избежать ареста по  обвинению в  сговоре с  целью
развязать войну с Римом. Он находит убежище при дворе
сирийского царя Селевкидов Антиоха.
 г. до н. э. — Ганнибал советует Антиоху захватить Италию. Царь вторгается в Грецию .
  г. до  н. э.  — потерпев поражение от  римлян в  битве при Фермопилах , Антиох вынужден отступить из Греции .
 г. до н. э. — римляне наносят поражение армии Антиоха в  битве при Магнесии в  Малой Азии, Ганнибал бежит
на остров Крит .
  г. до  н. э.  — Ганнибал покидает Крит, чтобы найти убе- жище при дворе царя Армении Арташеса I.
  г. до  н. э.  — на  севере Малой Азии начинается война между пергамским царем Эвменом   II, союзником
Рима, и его соседом, царем Вифинии Прусием . Ганни-
бал присоединяется к Прусию в качестве военного со-
ветника.
 г. до н. э. — Прусий проигрывает войну и по требованию Рима выдает местонахождение Ганнибала.
  г. до  н. э.  — в  Вифинии Ганнибал загнан в  ловушку римскими войсками и  решает покончить жизнь само-
убийством . Рим начинает строительство империи, он 16 / 32

Хронология
распространяет свое присутствие на  всю Грецию и  Ма-
лую Азию.
  г. до  н. э.  — начало Третьей Пунической войны между Карфагеном и Римом.
 г. до н. э. — Карфаген, взятый в кольцо римской армией, разрушен. Все уцелевшие его жители проданы в рабство. 17 / 32

18
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦ А
АНТИОХ  III  — Царь Сирии и  потомок Селевка  I, одного из  военачальников и  преемников Александра Македон-
ского. Антиох принял Ганнибала при своем дворе в Эфесе
в  г. до н. э.
АРТАКСИЙ (АРТАШЕС) I  — Царь Армении, предоставив-
ший Ганнибалу убежище после его побега с Крита.
Гай Клавдий НЕРОН  — римский командующий в  Испа-
нии и Италии, сыгравший решающую роль в победе над
Гасдрубалом в битве на реке Метавр. Его дальновидность,
инициатива и смелость у Метавра переломили ход сраже-
ния в пользу римлян.
Гай Теренций ВАРРОН  — римский полководец, разбитый
Ганнибалом в  битве у  Канн. Варрону удалось сбежать
с  поля боя, и,  несмотря на  свое поражение, он продол-
жил военную карь еру, а  впоследствии стал послом Рима
в Карфагене.
Гай ФЛАМИНИЙ НЕПОТ— римский полководец, погиб-
ший в битве у Тразименского озера. 18 / 32

Действующие лица
19
ГАМИЛЬКАР Барка — отец Ганнибала, командовал карфа-
генскими войсками на  Сицилии во  время Второй Пуни-
ческой войны. После войны Гамилькар установил господ-
ство Карфагена над значительной частью Пиренейского
полуострова (Испании).
ГАННОН  — племянник Ганнибала и  один из  его главных полководцев, часто ошибочно упоминается исследовкате-
лями как четвертый сын Гамилькара.
ГАСДРУБАЛ — командующий конницей Ганнибала во всех крупных сражениях в  Италии, а  также во  всех битвах
на Юге.
ГАСДРУБАЛ — средний сын Гамилькара. Ганнибал оставил его командовать войсками в Испании и Северной Африке
в  начале Второй Пунической войны. Позднее он провел
свои войска через Альпы, чтобы соединиться кс  братом,
но был убит в битве на реке Метавр.
ГАСДРУБАЛ Гискон  — карфагенский военачальник, счи- тавшийся одним из лучших полководцев армии Ганни-
бала
ГАСДРУБАЛ Красивый  — зять Ганнибала и  муж одной из  старших дочерей Гамилькара. После гибели Гамиль-
кара стал его преемником в  Испании и  наставником
юного Ганнибала.
Гней Корнелий СЦИПИОН  — Дядя Сципиона Африкан-
ского и  один из  командующих римскими силами в  Ис-
пании с    г. до  н. э. вплоть до  своей кончины в  битве
с пунийцами в  г. до н. э.
ИМИЛЬКА — испанская жена Ганнибала родом из Кастуло,
одного из  важнейших городов в  Верхней Андалусии.
Из-за влиятельности ее семьи многие историки предпола-
гают, что их брак был частью политического соглашения. 19 / 32

Клятва Ганниба л а
20
Квинт Фабий Максим КУНКТАТОР — Один из самых ува-
жаемых римских сенаторов, дважды назначался диктато-
ром — это высший пост в респуб лике. После поражения
в  битве у  Тразименского озера он решил преследовать
Ганнибала, не вступая с ним в прямой бой. Тактика была
очень непопулярна среди нетерпеливых римлян, от  ко-
торых он получил уничижительное прозвище Кункта-
тор, что значит «медлительный». Хотя время доказало
его правоту.
Луций Корнелий СЦИПИОН АЗИАТСКИЙ  — младший
брат Африканского и командующий римскими войсками,
которые нанесли поражение Антиоху в  Греции и  Малой
Азии.
Луций Цинций АЛИМЕНТ — римский военнослужащий,
взятый в плен Ганнибалом в Северной Италии. Алимент
провел несколько лет в карфагенском лагере, где, по всей
видимости, Ганнибал рассказал ему много подробностей
о  переходе через Альпы и  военной кампании в  Италии.
Впоследствии эти детали проникнут в хроники поздней-
ших римских историков.
Луций Эмилий ПАВЕЛ  — один из  военачальников рим-
ских войск в битве при Каннах, погиб в этом сражении.
МАГАРБАЛ  — командующий нумидийской конницей, со-
вершивший с  Ганнибалом переход через Альпы, а  также
сражавшийся при Тицине, Треббии, Тразименском озере
и у Канн. Получил известность, обругав Ганнибала за то, что
после победы у Канн тот немедленно не начал осаду Рима.
МАГОН  — младший сын Гамилькара и один из главных пол-
ководцев Ганнибала. Магон сопровождал брата при пере-
ходе через Альпы, а затем направил карфагенские войска
для борьбы против римлян в Испании. Вторгся в Север-
ную Италию, второй раз совершив неудачную попытку 20 / 32

Действующие лица
21
отвлечь войска Рима от  Ганнибала на  юге полуострова.
Магон скончался на корабле по пути домой в Карфаген.
МАГОН Самнит  — один из старших офицеров армии Ган-
нибала и его близкий друг. С  по  г. до н. э. командо-
вал армией в городе Бруттии. Упоминается источниками
как столь же алчный до денег, как Ганнибал.
Марк Клавдий МАРЦЕЛЛ  — римский военачальник в Си-
цилии, а затем Южной Италии, Марцелл захватил Сирак-
кузы и был одним из лучших командиров Рима во Второй
Пунической войне. Погиб в сражении против Ганнибала.
Марк Ливий САЛИНАТОР  — командир, который помог
Нерону разгромить Гасдрубала в  битве на  реке Метавр,
лишив Ганнибала шансов на  победу во  Второй Пуниче-
ской войне.
Марк Порций КАТОН  — Римский сенатор, воевавший
во  Второй Пунической войне. Именно его ненависть
и страх перед Карфагеном сыграли решающую роль в раз-
вязывании Третьей Пунической войны и  уничтожении
города.
МАСИНИССА  — нумидийский принц, а позднее царь пле-
мени кочевников, живших на территории Северной Аф-
рики, сегодня включающей Алжир и  восточную часть
Марокко. Изначально Масинисса был союзником Ганни-
бала, но  затем переметнулся на  сторону Сципиона Аф-
риканского и  помог римлянам одержать победу на  реке
Зама. В награду за это Рим признал его царем Нумидии.
ПОЛИБИЙ  — древнегреческий историк II в. н. э.
ПРУССИЙ I  — царь Вифинии, античного государства на се-
веро-западе Малой Азии. Воспользовался тактическими
знаниями Ганнибала в  войне против царя Эвмена, а  за-
тем сдал Барку римлянам. 21 / 32

Клятва Ганниба л а
22
Пуб лий Корнелий СЦИПИОН АФРИКАНСКИЙ Стар-
ший  — в  юном возрасте получил командование над
римскими армиями в  Испании после гибели его отца
и дяди. Доказал, что не уступает Ганнибалу как полково-
дец, и стал спасителем Рима.
Пуб лий Корнелий СЦИПИОН  — римский консул и  отец
Сципиона Африканского. Сражался против Ганнибала
при Тицине и  Треббии в    г. до  н. э., затем вместе
со  своим братом командовал армией в  Испании вплоть
до своей смерти в бою в  г. до н. э.
Пуб лий Корнелий СЦИПИОН ЭМИЛИАН (САфрикан-
ский)  — приемный сын Африканского, стал командую-
щим римской армией, уничтожившей Карфаген во время
Третьей Пунической войны.
СИЛЕН Калатинский  — греческий историк с Сицилии, учи-
тель и биограф Ганнибала. Силен сопровождал Барку при
переходе через Альпы и написал историю этой экспеди-
ции, на которую ссылаются все позднейшие авторы.
СИФАКС  — царь нумидийского племени масайсилиев, сра-
жавшийся на  обеих сторонах. Был разгромлен Сципи-
оном в  Северной Африке и  взят в  качестве заложника
в Рим.
СОСИЛ Лакедемонский  — греческий историк родом
из  Спарты, который, так  же как Силен, был учителем
и биографом Ганнибала.
Тиберий СЕМПРОНИЙ ЛОНГ  — римский военачальник,
которого Ганнибал разбил в битве у реки Треббия, выма-
нив из лагеря в засаду.
Тит Квинкций ФЛАМИНИН  — консул, командовавший римскими армиями в войне с Антиохом III. Гнался за Ган-
нибалом до Вифинии, вынудив его покончить с собой. 22 / 32

Действующие лица
Тит ЛИВИЙ — римский историк I в. н. э., написавший исто-
рию города, включая детальный рассказ о войне с Ганни-
балом. Один из основополагающих источников по исто-
рии Ганнибала.
ФИЛИПП V Македонский  — царь Македонии. После по-
беды Ганнибала у  Канн согласился оказать ему помощь
в Италии, рассчитывая заполучить территории в Греции
и на Апеннинах. Был разбит римлянами в битве при Ки-
носкефалах в Фессалии в  г. до н. э.
ЭВМЕН  II  — царь Пергама, древнего государства в  Малой Азии, и союзник Рима. Эвмен помог римлянам одержать
победу над войсками Антиоха в    г. до  н. э. и  позднее
сражался в  Мраморном море против флота Ганнибала
и вифинского царя Прусия. 23 / 32

ГАЛЛИЯ
ИСПАНИЯ
Гадес
Геркулесовы столпы
МАВРЕТАНИЯ  км
 мили 
Новый Карфаген
Сагунт,  г. до н. э. БарселонаАрль
Массилия Тицин
Рим
Генуя
Треббия
Рона
АЛЬПЫ
ИТАЛИ
Я
Турин,
 г. до н. э.
КОРСИКА
Утика
Гадрумет
Карфаген
МАССИЛЫ
НУМИДИЯ
ЛИВИЯ Зама,
 г.
до н. э.
МАССЕСИЛЫ
САРДИНИЯ
Маршрут Ганнибала
Направления передвижений Место битвы
Перемещения Ганнибала по античному Средиземноморью 24 / 32

Неаполь Тарент
ГЕРМАНИЯИЛЛИРИЯ
ГРЕЦИЯ
Метавр,
 г.
до н.э.
Тразименское озеро,  г. до н.э.
АДРИАТИЧЕСКОЕ МОРЕ
ИОНИЧЕСКОЕ МОРЕ ЭГЕЙСКОЕ
МОРЕ
СИЦИЛИЯ Канны,  г.
до н.э.
Брундизий
Афины
Гортина,  г. до н. э.
КротонЛокры
Сиракузы
Я
СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ
ЕГИПЕТ Александрия
Тир,  г. до н. э.КИПР Антиохия
КИЛИКИЯ
Сиде,  г.,
до н. э.
РОДОС Эфес,  г.
до н. э.
Магнезия,
 г. до н. э.
ПАМФИЛИЯМАЛАЯ АЗИЯ
ФРАКИЯ
ЧЕРНОЕ
МОРЕ
Византий
Лампсак Либисса,
 г.
до н. э.
ВИФИНИЯ
Пруса Никомедия 25 / 32

Аппиева дорога (Via Appia), соединяющая Рим и БрундиСзий
Территория, на которой Ганнибал был вынужден находиться
с  по  г. до н.э.
Рим
НолаЛуцерия
Арпы
СалапияКанны
Гердония
Аскул Венузия
Нумистия Компса
Беневент
Брундизий
Тарент
Метапонт
Гераклея
Грумент
Козенция
Сибарис
ПетелияКротон
Локры
Мессина
Агригент Сиракузы
Лилибей
Панорм
Регий
Канал,
предполагавшийся
Ганнибалом
Путеолы
Синуэсса
Неаполь
Кумы
Бовиан
Казилин
Капуя
Свессула КАМПАНИЯ КАМПАНИЯ
САМНИЙ
АПУЛИЯ
БРУТТИЙ
СИЦИЛИЯ
ЛУКАНИЯ
Театр боевых действий армии СГаннибала
в Южной Италии – гг. до н. э.
мыс Лациний
гора
Тифата 26 / 32

СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ
КРИТ
ЛАКОНИЯ
АРКАДИЯ
АХАЙЯ
ЛОКРИДА
ЭТОЛИЯ ФОКИДА
ДОРИДА ФЕССАЛИЯ
МАКЕДОНИЯ
ЭГЕЙСКОЕ МОРЕ ВИФИНИЯ
ИОНИЯ
ЛЕСБОС ФРАКИЯ
ХЕРСОНЕС
ГРЕЦИЯ
ИЛЛИРИЯ
ВИФИНИЯ
ЭПИР Фермопилы
 г. до н.э. ЭВБЕЯ
ДЕЛОС
АНДРОС
ХИОС
САМОС
РОДОСКАРИЯ
ЛИДИЯ
Эфес
Геллеспонт
Мраморное
море
Лампсак Кизик
Пергам Сарды
Магнезия,
 г. до н. э. Пруса
Либисса
Босфор
Перинф
Византий
Никомедия
Гортина
Спарта
Аргос
Сиде,
 г.
до н. э.
Афины
Дельфы Фивы
Коринф
 мили
Место битвы
 км


Классическая Греция и Западная Малая АзиСя 27 / 32

Малая Азия
БОСФОРМИСИЯ ЛИДИЯ
КАРИЯ
КРИТ КИПР
ГазаТирАнт
и
Гортина
РОДОС
МРАМОРНОЕ
МОРЕ
ФРАКИЯ
Византий Либисса
Пруса
Кизик
Пергам Сарды
ЛИКИЯ КИЛИКИЯ
ПИСИДИЯ
ЛИКАОНИЯ
ПАМФИЛИЯ КАППАДОКИЯ
Эфес
Магнезия,
 г.
до н. э.
Сиде,  г. до н. э.
Лампсак
ГЕЛЛЕСПОНТ
Никомедия
ВИФИНИЯ
СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ
МАЛАЯ АЗИЯ
(ТУРЦИЯ)
 мили км


Место битвы 28 / 32

иохия
р. Тибр
р. Евфрат
Трапезунт
АРМЕНИЯ
Артаксата
ИРАН
ИРАК
АРАВИЯ
СИРИЯ
Багдад
Вавилон
МИДИЯ
МЕСОПОТАМИЯ
ЧЕРНОЕ
МОРЕ 29 / 32

Взвесь Ганнибала: в вожде величайшем найдешрь ли ты много
Фунтов? И это ли тот, кого Африка еле вмещала,
От берегов океана Маврийскогро к теплому Нилу
Льнущая, к странам слонов, к племенам эфиопов далекихр.
Взята Испания им, хребет Пиренерев им пройден;
Против него выдвигает пррирода покрытые снегом
Альпы — он скалы дробит и уксусом горы взрывает;
Вот уж Италию взял, но все дальше стремится прорникнуть.
«Если, — сказал он, — солдат карфагенский не сломит ворота,
Не водружу я знамен посредине Субуры, — мне мало».
О, что за образ, достойный картины,р когда гетулийский
Слон был оседлан вождем, на один уже глаз окривевшимр!
Ну, а какой же конец? О, слава! его победили.
Ясно, в изгнанье стремглав он бежрит, и там, как великий,
Всех изумлявший клиент, он сидитр возле царской палатки,
Ждет, пока будет угодно проснруться тирану-вифинцу.
Жизни его, потрясавшей когда-то дела всре людские,
Что положило конец? Не мечи, не каменья, не копья,
Но незаметный отмститель зра Канны, за кровь пролитую —
Перстень. Безумец, ступай, беги чрез суровыре Альпы,
Чтобы ребят восхищать и стать декламации темойр!
Ю . С. С .
П Ф. А. П 30 / 32

31
ПРОЛОГ
ВЫСШАЯ ЖЕРТВА ВО ИСПОЛНЕНИЕ КЛЯТВЫ
К
огда первые рассветные лучи осветили восточкную сто-
рону маленькой крепости, на берег под ее стенами бес-
шумно высадился отряд. То были воины вифинской царской
гвардии, возглавляемые римскими командующими. Всю
ночь они плыли на запад вдоль Измитского залива Мрамор-
ного моря , пока не  достигли местечка на  азиатском берегу
Босфора , где сегодня расположен маленький турецкий порт
Эскихисар . Лето  г. до н. э. приближалось к концу, и царь
Вифинии Прусий под давлением римских легатов нехотя
отправил своих солдат из столицы — Никомедии в эту кре-
пость с  приказом пленить или убить Ганнибала.   лет на-
зад Ганнибал бежал из  Карфагена, ища убежища и  службы
у эллинистических государей восточного Средиземноморья. 31 / 32

Клятва Ганниба л а
32
Почти сорок лет он был для Рима врагом нкомер один, сра-
жаясь против его легионов в  Испании, Италии и  Северной
Африке. Теперь  же он служил у  этих царей военным совет-
ником и экспертом по ведению войны против римлян. Покка
Ганнибал был жив, то представлял для римлян угрозу, где бы
ни  находился, поэтому и  они не  могли успокоиться, пока
не схватят или не убьют его. Многие годы Ганнибал скитался по  восточному Среди-
земноморью от  одного царя к  другому, беспрестанно огля-
дываясь назад и на один шаг опережая римлян. Наконец он
посчитал, что нашел прибежище в Вифинии , небольшом цар-
стве в Малой Азии, которым правил мелкий тиран, нуждав-
шийся в  его советах. Но  римляне неустанно искали своего
врага и,  узнав, где скрывается Ганнибал, отправили послан-
ников к  Прусию с  требованием выдать его. Поначалу тот
колебался, прося не  заставлять его нарушать законы госте-
приимства и не предавать гостя. Но римскую делегацию воз-
главлял Фламинин, бывший консул, который намеревался
войти в историю как человек, избавивший Рим от кего самого
страшного врага. Римляне наращивали вкоенное присутствие
в  Малой Азии, и  Прусий уже слышал зловещую поступь
судьбы. Он боялся Рима и  нуждался в  его благосклонности,
и  потому законы гостеприимства отступили перед осязае-
мыми благами, которых можно было добиться сотрудниче-
ством и  потворством. Прусий выдал местонахождение Ган-
нибала, и римляне отправились за его головой. После высадки на  берег римским легионерам остава-
лось лишь подняться вдоль холма к  крепости, в  которой
почти в  полном уединении жил Ганнибал. Столицей и  эко-
номическим и  культурным центром царства Прусия была
Никомедия , но  карфагенянин предпочел остаться в  тени
и  уединиться в  глухой прибрежной деревушке. Здесь, хоть
и  ненадолго, стареющий полководец шестидесяти четырех Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Высшая жертва во исполнение клятвы
33
лет обрел подобие мира. Но он знал, что этот день настанет,
и  основательно подготовился. Он никогда не  доверял Пру-
сию, считая того слабым и вероломным, и не удивился преда-
тельству. Ганнибалу не было свойственно полагаться на удачу
и ждать, пока его судьбу решит слепой рок. За несколько ме-
сяцев до этого дня он приказал вырыть семь секретных тун-
нелей, лучами расходящихся за  пределы крепости. Прусий
знал об  их  существовании и  сообщил о  них римлянам. Не-
большими группами легионеры быстро нашли и заблокиро-
вали все выходы, пока основной отряд готовился вокрваться
в крепость.Фламинин был крайне влиятельной фигурой тогдашнего
Рима. Будучи слишком юным, чтобы сыграть заметную роль
в сражениях с Ганнибалом в Южной Италии и Северной Аф-
рике, он прославился позднее как командующий римскими
армиями, «освобождавшими» Грецию от гнета Филиппа Ма-
кедонского. В  г. до н. э. Фламинин с триумфом вернулся
в Рим, где был избран цензором, что являлось венцом какрь-
еры любого политика. Но годы шли, возможностей снискать
новую славу становилось все меньше, и ктогда Фламинин воз-
намерился увенчать свою карь еру поимкой самого страшного
врага Рима  — Ганнибала. Он узнал, что карфагенянин пря-
чется в  Вифинии , от  послов Прусия , прибывших в  Рим для
разъяснения позиции своего царя в  конфликте с  Эвменом ,
правителем Пергама и союзником римлян. На праздничном
ужине, устроенном Фламинином, один из  вифинцев неча-
янно проговорился, что Прусий укрывает Ганнибала у  себя
при дворе. На следующее утро Фламинин направился в сенат
и запросил разрешение отправиться в Вификнию и захватить
карфагенянина. Вопрос вызвал жаркие спкоры. Некоторые
сенаторы скептически вопрошали, стоит  ли тратить усилия,
выслеживая врага, который в  силу обстоятельств и  прожи-
тых лет и так уже стар и немощен. Ганнибал подобен старой 1 / 32

Клятва Ганниба л а
34
птице, растерявшей оперенье и  не  способной летать  — до-
казывал один из сенаторов. Пусть доживает оставшиеся ему
годы на Востоке, вдали от Рима, одинокий и безобидный.Но  Фламинин знал, на  каких чувствах сенаторов нужно
сыграть, чтобы заглушить эти призывы оставить Ганнибала
в покое. Он предостерегал сенат, что, покуда Ганнибал жив,
он остается угрозой. Фламинин напомнил сенакторам, что
Ганнибал был на  стороне Антиоха и  что своими советами
помог Прусию победить Эвмена . Подвизаясь у  очередного
восточного царька, мечтающего о завоеваниях, Ганнибал мог
внезапно появиться на берегах Италии с армией и вновь угро-
жать спокойствию Респуб лики. Фламинин охотно призна-
вал, что Ганнибал, по  крайней мере по  античным меркам,
старик и,  вероятно, уже лишился былой физической силы,
но  к  своим годам он приобрел значительный опыт тактика
и стратега, а потому стал для Рима еще опаснее, чем во квре-
мена своей молодости. В  сенате были те, кто, как и  Флами-
нин, хотел, чтобы Ганнибала привезли в  Рим в  цепях, с  по-
зором провели по  улицам и  казнили. Фламинин добился
их расположения, и эта партия возобладала. Он получил же-
ланную санкцию сената, и в качестве посла к Прусию с ним
вместе отправили Луция Корнелия Сципиона, млкадшего
брата Сципиона Африканского. Вместе с Фламинием Луций
воевал против Филиппа Македонского, а  затем против Ан-
тиоха в  Греции . В  ознаменование его успехов сенат дал ему
прозвище Азиатский. Миссией двух римлян было, пок-види-
мому, достичь взаимопонимания с Прусием и затем или до-
ставить Ганнибала в столицу, или убить на месте. Один из рабов увидел со стены, как римский отряд про-
двигается к  крепости, и  разбудил хозяина. Ганнибал при-
казал ему обойти стену, и,  вернувшись, раб доложил, что
крепость окружена. Сопротивляться было бессмысленно, по-
скольку с Ганнибалом была лишь горстка рабов, не способных 2 / 32

Высшая жертва во исполнение клятвы
противостоять тяжеловооруженным легионерам, штурмую-
щим крепость. Он пытался воспользоваться потайными про-
ходами, но каждый раз обнаруживал, что туннель заблокиро-
ван, и был вынужден вернуться обратно. Он верил, что екму
не суждено умереть в Вифинии , поскольку полагался на про-
рочество оракула о том, что смерть настигнет его в Северной
Африке, когда «либисский дерн покроет тело Ганнибала». Он
думал, что речь шла о  Ливии  — так в  античную эпоху на-
зывали Северную Африку. Ему не суждено было узнать, что
неподалеку от крепости в море впадает река Либисса, пред-
определившая его печальный конец.Когда воины ворвались в  крепость, Ганнибал с  верным
рабом забаррикадировался в одной из комнат. Обернувшись
к нему, он сказал: «Утолим же теперь нетерпение этих рим-
лян, для которых слишком долго и утомительно ждать, пока
ненавистный им старик умрет своей смертью». С кэтими сло-
вами он завязал вокруг горла плащ и  приказал рабу упе-
реться коленом ему в спину и, скрутив плащ, задушить. Так
на холодном каменном полу бесславно и унизительно закон-
чил свои дни один из самых известных, почитаемых и гроз-
ных полководцев античного мира
. 3 / 32

36
ГЛ АВ А   I
ДОРОГА К ВЛ АСТИ
Г
аннибал родился в  г. до н. э. в семье Баркидов, извест-
ных карфагенских аристократов, когда Первая Пуниче-
ская война между Карфагеном и Римом перешла в завершаю-
щую стадию. Его отцом был Гамилькар Барка  — колоссальная
фигура, человек действия, бесспорно сыгравшкий наиболее
значительную роль в  судьбе своего сына. Именно он задаст
направление жизни Ганнибала и определит ее конец. Гамиль-
кар командовал карфагенскими войсками нак  Сицилии , где
в течение неполных трех лет, с  по  г. до н. э., вел успеш-
ную партизанскую войну против римлян в северо-восточной
части острова. Обосновавшись на к горе Эрикс (сегодня из-
вестной как Монте-Сан-Джулиано), Баркак совершал нападе-
ния на римские отряды, стараясь нанести противнику маккси-
мальный урон. Пересекая Мессинский пролив, он устраивал
набеги на  города юго-западного побережья Италии , но,  как
только сражения на Сицилии становились слишком жаркими
или возникал риск потерпеть поражение, он возвращался 4 / 32

Дорога к вл асти
37
в  свое горное укрытие, ожидая новой возможности для вы-
лазки. Стратегия набегов и  поспешных отступлений, избе-
гая генерального сражения, отрезала римлянам пути под-
воза продовольствия, заставляя их постоянно нести людские
и финансовые потери. Ни один римский полководец на Си-
цилии не мог соперничать с Гамилькаром в тактическом ма-
стерстве, что лишь затягивало безрезультатную вкойну.Но  ахиллесовой пятой полководца стал карфагенский
флот, обеспечивавший провизией его войска. кКомандование
флотом осуществлял Ганнон , чьей задачей было снабжать Га-
милькара подкреплением, оружием и, главное, деньгами для
уплаты наемникам . В    г. до  н. э. около тысячи судов под
командованием Ганнона вышли из Карфагена, чтобы присо-
единиться к Гамилькару в порту Трапани на западном побе-
режье Сицилии . Не успев достичь берегов острова, карфагекн-
ские корабли попали в ловушку римского флота, отрезавшего
им путь. Те из  них, что не  были потоплены или захвачены,
с позором возвратились в Карфаген, где Ганнон был осужден
и распят за свое поражение. В сенате поддержка дорогосто-
ящей войны, длившейся без малого четверть векак, стреми-
тельно ослабевала, и Гамилькару было приказано прекратить
военные действия и  достичь соглашения с  римским консу-
лом, управлявшим Сицилией.
Гамилькар ненавидел римлян. Он считал, что его кар-
мия достаточно сильна, чтобы продолжать войну, а  потому
сначала воспротивился приказу. Но у земельной аристокра-
тии, которая в тот момент контролировала карфагенский се-
нат, были свои планы. Они желали завершить то, что счи-
тали бесполезным, затратным и безуспешным конфликтом,
и направить ресурсы полиса на развитие сельскохозяйствен-
ной империи в  Северной Африке. Гамилькару было более
свойственно делать то, что он считал праквильным, чем по-
виноваться приказам сената. Многие сенакторы Карфагена 5 / 32

Клятва Ганниба л а
38
подозревали, что он мог отказаться следовкать их указанию,
и  были готовы прекратить снабжение его армии и  заклю-
чить мир с  Римом, оставив полководца на  Сицилии про-
должать войну в  одиночку на  свой страх и  риск. В  свете
этой перспективы Гамилькар отступил и  начал переговоры
о  мире.
Рим тоже устал от  затянувшейся войны, опустошавшей
казну и  уничтожавшей людские ресурсы. Командовавший
римскими войсками на  Сицилии консул договорился с  Га-
милькаром о  перемирии, военные действия прекратились.
Карфагеняне обещали очистить Сицилию, вернуть всех рим-
ских военнопленных без выкупа и  заплатить контрибуцию
в  размере   талантов
 серебром в  течение   лет. Согла-
шение между двумя командующими зависело от  ратифи-
кации со  стороны сенатов обоих государств, и  римские се-
наторы сочли условия чересчур мягкими. В  итоге размер
контрибуции был существенно увеличен, период выплаты
урезан, а карфагенским торговцам было запрещено держать
корабли вблизи Апеннинского полуострова. В  то  время как
Первая Пуническая война лишь слегка изменила баланс сил
в  западном Средиземноморье, она подготовила почву для
менее затяжного, но  гораздо более разрушительного кон-
фликта, начавшегося двадцатилетием позже. К  своей семье в  Карфаген Гамилькар возвратился злым
и  ожесточенным. Он считал, что аристократы предакли его,
заставили закончить войну, руководствуясь корыстными ин-
тересами, а не мыслями о благе полиса. Историк Тит Ливий
описывал его как ingentis spiritus virum, чрезвычайно гордели-
вого человека, убежденного в  том, что он был близок к  по-
беде над римлянами на  Сицилии и  мог если не  выиграть
войну, то хотя бы сравнять счет
. Свою родословную Гамиль-
кар Барка вел от  самого основания Карфагена. Потокмствен-
ный аристократ, наделенный богатством и влиянием, он мог 6 / 32

Дорога к вл асти
39
наслаждаться праздной жизнью в поместьях к югу от города
или посвятить себя прибыльной коммерческой деятельности
в  империи, как поступало множество его современников.
Но  вместо этого Гамилькар выбрал военную службу, требо-
вавшую от  него надолго разлучаться с  семьей. Полководец
считал, что его предали не  римляне в  Сицилии, а  собствен-
ный народ, отказавшийся поддержать в  решающий для по-
беды момент в последние месяцы войны.В течение нескольких недель после перемирия из Сици-
лии в  Карфаген вернулось около    наемников . Обык-
новенно их  высаживали небольшими группами вдоль по-
бережья, чтобы обезопасить город. Предполагалось быстро
выплатить каждой группе минимальную сумму денег, а  за-
тем отправить солдат обратно на родину или на новое зада-
ние прежде, чем на  берег высадится новая партия наемни-
ков. В сенате многие высказывали недоквольство огромными
размерами контрибуции, причитающейся Риму, а также со-
крушались об  уже потраченных на  проигранную войну со-
стояниях. Их  не  радовала перспектива увеличения налогокв
с целью выплаты наемникам полной компенсации за службу,
и  тогда сенаторы заговорили о  том, что казни будут более
желательной и дешевой альтернативой. И пока сенат задер-
живал выплаты, увязнув в бесконечных дискуссиях и спорах,
раздраженные солдаты продолжали скапливаться в  приго-
роде Карфагена, а день ото дня прибывали все новые корабли
с  наемниками. Беспокойная толпа иберов, галлов , лигуров,
выходцев с Балеарских островов, греков и африканцев начала
стекаться под стены города, требуя свои деньги. Жители Кар-
фагена глумились над толпой, бросая ей черствый хлеб с вы-
соты защищавших их городских стен. Атмосфера угрожающе
накалялась с каждым днем. В конце концов наемники восстали: придя в ярость, они
нападали на  виллы и  плантации, грабя, насилуя и  убивая 7 / 32

Клятва Ганниба л а
40
богатых и бедных без разбора. Охваченные ужасом, аристо-
краты в  Карфагене наблюдали с  крепостных стен, как дым
от их горящих вилл и полей застилал небо. Началась война,
которая, перефразируя слова древнегреческого историка По-
либия , перешла границы «человеческой злобы» и  затмила
«свирепостью самых диких зверей». К  бесчинствующим на-
емникам присоединились представители местных племен,
и  тогда жестокость вылилась в  «месть обезумевшей толпы».
Такое единодушие наемных солдат и  африканских земле-
дельцев объяснялось их  обоюдной ненавистью к  Карфагену
и его вероломным правителям. На этот раз Карфагену негде было набрать новых наемни-
ков . Пунийцам пришлось покинуть безопасное укрытиек го-
родских стен и  подавлять восстание собственными силами.
Командовать войском наспех мобилизованных граждан по-
ручили видному сенатору Ганнону Великому, опытному по-
литику, который занимал враждебную позицию в отношении
Баркидов. И,  хотя он был лидером сенатской группировки,
которая вела переговоры о мире с Римом, Ганнон не был пол-
ководцем и на поле боя оказался не способен противостоять
мятежникам. Ситуация становилась все более тревожной,
в  особенности для крупных землевладельцев, чьи влакдения
подвергались грабежу и поджогам. В  отчаянии сенаторы обратились к  Гамилькару и  угово-
рили его принять командование армией. Всегда отличав-
шийся находчивостью, он смог привлечь некоторое количе-
ство наемников из  Италии , нанять перебежчиков из  своей
бывшей армии на Сицилии и купить продовольствие у рим-
лян. Соединив новых наемников с карфагенскими солдатами,
Гамилькар отправился в пустынные земли Северной Африки,
чтобы сражаться против воинов, которыми он на  протяже-
нии многих лет командовал. Война длилась три года (с  
по    г. до  н. э.), пока Гамилькар не  положил конец этой 8 / 32

Дорога к вл асти
41
бойне, заманив большую часть сил мятежников в  ущелье
Пилы, находившееся в  пустыне близ Карфагена. Здесь вос-
ставших наемников, загнанных в  ловушку, изможденных
и  мучимых жаждой и  голодом , затоптали слоны армии Га-
милькара . Те немногие, кому удалось уцелеть, были достав-
лены в столицу и распяты под стенами города. Во  время Ливийской войны* Рим преимущественно со-
блюдал нейтралитет, очевидно чтобы продолжать получать
от  Карфагена контрибуцию. Гамилькару позволили набрать
наемников в  Италии , а  римские торговцы получили нема-
лые барыши от  торговли с  Карфагеном  — в  прежние вре-
мена так поступали пунийцы, многие годы извлекая свою
выгоду из  региональных конфликтов. Но  внезапно Рим без
предупреждения захватил принадлежавшие Карфагену Сар-
динию и Корсику, вероломно нарушив условия мирного до-
говора, положившего конец Первой Пунической войне . Из-
нуренный годами сражений и сохранивший всего несколько
кораблей, Карфаген не  был в  состоянии призвать римлян
к ответу, несмотря на то что в его сенате раздавались голоса,
требовавшие новой войны. Не имея другого выхода, Карфа-
ген смирился с унизительной реальностью, в которой Сици-
лия , Сардиния и Корсика стали первыми провинциями госу-
дарства, которое войдет в историю как величайшая империя
античного мира. Гамилькар пришел в  бешенство от  преда-
тельства римлян, но, не имея возможности изменить ситуа-
цию, решил затаиться и найти другой способ взять над вра-
гом реванш. На  случай, когда речь шла о  воспитании детей, у  древ-
них греков существовала поговорка: «Куда веточку склонить,
туда дерево и вырастет». Гамилькар растил трех своих сыно-
вей — Ганнибала, Гасдрубала и Магона — в ненависти к Риму
* Как это восстание наемников называет Полибий. — Прим. пер. 9 / 32

Клятва Ганниба л а
42
и недоверии к тем, кто правит Карфагеном. Ганнибал, стар-
ший из всех, перенял от отца не только внешность, но и тем-
перамент, характер и врожденное чувство превосходства. Как
Александр Великий был творением своего отца Филиппа  II
Македонского, так и  Ганнибал был произведением Гамиль-
кара Барки . Филипп предназначал Александра для борьбы
против персов, Гамилькар  же готовил сыновей для беспо-
щадной войны против Рима. Гамилькар желал восстановить
свою, как он считал, «поруганную честь» ки жаждал отомстить
римлянам за  потерянные Карфагеном Сицилию, Сардинию
и Корсику. Он женился в Карфагене, однако нам ничего не известно
о его супруге, кроме того что она подарила ему шестерых де-
тей: сперва трех девочек, а затем трех мальчиков. Мы даже
не  знаем ее имени. Девочек в  определенном возрасте вы-
дали замуж для сохранения политических и  военных сою-
зов, выгодных роду Баркидов, — такова была обычная прак-
тика в  античном мире, особенно в  Древней Греции , Риме
и Карфагене. Старшая вышла замуж за аристократа, который
впоследствии командовал карфагенским флотом во  время
Второй Пунической войны . Плодом их  союза был Ганнон ,
ставший одним из  военачальников армии Ганнибала и  сы-
гравший ключевую роль в  битве у  Канн в    г. до  н. э., за-
кончившейся полным поражением римлян. Именно этого
Ганнона исследователи по  понятным причинам, но  все  же
ошибочно, зачастую называли четвертым сыном Гамилькара. Брак второй дочери также был заключен по политиче-
ским соображениям где-то между  и  гг. до н. э. Супру-
гом стал влиятельный сторонник ее отца в сенате, известный
как Гасдрубал Красивый. Гасдрубал и его семья имели значи-
тельный политический вес в Карфагене, и древнеримские ком-
ментаторы, как известно точившие зуб на Карфаген, описы-
вали его как adulescens illustris et foкrmosus (молодой человек, 10 / 32

Дорога к вл асти
43
в высшей степени выдающийся и красивый) . Настолько при-
влекательный, что, по всей видимости, Гамилькар «любил
его более грешно, чем подобает». Римский историк Корне-
лий Непот писал, что, будучи великим человеком, Гамилькар
часто становился объектом клеветы для свкоих противников,
но продолжал мысль намеком, что здесь могло быть что-то
большее, чем заурядные сплетни. Из-за этих обвинений го-
сударственное лицо — блюститель нравов*, указом запретил
Гамилькару находиться подле Гасдрубала. Но тот обошел за-
прет, выдав за юношу свою дочь, и тогда по карфагенским за-
конам нельзя было запретить тестю общаться с зятекм. Рассказы о  бисексуальных связях между великими во-
ждями сплошь и рядом встречаются в античной литературе.
Мы находим их в упоминаниях об Александре Македонском
и  Юлии Цезаре. Политические противники Цезаря и  даже
его солдаты часто злословили, что тот был «мужем всех жен
и  женой всех мужей». Но  история отношений Гамилькара
и  Гасдрубала принимает иной оборот в  свете того, что, со-
гласно римским источникам, после смерти тестя Гасдрубал
соблазнил своего племянника — Ганнибала Барку. Тем не ме-
нее некоторые современные исследователи склонны игкнори-
ровать эти обвинения или считать их «притянутыми за уши»
.
Третья дочь Гамилькара вышла замуж за  нумидийского
полководца Нараваса. Из  всех трех браков этот был заклю-
чен с  целью укрепления военного союза, обеспечиваквшего
Гамилькару поддержку бедуинской конницы, которая впо-
следствии столь успешно проявит себя во Второй Пунической
войне против римской армии. Эта дочь станет прообразом
обольстительной Саламбо в одноименном романе XIX века,
написанного Гюставом Флобером.
* Praefectus morum — некая карфагенская магистратура, о существовании которой упоминает Корнелий Непот. — Прим. науч. ред. 11 / 32

Клятва Ганниба л а
44
Пользуясь поддержкой семьи Гасдрубала, Гамилькар
склонил сенат назначить его военным правителем Испании.
В  условиях недавней потери трех наиболее ценных замор-
ских владений  — Сицилии , Сардинии и  Корсики, а  также
разрушения значительной части предместий Карфагена в ре-
зультате войны с  наемниками город нуждался в  освоении
новых территорий, чтобы процветать и выплакчивать римля-
нам военные долги. Гамилькар выступал против того, чтобы
тратить средства Карфагена на  развитие земледельческой
империи в  Африке, и  усиливал продолжительное и  даже
экспансионистское присутствие своего флота в западном Сре-
диземноморье, удерживая римлян у  берегов. Назначение
Гамилькара в  Испании могло быть составной частью плана
по  возобновлению войны с  Римом. Испания с  ее многочис-
ленным населением и нетронутыми природными ресурсами
была идеальным плацдармом для начала новой кампании
против римлян. В  г. до н. э. сенат уполномочил Гамилькара направить
в Испанию большой экспедиционный корпус, и, следуя кар-
фагенским религиозным обычаям, ради успеха свокей миссии
Гамилькар принес жертву богу Ваалу . Когда ритуал был почти
завершен, он приказал девятилетнему Ганнибалу присоеди-
ниться к нему подле алтаря. Там мальчик умолял отца взять
его с  собой в  Испанию, и  Гамилькар согласился при одном
условии — если сын поклянется перед божеством всегда быть
врагом Рима и каждого, кто стоит на его стороне. Детские и реже взрослые жертвоприношения для умиро-
творения богов у  пунийцев были сис тематической и  инсти-
туционализированной практикой, которая, по всей видимо-
сти, являлась частью их культуры от начала основания города
и корнями уходила в семитскую традицию библейской земли
Ханаан. Этот обряд назывался молк (молх), и  среди совре-
менных исследователей ведутся споры, приносили вк жертву 12 / 32

Дорога к вл асти
45
живых детей или только умерших во младенчестве. Ни один
из древнегреческих или древнеримских источников, описы-
вающих эту практику, не  делает подобного разграничения,
однако Плутарх писал, что детей покупали у  бедняков или
на  невольничьих рынках специально для этой цели. Слу-
чай самого массового жертвоприношения был засвидетель-
ствован древнеримским писателем Диодором Сицилийским,
по словам которого оно произошло в  г. до н. э. во время
осады Карфагена войсками тирана Сираккуз Агафокла. По  велению жрецов знатные семьи были вынуждены
принести в жертву пятьсот своих детей, чтобы умиротворить к
Ваала , поскольку, как утверждали служители культа, бог был
разгневан из-за того, что ранее аристокркатия пыталась «обма-
нуть» его, принося в жертву детей рабов вместо собственных
.
Ни  в  одном другом обществе Древнего мира человеческкие
жертвоприношения не  практиковались в  таких масштабах
и с такой частотой, как в Карфагене, и ни один другой случай
не  вызывает у  современных историков большего интереса
и  более жарких споров. Древнегреческие и  древнеримские
историки приводят сведения о детских жертвоприношениях
у пунийцев, и, хотя они единодушны в осуждении этой прак-
тики, время от  времени и  в  греческой, и  в  римской культу-
рах совершались человеческие жертвоприношения в крити-
ческих обстоятельствах
.
В источниках нигде не упоминается, что в этом случае де-
тей или взрослых приносили в жертву божеству. Тем не ме-
нее сама атмосфера должна была быть ужасающей, особенно
для девятилетнего ребенка, поскольку внутри храма страш-
ный бог Ваал возвышался в  виде огромной железной печи,
отлитой в  форме статуи, внутри которой жертв сжигали за-
живо. В те времена Испания была известна как Иберкия, и в те-
чение нескольких последующих десятилетий Гамилькару 13 / 32

Клятва Ганниба л а
46
удалось завоевать большую часть ее южных территорий вдоль
Средиземноморского побережья. Он установил свою власть
над землями племенных сообществ, которых пунийцы, как
и  древние греки, считали варварами. Существоквали две ос-
новные группы племен — кельты и иберы, во многих частях
Испании смешавшихся в  единый воинственный народ, из-
вестный как кельтиберы. Это были сильные, храбрые и  им-
пульсивные люди, но  им недоставало дисциплины и  согла-
сованности действий. Они яростно защищакли свои дома,
но были не способны объединиться с соплеменкниками и по-
бедить организованную и  более опытную захватническую
армию вроде карфагенской. У местных воинов были превос-
ходно выкованные мечи — самые совершенные в античном
мире, и по сей день испанские клинки продолжают служить
эталоном непревзойденного качества.Гамилькар использовал эти племена для любых нужд —
и  как рабочую силу, и  с  целью пополнения своих африкан-
ских армий и  отрядов наемников . На  территориях, нахо-
дившихся под не  посредственным управлением Карфагена,
членов этих племен напрямую рекрутировали в  армию Га-
милькара, тогда как в  неподконтрольных ему землях люди
Гамилькара завлекали варваров обкещаниями огромных бо-
гатств и воинской славы. Усилиями карфагенских полковод-
цев многие представители этих диких племен превратилкись
в дисциплинированные отряды конницы и пехоты. Подчинив большую часть варваров на юге и востоке Ис-
пании, Гамилькар приступил к освоению природных богатств
этого региона. Лишь северные земли остались екму непод-
властны, и за последующие  лет, с  по  г. до н. э., сна-
чала сам Гамилькар, а  затем его наследники  — Гасдрубал
и  Ганнибал, построили в  Испании империю, более обшир-
ную и  богатую, чем та, которой раньше располагал Карфа-
ген на Сицилии , Сардинии и Корсике. Испания фактически 14 / 32

Дорога к вл асти
47
становилась вотчиной Баркидов по кмере того, как они осно-
вывали новые города на  восточном побережье: Картахену,
или Новый Карфаген, Барселону, «лагерь Баркидов», а также
Гадес (Кадис) на  юге. Как и  задумывал Гамилькар, империя
развивалась в  экономический и  военный плацдарм для но-
вой войны против Рима.
Серебряные и  золотые прииски Испании послужили
гарантией успеха своим новым африканскимк хозяевам.
Власть и  богатство Гамилькара настолько усилили его вли-
яние в  Карфагене, что лишь немногие сенаторы осмели-
вались открыто критиковать или оспаривать его решения.
Значительная часть испанских богатств потеклак в Карфаген,
что лишь упрочило поддержку Гамилькара в народных мас-
сах и заглушило голоса его оппонентов в сенате. Гамилькар
Барка был не просто богат — он обладал большей властью,
чем кто-либо за  всю историю Карфагена. Он фактически
стал царем.
Во  многом благодаря усилиям Гамилькара в  освоении
испанских ресурсов финансовое положение Карфагена улуч-
шилось, и уже через одно поколение город вернул себе бо ль-
шую часть былого богатства и престижа в античном мире —
что не могло не привлечь внимания римлян, которые только
приступили к  созданию империи и  быстро разглядели ее
пре имущества. Новоприобретенные за  счет Карфагена Си-
цилия , Сардиния и Корсика лишь подогрели их аппетит. Рим
заключил союз с процветающим греческим полисом Масси-
лия (современный Марсель), контролирующим небольшие
фактории и торговые пути вдоль Средиземноморского побе-
режья Франции и  Северной Испании. Одной из  таких тор-
говых факторий был Сагунт , современный Сагунто, остатки
крепостных стен которого сегодня можно увидеть всего
в нескольких километрах к северу от Валенсии, на вершине
холма, возвышающегося над морем. 15 / 32

Клятва Ганниба л а
48
Среди жителей Сагунта была небольшая группа, ак-
тивно выступавшая за  установление более тесных связей
с  Гамилькаром и  Карфагеном. Это так беспокоило прави-
телей города, что они обратились к  римлянам с  просьбой
отправить к  Гамилькару делегацию и  узнать о  его намере-
ниях в  отношении Сагунта. Тот принял посланников и  по-
спешно успокоил их, уверяя, что ему вполне достаточно
южной части Испании и он не намерен продвигаться на се-
вер. Вернувшись в Рим, послы доложили сенату, что хотя бы
на  какое-то время им удалось заручиться обещанием Га-
милькара оставить Сагунт в  покое. Теперь сенат мог за-
няться более насущными для Рима проблемами, а  именно
управлением новыми провинциями (Сицилией , Сардинией
и  Корсикой) и  нарастающей угрозой со  стороны галльских
племен на  севере Италии .
Галлы, населявшие долину реки По   на  севере полу-
острова, были причиной головной боли для римлян с    г.
до н. э., когда они пошли на юг и опустошили столицу Респуб-
лики. В  стремлении во  что бы то  ни  стало удержать галлов
на севере Италии римляне основали два крупных укреплен-
ных пункта  — Кремону и  Плацентию (современная Пья-
ченца). В  г. до н. э. между римскими поселенцами и гал-
лами вспыхнул яростный конфликт, завершившийся к  г.
до  н. э. без успехов для какой-либо из  сторон. Риму с  тру-
дом удалось установить временное перемирие, которое про-
длится ровно до того момента, как Ганнибал перейдет Альпы
и вторгнется в Северную Италию. Другой заботой Рима в кте
времена были пираты из Иллирии (Албании), совкершавшие
рейды вдоль Адриатического побережья. Римский флот был
вынужден постоянно пресекать их набеги, в то время как су-
хопутные войска настороженно наблюдали за  Македонией ,
становящейся все более опасной под руководством молодого
и агрессивно настроенного царя Филиппа V . Позднее галлам 16 / 32

Дорога к вл асти
49
и Филиппу предстоит сыграть свою роль в борьбе Ганнибала
против Рима.Вторым после Гамилькара главнокомандующим в  Ис-
пании был его зять Гасдрубал Красивый. Годы тесного со-
трудничества позволили им установить прочную полити-
ческую и  административную сис тему, просуществовавшую
с   по    г. до  н. э. По  всей видимости, они действовали
независимо от  Карфагена и  сосредоточили усилия на  под-
чинении местных племен и  эксплуатации природных ре-
сурсов. Свое господство они обеспечивали за  счет опоры
на  армию, пользуясь безоговорочным авторитетом благо-
даря своим лидерским качествам и  харизме. Солдаты Га-
милькара были преданы не  сенату Карфагена, а  семье Бар-
кидов, которая содержала их и платила им жалованье. Такая
прочная и  стабильная сис тема принесла свои плоды. Когда
в  г. до н. э. Гамилькар был убит, передача власти прошла
без помех. Гасдрубал беспрепятственно принял бразды прав-
ления, а после его смерти в  г. до н. э. Ганнибал стал новым
главнокомандующим и  правителем Испании, опять  же без
каких-либо препятствий или серьезных изменений полити-
ческого и административного характера. Гамилькар и затем Гасдрубал подчинили множество пле-
мен, при необходимости прибегая к  тактике устрашения  —
ослепляли, калечили и распинали на крестах тех, кто пытался
сопротивляться, в то же время одаривали тех, кто был готов
к  сотрудничеству. Это была политика, чередующая приме-
нение силы с  дипломатией и  щедрой платой за  доброволь-
ное присоединение. Влияние Баркидов распросткранилось
даже за пределы побережья Испании, на Балеарские острова.
Местные солдаты стали частью экспедиционного корпуса,
с  которым Ганнибал отправился в  Италию. Своей полити-
кой Гамилькар и Гасдрубал обеспечили поддержку местного
населения и создали сис тему союзов, которые впоследствии 17 / 32

Клятва Ганниба л а
50
Ганнибал использует в  борьбе против римлян. До  тех пор
пока Баркиды снабжали деньгами Карфаген, народ и  сенат
были готовы закрывать глаза на тот факт, что эта семья уста-
новила в Испании сис тему личного правления.Гамилькар был убит зимой – г. до н. э., и существует
три версии его смерти, схожие между собой в общих чертах.
По  самой распространенной, он был убит во к время осады
укрепленного города на  территории Испании. На  помощь
осажденным прибыло подкрепление во главе с вождем оре-
танов — племени, населявшего плато Ла-Манча, ик Гамилькар
был вынужден снять осаду. В спешке отступления Гамилькар
вместе с двумя молодыми сыновьями, Ганнибалом и Гасдру-
балом, оказались отрезаны от  своих армий, преследуемые
конницей неприятеля. Обнаружив единственный безопаскный
путь отхода, Гамилькар приказал сыновьям уходить и отвлек
на  себя войска оретанов, приведя их  к  реке с  бурным пото-
ком. Попав в  водоворот, он утонул. Во  всяком случае, так
рассказывает один из  античных историков
. Согласно вто-
рой версии, Гамилькар погиб на безымянном поле боя в Ис-
пании, тогда как третья утверждает, что умер он к  западу
от современного Толедо в сражении с местным племенем
.
В  этой последней версии Гамилькар погиб во  время
битвы, когда воины противника пустили на  карфагенскую
армию повозки с сеном, запряженные быками, и затем подо-
жгли их. Этот маневр застал пунийцев врасплох, и Гамилькар
погиб в хаосе битвы. И хотя подробности гибели Гамилькара
остаются расплывчатыми, ясно одно  — его сыновья были
слишком юны, чтобы занять его место. Главнокомандующим
армией стал его зять, Гасдрубал Красивый, и это назначение
одобрил карфагенский сенат. Первым делом тот решил ото-
мстить оретанам за  своего тестя и  наставника. Карфагеняне
безжалостно расправились с теми, кого считали повинными
в  смерти Гамилькара, не  пощадив даже женщин и  детей. 18 / 32

Дорога к вл асти
51
То было чистое возмездие — равнодушное к невинным жиз-
ням и человеческим страданиям. Многие были распяты вк на-
зидание другим племенам, которые могли помышлять о со-
противлении власти Баркидов. Вместе с  тем, осуществляя
свою месть, Гасдрубал присоединил к  карфагенским владе-
ниям в Испании значительные новые территории.Следующие три года Гасдрубал посвятил укреплению вла-
сти Баркидов в Испании. Если Гамилькар был завоевателем,
Гасдрубал же занялся управлением и упрочнением империи.
Продолжив политику эксплуатации рабочей силы и ресурсов,
из  завоевателя он превратился в  наместника. При нем Но-
вый Карфаген стал процветающим городом, и новый прави-
тель построил там роскошный дворец. Из порта можно было
легко и  быстро добраться до  Карфагена, и  само расположе-
ние города идеально подходило для создания администра-
тивного центра карфагенской испанской империи. Гасдрубал
стал царем в прямом смысле этого слова: жил в королевской
роскоши, женился на  дочери одного из  иберских вождей,
дабы укрепить с ними союз, а также начал чеканить золотую
и серебряную монету со своим изображением. При Гасдрубале карфагенские владения в Иберии расши-
рились. На золотых и серебряных рудниках, зачастую в ужас-
ных условиях, трудилось множество людей, включая членов
местных племен и рабов , привезенных из Африки, гаранти-
руя непрерывный приток драгоценных металлов в к Новый
Карфаген и обеспечивая стабильность и процветание правя-
щей династии. И хотя среди кельтов и иберов было множе-
ство недовольных, дисциплина и  организация, установлен-
ная Гасдрубалом на  этих территориях при помощи армии
и умелой дипломатии, держали их в узде. Племенные вожди
платили Гасдрубалу дань, как некогда его тестю, и  зачастую
отдавали своих детей в  качестве заложников, что гаранти-
ровало их  преданность. Эту тактику по  достоинству оценил 19 / 32

Клятва Ганниба л а
52
Рим и впоследствии стал успешно использовать на террито-
риях своей империи.Усмирив галлов на  севере Италии и  пиратов в  Адриа-
тике, римляне стали проявлять активный интерес к Испании.
Царь Македонии Филипп  V по-прежнему вызывал опасе-
ния из-за своих намерений присоединить Грецию , но  фо-
кус внимания римлян переместился на  Гасдрубала. В    г.
до  н. э. Рим отправил в  Новый Карфаген послов, чтобы об-
судить соглашение, ограничивающее экспансию карфагенян
на  север от  их  испанской столицы. Гасдрубал радушно при-
нял легатов и согласился признать римской сферой влияния,
как считают некоторые исследователи, все территории север-
нее реки Эбро. В историографии нет единого мнения о том,
была ли Эбро той самой демаркационной линией, покскольку
это оставляло бы Гасдрубалу большое количество новых тер-
риторий для экспансии, и при этом Сагунт , имевший тесные
связи с Римом, оказывался бы отрезанным от него в глубине
карфагенских владений. Более вероятный вариант границы — река Хукар, впада-
ющая в  море к  югу от  Валенсии. Если  бы в  качестве север-
ной границы карфагенских территорий была взятак Хукар,
римлянам удалось бы ограничить территорию Испании, кон-
тролируемую Гасдрубалом, и защитить Сагунт . Споры между
современными исследователями о  том, какая именно река
в Северной Испании являлась такой границей, не просто ака-
демический диспут. Они имеют значение, поскольку распо-
ложение реки напрямую влияет на  решение вопроса о  том,
какая из сторон виновата в развязывании Второй Пунической
войны
. Гасдрубал мог согласиться провести границу по  Ху-
кару, чтобы успокоить римлян, поскольку сам он, очевидно,
больше хотел упрочить свою власть на  юге и  западе испан-
ских территорий, чем рисковать, ввязываясь в  войну с  Ри-
мом. Вероятно, Гамилькар и Гасдрубал были осмотрительны 20 / 32

Дорога к вл асти
53
в отношениях с римлянами в этот период и всячески стара-
лись не дать им повода вторгнуться в Испанию. Однако Ган-
нибал быстро все изменил.Когда именно Ганнибал прибыл в Испанию, остается неяс-
ным. Нам известно, что он с самого начала сопровождал Га-
милькара и был с ним в день его смерти. После кончины отца
он вернулся в Карфаген, и немногим позже его вызвал к себе
Гасдрубал, вероятно чтобы начать готовить его к командной
должности. Вопрос об отъезде Ганнибала в Испанию вызвал
серьезные споры в карфагенском сенате. Фракция Баркидов,
видя в нем наследника Гасдрубала, ратовала за то, чтобы окт-
править его в  Испанию, дабы он «обучался военному делук
и шел по стопам отца». Оппозиционное крыло вок главе с Ган-
ноном было категорически против его возквращения. Глав-
ные аргументы Ганнона касались темы распутства: в Испании
Гасдрубал совратит юношу, как когда-то поступил с ним его
тесть. По его мнению, «нет ничего более недостойного», чем
посылать молодых карфагенян удовлетворять похоть своих
генералов
. Ганнон настаивал, что Ганнибал должен остаться
в Карфагене, чтобы «он был воспитан в повиновении закону
и  его служителям», а  также «на  равных основаниях с  дру-
гими юношами». Нельзя позволить ему быть испорченным
«чрезмерной властью и  царской роскошью», в  которых по-
грязли его отец и  дядя. Зная о  ненависти Баркидов к  Риму,
Ганнон опасался, что, если Ганнибалу позволить вернуться
в Испанию, из этой «маленькой искры», как он называл его,
однажды может разгореться большой пожар. И хотя многих
в  сенате убедили слова Ганнона, фракция, благоволившая
Баркидам, была в  большинстве и  Ганнибалу позволили от-
быть в Испанию. Солдаты радостно приветствовали его вокзвращение.
Опытные воины видели в нем воплощение Гамилькара, а бо-
лее молодые были околдованы его харизмой. Его назначили 21 / 32

Клятва Ганниба л а
54
командующим кавалерией — тактическое мастерство он от-
рабатывал на  испанских равнинах, а  в  королевском дворце
Нового Карфагена Гасдрубал учил Ганнибала искусству поли-
тики и дипломатии. Источники прямо говорят, что Гасдрубал
выше всех своих командиров ценил племянника не столько
из-за кровных уз, сколько за его способности. Ганнибал бы-
стро учился, наблюдая, как дяде удается добиваться целей
дипломатией в  большей степени, чем оружием, разрешая
конфликты между кельтиберскими племенами. А если нужно
было подавить беспорядки, Ганнибал делал для Гасдрубала
грязную работу.Как военачальник Ганнибал научился вдохновлять своих
солдат личным примером. В  походах он показывал готов-
ность переносить самые трудные погодные условия и требо-
вал от своих солдат не больше, чем мог дать сам, — вполне
в  духе Александра Великого и  позже Юлия Цезаря . В  еде
и  питье он был умерен, потребляя ровно столько, сколько
необходимо для поддержания сил. Он всегда предпочитал
спать на  голой земле рядом со  своими солдатами, а  не  на-
слаждаться удобствами шатра в  окружении слуг, и  ложился
лишь после того, как выполнял все свои обязанности. Он ел
из одного котла со своими воинами и стоял в ночном дозоре.
Его одежда и вооружение были скромны для человека с его
званием и родословной. Командиры армии и особенно про-
стые солдаты любили Ганнибала за то, что он жил среди них
в  палаточных лагерях и  заслужил их  доверие во  время во-
енных операций, снова и  снова проявляя свои способности
и лидерские качества. В  г. до н. э. Гасдрубал был убит кельтским рабом в соб-
ственном дворце. Скорее всего, это была месть. Гасдрубал
приказал распять одного из родственников этого раба по по-
дозрению в заговоре, и кельт решил отомстить. Когда Гасдру-
бал был убит, Ганнибалу было  лет, и он незамедлительно 22 / 32

Дорога к вл асти
55
взял под контроль армию и  управление территорией. Сол-
даты провозгласили его лидером и отправили весть о своем
решении в карфагенский сенат. Последний не высказал воз-
ражений.Приняв бразды правления, первым делом Ганнибал воз-
главил карательную экспедицию против взбунтовавшихся
иберов. Он быстро подчинил племена, населявшие терри-
торию Испании, сегодня известную как Ла-Манча. Обложив
их данью, он отвел войска в Новый Карфаген, чтобы переж-
дать зиму в подходящих казармах и начать новую кампанию
с наступлением весны. Летом  г. до н. э. Ганнибал разбил
крупные силы враждебных племен, сосредоточенные нак тер-
ритории современной Саламанки. Он опрокбовал тактику,
которую впоследствии применит против римлян, поквернув
назад прямо перед лицом врага. Сбитые с  толку столь не-
обычным ходом, враги решили, что он обратился в бегство,
и  стали преследовать его. Это был блестящий тактический
маневр. Ганнибал заманил врага в ловушку, искусно устроен-
ную на переправе реки Тахо , где заранее расположил на бе-
регу большой отряд африканской кавалерии. Как только противники перешли реку  — большая часть
без лошадей,  — африканская кавалерия Ганнибала атако-
вала их  с  фланга, оттесняя их  на  глубину реки. Среди вои-
нов, застигнутых врасплох и оказавшихся в воде с тяжелым
оружием, началась паника. Не справившись с быстрым реч-
ным потоком, многие погибли на месте, а тех немногих, кому
удалось выбраться из  воды на  удаленном берегу, затоптали
слоны Ганнибала.
В тот день на реке Тахо Ганнибал продемонстрировал спо-
собность использовать эффект неожиданности и преимуще-
ства расположения. Самой яркой чертой его военной карь еры
было умение удерживать инициативу и самому определять
когда, где и как он будет сражаться. Будь то холод или жара, 23 / 32

Клятва Ганниба л а
56
ветер или дождь, лед или снег — все природные стихии он
использовал к своей выгоде. После его блестящей победы
на реке Тахо мало кто из племен Центральной и Южной Икс-
пании рискнул бы вступить с ним в бой, и за следующие не-
сколько лет Ганнибал расширил границы своего влияния на ксе-
вер от реки Эбро, оставив за их предеклами только Сагунт .
Кроме нескольких разрозненных отсылок в  античных
источниках, о  личной жизни Ганнибала практически ни-
чего не  известно. Очевидно, в  юности он получил хорошее
образование в  Карфагене, его вторым языком был грече-
ский— lingua franca античного мира. Мы таккже знаем, что
в Испании Ганнибал окружил себя греческими учеными му-
жами, а  чтобы лучше понимать народ, борьбе против ко-
торого он посвятил свою жизнь, он начал учить латинский
язык. В жены он взял дочь вождя одного из иберских племен
из  города Кастуло на  реке Гвадалквивир к  западу от  Карта-
хены
. Эта территория привлекала Карфаген богатсктвом по-
лезных ископаемых, и потому мотивом женитьбы Ганнибала
могла быть не только любовь, но и политические соображе-
ния. Вскоре после смерти тестя Гасдрубал взял в  жены ис-
панскую принцессу, чтобы упрочить связи с местными кельт-
скими элитами, хотя уже был женат. Историки доподлинно
так и  не  установили, практиковали  ли карфагеняне монога-
мию подобно грекам и римлянам.
В эпической поэме «Пуника» римского поэта Силия Ита-
лика говорится, что жену Ганнибала звали Имилька и  она
родила ему сына в то время, когда тот осаждал Сагунт . Веро-
ятно, это был единственный его ребенок. Но на Италика, пи-
савшего для императора Нерона через  лет после смерти
Ганнибала, в I в. н. э., и любившего преувеличить и приврать
ради большей художественной выразительности, полагаться
нельзя. О  жене полководца упоминают только два источ-
ника — Италик и Ливий . 24 / 32

Дорога к вл асти
57
Согласно драматическому повествованию Силия Ита-
лика , прежде чем отправиться в  Италию, Ганнибал отвез
жену и сына подальше от войны — в Гадес, на юг Испании,
чтобы посадить на  корабль до  Карфагена. Имилька умо-
ляла мужа взять ее с  собой, уверяя, что сможет справиться
со  всеми невзгодами не  хуже мужчины, но  Ганнибал был
непреклонен. Далее в поэме Италик расскакзывает, как поли-
тические враги Ганнибала сговорились заставить Имилькук
принести сына в  жертву богу Баалу. Но  она яростно сопро-
тивлялась, и  сенат позволил ей отложить жертвоприноше-
ние до тех пор, пока не будет получено одобрение Ганнибала.
Тот  же, прознав об  этом в  Италии , предложил взамен при-
нести в жертву тысячи римских воинов. Жители Сагунта устали от  постоянных притязаний
со  стороны Карфагена и  очень боялись Ганнибала. В  поис-
ках защиты они полагались на  союзы с  греческими города-
ми-полисами в  Южной Франции, которые, в  свою очередь,
находились под протекцией Рима. В  ответ на  усилившуюся
активность Ганнибала в  регионе греки послали в  Рим де-
легацию, чтобы обеспечить Сагунту защиту в  случае атаки
карфагенян. Тогда римляне отправили к  Ганнибалу послов,
чтобы напомнить о  соглашении, запрещающем Карфагену
вторгаться в Северную Испанию. Ганнибалу было   лет, и,  вероятно, он впервые столк-
нулся с  римлянами лицом к  лицу. Источники расходятся
в  описании места этой встречи: по  одной версии, римляне
приплыли в  Новый Карфаген, где их  приняли Ганнибал
и  Гасдрубал, тогда как более поздний источник утверждает,
что встреча произошла севернее вдоль побережья, откуда
Ганнибал готовился напасть на Сагунт .
Послов он принял в жесткой и сдержанной манере, в от-
личие от  более дипломатичного Гасдрубала. Римляне по-
требовали от  него гарантировать независимость Сагукнта 25 / 32

Клятва Ганниба л а
58
и  подтвердить обязательства не  пересекать границу по  реке
Хукар. В  ответ Ганнибал заявил, что население Сагунта
и  окрестностей, поддерживающее тесные связи с  Карфаге-
ном, подвергается гонениям, а Карфаген испокон веков брал
под защиту несправедливо угнетенных и преследуемых. До-
говор с Римом, предупредил Ганнибал послов, дает жителям
Сагунта лишь ложное чувство безопасности, а  он заставит
их  отвечать за  свои действия. Именно «ущемление интере-
сов и преследование» прокарфагенски настроенныкх жителей
Сагунта и  станет официальным предлогом для нападения
на город. В действительности же Ганнибалу были нужны бо-
гатства Сагунта, чтобы подготовить армию к  предстоящей
войне с  Римом. Стратегически захват города послужил  бы
предостережением остальным иберским племенам на случай
мятежа. И  не  менее важной причиной было то, что Ганни-
бал не мог оставить врагу столь хорошо укрепленный город,
куда легко было добраться по  морю. Римляне могли занять
его и использовать в качестве базы для ведения военных дей-
ствий в Испании. Сагунт должен был быть взят.Легаты покинули Новый Карфаген, нисколько не сомне-
ваясь, что Ганнибал планирует осадить город. Они поспешно
известили сенат о  том, что Ганнибал опьянен ненавистью
к  Риму и  впал в  «безрассудную ярость»
, и  утверждали, что
заявления о  притеснениях дружественного Карфагену насе-
ления были не более чем предлогом для атаки. Из Испании
римская делегация направилась прямиком в  Карфагенский
сенат, а Ганнибал — под стены Сагунта . И пока римляне тре-
бовали от  сенаторов заставить Ганнибала уважать договор,
его тараны и  осадные орудия днем и  ночью неумолимо ра-
ботали, чтобы разрушить стены обреченного горокда. Поначалу карфагенские сенаторы внимательно выкслу-
шали посланцев. Фракция Баркидов полностью поддержи-
вала Ганнибала, наслаждаясь вкусом мести за к поражение 26 / 32

Дорога к вл асти
59
в Первой Пунической войне . Они заявили, что протест Рима
вызван не беспокойством за судьбу Сагунта , а страхом перед
Карфагеном, усилиями Баркидов завоевывкающим свое пер-
венство на  мировой арене. Некоторые сенаторы полагали,
что новая война может вернуть Карфагену утраченные ко-
лонии. Они прямо заявили римлянам, что прошли вкремена,
когда те могли диктовать им свои условия, — Карфаген вос-
становился после поражения в  последней войне, наступала
новая эра. Другие сенаторы разыграли юридическкий козырь:
ведь договор, подписанный Гасдрубалом, не был ратифици-
рован сенатом и  потому не  имел силы  — это соглашение
умерло вместе с  Гасдрубалом. Легаты  же требовали немед-
ленно прекратить осаду Сагунта и передать им Ганнибала для
осуществления правосудия
.
Но не все сенаторы одобряли действия Ганнибала и привет-
ствовали начало войны. «Партию мира» возглавлял Ганнон  —
давний противник политики Гамилькара, тот самый сенатор,
что был резко против назначения Ганнибала в Испанию. В силу
почтенного возраста и влияния он пользовался большим уваже-
нием, и все притихли, когда он взял слово. И хотя было ясно,
что большинство одобряет штурм Сагунта , его выслушали. Он
напомнил, как много лет назад предостерегакл сенат не отправ-
лять молодого Ганнибала в Испанию. И вот этот день настал —
развращенный властью и движимый непомерным самолюбием,
он атакует Сагунт вопреки договору, и не ровен час Карфаген
будет осажден римскими легионами. Посланники Ркима, про-
должал он, прибыли с целью урегулировать конфликт, тогда
как сенат, на котором лежит ответственность за судьбу города,
не осознает в полной мере опасность положения, в которое
их поставил Ганнибал своими действиями. Ганнон напомнил
всем о страданиях, что претерпел Карфаген во время Первой
Пунической войны и восстания наемников : «Развалины Сагунта
обрушатся нам на головы!» — заключил он. 27 / 32

Клятва Ганниба л а
60
Ганнон ненавидел Гамилькара, а теперь боялся его сына,
который, «подобно фурии, разжег эту войну» и одержим ду-
хом своего отца
. Если не передать Ганнибала римлянам, на-
стаивал Ганнон, то его следует «увести куда-нибудь за крайние
пределы земель и морей, заточить в таком месте, откуда бы
ни имя его, ни весть о нем не могли дойти до нас, где бы он
не  имел никакой возможности тревожить наш мирный го-
род». По  меньшей мере сенат должен приказать Ганнибалу
отвести войска от  Сагунта , выплатить компенсацию за  при-
чиненный ущерб и  людские потери, а  затем тотчас  же от-
править посольство в Рим, чтобы принести извинения и вос-
становить отношения. Когда Ганнон кончил свою речь, весь
сенат, за  редкими исключениями, остался целиком на  сто-
роне Ганнибала. Все сошлись на  том, что сагунтийцы сами
развязали войну и  им некого винить в  своих бедах, кроме
самих себя. Сенаторы предостерегли римских послов, что те
рискуют совершить серьезную ошибку, пожертвовав ради
Сагунта своим старинным союзником — Карфагеном. Сенат
решил спор в пользу Ганнибала, и легаты вернулись в Рим. Сагунт пал после восьми месяцев осады. Сагунтийкцы ис-
пользовали всевозможные способы для отражения атаки. Они
выливали горящее масло, бросали смоляную паклю на головы
пунийцам, поджигая солдат и осадные орудия. Но армия Ган-
нибала неумолимо продолжала наступать. В  один из  реша-
ющих моментов осады Ганнибал, желая вселить в солдат от-
вагу, повел их  в  безрассудную и  яростную атаку на  хорошо
укрепленном участке городской стены. В  результате он был
сильно ранен копьем в  бедро и  упал. Вероятно, в  него по-
пали фаларикой  — тяжелым копьем с  длинным древком
и  железным наконечником, длиной около   см. Зачастую
копье посередине обматывали паклей, пропитанкной смолой
или серой, и  поджигали, а  копья большего размера метали
с помощью машины, напоминавшей здоровенный акрбалет. 28 / 32

Дорога к вл асти
61
Зрелище падающего во время битвы Ганнибала вызвало
панику среди воинов. Быстро прознав о к случившемся, сол-
даты впали в «смятение и ужас», Ганнибала оттащили с поля
боя, и  наступление прекратилось. Следующие несколько
недель пунийцы не  решались атаковать крепость, ожидая
вы здоровления своего главнокомандующего. Руководство
осадой было поручено одному из  командиров, Магарбалу,
который впоследствии сыграет решающую роль в битве при
Каннах , произошедшей во  время похода Ганнибала в  Ита-
лию, и станет одним из его ярых критиков. Во время осады Сагунта Ганнибал выступил в роли класси-
ческого героя гомеровского эпоса. Сама эта фигура отсылает
к эпохе Микенской цивилизации XI в. до н. э. и войне между
греческими полисами против Трои. То  было время царей-
воителей и легендарных подвигов таких героев, как Ахиллес,
Одиссей, Аякс, Агамемнон и Менелай. То были цари, правив-
шие благодаря своей отваге. Во  время войны они вступали
в  схватку с  противником один на  один, воодушевляя тем
самым своих воинов. Цари-воители превкыше всего ценили
честь и храбрость во время боя, не боясь смерти, так как ве-
рили, что обретут бессмертие в  памяти своего народа. Как
победа, так и  поражение зависели от  действий этих людей,
которые, прежде всего, искали славы и воплощали воинский
идеал, чтимый греками от  классической эпохи до  времен
Александра Македонского .
Из  царей-воителей вышли  бы эффектные герои боеви-
ков, но  никак не  эффективные полководцы. По  ходу своей
карь еры Ганнибалу удастся превратиться из  первого во  вто-
рого. Вместо того чтобы командовать своими войсками и на-
правлять их, царь-воитель ввязывается в ксамую гущу битвы.
Под Сагунтом Ганнибал, повинуясь импульсу, атаковал на-
дежно укрепленные позиции врага, и это чуть не стоило ему
жизни. Вместо того чтобы руководить боевыми действиями 29 / 32

Клятва Ганниба л а
62
с относительно безопасной командной позиции, он поставил
под удар себя и всю операцию, поведя воинов за собой. Умри
Ганнибал в тот день, и осада Сагунтак могла бы изменить ход
войны и всей истории. А он был на волосок от смерти. Оправившись от полученного ранения, Ганнибал оставил
Сагунт и с небольшим отрядом отправился подавлять мятеж
иберских племен в область Кастилья-ла-Нуэва, регион в Цен-
тральной Испании, который сегодня составляют провинции
Ла-Манча и  Мадрид. Эти племена отказались предоставить к
своих воинов на службу Ганнибалу и напали на его посланни-
ков, прибывших собрать отряды. Ганнибал хотел преподать
всем урок. Задушив мятеж, он вернулся в Сагунт, по словам
Силия Италика , неся прекрасный, сделанный галисийским
мастером бронзовый щит с  рельефным изображением всей
истории Карфагена. Орнаментом и мастерством исполнения
щит напоминал те, что ранее принадлежали эпическим ге-
роям вроде Ахиллеса и Александра
.
Вернувшись в  Сагунт , Ганнибал обнаружил, что под ру-
ководством Маграбала его войскам удалось ослабить укре-
пления одной из  стен. Когда под напором  африканцев,
прорывших туннели под стеной и  таранивших ее с  земли,
а  также катапульт и  баллист один из  участков стены нако-
нец обрушился, Ганнибал повел войска через брешь прямо
на  город, а  сагунтийцы пытались дать ему отпор. Во  время
краткого затишья после битвы к  Ганнибалу отправили двух
представителей для переговоров об  условиях заключения
мира. После восьми месяцев осады те жители гкорода, кото-
рым удалось спастись, находились в  ужасающем состоянии
и вынуждены были даже употреблять в пищу тела умерших
.
Посланцы умоляли Ганнибала пощадить женщин и  детей,
и  он отказал им с  безжалостностью, давшей основания ан-
тичным историкам говорить, что в  военное время он был
способен на  «нечеловеческую жестокость». Он потребовал, 30 / 32

Дорога к вл асти
63
чтобы все золото и серебро в городе было отдано ему, а вза-
мен он позволит выжившим покинуть город безоружными
и взяв лишь по одной одежде на человека. Заняв Сагунт, он
укажет им место, куда они отправятся в  изгнание. Ни  о  ка-
ких переговорах не  могло быть и  речи. Услышав это, один
из сагунтийцев пришел в такой ужас, что немедленно сдался
на милость Ганнибалу, тогда как второй вернулся в город пе-
редать условия врага.По прошествии месяцев стало очевидно, что вкоенная по-
мощь из Рима Сагунту не придет и что с разрушенной стеной
городу долго не продержаться. Когда переговорщик объявил
требования Ганнибала, толпа пришла в  негодование. Жи-
тели соорудили гигантский костер на  центральной рыноч-
ной площади, стали спешно собирать все свкое золото и  се-
ребро и,  как только пожар разгорелся, принялись бросать
все в огонь. Когда те стали плавиться, в огонь начали кидать
неблагородные металлы, чтобы испортить золото и серебро
и не дать Ганнибалу ими воспользоваться. Паника в предчув-
ствии скорого конца охватила город, и,  когда под напором
вражеских армий обрушилась другая часть главной стены,
образовав пролом, многие жители вместе с  детьми стали
бросаться в пылающий костер. Сагунт пал, и  воины Ганнибала обрушили всю свою
ярость на  уцелевших сагунтийцев, устроив вакханалию кгра-
бежа, насилия и  убийства. Ганнибал приказал предавать
смерти всех мужчин подряд, а  женщин и  детей поделить
между солдатами как военную добычу. Несметные сокро-
вища были собраны, упакованы и  вывезены в  Карфаген:
среди них — дорогая одежда и украшения, ткани, предметы
мебели и произведения искусства. Несмотря на попытки ис-
портить драгоценные металлы, многое уцелело. Часкть бо-
гатств Ганнибал оставил для покрытия расходов на грядущую
войну с Римом, а остальное было переправлено в Карфаген. 31 / 32

Клятва Ганниба л а
64
Захваченная в Сагунте добыча заставила умолкнуть против-
ников Ганнибала и  придала смелости его сторонникам. Сы-
грав на  самом низменном чувстве  — жадности, он сплотил
вокруг себя правительство и  народ Карфагена. Верно пред-
положив, что Рим не  рискнет ввязываться в  войну в  Испа-
нии ради спасения Сагунта, Ганнибал был готов начать свою
войну в Италии при полной поддержке Карфагена.После захвата города вся Испания оказалась под контро-
лем Ганнибала, и  тем самым он обеспечил базу, необходи-
мую ему для начала войны, о  которой так долго мечтал его
отец. Теперь война была неизбежна, и  ужасы, творившиеся
в Сагунте, были всего лишь скромной репетицией кошмара,
который будет повторяться во многих малых и больших го-
родах Италии в последующие годы. Когда вести о разгроме Сагунта достигли Рима, сенат ре-
шил отправить новую делегацию в  Карфаген с  целью пре-
дотвратить войну. Обращаясь к  карфагенским сенаторам,
самый почтенный из  римских посланников подобрал полы
своей тоги, прижимая их к груди руками. Он просил о мире
между Римом и Карфагеном, но требовал выдать Ганнибала
и  его командиров, чтобы судить их  за  нарушение договора.
«В  одной руке я  держу мир, а  в  другой  — войну,  — сказал
он сенату.  — Что выпадет  — выбор за  вами»
. В  ответ по-
слышались глумливые крики, передразнивавшие его: «Выбокр
за  вами»,  — и  тогда он разжал кулак и  произнес: «Выпала
война». Сенат отреагировал одобрительными возгласами,
и  в  этой легкомысленной праздничной атмосфере началась
величайшая и  самая разрушительная из  всех войн, извест-
ных античному миру. Узнав о том, что Рим и Карфаген находятся в состоянии
войны, Ганнибал незамедлительно занялся укреплением без-
опасности морских путей между Испанией и  Северной Аф-
рикой. Он отправил второй флот патрулировать воды между Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Дорога к вл асти
Сицилией и  Ливией. Старшее поколение карфагенян, кото-
рое помнило Первую Пуническую войну, особенно пугала
возможность вторжения римских легионов на  побережье
и  нападения на  город. Ганнибал успокоил их  тем, что по-
слал в гарнизон Карфагена внушительную армию испанцевк,
а  своих африканских солдат переправил в  Испанию, чтобы
усилить местную армию. Отправка воинов вк гарнизоны, на-
ходящиеся вдалеке от  дома, сильно снижала риск мятежа
и  дезертирства среди них. Позднее эту тактику воскпримут
римляне и будут с успехом применять ее по всей империи —
от Британии до Палестины . Командовать африканскими вой-
сками в  Испании Ганнибал оставил своего младшего братак
Гасдрубала, который будет управлять этими землями в  его
отсутствие и защищать их от любых попыток римского втор-
жения
. Обеспечив тылы и приняв меры на случай непредви-
денных обстоятельств, Ганнибал подготовился к вторжению
в  Италию. Теперь перед ним лежал путь на  север длиной
около   км, вдоль испанского побережья Средиземного
моря, через Пиренеи и  Южную Францию, а  затем через
Альпы в Италию. 1 / 32

66
ГЛ АВА II
ПОХОД
П
лан перенести войну на территорию Италии был ради-
кальным. В  Риме и  Карфагене традиционно считали,
что ареной войны между двумя городами-государствами ста-
нет главным образом Испания, тогда как решающее сражение
произойдет в Северной Африке. Ганнибал рассуждал, что на-
падать на Италию с моря слишком рискованно. При таком рас-
стоянии до  конечной цели море не  пощадит корабли, управ-
ляемые лишь усилиями гребцов. Римляне  же после победы
в  Первой Пунической войне построили великолепный флот
и активно патрулировали воды, окружавшие Италию и Сици-
лию. Карфаген уже не  был морской державой, как когда-то,
и, стоило римлянам устроить засаду медленным, довкерху пере-
груженным транспортным кораблям карфагенян или шторму
застать их врасплох, весь флот Карфагена был бы уничтожен,
а война проиграна без единого сухопутного сражения.
Кому именно пришла в  голову идея вторгнуться
в  Италию через Альпы  — Гамилькару, Гасдрубалу или 2 / 32

Поход
67
Ганнибалу,  — остается неясным. И  хотя источники нигде
прямо не  сообщают об  этом, план вполне мог быть приду-
ман Гамилькаром, а Ганнибал осуществлял его, как столетие
назад Александр осуществил план своего отца Филиппак объ-
единить греков и вторгнуться в Персию . Кому бы из семей-
ства Баркидов ни пришла эта идея в голову, в основе ее была
убежденность в том, что следующая война с Римом не может
вестись тем же образом, что предыдущая на Сицилии . В этой
войне нужно было сделать оригинальный, неожиданный ход
и перехватить у Рима инициативу. План основывался на том, что в тот период не вся Италия
находилась под властью Рима  — это случится лишь после
завершения Третьей Пунической войны . Ее территорию за-
нимали полуавтономные города-государства и местные пле-
мена: галлы на севере, италики в центральной части и греки
на  юге, свободно сосуществующие под непрочным, но  все
возрастающим римским господством. Полудикие племена
галлов на  севере нарушали покой римлян с  тех самых пор,
как впервые напали на Рим в  г. до н. э. Будучи независи-
мым народом, они высоко ценили свободу и рассматривали
любое продвижение римлян на  север как угрозу. Как пра-
вило, Рим старался их не трогать. Населявшие центральную
и  некоторые из  южных частей полуострова италики были
в  основном земледельцами, и  их  небольшие сообщества
были связаны с Римом договорами, по которым они платили
налоги и  отправляли своих сыновей на  службу в  римскую
армию. То  были автохтонные племена  — сабины, вольски
и самниты, подчиненные Римом в ходе коротких, но жесто-
ких войн в IV–III вв. до н. э. На  юге Италии и  на  Сицилии греки основали проч-
ные и  процветающие колонии еще в  VIII  в. до  н. э. Многие
из них успешно соперничали с метрополией как по уровню
культурного развития, так и  в  богатстве. Греки попали под 3 / 32

Клятва Ганниба л а
68
ограниченное управление со  стороны Рима в  результате
войны, вспыхнувшей в  III  в. до  н. э. К  началу Второй Пуни-
ческой войны римляне контролировали центральную и юж-
ную часть Апеннинского полуострова, а также частично Си-
цилию, Сардинию и  Корсику. Северная Италия  — к  северу
и западу от Кремоны — оставалась территорией галлов .
Ганнибал был уверен, что Италийский союз внутркенне не-
устойчив и развалится перед лицом прямой угрозы римскому
могуществу. Он твердо верил, что италики и греки настолько
ненавидели римлян, которым платили налоги и  поставляли
ресурсы и людей для службы, что многие разорвут с Римом
отношения и перейдут на сторону Ганнибала в случае провоз-
глашения освободительной войны. В  результате Рим будет
вынужден сосредоточить все силы на полуострове, подавляя
восстания то в одной, то в другой его части. Видимо, Ганни-
бал не ставил себе целью уничтожить Рим, а хотел подорвать
его влияние в  Италии , ослабить растущую мощь в  Среди-
земноморье и  насколько возможно ограничить его власть
границами Апеннинского полуострова. Удерживая римлян
подальше от Испании и Северной Африки, можно было за-
щитить торговые интересы Карфагена. Наземный путь из  Испании в  Италию позволил  бы Ган-
нибалу избежать проблем со  снабжением, которые, как он
думал, сыграли свою роль в  поражении его отца на  Сици-
лии . Гамилькар был заблокирован на  острове и  нуждался
в  поставках продовольствия и  подкреплений из  Карфагена.
В условиях, когда карфагенский флот раз за разом терпел не-
удачи то из-за природных катастроф и стратегических оши-
бок, то из-за римских кораблей, у Гамилькара не оставалось
иного выбора, кроме как прекратить войкну. Ганнибал же был
намерен действовать автономно, по  возможности сохраняя
небольшие поставки из  Испании, поддерживая с  ней связь
и  обеспечивая армию всем необходимым непосредственно 4 / 32

Поход
69
на местах, как на пути в Италию, так и уже оказавшись там.
Он планировал взять инициативу в свои руки и сразу же по-
ставить Рим в позицию обороны. Во время Первой Пуниче-
ской войны так поступили римляне, вторгшись на Сицилию,
и  карфагенянам оставалось только защищаться. Это война
будет другой, был уверен Ганнибал, поскольку он перенесет
боевые действия на римскую территорию, напав оттуда, от-
куда они меньше всего ожидают, — со стороны современных
Французских Альп. Он намеревался двигаться икз  Северной
Италии на юг, добывать пропитание на местной земле и за-
ставить римлян вести войну по его правилам. Численный перевес римской армии Ганнибал собирался
компенсировать за счет вербовки галльских племен. Он пред-
полагал, что после нескольких эффектных побед в  первых
сражениях члены шаткой римской конфедерации, в  осо-
бенности греки, присоединятся к  нему и  тогда баланс сил
в  Италии будет пересмотрен в  его пользу. Когда италий-
ские племена и  греческие полисы переметнутся на  его сто-
рону, людские ресурсы Рима истощатся и шансы будут урав-
нены. Ганнибал рассчитывал, что, когда конфедерация даст
трещину, римские легионы будут слишком рассредоточены
и  заняты подавлением многочисленных восстаний на  раз-
ных концах полуострова. Они будут слишком озабочены со-
хранением порядка в собственном доме, чтобы вмешиваться
в дела Карфагена в Северной Африке и Испании. Чтобы разрушить римскую конфедерацию, Ганнибалу
требовалось убедить галлов , италиков и греков в том, что эта
кампания не просто в их экономических интересах, но при-
звана освободить их  от  культурного доминирования Рима.
Война будет преподноситься как крестовый похода за освобо-
ждение Италии от римской тирании, а ее истинные цели —
защита экономических интересов Карфагена и родовая месть
Баркидов — будут скрываться. 5 / 32

Клятва Ганниба л а
70
По всей видимости, римляне и представить себе не могли,
что Ганнибал вторгнется в  Италию с  севера. Они верно по-
лагали, что он не  рискнет напасть с  моря, учитывая боль-
шое расстояние и превосходство римского флота над карфа-
генским. Столь  же маловероятным они считали нападение
на  Италию на  суше, поскольку для этого требовалось пре-
одолеть путь в тысячи километров через враждебные терри-
тории и как-то провести войско и провизию через две высо-
кие горные цепи — Пиренеи и Альпы. Если Пиренеи можно
было пересечь относительно легко через восточный пере-
вал близ Средиземного моря, называемый Ле-Пертус к(Col
du Pertus), то  Альпы совсем другое дело. Вторжение через
эти величественные вершины было немыслимым. Не только
потому, что это самые высокие горы в Европе, но и потому,
что в те времена их населяли воинственныке племена галлов .
Тогда римляне мало знали об Альпах и предпочитали рассма-
тривать горы как естественный барьер, защищаквший их гра-
ницы. Только в  I  в. н. э., почти через   лет после оконча-
ния войны с Ганнибалом, римляне возьмут Альпы под свой
контроль, подчинив живущие в  горах племена, проложив
дороги на перевалах и основав поселения у подножия гор.
С  точки зрения римлян, местами военных действий
должны были стать Сицилия , Испания и  Северная Аф-
рика. Они предполагали, что если карфагеняне и  напа-
дут, то,  вероятнее всего, на  Сицилию, чтобы вернуть по-
терянные владения, и  готовились соответственно этим
рассуждениям. Преобладало мнение, что Ганнибал будет
вести оборонительную войну, ожидая, что римские леги-
оны нападут на Испанию — территорию, за счет которой
Рим собирался расширять свою империю. Римскийк флот
мог переправить легионеров из  Италии на  Иберийский
полуостров, двигаясь вдоль побережья, и  укрыться в  лю-
бой из  множества надежных гаваней в  случае непогоды. 6 / 32

Поход
71
Вторая война будет простым повторением Первой — сна-
чала утверждение превосходства на море, а затем уверен-
ные победы на  суше. Чего римляне не  подозревали, так
это то, что Ганнибал вопреки всему и с невероятной скоро-
стью осуществит немыслимое и развяжет войну на их тер-
ритории.
Ганнибал собрал армию для похода в  Италию ранней
весной   г. до  н. э. Сагунт пал годом ранее, осенью, и  во-
ины, существенно обогатившиеся и  довольные, вернулись
со своих зимних квартир, готовые к действию. Ганнибал со-
брал своих командиров и  обосновал необходимость войны,
подробно рассказав им о  требованиях Рима выдать его са-
мого вместе с  приближенными, чтобы наказать за  взятие
Сагунта. Он сообщил им, что карфагенский ксенат отверг это
требование и тогда Рим объявил ему войну. Затем Ганнибал
поведал о намерении пересечь Альпы и начать войну в Ита-
лии , попутно описывая богатства земель, через ккоторые им
предстоит пройти, и  добычу, которая их  ожидает. Несмо-
тря на то что путь из Испании в Италию будет тяжелым, он
проходим, уверял Ганнибал своих командиров, а  свирепые
племена галлов ждут по  другую сторону Альп, чтобы при-
соединиться к  их  армии в  войне против Рима. После этого
по традиции в заключительной части речи Ганнибал вознес
хвалу их  воинскому духу и  уровню подготовки. Поход был
назначен на первые дни лета. Стратегия военной кампании Ганнибала на первом этапе
предполагала два направления подготовки: разведыватель-
ное и организационное. Главной задачей разведки было уста-
новить контакты с  галлами, населявшими долину реки По ,
чтобы определить, можно  ли убедить их  вождей присоеди-
ниться к карфагенской армии. Логистические задачи касались
выбора маршрута и  обеспечения необходимой провизией.
Чуть ранее Ганнибал отправил через Альпы посланников, 7 / 32

Клятва Ганниба л а
72
которые от  его имени должны были предложить галлам
дружбу и поддержку Карфагена, осыпать вождей подарками
и  максимально использовать их  ненависть к  Риму в  своих
целях. Также им было поручено исследовать маршрут через
современную Францию в Альпы, оценивая местнкые условия
и  степень возможной кооперации или конфронтации с  жи-
вущими вдоль маршрута племенами.Вернувшись в  Новый Карфаген, послы доложили, что
большая часть галлов , встретившаяся им к  западу от  Альп,
была готова обеспечить Ганнибалу безопасный проход
за  определенную мзду. Более примитивные племена, жив-
шие в  самых отдаленных горных районах, вели себя враж-
дебно, но не потому, что были преданы Риму или ненавидели
Карфаген: просто по  природе своей они были воинственны
и  их  привлекала возможность разграбить обозы. Также по-
сланники сообщили, что галлы, живущие по ту сторону Альп,
на  которых Ганнибал рассчитывал прежде всего, с  нетерпе-
нием ждут его прибытия. По их словам, переход через горы
будет напряженным и  трудным, но  все  же он осуществим.
В  горах существовало множество перевалов, но  до  них сле-
довало добраться раньше, чем наступит зима ки  их  завалит
снегом. Любое промедление в пути могло стать фатальным,
если бы армия по какой-либо причине застряла в Альпах по-
сле наступления холодов. Ганнибал был уверен, что по  мере продвижения его ар-
мии к Риму все больше галлов будут присоединяться к ней,
движимые великой целью, словно паломники, устремивши-
еся в крестовый поход. Чтобы план удался, необходимо было
быстро пересечь Альпы, организовать отряды гакллов и  на-
пасть на римлян прежде, чем те успеют оправиться от шока. Существенную часть карфагенской армии составляли на-
емники   — профессиональные воины, прибывшие из  раз-
ных уголков античного мира. Многие из  них участвовали 8 / 32

Поход
73
в  военных походах Гамилькара и  Гасдрубала в  Испании,
а  позже осаждали с  Ганнибалом Сагунт . Значительный кор-
пус составляли африканские наемники: ливийцык — в пехоте,
а  нумидийцы , опытные берберские наездники,  — в  кавале-
рии. Помимо африканских отрядов у Ганнибала был неболь-
шой контингент греческих гоплитов, тяжеловооруженных
пехотинцев, которых по праву считают самыми обученными
и  дисциплинированными солдатами Античности. С  Бале-
арских островов близ испанского побережья Ганнибал за-
вербовал воинов, использовавших примитивное оружие  —
пращу, фигурировавшую в  знаменитой библейской легенде
о  схватке между Давидом и  Голиафом. Балеарские «пращ-
ники»
, как их называли, бросали небольшие камни со смер-
тельной точностью и  требовали в  качестве вознаграждения
за  службу не  золото, а  взятых в  плен женщин. Самый зна-
чительный контингент карфагенской армии составляли ис-
панцы  — иберы и  кельтиберы, служившие в  пехоте и  кава-
лерии. Позднее, когда их ряды пополнятся галлами, Ганнибал
будет бросать их  в  бой первыми, используя как расходный
материал. Во  время сражения пехота располагалась по  цен-
тру и  первой принимала удар римской армии. Ее главной
задачей было нанести как можно больший урон противнику
и сдерживать его силы, пока в решающий момент Ганнибал
не отправлял в бой более опытные отряды наемников, при-
крываемых по  флангам кавалерией, чтобы переломить ход
битвы в свою пользу. Бойцы армии Ганнибала принадлежали к разным культу-
рам и  говорили на  разных языках. Они служили за  деньги,
а  также промышляли грабежом городов и  поселений, по-
падавшихся им на  пути, и  мародерствовали на  поле битвы.
Их  объединяла страсть к  убийствам и  насилию, а  перспек-
тива неограниченной наживы связывала вкместе. Большим
достижением Ганнибала как полководца была способность 9 / 32

Клятва Ганниба л а
74
превратить их  в  дисциплинированных и  преданных солдат.
В  этом он, несомненно, мог сравниться с  Александром Ма-
кедонским. Достигнув Италии , армия пунийцев обнаружила,
что римляне многократно превосходят их  числом  — при-
мерно в  раз. И тем не менее масштабы разрушения и па-
ники, которые принесло войско Ганнибала в Италию, оказа-
лись намного больше, чем можно было представить, исходя
из сравнительно небольшой численности. В поход Ганнибал также взял  слонов, управляемых по-
гонщиками
. Использование слонов в военных целях не было
чем-то новым в  античном мире. Когда Александр Великий
впервые вторгся в Индию в  г. до н. э., ему в дар препод-
несли слона, и  в  легендарной битве на  Гидаспе он сражался
против боевых слонов раджи Пора. Поксле его возвращения
из Индии в Вавилон боевые слоны вошли в моду на западе,
и все наследники Александра — Птолемеи, Селевкиды и Ан-
тигониды  — тоже обзаводились ими. Хотя слоны не  были
особенно эффективным оружием, они стали симвколом ста-
туса среди монархов античного мира. Римляне впервые стол-
кнулись с  боевыми животными в  сражении против грече-
ского царя Пирра в  период борьбы за  господство в  Южной
Италии . В    г. до  н. э. Пирр бросил в  схватку  боевых
слонов и одержал победу, но, понеся огромные потери, был
вынужден отступить обратно в  Грецию . Во  второй раз рим-
ляне столкнулись со  слонами, сражаясь против карфагенян
на Сицилии в Первой Пунической войне (– гг. до н. э.).
Судя по охватившей их панике при виде целого корпуса сло-
нов Ганнибала во время его вторжения в Северную Италию
во Вторую Пуническую войну, у них не появилось ни самих
животных, ни  эффективной тактики, чтобы противостоять
им. Лишь спустя почти столетие после войны с Карфагеном
римляне начнут использовать слонов во  время боевых дей-
ствий, и то крайне избирательно. 10 / 32

Поход
75
В качестве ударной силы в Античности использовали два
вида слонов — индийских и африканских. Современные ис-
следователи сходятся во мнении, что в поход Ганнибал взял
преимущественно африканских слонов двух ракзновидностей:
гигантских агрессивных саванных (лесных) и менее крупных,
но послушных североафриканских, обитавших вк районе Ат-
ласских гор и ныне полностью исчезнувших. Подобный вы-
вод основывается преимущественно на  изучении карфаген-
ских монет с изображениями этих животных, отчеканенных
в Испании накануне Второй Пунической войны . Североафри-
канские слоны , известные как «карфагенские», были ростокм
порядка двух с  половиной метров и  меркли на  фоне более
крупных и воинственных саванных и индийских сородичей,
достигавших около четырех метров в  высоту. Североафри-
канских слонов практически полностью истребили к  концу
Римской империи, эксплуатируя во всевозможных целях —
от  транспортных и  военных до  увеселения пуб лики, когда
их забивали на аренах
.
Слонов часто поили вином перед сражением, чтобы воз-
будить в них агрессивность, что в некоторых случаях давало
нужный эффект, но также, по всей видимости, способствовало
тому, что те начинали паниковать и безумствовать в разгар
битвы. Поскольку зачастую животные в испуге поворачивали
назад и атаковали собственных солдат, что приводило к чудо-
вищным потерям, их наездники держали при себе железную
пику и молоток. В тот момент, когда животное становилось не-
управляемым, погонщик одним ударом вонзал пику в основа-
ние шеи, и слон мгновенно умирал. Через несколько лет после
перехода Ганнибала через Альпы его младший брат Гасдрубал
проделал тот же путь в сопровождении слонов, намереваясь
выйти к Адриатическому побережью через Северную Италию.
В горах близ реки Метавр , чуть севернее от современной Ан-
коны, Гасдрубалу перекрыли путь римские легионы, и в ходе 11 / 32

Клятва Ганниба л а
76
последовавшей битвы больше слонов было убито самими по-
гонщиками, чем погибло от рук противника.У  Ганнибала могли быть как индийские , так и  африкан-
ские разновидности слонов, поскольку в  источниках упо-
минаются погонщики слонов, известные как «киндийцы»
(indoi). Логично предположить, что происходили они из Ин-
дии, как и  слоны , поскольку ее жители считались специ-
алистами по  их  дрессировке. Изначально эти погонщики
могли быть призваны на службу эллинистическими царями,
а  затем проделали путь на  запад, чтобы служить в  Карфа-
гене. Однако следует иметь в виду: в более широком контек-
сте слово «индийцы» может просто обозначать погонщиков
слонов. В  источниках содержатся указания на  присутствие
как минимум одного индийского слона в  армии Ганнибала
в  момент перехода через Альпы. Древние авторы упоми-
нают о  Суре  — слоне, значительно превосходящем других
по  размерам, которым управлял сам Ганнибал. Современ-
ные историки считают, что кличка слона в переводе означала
«Сириец», поскольку цари династии Селевкидов  — наслед-
ники Александра Македонского , правившие в  Сирии,  —
были известны тем, что привозили из Индии слонов и даже
сами их разводили. Ганнибал вполне мог заполучить индий-
ских слонов и наездников, используя торговые связи между
Египтом и Сирией. Наиболее явное различие между африканскими и индий-
скими слонами, как можно видеть на монетах времен Второй
Пунической войны , заключалось в  строении спины. У  аф-
риканских особей спина была вогнутая поскередине, с  выра-
женными буграми спереди и  сзади, тогда как у  индийского
слона (также судя по  изображению на  монете, отчеканен-
ной приблизительно в то же время в другой части античного
мира) спина выглядит как ровный купол. Второе отличие —
их  круп: у  африканских пород задняя часть почти пологая, 12 / 32

Поход
77
а у индийских выступает назад под довольно острым углом.
Третье отличие касается строения головы. Как видно на мо-
нетах, африканский слон держит голову высоко, а на плоском
лбу располагаются веерообразные уши. У индийского слона
голова посажена ниже, вдавленный посередине лоб, а  уши
меньшего размера. Наконец, есть разница в хоботах: у афри-
канского слона он имеет ребристую поверхность и два паль-
цевидных отростка на  кончике, а  у  индийского хобот более
гладкий и с одним «пальцем» на конце.Принято считать, что индийские слоны легче поддаются
дрессировке — и потому их так часто можно встретить в зоо-
парках и цирках. С африканскими породами намного слож-
нее работать из-за их агрессивности и скверного нрава. Оба
вида невероятно прожорливы и  съедают от   до    кг зе-
лени в  сутки, что подтверждает предположение о  том, что
Ганнибал в свой долгий поход из Испании в Италию решил
взять менее крупных слонов из Атласских гор. Исходя из ис-
ключительно военных соображений, Ганнибал, скорее всего,
предпочел бы индийскую породу, но историки считают, что
за одним исключением слоны у пунийца были африканские. Единственная известная нам битва, в  которой афри-
канские и  индийские слоны сражались друг против друга,
произошла в  другой части Средиземного моря в    г.
до н. э. — в тот же год, когда Ганнибал достиг Италии . В од-
ном из  грандиознейших военных столкновений в  античной
истории, битве при Газе, на побережье близ Иерусалима друг
против друга сошлись армии египетского царя Птолемея  IV
и  правителя Сирии Антиоха  III Великого. Птолемей напра-
вил корпус африканских боевых слонов противк индийского
отряда Антиоха, и во время сражения они бежали с поле боя,
не  вынеся запахов, звуков и  вида своих индийских против-
ников. Последние оказались более мощными и  воинствен-
ными
. 13 / 32

Клятва Ганниба л а
78
Ганнибал покинул Новый Карфаген в  конце весны или
в  начале лета   г. до  н. э. Согласно античным источникам,
его армия состояла из     пехотинцев,    конных
воинов и  отряда боевых слонов
, но  современные историки
не  склонны доверять этим цифрам. Принято считать, чкто
в  реальности его войско было вдвое меньше, хотя веские
аргументы в  пользу этой цифры приводятся крайне редко.
В любом случае армия Ганнибала представляла собой внуши-
тельную совокупность всего, что могло передвигаться, — сол-
даты, лошади, слоны и вьючные животные для транспорти-
ровки имущества, а также сопровождавшие войско торговцы,
ремесленники, строители, повара, рабы и  женщины. Ганни-
бал предусмотрел всевозможные непредвиденные обстоя-
тельства  — как политические, так и  военные,  — которые
могли произойти в  его отсутствие. Обеспечив безопасность
Карфагена и  Испании, он мог сосредоточиться на  переходе
через Альпы и будущей войне в Италии .
Ему предстояло пройти около  км на север вдоль Сре-
диземноморского побережья, прежде чем он достигнет под-
ножия Альп. Затем надо было пересечь их и выйти к равни-
нам Северной Италии . Если допустить, что в среднем армия
передвигалась по  шесть часов в  день при скорости от  двух
до  пяти километров в  час, карфагенское войско могло пре-
одолевать от  до  км в день. Согласно подробным записям
военного дневника Юлия Цезаря , во время римского похода
против галлов его армия, состоявшая из почти   легио-
неров, проходила такое расстояние в обычные дни и преодо-
левала до    км, совершая марш-бросок, если не  встречала
вражеского сопротивления.
Главным предметом беспокойства во время похода было
пропитание , поскольку угроза голода , особенно высоко в го-
рах, тревожила Ганнибала сильнее, чем мысли о неприятеле.
Учитывая, что в среднем в день солдат сжигает порядка  14 / 32

Поход
79
калорий, и значительно больше в стычках с противниками,
каждому требовалось минимум от одного до полутора кило-
граммов пищи в день, чтобы сохранять максимальную рабо-
тоспособность. Чтобы накормить армию из примерно  
людей, не считая сопровождавших их гражданских и живот-
ных, необходимо было порядка – т еды ежедневно.
Один из командиров Ганнибала — его тезка по прозвищу Мо-
номах , упоминаемый также как Гладиатор, — боялся голодной
смерти в Альпах больше, чем битвы против римлян. Подчер-
кивая дальность предстоящего пути и бедность почвы тех мест,
через которые им предстояло пройти, он предложил приучать
воинов есть человеческое мясо . Он рекомендовал добавлять его
понемногу в ежедневный рацион солдат и увеличивать по мере
продвижения вглубь Альпийских гор, где добыть пропитание
будет практически невозможно. Таким образом армия смо-
жет преодолеть горный маршрут, питаясь сама собой. Ганни-
бал не мог допустить распространения каннибализма, ки вину
за многие зверства, произошедшие позже в Италии , приписы-
вали якобы садистским наклонностям этого Монокмаха
. Мар-
ширующая колонна, должно быть, растягивалась на расстояние
от  до  км в длину и легко могла достигать порядка  м
в ширину. Подобно саранче, армия Ганнибала опустошала сель-
скую местность. Это была движущаяся экологическая ката-
строфа, осушавшая мелкие реки и ручьи и разорявшая кило-
метры посевных площадей. После себя колонна могла оставить
только пустыню, лишенную признаков жизни и загрязненную
невообразимым количеством человеческих и животных отхо-
дов, мусором всех сортов и видов, а также телами умирающих
и уже умерших людей. Те несчастные, кому случалось попасться
на ее пути, без сомнения, лишались всего: урожая, домашней
скотины, а вполне возможно, и жизни. Маловероятно, чтобы
армия подобного размера и состава была способна проявить
хоть толику сострадания к кому-либо или чему-либо. 15 / 32

Клятва Ганниба л а
80
В самом хвосте колонны, глотая пыль, поднимаемую во-
енными отрядами, плелся гражданский люд. Среди них были
торговцы, продававшие солдатам товары во  время прива-
лов, сапожники и  кузнецы, чинившие их  обувь и  доспехи,
а  также проститутки и  рабы . В  их  рядах были мародеры,
представители хищнической породы человечества, стремив-
шиеся разжиться на чужом несчастье, покупая ценности, сня-
тые с  мертвецов или силой сорванные с  раненых и  слабых.
А  сколько возможностей открывалось для них при взятии
многочисленных городов и  поселений, разбросанных вдоль
маршрута армии и на просторах Италии !
Потребовалось несколько месяцев, чтобы преодолеть пер-
вую часть пути вдоль испанского побережья Средиземного
моря и  затем перейти через Пиренеи . Дело было не  только
в  низкой скорости войска, но  и  в  неожиданном противо-
действии диких племен. Тем не  менее колонна продвига-
лась, подчиняя города и  деревни, и  враждебные племена
отступали. К  тому моменту, как Ганнибал пересек Пиренеи,
вероятнее всего через перевал Ле-Пертус, где горы спуска-
ются прямо к  морю, его армия уже прошла половину пути
до  границ Италии . Ле-Пертус расположен на  высоте всего
около  м, и даже в античные времена проход через горы
по  этому перевалу должен был быть довольно легким. Се-
годня это сильно загруженная легковыми автомобилями
и  фурами автомагистраль, соединяющая Францию ки  Испа-
нию. По  другую сторону Пиренейских гор воодушевление
и  эйфория раннего этапа кампании отступили передк суро-
вой реальностью того, что ждало армию вкпереди. Стало со-
вершенно ясно: дальше на  севере колонну ждут несконча-
емые схватки, что вызвало у  многих солдат недовольство
и страх, особенно в свете предстоящих опасностей во время
перехода через Альпы. Страх и тревога нарастали, и впервые
авторитету Ганнибала был брошен вызов, когда около  16 / 32

Поход
81
испанских воинов из племени карпетанов потребовали воз-
вращения домой. Ганнибалу было необходимо спешно пресечь это недо-
вольство, пока все войско не  было деморализовано. Как
у предводителя у него было два варианта. Он мог прибегнуть к
к традиционному способу усмирения мятежников и казнить
главарей в  назидание остальным. Александр Македонский
использовал эту тактику, чтобы подавить бунт среди своих
солдат во время похода на восток. Но Ганнибал выбрал менее
суровый способ решения проблемы. Он созвал войска и при-
знал резонным страх многих из них перед тем, что окжидало
их впереди. Затем он сказал, что ему требуется отокслать не-
которых из  них в  Испанию, чтобы усилить местные гарни-
зоны, а также оставить часть войск охранять перевал. Таким
способом Ганнибал смог избавиться от самых конфликтных
и ненадежных элементов своей армии, не прибегая к откры-
той конфронтации. В Испанию было отправлено  воинов, вкключая кар-
петанов
. В  начале похода Ганнибал старался избегать суро-
вых наказаний в  отношении солдат, выдержавших долгие
недели марша и изнурительных сражений. Что еще важнее,
ему удалось избежать потенциально кровавого столкновения
с  недовольными солдатами, которое с  легкостью могло рас-
пространиться на все войско и поставить под удар саму кам-
панию. Как главнокомандующий, Ганнибал стремился найти
выход из конфликтной ситуации, который позволил бы ему
выявлять недовольство и сглаживать его прежде, чем оно пе-
рерастет в  неповиновение. Он проявлял проницательноскть
и понимание тонкостей человеческого поведения, признавая
их сложность и многогранность, в особенности среди мужчин
в условиях сильного стресса. Он хорошо понимал, что одной
силы порой недостаточно и власть необходимо уравновеши-
вать умением найти компромисс и прийти к соглашению. 17 / 32

Клятва Ганниба л а
82
Следующий участок пути пролегал через Южную Фран-
цию, где жили дикие племена, населявшие территорию
между Пиренеями и  рекой Роной. Посланники Ганнибала
предупредили их, что колонна лишь хочет пройти через эти
территории и  не  причинит им зла. Но  то  были по-настоя-
щему воинственные племена, до  которых несомненно до-
шел слух о том, как карфагеняне обошлись с их собратьями
в  Испании. Возможно, они боялись, что Ганнибал обратит
их  в  рабство и  принудит работать на  карфагенских золотых
и серебряных приисках. Вероятность лишиться свобокды вы-
звала тревогу у  многих племен, и  они собрались в  городе
Русцинон (Ruscino), современном Шато-Руссильоне, краспо-
ложенном неподалеку от Перпиньяна, с очевидной целью —
помешать дальнейшему продвижению карфагенской армии. Ганнибал очень хотел избежать сражения и без промед-
ления начать переход через Альпы . Несмотря на то что сто-
яло лето, каждый потерянный в  битве день грозил тем, что
до  гор они сумеют добраться, лишь когда перевалы уже бу-
дут покрыты снегом и  льдом. Ганнибал отправил к  вождям
племен послов, чтобы еще раз заверить, что у к него нет ни-
какого желания воевать с ними, только если они его к этому
не вынудят. Главы племен пришли в его лагерь с миром, а он,
в свою очередь, был столь гостеприимен и столь щедро ода-
рил, что те согласились обеспечить его войску беспрепят-
ственное продвижение. К тому моменту, как армия Ганнибала подошла к Роне, она
преодолела уже более   км, а  сам поход длился больше
двух месяцев. От перевала, ведущего в Италию, ее отделяло
еще чуть более  км. И хотя самая длинная часть маршрута
уже была позади, главные трудности ждали впереди. Число
его воинов уменьшилось примерно вдвое зак  счет отправ-
ленных в  Испанию недовольных отрядов, а  также по  при-
чине несчастных случаев, болезней, смертей и дезертирства. 18 / 32

Поход
83
По  свидетельствам античных источников, к  тому моменту,
как Ганнибал достиг Роны, его армия сократилась до  
пехотинцев и  всадников
. Несмотря на то что его войско
существенно уменьшилось, оно могло стать более сплочен-
ным благодаря преданности своему главнокомандующему
и решимости вести кампанию до победного конца. Вероятно, Ганнибал сократил размер армии, руководству-
ясь соображениями логистики. Найти еду и продовольствие,
которых и так не хватало, выше в горах было бы чрезвычайно
сложно. У  менее крупной и  более мобильной армии было
больше шансов благополучно добраться до Италии .
Узнав о  передвижениях Ганнибала с  его армией, рим-
ляне решили, что он укрепляет границы Северной Искпании,
готовясь к  вторжению с  моря. Очевидно, они и  понятия
не  имели, что к  тому моменту он уже достиг Роны и  соби-
рался вторгнуться в Северную Италию. По традиции римляне
избрали двух консулов для командования военными силами.
Первый консул, Пуб лий Корнелий Сципион, с  армией при-
мерно из     воинов был отправлен в  Испанию с  целью
воспрепятствовать любому продвижению карфагенян на се-
вер. Второй  — Тиберий Семпроний Лонг   — получил при-
каз выдвинуться на  Сицилию с  более крупным континген-
том для создания опорного пункта на  случай возможного
вторжения карфагенян. Такова была стратегия римлян на на-
чальном этапе войны, и  с  учетом доступных на  тот момент
данных она была хорошо разработана. Они усилили защиту
от галлов в Северной Италии , построив укрепленные поселе-
ния Кремону и Плацентию, и отправили туда римских посе-
ленцев. Это вызвало негодование галлов, особенно тех, что
жили между этими новыми колониями и предгорьями Альп.
Два кельтских племени — бойи и инсубры, возможно пред-
восхищая приход Ганнибала и  его войска, спешно напали
на римские колонии. 19 / 32

Клятва Ганниба л а
84
Атака заставила поселенцев и  защищавших их  легионе-
ров переместиться в более безопасный город Мутину (совр.
Модена). Галлы преследовали отступавших римлян, уничто-
жая все на своем пути. Легион, отправленный из Рима на по-
мощь в подавлении восстания, оказался в засаде, поскольку
его командир недооценил тактическое мастерство своих гал-
льских противников. Несмотря на  сильные потери, легион
все же сумел выбраться из этой кровавой бойни и укрыться
в укрепленном городе неподалеку. Теперь римляне вели ма-
лую войну против галлов в  Северной Италии , а  еще более
серь езный конфликт с Карфагеном назревал на юге. Поэтому
сенат санкционировал всеобщую мобилизакцию на  террито-
рии всей Италии и послал многих новобранцев на север для
укрепления местных гарнизонов. Но восстания бойев и инсу-
бров и для Ганнибала были нежелательным ходом событий.
Их действия оказались преждевременными и свидетельство-
вали об  импульсивности и  непредсказуемом характере но-
вых союзников. Из-за  них римляне укрепили эти терри-
тории, что было совершенно не  на  руку Ганнибалу. На  тот
момент римляне в Северной Италии, судя по всему, все еще
не подозревали, что он стремительно движется по направле-
нию к  ним, и  считали своей единственной проблемой гал-
лов в  долине реки По . Они и  не  догадывались о  надвигаю-
щемся шторме. В августе  г. до н. э. флот из шести судов под командо-
ванием консула Сципиона направился из Италии в Северную
Испанию. Двигаясь вдоль северо-западного побережья Ита-
лии, он пересек Лигурийское море и прибыл в греческий город
Массилию . Там римляне зашли в порт, чтобы передохнуть, по-
скольку путешествие оказалось непривычно тяжелым и мно-
гих солдат целыми днями выворачивало на изнанку. Второй
консул отправился на Сицилию, имея под своим командова-
нием  военных кораблей и внушительную армию. 20 / 32

Поход
85
Ганнибал тем временем успешно продвигался через Юж-
ную Францию. Следуя вдоль побережья на север и оставляя
море по правую руку, он миновал современные французские
города Нарбон и Безье, затем Монпелье и наконец добрался
до  одного из  самых безлюдных уголков региона  — долины
Камарг. Устремляясь из  Центральной Франции на  юг, при-
мерно в  км от берега Средиземного моря Рона достигает
Камарга. Здесь река разделяется на  несколько более узких
и медленных рукавов, пробивающихся к морю сквозь поло-
гую болотистую местность. Здесь обитают лошади и  быки,
столь же дикие, как и  лет назад. На восткочной границе
Камарга располагается современный Марсель, на месте кото-
рого в древности стоял город Массилия .
Пройдя вдоль северо-западной границы Камарга, Ганни-
бал вышел к Роне и начал подготовку к переправе. Исследо-
ватели веками спорили о  том, где именно он перешел реку.
Полибий утверждал, что это место находилось в  четырех
днях пути от  морского побережья, где русло реки еще ши-
рокое, мелководное и с медленным течением
. Современные
историки выделяют три участка реки между Арлем на  юге
и  Оранжем на  севере
: Фурк, расположенный в  паре кило-
метров к  северу от  Арля; Бокер или Тараскон, находящиеся
примерно в полутора десятках километров от него в верховье
реки; и Рокмор, чуть южнее Оранжа, близ Шатонеф-дю-Пап.
Посетив все три городка в  г., автор заключил, что с наи-
большей вероятностью Ганнибал перешел через реку близ
Бокера и Тараскона. За четыре дня при благоприятных условиях армия могла
пройти дистанцию от  до  км, удаляясь от морского побе-
режья вглубь материка. Эта местность вдоль Роны довольно
равнинная, и по ней легко передвигаться. Благодаря археоло-
гическим раскопкам мы знаем, что уже в  эпоху бронзового
и  железного веков территория Бокера и  Тараскона имела 21 / 32

Клятва Ганниба л а
86
стратегическое значение. Многочисленные находки грече-
ских, этрусских и  карфагенских ваз и  амфор для хранения
и  перевозки вина, датируемых VII  в. до  н. э., доказывают,
что эта местность использовалась как важный перевалочный
пункт, через который проходили торговые пути вверх и вниз
по  течению Роны, а  также с  востока на  запад по  маршруту
из  Италии в  Иберию, известному как Геркулесова дорога.
Позднее на  ее месте римляне проложат самую первую до-
рогу в Нарбонской Галлии (современных Провансе и Ланге-
доке) — Домициеву (Via Domitia). В  районе древней Домициевой дороги было найдкено
более тысячи милевых столбов, цепочкой протянувшихся
от  Бокера, Нима и  Безье до  перевала Ле-Пертус в  Испании.
И хотя все эти столбы, несомненно, были установлены рим-
лянами и  большая их  часть датирована  I  в. до  н. э., то  есть
через  лет после того, как по этому пути прошел Ганнибал,
все указывает на то, что дорога уже до этого использовалась
веками. Восточнее от  Бокера и  Тараскона дорога проходит
вначале через Апт (римский город Апта Юлия), вдоль реки
Дюранс выходит к  Гапу (Вапинк), затем минует Бриансон
(Бриганций) и  ведет через Альпы по  перевалу Монженевр
в Италию, в земли кельтского племени тавринов. Эта дорога
была одним из двух возможных путей, который Ганнибал мог
выбрать для перехода через Альпы. Другой способ установить место переправы кГаннибало-
вых войск через Рону   — сравнить расстояния, пройденные
ими в  Испании, задокументированные в  источниках, с  из-
вестными географическими ориентирами на  территории
Франции. Полибий сообщает, что из Эмпориона (совр. Ам-
пуриас), расположенного в испанской части Пиренеев, до пе-
реправы на Роне Ганнибал преодолел дистанцию в  гре-
ческих стадий
, или около  км. Мой одометр показал, что
расстояние от Ампуриаса до Бокера составляет  км. 22 / 32

Поход
87
Определившись с  местом переправы, Ганнибал обнару-
жил, что этот берег реки контролируется чрезвычайно во-
инственным племенем, известным как вольки . Они наотрез
отказались принять его дары в обмен на безопасный проход
через их земли, так как, вероятно, отличались крайне агрес-
сивным нравом и были не прочь разграбить обоз карфагенян
и разжиться добычей. Однако из страха, что противник унич-
тожит их поселения и поля, они отвели на безопасное рассто-
яние своих женщин и домашний скот. Вольки жили обособ-
ленно, и  им не  было никакого дела до  разворачивающейся
между Карфагеном и  Римом эпохальной борьбы за  господ-
ство в античном мире. Они были не в состоянии осмыслить
происходившие в Средиземноморье перемены, которые в те-
чение следующего столетия коренным образом изменили
их мир благодаря римскому завоеванию Галлии. Племя арекомисков (арекомиков), проживавшее в тех же
местах, оказалось более сговорчивым. Приняв от Ганнибала
предложение о  мире, они выручили немало денег, снабдив
его припасами и  всем необходимым для переправы. Ганни-
бал опасался переходить реку из-за возможной атаки воль-
ков, поэтому приказал большому отряду испанской и  аф-
риканской конницы покинуть лагерь под покровом ночи.
Они прошли несколько километров на  север вдоль запад-
ного берега реки и переправились через нее до наступления
рассвета. Весь следующий день они прятались в клесах, пока
не  оказались в  тылу у  вольков. На  рассвете с  помощью сиг-
нального дыма они сообщили Ганнибалу, что можно начи-
нать переправу. Как только карфагенское войско вступило в  воды Роны,
вольки нахлынули на противоположный берег, громко крича
и улюлюкая. Они потрясали щитами над головами и разма-
хивали копьями. Шум, производимый галлами, смешивался
с  криками солдат Ганнибала, подбадривавших друг друга, 23 / 32

Клятва Ганниба л а
88
пока они с  трудом переходили реку. И  в  тот момент, когда
вольки уже были готовы вступить в схватку с карфагенским
авангардом, сидевшая в засаде кавалерия атаковала и подо-
жгла их лагерь.Увидев лагерь в огне, вольки растерялись, не в состоянии
решить, продолжить бой или покинуть берег, чтобы спасти
свои семьи и  имущество. Эффект неожиданности привел
их  в  замешательство, и,  пока галлы решали, что же им де-
лать, они потеряли преимущество. Авангард Ганнибала су-
мел занять плацдарм на  берегу, и,  вскоре на  нем уже были
тысячи готовых к  бою карфагенян. Оказавшись зажатыми
между основной армией и кавалерией, вольки бежали с поля
боя. Многие в  панике пытались укрыться в  лесах, а  прочие
сдались. Переправа оставшихся солдат, животных и припасов
заняла у пунийцев весь остаток дня. К закату они укрепились
в лагере на восточном берегу Роны, а вольки растворились. В  плане Ганнибала не  было ничего особенного. Он
по  большей части повторял тактику, использованную Алек-
сандром Македонским в  битве при Гранике с  персидским
царем Дарием ( г. до н. э.) и несколькими годами позднее
в столк новении с индийской армией раджи Пора на реке Ги-
дасп (  г. до  н. э.). В  обоих сражениях Александр решался
на прямую атаку через реку, но только после того, как боль-
шой отряд кавалерии переправлялся через нее к ксеверу и за-
ходил в тыл врагу. Вольки в любом случае были гораздо менее
грозным противником, чем персы или индийцы. Не умаляя
заслуг Ганнибала на  Роне, следует отметить, что использо-
ванная им тактика была известна в античном мире. По всей
видимости, он изучал подробности походов Александра. Весь следующий день карфагеняне пытались переправикть
через реку  слонов. Когда их подвели к берегу, животные,
шедшие впереди, отказались входить в воду. Даже несмотря
на достаточно жестокие понукания погонщиков. Инженеры 24 / 32

Поход
89
связали между собой несколько плотов, каждый из которых
достигал в ширину от  до  м, и протянули их через реку,
создав своеобразный пирс длиной около   м. Когда пирс
стал устойчивым, на его дальнем краю устакновили дополни-
тельные плоты, которые удерживались на месте при помощи
шкивов и канатов, привязанных к деревьям на берегу. По за-
мыслу слоны должны были парами взойти на  пирс, а  затем
перейти на  плоты. После чего плоты отвязывали от к пирса
и за канаты буксировали к противоположному берегу. Слоны скептически отнеслись к  этой идее. Они подхо-
дили к  кромке воды и  не  делали ни  шагу дальше. Инже-
неры разбросали по  пирсу землю и  траву, чтобы он был
похож на  естественную переправу, но  животные все равно
отказывались заходить на него. Один из погонщиков решил
выместить свою злобу на  самце и  раздразнил слона до  та-
кой степени, что животное в ярости напало на него. Человек
прыгнул в воду, пытаясь спастись, и самец бросился за обид-
чиком. Еще несколько слонов последовало за ним, находясь
уже на грани бешенства из-за понуканий своих погокнщиков.
Оказавшись на глубине, животные успокоились и позволили
течению вынести их на другой берег. Но большая часть слонов оставалась на западном берегу,
отказываясь двигаться. В конце концов двух самых послуш-
ных самок вывели вперед, и погонщики аккуратно заманили
их  на  пирс. Как только слонихи оказались на  пирсе, самцы
послушно последовали за  ними. Но,  когда плоты отвязали
от причала и они стали дрейфовать на середине реки, живот-
ные запаниковали и перевернули часть из них. Несколько по-
гонщиков утонули или были раздавлены насмерть, но кслоны,
похоже, обнаружили твердую почву под ногами на дне реки
и,  согласно одному из  источников, просто перешли на  про-
тивоположный берег, пользуясь хоботами как дыхательными
трубками
. 25 / 32

Клятва Ганниба л а
90
Пока Ганнибал переправлялся через Рону , Сципион вы-
садился в Массилии . Из предосторожности он отправил 
своих лучших всадников разведать территорию к  северу
от  города. Ганнибал с  той  же целью выслал на  юг  ну-
мидийцев . Кавалеристы столкнулись друг с  другом и  всту-
пили в  бой. Схватка была довольно яростной, пока всад-
ники Ганнибала не  отступили, чтобы вернуться и  сообщить
командованию о близости римлян. Когда слухи об этом рас-
пространились по лагерю, карфагеняне инстинктивно начали
готовиться к бою. Но у Ганнибала были другие планы. Он отказался ввкязы-
ваться в конфликт и предпочел поберечь силы, держа в уме
свою главную цель  — Италию, до  которой хотел добраться
с  минимальными потерями и  как можно быстрее. Разгром
римлян поднял бы боевой дух солдат и вызвал мимолетное
чувство эйфории, но  в  стратегическом плане не  сыграл  бы
никакой роли на этом этапе кампании. Поражение могло по-
ложить конец всем его замыслам, но  даже в  случае победы
потери были бы столь существенны, что могли поставить под
угрозу планы в Италии . К разочарованию воинов, Ганнибал
решил избежать битвы и  сконцентрироваться на  переходе
через Альпы. В  это время в  карфагенский лагерь прибыла делегация
бойев , сражавшихся с римлянами в долине реки По . Ее воз-
главлял вождь племени Магал . Они только что перешли че-
рез Альпы, и  их  прибытие отвлекло пунийцев, огорченных
несостоявшейся схваткой с римлянами. Бойи сообщили Ган-
нибалу, что война с  римлянами в  Северной Италии уже на-
чалась и  что они пришли помочь его армии перейти через
горы. Это лишь укрепило решение Ганнибала не  вступать
в  битву со  Сципионом и  отправиться прямиком в  Альпы.
Высадившись в  Массилии , римляне лишь подтолкнули кар-
фагенян к поиску другого маршрута в Италию. 26 / 32

Поход
91
Кратчайший путь пролегал на восток от южных пределов
Роны, немного вглубь от средиземноморского побережья, че-
рез плоскую равнину в  сторону низкого горного хребта, из-
вестного как Приморские Альпы . Большая часть маршрута
пролегала по широким долинам, что сулило легкий переход
через территорию, ныне называемую Провансом.к Римляне
позже построят свою главную дорогу из Италии в Испанию
как раз вдоль этого маршрута, а два тысячелетия спустя ис-
панские, французские и  итальянские инженеры проложат
здесь автомагистрали.
Но даже этот путь не был полностью безопасен. Главная
угроза поджидала Ганнибала и его войско на начальном этапе,
так как они оказались бы в опасной близости к Массилии и воз-
можной схватке с римлянами. Рельеф местности к северу от го-
рода идеально подходит для генерального сражения, которого
Ганнибал на тот момент хотел избежать любой ценой. Даже
если  бы он сумел обойти римлян у  Массилии, угроза воз-
никла бы вновь, когда его войско достигло бы другого грече-
ского города — Никеи, современной Ниццы. В этот город было
легко переправиться по морю из Массилии, так что, когда пу-
нийцы добрались бы до него, римляне уже могли их поджидать.
Даже если бы Ганнибалу вновь удалось избежать столкновения,
еще большая опасность могла таиться в горах за Никеей. И хотя
этот хребет самый низкий во всех Альпах, его населяли ли-
гуры — столь воинственные племена, что Риму удалось их под-
чинить лишь два века спустя во время правления императора
Октавиана Августа. Чтобы отпраздноквать победу над лигурами,
Август повелел воздвигнуть большой храм над горным пере-
валом возле современного Монако, известным как Ла-Тюрби.
Храм сейчас восстановлен, и из него открывается замечатель-
ный вид на Монако, а также на море и Альпы на севере.
Ганнибал решил отказаться от  этого пути и  быстрым
маршем отправился на север вдоль восточного берега Роны, 27 / 32

Клятва Ганниба л а
92
стремясь оторваться от  римлян, если те последуют за  ним.
Сделав это, он намеревался повернуть нак  восток и  перейти
Альпы через какой-либо из доступных ему перевалов. Когда
Сципион узнал, что Ганнибал переправился через реку, он,
должно быть, не  мог поверить, что карфагенское войско
могло передвигаться с  такой скоростью, и  осознал, что се-
рьезно недооценил противника. Стало очевкидно, что целью
Ганнибала была Италия , и Сципион понял, что должен оста-
новить его или хотя бы задержать. Но к тому моменту, когда
его армия достигла места, где располагался карфагенский ла-
герь, было уже слишком поздно. Теперь перед Сципионом
стоял выбор: попытаться догнать Ганнибала или отправиться
в  Италию и  дожидаться, пока тот перейдет горы. Римский
консул решил, что преследовать пунийцев будет ошибкой,
поскольку у него и так имелось преимущество, а у его войска
не  было одежды и  снаряжения, необходимых для перехода
через Альпы. Сципион поступил более рассудительно и вер-
нулся в Массилию , отправил войско в Испанию под командо-
ванием своего брата Гнея и  подготовился к  тому, чтобы со-
брать новую армию в Италии. По  мере продвижения карфагенского войска на  се-
вер вдоль Роны среди солдат стали распространяться слухи
об опасностях, поджидающих их в Альпах. Передаваясь из уст
в уста, истории становились все более зловещими. Пунийцам
предстоял долгий марш через неизведанную территорию под
страхом угодить в засаду местных племен в узких ущельях,
не говоря уже об опасностях, связанных с восхождением, го-
лоде , холоде и множестве самых разных природных угроз
для жизни. Все в этом списке могло привести к смерти. Это
подрывало боевой дух измотанных долгими месяцами по-
хода мужчин. Ганнибал столкнулся с угрозой мятежа. Был
объявлен общий сбор, и Ганнибал при поддержке бойев об-
ратился к солдатам в попытке развеять страхи и пробудить 28 / 32

Поход
93
в них храбрость и отвагу. Он начал со страстного обраще-
ния: «Откуда взялся этот внезапный страх среди вас к— тех,
кто последовал за мной из Испании, чктобы уничтожить Рим
и освободить мир? Что же пугает вас, тех, кто пересек Пире-
неи и бился там с дикими племенами? Чего страшитесь вы,
те, кто переправился через воды могучей Роны и одолел во-
инов, поджидавших вас на другом берегу? И теперь, когда
до Альп рукой подать и вы стоите на пороге своего врага,
вы готовы отступить? И что такое, по вашему мнению, эти
Альпы? Это не более чем еще одни высокие горы. И никакая
высота не страшна для людей, объединенных великой целью!» Речь Ганнибала похожа по  настроению и  содержанию
на  ту, с  которой Александр Великий выступил перед своей
армией, когда она взбунтовалась на  берегу реки Биас в  Ин-
дии. Когда воины отказались продолжить поход из-за слухов
о великой пустыне и реке в несколько километров шириной,
полной крокодилов, Александр собрал их вместе. Он сказал
солдатам, что не  видит пределов человеческим возможно-
стям, а они ответили, что великий лидер всегда знает, когда
пора остановиться, вынудив Александра впервые за всю его
жизнь повернуть назад. После своей речи Ганнибал указал пальцем на  Магала
и  его людей. «И  как же они попали сюда? Или вы думаете,
что они перелетели через Альпы? Они перешли через горы
со  своими женщинами и  детьми, а  вы, храбрые воины, ко-
торым не нужно нести ничего, кроме собственного оружикя,
боитесь!» Магал обратился к  собранию и,  чтобы укрепить
их  уверенность, сказал, как сильно его люди, которые уже
ведут войну с  римлянами, ждут карфагенян. Он признал,
что некоторые участки пути будут непростыми, но  не  не-
проходимыми. По  дороге можно будет найти достаточно
припасов, а  также проводников. Наконец, Ганнибал при-
звал своих людей собраться с  духом и  продолжить поход. 29 / 32

Клятва Ганниба л а
Впереди, пообещал он, их ждет великая цель — освобожде-
ние италийцев от  римского гнета,  — а  также возможность
набить карманы
.
Ганнибалу удалось вновь пробудить в  своих людях энту-
зиазм. Но, как покажут следующие недели, его склова ока-
жутся блефом. Войско собьется с пути. Голодным и продрог-
шим карфагенянам придется приложить немало усилий,
чтобы найти дорогу через покрытые снегом и льдом горные
вершины. А местные племена будут постоянно выслеживать
их, словно волки, преследующие зимой свою добычу. В  го-
рах Ганнибал потеряет больше людей, чем во всех боях и пе-
реправах на  пути из  Испании. На  дворе было позднее лето,
и он торопился перейти через Альпы, пока не наступит зима. 30 / 32

95
ГЛ АВА III
ЧЕРЕЗ ЛЕД ЯНЫЕ ВЕРШИНЫ
С
реди всех достижений Ганнибала ни  одно не  впечат-
ляет так сильно, как его переход через Альпы . Это было
не просто смело: на тот момент подобное было невозможно
себе представить. Переход затмевает даже его блестящие по-
беды в  битвах с  римлянами. Хотя часто о  нем говорят как
о  превосходном примере талантливого полководца, в  то  же
время в Альпах карфагенская армия понесла больше потерь,
чем в  последовавших боях. Переход можно оценивать как
несомненный успех и  подвиг полководца, одолевшего силы
природы исключительно благодаря собственной целеустрем-
ленности, или как огромную неудачу, если смотреть на него
с точки зрения ценности человеческой жизни. В биографиях
Ганнибала и  хрониках Пунических войн авторы чаще вскего
лишь вкратце пересказывают эти события, предпочкитая кон-
центрироваться на его победах в сражениях на полях Италии . 31 / 32

Клятва Ганниба л а
96
Альпы представляют собой естественный барьер мекжду
Францией и Италией, протянувшийся более чем на  км
от  величественного Монблана на  севере до  Средиземного
моря на юге. Начинаясь как сравнительно невысокий хребет
(высотой около –  м) к  востоку от  Роны, они посте-
пенно растут, становятся более обрывистыми, пока не пред-
стают во всем своем великолепии на итальянской границе,
где достигают – м в высоту. Именно здесь очерта-
ния гор разительно меняются, когда они резко обрываются,
переходя от  головокружительных вершин к  итальянским
равнинам. Альпы кажутся монолитной стеной из  камня,
снега и льда между Францией и Италией, но на самом деле
в  них есть несколько низин и  перевалов, протянувшихся
с  востока на  запад между двумя самыми высокими пи-
ками. Эти перевалы
  — единственный способ перебраться
через горы и  удобный ориентир, чтобы разграничивать
их. Наиболее низкая и  самая южная часть  — Приморские
Альпы , они начинаются у  Средиземного моря неподалеку
от  Ниццы и  заканчиваются перевалом Коль-де-ла-Бонет
на  высоте   м. Это самый высокий перевал в  Альпах,
по  которому проходит дорога с  твердым покрытием. К  се-
веру от Приморских Альп протянулись Котские Альпы, на-к
званные так римлянами в  честь своего лигурийского со-
юзника  — вождя Коттия. Эта часть расположена между
двумя перевалами  — Мон-Сени и  Монженевр  — хорошо
известными маршрутами для перехода через горы между
Италией и Францией. Грайские Альпы  — следующая часть,
находящаяся между перевалом Мон-Сени и  Монбланом.
Именно ее предположительно пересек легендарный Гер-
кулес во  время одного из  своих приключений. Последняя
область — Пеннинские Альпы, протянувшиеся от швейцар-
ской границы и  долины верхней Роны до  самых северных
и  западных регионов Италии .Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Через лед яные вершины
97
Специалисты обычно сходятся во  мнении, что Ганнибал
перешел через Коттские Альпы , начинающиеся в  долине
Роны, где горы еще сравнительно невысоки. Эта область
также известна как Альпы Дофине . Далее Ганнибал должен
был спуститься в  долины, чередой следующие одна за  дру-
гой, перед тем как начать второе и финальное восхождение,
чтобы пересечь Верхние Альпы на границе с Италией. Через
эти долины пролегает единственный путь сквозь горы. Поло-
гие русла расположенных здесь рек обеспечивают более чем
достаточный запас питьевой воды и  ведут к  ручьям на  гор-
ных склонах. Эти ручьи, в свою очередь, привокдят к перева-
лам, и  это единственная реальная возможность преодолеть
вершины. Их  источники расположены на  большой высоте,
где снег начинает таять и  сползать по  склонам гор. Ручьи
превращаются в  реки, создавшие за  прошедшие тысячеле-
тия на своем пути к Роне протяженные поперечные долины.
Но даже движение вдоль этих рек может быть опасным, по-
тому что в таком лабиринте легко запутаться и заблудиться.
Долины нередко переходят в теснины — узкие проходы, где
легко попасть в ловушку и быть снесенным одним из тех гря-
зевых потоков, что периодически сходят с высот, уничтожая
все на своем пути. И сам автор был однажды этому свидете-
лем на территории заповедника Кера. В Рону впадают четыре основные реки, чьи истокик нахо-
дятся на  вершинах Альп. Самая северная из  них, Изер , бе-
рет свое начало в ледниках Верхних Альп неподалеку от ку-
рорта Валь-д’Изер и впадает в Рону в районе города Валанс.
Историки чаще всего предполагают, что именно по ее долине
прошел Ганнибал. Следующая и  более мелкая в  сравнении
с  Изером река  — Дром, берущая начало в  Альпах Дофине
и впадающая в Рону южнее Валанса. К югу от Дрома протекает
Эг и впадает в Рону к северу от Оранжа. Но ни одна из этих
двух рек не  ведет напрямую к  перевалам через Верхние 1 / 32

Клятва Ганниба л а
98
Альпы. Последний и самый длинный из всех четырех прито-
ков — Дюранс , начинающийся с нескольких ручьев, стекаю-
щих по склонам самых высоких гор на итальянской границе,
несет свои воды по широкой долине на юго-запад и впадает
в Рону к югу от Авиньона. Так как маршрут вдоль морского
побережья из-за риска встретиться с римской армией возле
Марселя был исключен, лучшим выбором Ганнибала был бы
именно Дюранс. Эта река ведет к  одному из  самых низких
и  простых перевалов  — Коль де Монженевр. Но  на  началь-
ном этапе Ганнибалу все равно пришлось  бы искать другую
дорогу, иначе его солдаты оказались бы в опасной близости
от римской армии.В поисках прохода через Альпы Ганнибал был вынужден
двигаться на  север вдоль Роны дальше, чем он, вероятно,
планировал изначально. Затем, оторвавшись от  римлян, он
мог повернуть на  восток и  продолжить путь через верхние
излучины Дюранса в районе современных французских горо-
дов Мон-Дофен и  Гийестр. Именно там  начинается перевал
Монженевр  — самый легкий способ попасть в  Италию. Его
высота меньше   м, сейчас через этот перевал проходит
основная автомобильная трасса между Францией и Италией. Античные источники говорят, что, переправившись через
Рону , Ганнибал следовал вдоль ее восточного берега на  се-
вер в  течение четырех дней, опасаясь преследования рим-
ской армии и  пытаясь от  нее оторваться. В  идеальных по-
годных условиях его армия могла проходить за  сутки от  
до  км — эти расчеты сделаны на оснокве сведений о похо-
дах Александра Македонского в Азии и Юлия Цезаря в Гал-
лии, совершенных в ту же эпоху, что и поход Ганнибала. Даже
если взять более скромную цифру  —   км в  день, то  при
таком темпе, покинув район Арля, армия Ганнибала добра-
лась  бы вдоль реки до  местности, где сейчас расположен
город Оранж. Историки предполагают, что передвижение 2 / 32

Через лед яные вершины
99
по  суше, особенно во  внутренних областях Франции, было
в  то  время достаточно легким благодаря относительно хо-
рошо развитой сис теме дорог
. Они пролегали сквозь горы
вдоль речных долин, а затем сеть крутых тропинок выводила
некоторые из них к перевалам. На четвертый день Ганнибал и его армия, двигаясь вдоль
Роны, достигли места, которое называется в источниках про-
сто «остров». Это была треугольная низина, напоминавшая
дельту Нила, также затапливаемая каждый сезон, плодород-
ная и густонаселенная. Одной из сторон кэтого треугольника,
очевидно, была Рона, но  что за  река очерчивала границу
с  другой стороны, до  сих пор неизвестно. Полибий , писав-
ший на  греческом, называл ее Искарас или Скарас, ак  пи-
савший на  латыни Тит Ливий   — Арар (Arar) или Арарос
(Araros). Население «острова» прикнадлежало к  племени ал-
лоброгов (общее название для народов, живших на  терри-
тории Галлии от  Роны до  Альп Дофине и  слабо связанных
общим языком и обычаями). Это племя лишь недавно лиши-
лось короля, и двое его сыновей сражались за престол. Стар-
ший, Браней, претендовал на  трон по  праву первородства,
а  младший, чье имя не  упоминается в  источниках, угрожал
свергнуть брата, если тот объявит себя королем. Племя нахо-
дилось на грани гражданской войны. Согласно Полибию, Ган-
нибал принял сторону старшего из  братьев и  силами своей
армии изгнал младшего и его сторонников с острова
. Между
тем Тит Ливий утверждает, что Ганнибал скорее сыграл роль
миротворца, выступив в качестве посредника при поддержке
местных старейшин
. В  любом случае победителем в  споре
вышел Браней, и  в  знак благодарности новый король обе-
спечил солдат Ганнибала одеждой, оружием и  припасами,
необходимыми для предстоящего путешествия через горы.
Также он предоставил вооруженный отряд, чтобы сопрово-
дить их к подножию Альп. 3 / 32

Клятва Ганниба л а
100
Покинув остров, Ганнибал повернул на восток и двигался
вдоль другой реки на протяжении десяти дней, пройдя около
 км. Все шло благополучно, пока колонна не достигла пред-
горий, известных как Альпы Дофине , где предоставленный
Бранеем эскорт повернул назад. Дальше местность станокви-
лась более возвышенной и  труднопроходимой, а  с  вершин
за  карфагенянами следили местные племена и  возможные
союзники младшего брата Бранея. Хотя Альпы Дофине достигают в  высоту лишь –
  м, они все равно остаются серьезным препятствкием.
Чем дальше колонна продвигалась на восток, тем выше ста-
новились горы, замедляя ее ход. Все больше местных жи-
телей появлялось на  вершинах над карфагенской армией.
Беспокойство Ганнибала вызвало донесение разведчиков
о  том, что впереди войско ждет очень узкое ущелье. В  ту
ночь по  лагерю, сея тревогу среди солдат, поползли сильно
преувеличенные слухи о поджидающих впереди опасностях.
Также разведчики сообщили Ганнибалу, что горцы следуют
за  войском только днем, а  ночью возвращаются в  свои де-
ревни. Это натолкнуло полководца на  мысль. Он прика-
зал разжечь множество костров перед закатом, чтобы с  на-
ступлением темноты местные жители решили, что войско
встало на  ночлег. Горцы вернулись в  свои деревни, и  тогда
Ганнибал тайком покинул лагерь с отрядом легковооружен-
ных пехотинцев. Они поднялись на  вершины над ущельем,
расположившись над карнизами, которые днем обычно за-
нимали горцы. С  рассветом аллоброги вернулись, не  подо-
зревая, что Ганнибал и  его люди уже поджидали их. Оста-
вавшаяся внизу армия свернула лагерь и  стала медленно
входить в  ущелье. Его стены сомкнулись над пунийцами,
и  засада стала казаться неизбежной. Передовые отряды
вышли из  ущелья лишь к  позднему утру, начав взбираться
на  прилегающий перевал. 4 / 32

Через лед яные вершины
101
Поначалу горцы только следили за тем, как колонна мед-
ленно пробирается через ущелье, а затем поднимается вверх
по тропе, ведущей к перевалу. Дорога сужалась, превращаясь
в  узкий выступ, который резко обрывался к  текущей внизу
реке с одной стороны, а с другой упирался в отвесную скалу.
Кое-где солдатам приходилось идти, выстроившись в  ряд
по одному. Увидев, с каким трудом войско продвигается над
обрывом, аллоброги больше не могли сдерживаться и начали
кричать и  метать копья. Их  вопли эхом отражались от  стен
ущелья, а  горцы тем временем намеренно ранили лошадей
стрелами, чтобы те вставали на дыбы. Обезумевшие от боли
кони либо падали с  обрыва, либо сталкивали вниз людей
и  животных. Паника и  общее смятение нанесли даже боль-
ший ущерб войску, чем стрелы, копья и камни, сыпавшиеся
сверху. Ганнибал наблюдал за  этим с  вершины, сдерживая
своих солдат, несмотря на  их  мольбы помочь товарищам.
Он опасался, что внесет еще большую суматоху в происходя-
щее на обрыве и лишь увеличит потери, если пойдкет в атаку
в  этот момент. Но  когда карфагенское войско уже было го-
тово обратиться в бегство, Ганнибал наконец приказал идти
в наступление. Горцев быстро смели со стен ущелья, и в ко-
лонне внизу постепенно восстановился покрядок. Оставши-
еся отряды теперь могли выбраться из  каньона и  безопасно
пройти по  перевалу. Даже самые опытные и  закаленные
в боях наемники были потрясены случившимся. И только по-
сле того, как последние солдаты, лошади и вьючные живот-
ные покинули это место, по перевалу повели слонов. Тактика
Ганнибала была п охожа на  ту, которую за  несколько веков
до него применил Александр Македонский, когда защитники
персидской столицы Персеполиса заперли его войско в уще-
лье, нанеся ему серьезный урон. Ночью Александр вместе
с небольшим отрядом поднялся на вершины гор, а перед са-
мым рассветом обрушился на противника и одержал победу. 5 / 32

Клятва Ганниба л а
102
Неподалеку от  перевала разведчики Ганнибала обнару-
жили город аллоброгов . Он был практически пуст, так как
большая часть жителей бежала в леса и горы. Войдя в поселе-
ние, разведчики обнаружили своих товарищей,к захваченных
несколькими днями ранее во время поисков продовольствия,
а также достаточно зерна и скота, чтобы обеспечить войско
на  три дня. Город был сожжен, после чего другие жившие
здесь племена дали армии Ганнибала беспрепятственно пе-
ресечь их земли. Где  же войско Ганнибала попало в  засаду? Среди уче-
ных популярна версия, что это произошло вокзле реки Изер ,
но  мои исследования ставят ее под сомнение. Изучив этот
маршрут, я  обнаружил, что на  нем нет никаких труднопро-
ходимых ущелий или перевалов. В  долине реки не  удалось
найти условий, похожих на  те, с  которыми столкнулся Ган-
нибал. Под описание подходит разве что каньон Бурн, в ко-
торый можно попасть, повернув от  Изера на  восток возле
городка Сен-Назер-ан-Руаян и  пройдя вдоль одноименной
реки. Это место идеально подходит для засады, но с чего бы
Ганнибалу покидать удобную и  безопасную дорогу вдоль
Изера ради более труднопроходимого Бурна ? Кроме того,
сразу перед Бурном есть еще одно небольшое ущелье, кото-
рое называется Фурон, но ни один из источников не упоми-
нает о нем. Да и обнаружить горный перевакл рядом с каньо-
ном мне не  удалось. А  сама дорога вдоль Бурна в  итоге
приводит обратно к Изеру возле Гренобля. Вероятнее всего, Ганнибал воспользовался маршрутом,
пролегающим несколькими километрами южнее Изера
вдоль Дрома . Эта река впадает в Рону к северу от современ-
ного Ле-Пузена в месте, которое даже в наше время похоже
на остров, упоминаемый в древних текстах. Правда, Дром
не ведет к итальянской границе. Долина этой реки протяну-
лась на восток вдоль шоссе D- и доходит лишь до предгорий 6 / 32

Через лед яные вершины
103
Альп. Впрочем, в одном месте она подходит очень близко
к Дюрансу , а Тит Ливий упоминает, что Ганнибал в итоге до-
стиг реки Друенция (Druentia), латинское название которой
своим написанием и произношением наводит на мысль о со-
временном Дюрансе
. Если низовья Дюранса, где он впадает
в Рону возле Арля, Ганнибал предпочел бы миновать из страха
встречи с римлянами, то дальше к северу река представляет
собой простой и безопасный путь в Итаклию. Вдоль реки Дром тянется ущелье Де-Га , ведущее прямо
к  перевалу Коль-де-Гримон , по  которому в  наши дни про-
ходит шоссе D-. Ущелье и  перевал находятся менее чем
в  км от района, где Дром впадает в Рону. Войско Ганни-
бала могло преодолеть это расстояние за десять дней, прежде
чем добраться до  места, где, согласно источникам, попало
в  засаду. Правда, те  же источники говорят нам, что ино-
гда войско сбивалось с  пути, порой даже «блуждало» из-за
предательства проводников из  числа местных жителей или
по  причине «собственной слепоты»
, когда карфагеняне от-
казывались верить проводникам. Часто им приходилось на-
угад выбирать дорогу, а  потом, забредая в  глухие долины,
возвращаться назад. Если пройти по  каньону несколько километров, непода-
леку от  деревни Гландаж дорога заметно сужается. За  этим
ущельем начинается долгий подъем к перевалу Коль де Гри-
мон , находящемуся на  высоте около   м. Оттуда легко
спуститься к  городку Ла-Фори , расположенному примерно
в    км от  перевала. Судя по  всему, именно его разграбила
и  сожгла армия Ганнибала. От  Ла-Фори до  Дюранса   км,
а  от  реки в  районе города Таллар менее сотни километров
по ровному дну речной долины до перевала Коль де Монже-
невр и итальянской границы. Когда Ганнибал и  его армия вошли в  долину реки Дю-
ранс в  районе Таллара , их  дальнейший путь должен был 7 / 32

Клятва Ганниба л а
104
быть сравнительно безопасен. Это широкая низикна, которая
проходит рядом с  современными городами Амбрен и  Мон-
Дофен . Когда колонна вступила в  долину, ей навстречу вы-
шла делегация старейшин местных племен. Они несли в кру-
ках ветки деревьев, символизирующие мир, и обещали, что
войско сможет пройти через их земли невредимым. И хотя
Ганнибал внимательно выслушал их  мирные заверения, он
предусмотрительно потребовал заложников в качестве гаран-
тии, что они сдержат свое слово, а также припасы для армии
и  проводников, которые провели  бы карфагенян через по-
следнюю горную гряду. Старейшины согласились, передали
заложников, назначили проводников и  предоставили боль-
шой запас провизии. Несмотря на обещания дружбы и ока-
занную помощь, Ганнибал относился к  местным жителям
с  недоверием. Его армия вынесла немало тягокт, поэтому он
не был готов принять дружественные жесты горцев за чистую
монету. И  хотя старейшины сразу согласились на  его требо-
вания, Ганнибал подозревал, что его ждет предательство,
но в то же время был достаточно осторожен, чтобы не спро-
воцировать их агрессию своим отказом. Двигаясь на  северо-восток вдоль долины, карфагеняне
достигли современного города-крепости Мон-Дофен и были
поражены открывшимся видом. В  античных источниках
описывается «ужасное зрелище, представшее пекред их  гла-
зами,  — покрытые снегом ледяные пики, а  все вокруг ка-
залось окоченевшим от  холода». Перед ними простирались
самые большие и  труднопреодолимые горы среди всех аль-
пийских хребтов — такие высокие, что, казалось, они закде-
вают небесный свод. Ничего подобного до сих пор не встре-
чалось на их пути, и этот вид воскресикл страх, обуявший их,
когда они впервые добрались до  Роны
. Горы в  этой части
Альп достигают более   м в  высоту , они похожи на  не-
подвижных и неприступных гигантов, бросающих вызов тем, 8 / 32

Через лед яные вершины
105
кто осмелится покорить их  вершины. Ганнибал и  его сол-
даты еще не знали, что в тот момент от Италии их отделяло
меньше  км.Тит Ливий рассказывает, что люди, жившие в этих горах,
«носили лохмотья, обросли волосами и были безобразны на-
столько, что это не поддается описанию». Другой римлянин,
Плиний Старший , пишет, что многих из этих горцев жизнь
изуродовала так, что на них было страшно скмотреть
, а Дио-
дор Сицилийский отзывается о  здешних племенах так: они
влачили «тяжкое и беспросветное» существование в хижинах
и  пещерах, а  тяжелый труд, постоянная необходимость ка-
рабкаться по  скалам и  плохое питание сделали этих людей
тощими, но мускулистыми
. «Полудикие» и с трудом способ-
ные обеспечить самих себя, они, по  утверждению древне-
греческого географа Страбона , выживали благодаря набегам
на более богатые деревни и города, расположенные на ниж-
них склонах гор, где люди жили в  относительном достатке.
Во  время этих набегов они действовали безжалкостно, уби-
вая не только попадавшихся им на пути мужчин, но и бере-
менных женщин, если жрецы предсказывали, что те родят
мальчиков. Был поздний сентябрь или начало октября, Ганнибал торо-
пился продолжить поход, так как погода портилась с каждым
днем, и продвижение в горах становилось все более опасным.
Чем дольше войско стояло на месте, тем больше было шан-
сов, что его застигнет непогода. Тогда Ганнибал принял одно
из  самых пагубных тактических решений в  своей военной
карь ере, обеспечившее ему, вместе с тем, место в учебниках
истории. Поддавшись на  уговоры проводников, предостав-
ленных местными старейшинами, он вместе с  войском по-
кинул безопасную долину Дюранса , повернув у Мон- Дофена
в тесный проход под названием Комб-де-Кейра . Проводники
заверили Ганнибала, что это самый быстрый путь через горы, к 9 / 32

Клятва Ганниба л а
106
не стали возражать и бойи из его свиты, по всей видимости
незнакомые с этой местностью, так как попали в Галлию че-
рез более доступный перевал, расположенный на  юге гряд.
Комб-де-Кейра  — зловещее место, где друиды совершали
человеческие жертвоприношения , сбрасывая юных девствен-
ниц со  скал в  воды протекавшей внизу реки
. Даже летом,
несмотря на стоящее высоко в небе солнце, это ущелье оку-
тано мраком. Горные потоки и  ручьи срываются с  этих уте-
сов, а  в  наши дни к  его крутым стенам льнет узкое шоссе,
проложенное над стремительной и бурной рекой вдоль кон-
тура древней римской дороги. Обеспокоенный узостью прохода и не доверяя проводни-
кам, Ганнибал уплотнил строй. Когда солдаты шли по терри-
тории, которая считалась безопасной, они двигаклись в более
свободном порядке. Но в условиях неопределенности Ганни-
бал передвигал слонов и кавалерию в голову колонны, а лег-
ких пехотинцев располагал на  флангах для защиты обоза
и  гражданских. В  арьергарде шла тяжелая пехота под лич-
ным командованием Ганнибала. Пока войско продвигалось
к  ущелью, старейшины, поклявшиеся обеспечить войскку
безопасность, рассылали гонцов по  отдаленным племенам
с  призывом взяться за  оружие. Клич был услышан, и  люди
стали выползать из своих расщелин, пещер и хижин, и у всех
было на уме одно — устроить войску засаду и разграбить его
обоз, забрав оружие, лошадей, одежду и провизию. Старей-
шины понимали, что на  широком равнинном ложе долины
их  соплеменники не  могут тягаться с  кавалерией, пехотой
и  слонами Ганнибала. Но  нападение из  засады в  узком ме-
сте давало им преимущество и больше подходило их стилю
ведения боя. Вход в  ущелье был так узок, что лишь несколько сол-
дат могли продвигаться одновременно. Это замедляло дви-
жение колонны, вынуждая ее растянуться на  значительное 10 / 32

Через лед яные вершины
107
расстояние. В ущелье солдатам приходилось двигаться по уз-
кой тропинке, с  одной стороны которой была крутая скала,
а с другой текла бурная река. Горцы заняли укрытия на вер-
шинах в ожидании подходящего момента для атаки. Они тер-
пеливо дожидались, пока колонна войдет глубже в  ущелье.
В  тылу за  войском на  расстоянии следовал еще один отряд
галлов , а  на  другом конце каньона, где он переходил в  не-
большую долину, собиралось третье войско для расправы
с выжившими в засаде. Края ущелья сомкнулись над колон-
ной, и  она двигалась медленно и  настороженно. Солдаты
смолкли и  нервно поглядывали на  нависающие утесы. Впе-
реди бойи прочесывали скалы в  поисках любого признака
возможной засады, а местные жители-проводники стали от-
чаянно искать возможность сбежать до начала резни. Залож-
ники , привязанные к  тем, кто взял их  в  плен, покорно шли
в  строю, как овцы, которых ведут на  убой, смиренно дожи-
даясь того, что им уготовано судьбой. В  середине ущелья тропа становилась настолько узкой,
а его стены подходили так близко друг к другу, что не более
трех-четырех человек могли идти бок о  бок, «одной ногой
ступая по  земле, а  другой  — по  дну реки». Скалы с  обеих
сторон были так высоки, что даже в полдень не пропускали
солнечные лучи. Первое нападение произошло в ктот момент,
когда обоз проходил этот участок, а арьергард под командо-
ванием Ганнибала только вошел в ущелье. В нескольких ме-
стах на выступах вдоль прохода галлы сложили камни и не-
большие валуны, чтобы сбрасывать их  на  колонну. Горцы
напали на  войско с  тыла, и  Ганнибал приказал тяжелой пе-
хоте выстроиться в  боевой порядок и  сразиться с  ними.
Атака галлов была остановлена стенокй из  сомкнутых щи-
тов и удлиненных копий. Но, сдерживая галлов, тяжелая пе-
хота под командованием Ганнибала не могла помочь отрядам
в  ущелье, на  которые со  скал уже сыпались камни. Грохот 11 / 32

Клятва Ганниба л а
108
падавших булыжников смешивался с воплями ужаса и кри-
ками о  помощи. Солдаты вместе с  гражданскими, не  сумев
найти укрытия от этого смертельного града, в отчаянии жа-
лись к  стенам ущелья, хотя те не  могли их  защитить. Ца-
ривший вокруг хаос заглушал стоны раненых и умирающих.
Командиры делали все возможное, чтобы сохранить поря-
док в строю и убедить солдат продолжить движение вперед,
несмотря на  обломки и  тела убитых и  искалеченных людей
и животных, устилавшие тропу. Трупов и камней становилось
все больше, они закупорили русло узкой реки, хотя ее воды,
сменившие свой цвет с чистейше-зеленого на кроваво-крас-
ный, все равно находили способ пробиться вперед, безраз-
личные к происходящей резне.Когда камни и  валуны сделали свое дело, галлы обру-
шили на пунийцев нескончаемый шквал копий и стрел. Ране-
ные животные вставали на дыбы, круша вске вокруг и нанося
не меньший ущерб тем, кто находился вокруг, чем вражеское
оружие. Бойня в ущелье продолжалась не один час, если на-
тиск ослабевал на  одном участке, то  усиливался на  другом.
В одном месте атака была столь мощной, что горцам удалось
спуститься на дно каньона и отрезать Ганнибала и его тяже-
лую пехоту от  кавалерии и  слонов впереди. Легкая пехота
и обоз пострадали сильнее всего, а в авангарде многие слоны
стали неуправляемы из-за тесноты и галлов, которые делали
все, чтобы причинить им боль. Но  в  итоге наездникам уда-
лось вернуть контроль над животными и  использовать их,
чтобы расчистить проход от  обломков. После боя ущелье
превратилось в  тропу смерти, на  которой царил невообра-
зимый ужас. Наконец авангарду удалось прорваться на про-
стор лежавшей впереди долины. Горцы, поджидавшие здесь
тех, кто выжил, при виде слонов в  страхе разбежались. Как
только пробка рассосалась, большая часть колонны смогла
выбраться из  каньона и  перегруппироваться. К  концу дня 12 / 32

Через лед яные вершины
109
лишь хвост колонны оставался под ударом, и Ганнибал смог
пробиться вперед, возглавив авангард.Потери, которые Ганнибал понес в засаде, вызывают во-
просы о его полководческих способностях. Почему опытный
военачальник позволил загнать себя в такую очевидную ло-
вушку? Причем не  один раз, а  дважды. Даже некоторые
античные авторы удивлялись тому, что человек с  опытом
и  статусом Ганнибала подверг свою армию такой опасно-
сти. Тит Ливий утверждает, что он «едва не  стал жертвой
тех искусств, в  которых преуспел больше всего»  — хитро-
сти и  обмана
. Был  ли он неосторожен? Или ему слишком
не  терпелось преодолеть последнюю преграду, пока зима
не укроет перевалы снегом и льдом, и благодаря этому гал-
лам удалось заманить его обещанием быстрого перекхода че-
рез горы? Недооценил ли Ганнибал галлов и их способность
устроить столь продолжительную, яростную и эффективную
атаку в  ущелье или же ему противостоял необычайно ода-
ренный командир, которому удалось получить над ним пре-
имущество? Галлы чрезвычайно успешны в  партизанской
борьбе, и  после Пунических войн им удалось втянуть рим-
лян в серию затяжных кампаний, пока Юлий Цезарь не ус-
мирил их племена в середине I в до н. э. Наконец, Ганнибал
в силу своей молодости — ему не было еще и  — мог про-
сто допустить ошибку, тактический просчет, который стоил
ему почти половины армии. Когда авангард его войска вырвался из  ущелья, солдаты
перегруппировались вокруг скалы в ложе долины. Они опа-
сались еще одной атаки и  потому забирались по  возмож-
ности выше, прятались в  трещинах и  пещерах, выстраивая
тем самым естественную линию обороны. Всю ночь ксолдаты,
гражданские и животные, потерянные и израненные, продол-
жали стягиваться к скале. Отставшие продолжали прибывать
до  самой середины следующего дня. Местоположение этой 13 / 32

Клятва Ганниба л а
110
скалы играет важную роль в попытках историков и любите-
лей определить, через какие ущелье и долину шел путь Ган-
нибала. Пунийцы оставили позади лишь мертвыхк и  тяжело
раненных, но  им уже ничем нельзя было помочь. У  Ганни-
бала не  было другого выхода, и  неважно, действительно  ли
он не мог или просто не хотел рисковать, посылая спасатель-
ный отряд обратно в теснину. Мертвым уже было все равно,
и жалеть нужно было раненых, на которых галлы выместили
свою злость за то, что Ганнибалу удалось сбежать.
К вечеру следующего дня колонна направилась дальше
на восток по дну долины. Карфагеняне не знали, существует ли
из нее другой выход, но не могли вернуться назад в ущелье.
На какое-то время галлы задержались, занявшись грабежом
и забирая у мертвых оружие, доспехи или другие ценности,
которые могли найти. Мелкие набеги на обоз продолжались
по мере продвижения войска вперед, пока, наконец, пуний-
цам не удалось обеспечить круговую оборону, используя сло-
нов и кавалерию для защиты флангов. Теперь Ганнибал шел
вслепую, потому что проводники, которых ему дали галлы,
либо были убиты, либо сбежали. Выжившие в резне залож-
ники были казнены в знак отмщения. Ослабленная и демора-
лизованная армия осталась без поддержки, запертая в долине,
из которой, как опасались солдаты, могло не быть выхода.
Где же произошла вторая засада? В источниках четко ука-
зывается, что это случилось в «глубоком ущелье с отвесными
стенами, на дне которого текла река». Галлы заняли высоты
,
и  колонна была вынуждена идти вперед по  узкой тропе,
по  обеим сторонам которой были скалы
. Мы знаем, что
Ганнибал со  своим войском был на  марше три дня, пройдя
от   до    км, после того как разграбил поселение горцкев,
устроивших ему первую засаду. Ганнибал легко мог добраться
за  это время до  Комб-де-Кейра . В  районе Мон-Дофена до-
лина Дюранса разделяется. Если повернуть налево, дорогак 14 / 32

Через лед яные вершины
111
пойдет вдоль укрепленных вершин Мон-Дофена, Бриансона
и через Коль-дю-Монженевр приведет в Италию. Справа же
находится вход в  опасное, протянувшееся на    км, ущелье
Комб-де-Кейра. Оно ведет в  небольшую долину, которая
простирается еще на    км и  упирается в  отвесную стену
из  камня, снега и  льда высотой более   м. Над ней воз-
вышается Монте-Визо   — вторая по  высоте вершина Фран-
цузских Альп, достигающая  м.Через эту долину в  Комб-де-Кейра течет небольшая,
но бурная река Гиль и наконец впадает в Дюранс . Она берет
свое начало из  нескольких ручьев, образующихся из  таю-
щего снега на  откосах Монте-Визо и  сливающихся воедино
у  подножия горы, превращаясь в  быструю реку, несущую
свои воды через долину. На входе в ущелье Гиль становится
стремительным потоком, но на выходе из него успокаивается
и вливается в более широкий Дюранс возле Мон-Дофена . Эта
небольшая река порой становится столь бурной, что за  по-
следнее столетие она несколько раз опустошала долину, снося
деревни, мосты и дома вдоль своих берегов. Автор лично на-
блюдал ее разрушительную силу поздней весной  года,
когда население долины пришлось эвакуировать. Здесь часто
сходят лавины, которые могут быть не менее разрушительны,
из-за чего французское правительство присвоило части тер-
ритории статус «красной зоны», где никто не  может жить
в зимние месяцы. Ложе долины достаточно ровное, и,  хотя она не  столь
широка, как русло Дюранса , здесь достаточно места для про-
хода армии. Выбраться отсюда можно лишь через самый
сложный перевал во  всех Южных Альпах  — узкое ущелье,
устроившееся в  объятиях горы Монте-Визо и  называемое
Коль-де-ла-Траверсет . Траверсет расположен на современной
границе между Францией и Италией, и, скорее всего, именно
здесь Ганнибал пересек Альпы. 15 / 32

Клятва Ганниба л а
112
Редкие нападения на  обоз и  убийства тех, кто слишком
сильно отстал,  — вот и  все, с  чем столкнулась его армия
по  мере продвижения по  долине. Галлы избегали боя с  ос-
новной частью войска, так как слонык и кавалерия Ганнибала
могли легко добраться до любого атакованного отряда. Даже
разведчики, которые шли впереди, почти не  встречали со-
противления, к  закату дня достигнув конца долины и  взо-
бравшись на вершину перевала. Где-то на середине подъема
на  протяженном равнинном участке, богатом источниками
воды, решено было разбить лагерь и ждать прибытия основ-
ного войска. К концу дня большая часть солдат достигла ла-
геря, а к наступлению ночи здесь уже была вся армия. Почва
у  склона горы была покрыта тонким слоем снегка, который
быстро расчистили, прежде чем поставить палатки и  раз-
жечь костры. Следующие два дня пунийцы провели в  этом
временном лагере, отдыхая и зализывая раны. Армия понесла ужасные потери в ущелье, солдаты были
измотаны, многие ранены, в их рядах царило отчаяние. Про-
визии не  хватало, большая ее часть была потеряна в  битве,
а  оставшиеся запасы быстро истощались. Ликшь воды было
вдоволь благодаря стекавшим по  горному склону ручьям
и лежавшему повсюду снегу, который можно было растопить.
На смену оставшимся позади галлам пришли голод и чувство
беспомощности, распространяясь в первую очередь среди ра-
неных и слабых духом, а затем перекидываясь даже на самых
стойких солдат. Раненых и  умерших животных быстро раз-
делывали и  съедали. Страдания и  голод усиливали чувство
отчаяния, которое отражалось на мрачных изможденных ли-
цах тысяч людей, толпившихся вокруг костров. Ганнибалу не терпелось увидеть перевал, так что он был
одним из первых, кто его достиг. От открывшегося ему вида
Италии и в наши дни перехватывает дыхание. Внизу можно
различить долину реки По , а  в  отдалении простираются 16 / 32

Через лед яные вершины
113
обширные равнины итальянского севера. За последние пять
месяцев Ганнибал прошел с  карфагенской армией более
  км, сражаясь буквально за  каждый шаг на  своем пути,
чтобы достичь этого места — последней преграды, отделяв-
шей его от  Италии. И  хотя его войско было ослаблено, оно
сохраняло боеспособность, оставалоськ только спустить сол-
дат, лошадей и слонов с гор, причем сделать это как можно
быстрее и с минимальными потерями.Инженеры приступили к  подготовке перехода от  лагеря
к  вершине и  планированию спуска. Характер альпийских
склонов таков, что подниматься в  гору с  французской сто-
роны намного легче, чем спускаться вниз со кстороны Италии .
Подъем, несмотря на  встречающиеся кое-где обрывы, в  ос-
новном плавный, без труднопроходимых участков. Я  и  сам
совершал его не  один раз с  полным рюкзаком, и  при иде-
альных погодных условиях это занимало меньше трех ча-
сов, а  мой близкий друг и  проводник Бруно Мартен может
сделать это в  два раза быстрее. Но  спуск в  Италию  — со-
вершенно другое дело, он крут и  опасен, а  на  некоторых
участках  — практически вертикальный. Это настолько ри-
скованный путь, что, прежде чем Ганнибал сумел достичь
итальянских равнин, он потерял почти такое же количество
людей, что и в боях с галлами. Солдаты отдыхали, пока инженеры пытались обеспечить
доступ к  перевалу, расширив путь. Когда земляные работы
были выполнены, отряды постепенно поднялись наверх.
На перевале их ждал Ганнибал с вдохновляющей речью. Он
убеждал солдат не  отчаиваться и  продолжить поход, ука-
зывая на  итальянские земли и  описывая прелести предсто-
ящего отдыха, который ждал их  на  плодородных равнинах
внизу. Ему удалось вдохновить своим оптимизмом столько
людей, сколько вообще было возможно, и  напомнить всем,
кто хотел его слушать, как близки они к  концу выпавших 17 / 32

Клятва Ганниба л а
114
на их долю испытаний. После чего пообещал, что «октныне все
пойдет, как по  ровному, отлогому склону» и  остались «одна
или, много, две битвы», римляне сдадутся, войнка будет вы-
играна, и они вернутся домой богатыми и знаменитыми
.
Но худшее было впереди. Спуск в Италию оказался смер-
тельным для многих, в первую очередь для измотанных бо-
ями, ослабленных голодом , доведенных до  отчаяния и  тех,
кому просто не повезло. Пугающее число людей и животных
было потеряно на этих утесах, прежде чем войско вновь по-
чувствовало под ногами ровную землю. У смерти были свои
планы на  пунийцев, и  то, что не  удалось галлам с  их  заса-
дами, довершили силы природы. Кроме того, небольшие
галльские шайки время от времени появлялись словно ниот-
куда и нападали на отдельные карфагенские отряды, а затем
так  же стремительно исчезали среди скал и  трещин, из  ко-
торых неожиданно возникли. Выравнивая склон для прокладки дороги,к инженеры об-
наружили узкую тропу прямо под перевалом, частично зане-
сенную снегом. Во время Второй мировой войны отдельные
участки этого пути были намеренно уничтожены францу-
зами, чтобы не позволить воспользоваться им наступавшим
итальянским и  немецким солдатам, а  после войны  — по-
мешать контрабанде. Спуск был медленным и  утомитель-
ным, снегопады, ветер и пробирающий до костей холод еще
больше затрудняли его. Поверх старого, оставшегося с  пре-
дыдущей зимы снега лежал свежий, и  если передовым от-
рядам было легко шагать по  нему, то  следовавшие за  ними
солдаты быстро поняли, что оказались в  беде. Те, что шли
первыми, своими ногами превращали снег в к жидкую кашу,
которая сразу же замерзала, образуя ледяную корку. Солдаты начали скользить. Одного неверного шага было
достаточно, чтобы оступиться, после чего сккольжение было
уже не  остановить, ведь падающее тело на  крутом склоне 18 / 32

Через лед яные вершины
115
очень быстро набирает скорость. Если не  удавалось предот-
вратить падение сразу, то  помешать человеку или живот-
ному сорваться со скалы было почти невозможно. На высоте
 м не за что ухватиться. Несчастные, не устоявшие на но-
гах, отчаянно шарили вокруг руками в  надежде уцепиться
за что-то и спастись от неминуемой гибели. Вьючные живот-
ные, нагруженные остатками провизии и  оружия, зачастую
проламывали копытами нижний слой снега, застревая в нем.
Подгоняемые своими наездниками и  пытаясь в  панике вы-
свободиться из снежного капкана, они падали, ломая тонккие
ноги и предопределяя тем самым свою судьбу.
Войско во главе с инженерами медленно пробивалось вниз
по восточному склону горы. Чем ниже оно спускалось, тем
тяжелее становился путь, а число несчастных случкаев все на-
растало. Разверзнувшиеся внизу черные расщелины поглощали
людей и животных. Тех, кому все-таки удавалось удержаться
на краю пропасти, часто было уже не спасти. Их приходилось
бросать, и они лежали у обрыва, пока не сдавались от отчаяния
и бессилия и не срывались в бездну. Спустившись лишь на не-
сколько десятков метров, колонна неожиданно была вынуж-
дена остановиться. Пути дальше не было — оползень уничто-
жил его, образовав глубокую отвесную расселину. Инженерам
не удалось найти путь в обход, как они ни старались. Когда из-
вестие о случившемся достигло войска, многие солдаты запа-
никовали, а другие погрузились в такое отчаяние, что просто
опустили руки, рухнув на свои пожитки в ожидании смерти.
Узнав об этом, Ганнибал пробился в авангард, уверяя сол-
дат в  строю, что это лишь временные трудности. Когда он
встретился с  инженерами, было решено, что единственный
выход из ситуации — сделать новый карниз выше места, где
находился прежний. Им удалось продвинуться вперед благо-
даря тому, что под свежим снегом обнаружилась твердая по-
рода, но в итоге карфагеняне добрались до участка, где скала 19 / 32

Клятва Ганниба л а
116
становилась слишком опасной из-за своей крутизны, и вой-
ску пришлось встать на ночлег. Каждый солдат пытался устро-
иться получше. Некоторым удалось вернуться по  перевалу
в лагерь, где держали лошадей и слонов. Почти   чело-
век оставались на  горе, молясь своим богам, чтобы погода
не ухудшилась и галлам не вздумалось их атаковать. Ночью
температура резко упала, и смерть снова вернулась к карфа-
генянам, чтобы забрать слабых телом и духом.
Сооружение нового карниза пришлось остановкить, когда
инженеры наткнулись на огромную скалу, преграждавшую им
путь. На прорубание новой дороги было уже потрачено столько
сил, что не было другого выбора, кроме какк найти способ из-
бавиться от препятствия. Сдвинуть валун с места было невоз-
можно из-за его размера, веса и расположения, так что они
приступили к его разрушению, взяв на вооружение метод, ко-
торым земледельцы пользовались веками для расчистки своих
участков. Инженерам нужно было нагреть камень, чтобы сде-
лать его хрупким. Люди выстроились в цепочку, которая протя-
нулась назад по перевалу к границе леса. На заросших склонах
собирали валежник и рубили деревья. Древесину перевозили
на слонах, лошадях и мулах так далеко, как только могли, а по-
том передавали по цепочке из рук в руки инженерам.
Они использовали эту древесину, чтобы разжечь огром-
ный костер вокруг скалы и  поддерживать пламя всю ночь.
Благоприятствовавший ветер помог раздукть костер, и камень
нагревался с каждым часом. Когда скала хорошенько разогре-
лась, солдаты передали инженерам свои запасы кислого вина,
и те облили им глыбу. Кислое вино — это, по сути, уксус, об-
разующий трещины на разогретой поверхности. После этого
инженеры взялись за кирки и за короткое время разрушили
скалу достаточно, чтобы продолжить сооружение карниза
.
После этого работа пошла быстрее. За к сутки передовой
отряд колонны сумел благополучно спуститься в  долину 20 / 32

Через лед яные вершины
117
на  территории Италии , а  к  концу следующего дня проход
расширили, чтобы провести по  нему лошадей и  вьючных
животных. Основной части войска поткребовалось еще три
дня, чтобы достичь долины реки По   — притом что автор
этой книги в  хорошую погоду совершает спуск менее чем
за  два часа. В  итоге почти    человек, лошадей, сло-
нов и других животных прошли по перевалу на территорию
Италии. Но это далось высокой ценой. Армия Ганнибала по-
несла более серьезные потери, чем за  все переправы через
реки и битвы в течение пяти месяцев, прошедших с момента,
когда она покинула Испанию. Когда солдат удалось постро-
ить и  пересчитать, размер открывшегося ущерба оказкался
поразительным. Почти месяц назад Ганнибал переправился
через Рону с     пехотинцев и   всадников
. Теперь
в его распоряжении оставалось   африканцев,  ис-
панцев и небольшое количество наемников . Конница сокра-
тилась до , но все слоны каким-то чудом выжили. Самые
большие потери войско понесло в  двух засадах и  при пере-
ходе через последний перевал — за какие-то две недели
.
Италия была покрыта зеленью, климат здесь был уме-
ренным, а еды в избытке. Жители этой части Альп, если ве-
рить источникам, довольствовались гораздо более высоким
уровнем жизни, чем их  неудачливые собратья на  француз-
ской стороне. Солдаты Ганнибала разбили основной лагерь
у  подножия горы и  вывели изголодавшихся животных па-
стись на поросшие зеленью склоны. Но в нескольких сотнях
метрах над лагерем еще двое суток продолжалась работа
над тем, чтобы расширить проход для спуска слонов. Войско
оставалось в лагере, но восстановить силы людям, столкнув-
шимся за последние недели с такими лишениями, было не-
легко. По  крайней мере, поначалу им было тяжело и  физи-
чески, и  морально. Солдаты Ганнибала «дошли до  того, что
были больше п охожи на  зверей, чем на  людей»
, и  резкий 21 / 32

Клятва Ганниба л а
переход от  тяжелого труда и  выживания в  горах к  отдыху
в долине, от голода к изобилию, от антисанитарии к чистоте
далеко не всегда сказывался на них положительно
.
И  хотя переход через Альпы обычно считается одним
из главных подвигов Ганнибала, обессмертившим его в мас-
совом сознании и обеспечившим ему место в учебниках исто-
рии, с  таким  же успехом его можно считать одним из  глав-
ных провалов полководца. Тот факт, что Ганнибалу удалось
пройти через горы в Италию, затмевает потери, которые он
понес. Альпы  — опасное место, даже в  наши дни они еже-
годно забирают жизни в  среднем  человек, если верить
французским властям. Но,  как автор смог убедиться лично,
несмотря на  всю их  величавость, эти горы можно быстро
перейти, если погодные условия стабильны. Мне довелось
пройти через Травесет в  Италию и  возвращаться обратно
во  французскую часть более  раз за  последние несколько
лет — но только при благоприятной погоде. Если двигаться
со  стороны Франции, до  перевала можно добраться за  три
часа, еще два часа потребуется, чтобы наскладиться видом
и  спуститься на  территорию Италии , а  затем можно успеть
плотно пообедать пастой и сосисками на ближайшей ферме
и вернуться назад по перевалу к позднему ужину. Все это зай-
мет у вас один долгий, но насыщенный день. Потери Ганнибала в  Альпах обескровили войско и,  воз-
можно, в итоге сильно ослабили его шансы ракзбить римлян.
Он лишился почти половины армии, и,  чтобы восполнить
потери, ему пришлось набирать солдат среди куда менее на-
дежных галлов , живших на севере Италии . Теперь между Ган-
нибалом и римлянами начнутся серьезные боевые действия,
и исход этой войны решат не умения и отвага, а время и чис-
ленный перевес — и оба обстоятельства играли не в пользу
карфагенского полководца. 22 / 32

119
ГЛ АВА IV
СОКР УШАЯ РИМЛЯН
В
ойна в  Италии продлится почти   лет. В  период с  
по  г. до н. э. Ганнибал одерживал блистательные по-
беды одну за другой. Это была вершина его полководческой
карь еры — тогда казалось, что Риму не выстоять. Нок потом,
как это бывает на войне, все изменилось. Ганнибал начал сда-
вать и нести серьезные потери. Заклятый враг Рима перестакл
побеждать и в итоге оказался на юге Италии, пока его не ото-
звали в  Северную Африку в    г. до  н. э. Любой из  побед
Ганнибала в тот двухлетний период было достаточно, чтобы
положить конец войне или как минимум усадить римлян
за стол переговоров. Но этого не произокшло. Рим возмещал
свои потери, рекрутируя еще больше солдат, и  продолжал
борьбу, игнорируя предложения карфагенского полководца
закончить войну. Что  же поначалу сделало Ганнибала столь грозной си-
лой на  поле боя? Секрет его успеха таился в  умении выхо-
дить за рамки общепринятых стратегий и схем, что не было 23 / 32

Клятва Ганниба л а
120
свойственно многим из его противников. Ганнибал не боялся
импровизировать и  совершать неожиданные ходы. Снова
и снова он демонстрировал свою гениалькность, благодаря ко-
торой вошел в историю как один из величайших полковод-
цев. Римляне превосходили его армию числом почти в каж-
дой битве, но всякий раз Ганнибал сознательно шел на риск,
делал то, что противник считал невозможным, и побеждал.
Параллельно он занимался кропотливым планированием,
стремясь использовать особенности местности, логистики
и  психологии с  максимальной для себя пользой. Ганнибал
просчитывал каждый свой шаг, прежде чем нанести удар,
и  это давало ему преимущество над импульсивныкми и  не-
терпеливыми оппонентами. Именно Баркид, а не его враги,
всегда выбирал, где, как и когда пройдет новая битва.Спустившись с  гор, Ганнибал предоставил своей армии
почти двухнедельный отдых в долине реки По  к западу от со-
временного Турина. Его войско сократилось почти вдвое
и находилось в плачевном состоянии, солдаты страдали от го-
лода , суровых погодных условий и были деморализованы по-
терями. Но  на  нижних склонах гор, где климат был мягче,
еды  — вдоволь, а  люди и  животные защищены от  стихии,
их силы и боевой дух быстро окрепли. И хотя римляне знали
о  приближении карфагенян, они не  представляли, с  какой
стороны те нападут, и потому Ганнибал смог дать своему вой-
ску передышку. Римляне наверняка знали о крупных перева-
лах вроде Монженевра, Мон-Сенис или Малом Сен-Бернаре,
но  существование такого удаленного прохода, как Травер-
сет, должно быть, оставалось для них тайной. Единсктвенное,
в  чем они были уверены, так это в  том, что Ганнибал по-
явится в Северной Италии в самое ближайшее время. Покидая Массилию , Сципион молил богов, чтобы Ган-
нибал и  его наемники погибли в  горах, неважно  — из-за
голода , суровых условий или от  рук галлов . По  прибытии 24 / 32

Сокрушая римлян
121
в Пизу он начал беспокоиться, что карфагеняне уже перешли
через Альпы. С  одобрения сената Сципион собрал армию
и  повел ее на  север к  Плацентии и  Кремоне, где надеялся
объединить свои силы с остатками ранее расквартированных
здесь легионов. Пока Сципион двигался нка  север Италии ,
Ганнибал повел свои войска на восток вдоль реки По , через
территорию крупного племени тавринов. Те воевали с инсу-
брами  — другим галльским племенем, находившимся в  со-
юзе с  пунийцами. Ганнибал отправил посланников в  глав-
ную крепость тавринов, вероятно располагавшуюся на месте
нынешнего Турина, в  надежде убедить их  сложить оружие
и  присоединиться к  нему. Таврины ответили резким отка-
зом, и Ганнибал осадил их поселение. Его солдаты за три дня
пробились через стены, перерезали глотки всем выжившим
воинам, а  женщин разлучили с  детьми и  обратили в  раб-
ство. Это было сделано с целью устрашения других племен,
проявлявших нерешительность или намеревавшихся ока-
зать сопротивление. Разгром тавринов и  суровая расправа
возымели требуемый эффект, и  кельты стали отправлять
своих послов с заверениями в готовности оказать поддержку
Ганнибалу. Карфагенской армии требовались подкрепление и прови-
зия, и поэтому Ганнибал нуждался в галлах. Некоторые пле-
мена обещали присоединиться к нему и до того, как он пере-
сек Альпы, и после его победы над тавринами, но по большей
части это были пустые слова. Хотя галлы любили хвалиться
своей храбростью на  поле боя и  числом воинов, которое
они могут выставить, их  вожди решили перестраховаться
и  дождаться исхода столкновения между карфагенянами
и римлянами, прежде чем присягнуть одной из сторон. Они
медлили с  отправкой Ганнибалу припасов и  подкреплений,
а  некоторые и  вовсе грубо нарушили свои обещания. Не-
смотря на  страх перед Ганнибалом после стремительной 25 / 32

Клятва Ганниба л а
122
расправы над тавринами, они надеялись, чток римская армия
отвлечет его.По мере продвижения на запад вдоль реки По  Сципион
принуждал живших здесь галлов вступить в его войско. С мо-
мента основания Кремоны и  Плацентии и  последовавшей
войны на этих территориях царили антиримские настроения.
Действия Сципиона обострили и без того напряженную об-
становку, и  достаточно было какого-то символического сиг-
нала, что Ганнибал способен победить римлян в бою, чтобы
галлы начали массово переходить на  его сторону. Но  на  тот
момент Баркиду было мало просто разгромить кримскую ар-
мию. Он хотел, чтобы молва о  нем пошла по  всей Италии ,
достигнув южных городов и племен, развенчав миф о непо-
бедимости Рима и возвестив о наступлении новой эры. Ган-
нибал рассчитывал, что распад римской конфедерации вы-
зовет цепную реакцию, которая начнется с галлов на севере
и стремительно распространится на южные греческие города,
затронув также Сицилию, Сардинию и Корсику. Ему требова-
лась крупная победа, чтобы реализовать эту кстратегию, и он
решил претворить свой план в жизнь на берегу небольшого
притока реки По под названием Тицин. То, что Сципион так быстро достиг Севернокй Италии ,
беспокоило Ганнибала. Несколькими неделями ранее рим-
ский консул находился в  Массилии , а  теперь шел навстречу
карфагенянам во главе армии. Но это войско уступало тому,
которое Сципион отправил в  Испанию под командованием
своего брата Гнея. Его новая армия состояла в  основном
из новичков — детей земледельцев, набранных по всей Ита-
лии и слабо представлявших, что их ждет.
В начале Второй Пунической войны армия римлян мало
напоминала то вымуштрованное и искусное войско, с кото-
рым Гай Марий, Гней Помпей , Юлий Цезарь , Марк Антоний
и  Октавиан Август покорят античный мир в  последующие 26 / 32

Сокрушая римлян
123
столетия. На  тот момент это были легионы численностью
от   до   рекрутов, которых собирали по  всей Ита-
лии . Легионы делились на  манипулы, состоящие из  –
 человек. Каждая манипула складывалаксь из трех шеренг
под командованием центуриона или старшины. В  первом
ряду стояли молодые, неопытные и плохо вооруженные ре-
круты, которых, по  сути, посылали на  убой. Их  первыми
бросали в битву, чтобы остановить натиск противника. Ексли
им это не  удавалось, то  подключалась вторая шеренга, со-
стоящая из  более опытных и  лучше вооруженных солдат,
а остатки выживших в первом столкновении отступали на-
зад. Третья шеренга состояла из  самых опытных ветера-
нов, имевших лучшее вооружение. Они вступали в  битву
в решающий момент, стремясь переломить ее ход. Солдаты
сражались в  шахматном порядке, что позволяло воинам
из  переднего ряда в  случае необходимости отступить под
прикрытие второй шеренги, а  та, в  свою очередь, могла
выступить вперед или отойти под прикрытие третьей ше-
ренги, не нарушая общего строя манипулы. Такое построе-
ние было традиционным для римской армии на  протяже-
нии целого столетия, доказав свою эффективность в  боях
с менее сильными противниками. Но оно оказалось совер-
шенно бесполезным в  сравнении с  тактикой и  изобрета-
тельностью Ганнибала.
Во главе римских армий стояли консулы, избираемые се-
натом и гражданами Рима на один год с правом вести войну
от  имени респуб лики. Прежде всего, консулы были поли-
тиками, а  не  профессиональными военными. В  основном
это были выходцы из патрициев, римской аристократии , ко-
торую волновала лишь политическая карь ера. Военное на-
значение служило средством достижения этой цели. Успех
в римской политике, означавший положение в обществе и со-
лидные доходы, зависел от военных побед и триумфальнокго 27 / 32

Клятва Ганниба л а
124
возвращения в  Рим. Военные успехи способствовали роскту
популярности, а трофеи позволяли покупать голоса и влиять
на результаты выборов через финансирование окбщественных
зрелищ  — кулачных боев, игр и  цирков. А  голоса означали
избрание и  переизбрание на  самые престижные должности
в респуб лике.Пехотинцев набирали в  римскую армию в  основном
из  земледельцев, проживавших в  городах, и  союзнических
племен, известных как socii и  amici  — союзники и  друзья.
Они были связаны с  Римом договором, а  степень их  неза-
висимости зависела от лояльности. Эта гибкая сис тема сою-
зов обеспечивала римскую армию значительным кадровым
резервом, что стало решающим фактором в кборьбе с Ганни-
балом. К  началу Второй Пунической войны Рим в  той или
иной степени контролировал почти весь Апеннинский по-
луостров, за исключением самой его северной части и отда-
ленных уголков Сицилии . Чаще всего римляне подчиняли
новые территории, заключая с  их  жителями подобные до-
говоры, но  порой в  ход шла грубая сила. Сис тема союзов
давала многочисленные преимущества тем, кток активно со-
трудничал с  римлянами, обеспечивая их  деньгами, припа-
сами и воинами. Они находились под защитой Рима и чаще
всего облагались меньшей данью. Пехота и  кавалерия ча-
стично набирались из числа римских граждан, призываемых
на  службу в  критические моменты и  обычно составлявших
вторую и  третью шеренги манипул. Военная служба, или
dilectus, как называли ее сами римляне, была священнокй обя-
занностью каждого гражданина. Солдаты Сципиона присоединились к гарнизонам, разме-
щенным в Кремоне и Плацентии. Но хотя эти части состояли
из  более опытных воинов, они были деморализовакны из-за
поражений в  битвах с  бойями и  инсубрами. Сципион ока-
зался во  главе кучки неопытных, испуганных новобранцевк 28 / 32

Сокрушая римлян
125
и сломленных ветеранов. И с военной, и с психологической
точек зрения это был плохой расклад. Римские солдаты бо-
ялись Ганнибала: репутация человека, который уничтожил
Сагунт , перебросил армию через Альпы и победил тавринов,
опережала его. У  Сципиона не  было времени подготовить
вой ска и  поднять боевой дух, так что он с  тревогой ожидал
первого столкновения с карфагенянами, но все равно продол-
жал быстро двигаться вдоль реки По  навстречу врагу. Другой римский консул, Тиберий Семпроний Лонг , спе-
шил на  помощь Сципиону с  подкреплением. В  начале года
Семпрония отправили на Сицилию готовиться к вторжению
из Северной Африки, но, как только сенат узнал, что Ганни-
бал идет через Альпы, приказ изменился. Семпроний покки-
нул Сицилию, высадился на самой южной оконечности Апен-
нинского полуострова и всего за  дней добралскя до города
Аримин (совр. Римини) на Адриатическом побережье. Там он
повернул на  северо-запад и  отправился на  подмогу Сципи-
ону, чтобы совместными силами отразить атаку Ганнибала.
Но пока подкрепление не прибыло, Сципиону приходилось
противостоять врагу собственными силами.
Он переправился через По и разбил свой лагерь на берегу
реки Тицин (совр. Тичино) примерно в  км от нынешнего
Милана. В то же время римляне остановились на восточном
берегу между современными городами Павия и Виджевано.
Сципион считал, что Ганнибал находится где-то на противо-
положном берегу реки, и обратился к своим воинам с вооду-
шевляющей речью, чтобы поднять их моральный дух и вдох-
новить на битву. Его армия нуждалась в подобной проповеди.
Большая часть солдат, скорее всего, вообще не понимала, по-
чему их оторвали от хозяйств и поселений и заставили мар-
шировать через всю Италию, чтобы сражатьсяк с пунийцами.
В армии и политических кругах Рима были наслышаны о так-
тическом гении непобедимого Ганнибала и его яростном нраве 29 / 32

Клятва Ганниба л а
126
в бою. Он впечатлил Сципиона стремительным переходом
через Альпы, а теперь римскому консулу нужно было под-
готовить своих зеленых новобранцев к квстрече с Баркидом.Несмотря на уважение, которое сила карфагенской армии
вызывала у Сципиона, перед солдатами он решил ее преумень-
шить. Он напомнил им, что их отцы уже побеждали Карфа-
ген в Первой Пунической войне. Он сравнил солдат Ганни-
бала с «при зраками, едва сохранившими внешнее подобие
людей, изнуренными голодом и холодом, грязью и вонью,
изувеченными и обессиленными лазаньем по скалам и утесам,
с отморо женными конечностями, онемевшими в снегах мыш-
цами, окоченевшими от стужи телами, притупленным и поло-
манным оружием, хромыми и еле живыми лошадьми»
. По его
словам, во время перехода через Альпы карфагеняне поте-
ряли две трети личного состава. Но даже незадолго до него,
на берегу Роны, когда у Ганнибала было в два раза больше лю-
дей, чем сейчас, им не хватило смелости принять бой и они
предпочли бежать в горы. Победа в грядущей битве будет на-
столько легкой, говорил Сципион, что останется лишь покбла-
годарить Альпы, сделавшие заранее их работу.
Затем Сципион напомнил, как Баркид нарушил пекреми-
рие, заключенное после Первой Пунической войны , и веро-
ломно напал на Сагунт . Он назвал карфагенянина «молодым
выскочкой и преступником, которому вскружило голову че-
столюбие». Закончил речь Сципион так, как веками делали
полководцы, вдохновляя солдат на  бой: призвал воинов за-
щитить свое имущество, честь своих жен и жизнь своих де-
тей. Но, несмотря на все сказанное, в ночном уединении Сци-
пион наверняка с  тревогой размышлял о  шансах на  победу.
Ганнибал был серьезным противником, под командованием
которого находились опытные наемники . Как и большинство
римлян, Сципион был суеверен и считал победу результатом
божественного вмешательства, и потому серьезно относился 30 / 32

Сокрушая римлян
127
к предзнаменованиям. Той ночью над его шатром завис рой
пчел, а в лагерь проник волк, убив несколько солдат. Для суе-
верного человека это были плохие знаки.Неподалеку к  западу от  римского лагеря Ганнибал гото-
вил своих людей к первому столкновению с римлянами. Его
солдаты выстроились в  большой круг, в  центр которого по-
местили нескольких пленных галлов , которым предложили
сразиться один на один. Победитель каждой схватки мог вер-
нуться домой или присоединиться к  войску. Проигравших
от  плена освобождала смерть  — это был выбор Хобсона*.
Не имевшие альтернативы галлы бились друг с другом отча-
янно и храбро, чем впечатлили карфагенян. Когда последний
поединок был окончен, Ганнибал объяснил своим солдатам,
что устроил эти соревнования не  для развлечения, а  чтобы
показать всю опасность их  положения. Они находились да-
леко от дома и никак не могли избежать сражения с римской
армией. Вернуться в Испанию невозможно, так как перевалы
засыпаны снегом. Дальше на  юг в  сторону Генуи находится
Лигурийское море, но  у  них нет кораблей, чтобы его пере-
плыть. Жизнь карфагенских воинов, как и ктех сражавшихся
друг с  другом галлов, зависела теперь только от  их  отваги
и мастерства. Бежать было некуда. Поражение означало раб-
ство или мучительную смерть и  безымянную неглубокую
могилу в  Италии . А  победа сулила достаточно денег, чтобы
каждый из них мог почувствовать себя царем, а также рабов ,
славу и почет. Ганнибал обещал, что каждому солдату, отли-
чившемуся на поле боя, будет дарован не облагаемый нало-
гами земельный участок на выбор — в Италии, Испании или
Африке. Каждый сможет стать гражданином Карфагена, если
* То есть отсутствие вариантов. Выражение связано с Томасом Хобсоном, владевшим конюшней в Кембридже в XVI–XVII вв. и предлагавшим
клиентам взять лошадь из ближнего ко входу стойла либо не брать во-
обще. — Прим. пер. 31 / 32

Клятва Ганниба л а
128
захочет. Это была более чем заманчивая перспектива для лю-
дей, у которых почти ничего не было в жизни.Чтобы еще больше укрепить их  моральный дух, Ганни-
бал напомнил о  проделанном ими долгом пути из  Испа-
нии и многочисленных побежденных племенах. Он отметил
личные заслуги солдат в каждом из отрядов — североафри-
канцев, наемников , испанских кельтов-союзников и  своих
со отечественников. Ганнибал отдал должное галлам из  Се-
верной Италии , которые присоединились к его армии, чтобы
освободить свои земли от  заносчивых и  алчных римлян,
пытавшихся их  поработить, ведь цель этой битвы и  самой
войны — защитить и освободить всех от римских захватчи-
ков
. Затем Ганнибал предался воспоминаниям о том, как рос
в  армейских лагерях в  Испании и  из  мальчика превратился
в мужчину в окружении ветеранов. Под их бдительным взо-
ром он обучался искусству войны, и именно они выбрали его
своим командиром после смерти Гасдрубала. В  заключение
Ганнибал напомнил, что римское войско состоит из неопыт-
ных новобранцев и  немногочисленных ветеранов, изрядно
измученных галлами. Сципиона ничто не  связывало с  его
солдатами, и его войско не шло ни в какое сравнение с бес-
страшными карфагенянами, вместе выдержавшими испы-
тание Альпами. Ганнибал призвал своих воинов набраткься
мужества и  презреть возможную смерть. После чего он об-
ратился к Баалу с мольбой о победе и правой рукой размоз-
жил череп ягненка, лежавшего на  спешно сооруженном ал-
таре. Причем античные источники утверждают, что Ганнибал
не испытывал ни страха, ни уважения к богам. Толпа солдат
одобрительно взревела и начала готовиться к битве. Воины Сципиона разбили лагерь на восточном берегу Ти-
цина, обнесли его частоколом для защиты и возвели над ре-
кой временный мост. Затем перешли на  противоположный
берег и приступили к поискам Ганнибала.Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Сокрушая римлян
129
Несмотря на пафосные речи полководцев, первое сраже-
ние, происходившее на равнинной территории между совре-
менными городами Ломелло, Виджевано и  Павией, скорее
напоминало мелкую стычку. В бой вступила конница, и афри-
канцы Ганнибала быстро получили преимущество на откры-
той местности, разгромив хуже обученных и менее опытных
римлян. Сципион был ранен и упал с лошади, а карфагеняне
словно волки стали кружить вокруг него. В  последний мо-
мент консула чудом выхватил из  лап смерти его -летний
сын
. Через   лет этот самый мальчишка будет командо-
вать римской армией и разобьет Ганнибала в Северной Аф-
рике, чем положит конец войне. Юный Сципион влетел
на своем коне прямо в ряды изумленных карфагенян и, раз-
метав их по сторонам, спас отца и бежал. Римляне отступили
к Плацентии и стали дожидаться прихода Семпрония. И хотя
их потери были невелики, все же поражение укрепило страх
перед Ганнибалом и задало тон предстоящим более крупным
сражениям. Баркид очень быстро превратился в мифическую
фигуру для суеверных римлян, считавших, что он обладает
сверхчеловеческими способностями и  не  может быть побе-
жден простыми смертными. Слухи о  победе карфагенян распространялись, и  галлы
снова отправили послов в  знак лояльности и  поддержки,
но опять не выполнили своих обещаний предоставить под-
крепления и  припасы. Испытывая критическую нехватку
провизии, Ганнибал послал кавалерию захватить римсккое
зернохранилище в  Кластидие примерно в    км от  реки
По   возле современного Кастеджо. Римский командир был
родом из  Брундизия на  юге Италии и  легко сдал храни-
лище, перейдя с  гарнизоном на  сторону пунийцев в  обмен
на   золотых. Вместе со  своими солдатами он стал пер-
вым из «италийских союзников», присоединившихся к Ган-
нибалу. 1 / 32

Клятва Ганниба л а
130
Баркид разбил лагерь в    км от  Плацентии и  каждый
день посылал отряды африканских всадников к  римскому
лагерю, чтобы издевками и оскорблениями спровоцировать
их на битву. Сципион, который все еще не оправился от ран,
приказал солдатам не выходить за пределы укреплений и до-
жидаться прибытия войска Семпрония. Но дерзость карфа-
генской кавалерии впечатлила галлов , обслуживавших рим-
лян. Их восхищение росло с каждым днем и вкупе с обидой
на принудивших их к службе римлян привело к тому, что они
решили переметнуться на  сторону Карфагена. Чуть больше
двух сотен галлов дезертировали на рассвете, обезглавив при
этом несколько часовых и спавших рядом солдат. Сложив от-
резанные головы в мешки, они с гордостью поднесли их Ган-
нибалу в знак своей верности. Сразу же после этого происшествия Сципион отвел сквое
войско южнее в  более безопасное место на  холмах, возвы-
шающихся над восточным берегом Треббии   — еще одного
притока По. Консул опасался того преимкущества, которое
кавалерия и слоны Ганнибала имели над его войском на рав-
нинной местности. Чтобы еще больше укрепить выбранный
форпост, римляне вырыли ров шириной в  несколько сотен
метров, возвели за ним частокол и стали дожидаться прибы-
тия Семпрония. Их  второй лагерь, вероятно, находился ря-
дом с современным городком Пьеве-Дульяра (Pieve-Dugliara),
всего в паре километров от деревни Ривергаро, куда можно
добраться по  шоссе SP  до  Плацентии. Этот район автор
исследовал особенно тщательно, работакя над книгой. Когда Семпроний наконец добрался до лагеря, он рвался
в бой. Хотя у него и был опыт командования, Тиберий в пер-
вую очередь был политиком и  хотел одержать быструю по-
беду над Ганнибалом, рассчитывая прославиться и к про-
двинуться по  карь ерной лестнице. Ничто не  могло с  этим
сравниться для человека его положения в римском обществе. 2 / 32

Сокрушая римлян
131
Для того чтобы получать и  сохранять высшие посты, веду-
щим римским аристократам надлежало заслужить славу
и  почет (fama et gloria), одержав заметные военные победы
во благо римского народа (Populi Romani). Срок службы Сем-
прония в  качестве консула истекал, и  он стремился завер-
шить его триумфом, достойным его амбиций. Порывкистый
и властный, Тиберий был полной противоположностью осто-
рожному Сципиону. Сципион настаивал, что разумнее избегать бокя с  Ганни-
балом, так как на  дворе уже был поздний декабрь и  погод-
ные условия стали ухудшаться. Ночи были длинные, дни
холодные, начались снегопады. Сципион склонялся к  тому,
чтобы оставить войско на зимних квартирах, где не было не-
достатка в  провизии, имелось оборонительное преимуще-
ство, а  солдаты могли прийти в  себя после поражения при
Тицине. Он был уверен, что армии консулов нужно объеди-
нить, повысить их боеспособность, адаптировать к новой сис-
теме управления, придать солдатам уверенности в себе и со-
гласованности их действиям, прежде чем вступать в схватку
с Ганнибалом. Ведь такого противника не стоило недооцени-
вать. Сципион не сомневался, что в отсутствие перспективы
драки и наживы галлы со временем заскучают и разбредутся
на  зиму по  своим домам. Без союзников снабжение армии
Ганнибала продовольствием сведется к  ресурсам местной
бесплодной земли. В нужный момент, к примеру ранней вес-
ной, в  зависимости от  погодных условий набравшиеся сил
легионы смогут выйти из  лагеря, чтобы настичь ослаблен-
ных карфагенян. Но  Семпроний не  хотел об  этом слышать. Для него за-
держка была неприемлема, идея остаться в  лагере на  всю
зиму шла вразрез с  его импульсивной натурой и  надвига-
ющимися выборами в  Риме. Под предлогом ранений Сци-
пиона Семпроний возглавил оба войска, которые вместе 3 / 32

Клятва Ганниба л а
132
насчитывали около    римлян,    вспомогательных
отрядов  — «союзников Рима» и  примерно  всадников.
Семпроний приказал им готовиться к битве. Ганнибал разбил
свой лагерь на  западном берегу Треббии (скорее всего, это
территория современного гольф-клуба Croara Country Club,
недалеко от  шоссе SP ) в  ,  км от  самой реки. Его ар-
мия с учетом новых союзников выросла до   человек.
Силы сторон были примерно равны, но  римлянам не  хва-
тало опыта, их боевой дух упал из-за череды поражений, они
опасались ненадежных галлов в  своем лагере и  были сбиты
с толку противостоянием нетерпеливого Семпронияк и осто-
рожного Сципиона. Их единственным преимуществом была
надежная оборонительная позиция, но именно этим Тиберий
Семпроний Лонг собирался поступиться. Ганнибал, не  зная о  планах Семпрония, думал над тем,
как выманить римлян из  лагеря на  равнину, где они будут
наиболее уязвимы для его слонов и кавалерии. Он разослал
кавалерийские отряды по  всей округе, чтобы те грабили
и жгли города и деревни преданных Риму галлов . Те начали
требовать помощи у  римлян, и  Семпроний был вынужден
выслать на защиту часть своей конницы. Согласно плану Ган-
нибала, при столкновениях с конницей противника его кава-
лерия уступала, вселяя в  римлян чувство ложной уверенно-
сти и еще больше подталкивая Тиберия к битве. Баркид тщательно разведал территорию между Треббией
и  своим лагерем. Он нашел подходящее для битвы место
с  большим и  густо поросшим кустарником оврагом. Ганни-
бал был уверен, что сможет спрятать там часть своих солдат,
особенно если пойдет дождь или снег, и  римляне в  боевом
задоре не заметят их в тусклом свете зимнего солнца. В ре-
шающий момент этот отряд нападет на  врагов из  засады.
Успех плана зависел от двух вещей: останутся ли воины в за-
саде незамеченными и  удастся  ли карфагенянам выманить 4 / 32

Сокрушая римлян
133
противника из лагеря на открытое прострканство возле реки.
Ганнибал подозревал, что Сципион слишком осторожен для
этого, но с Семпронием его план мог сработать.Перед рассветом в  назначенный день Баркид отправил
свою африканскую кавалерию за  реку к  римскому лагерю.
Было холодно, шел легкий снег. Африканцы начали дразнить
римских часовых, чтобы спровоцировать кСемпрония на  не-
подготовленную атаку. Карфагенянам было нужно, чтобы он
поддался эмоциям и  не  успел все обдумать. Пока всадники
Ганнибала выступали в качестве приманки, его солдаты в ла-
гере готовились к  битве: проверяли оружие, надевали до-
спехи, завтракали и натирались маслом для дополнительной
защиты от  холода. Завершив приготовления, они выдвину-
лись на позиции. Ганнибал заранее отправил тысячу пехотинцев и  при-
мерно столько же конных воинов под командованием своего
младшего брата Магона в засаду в овраг возле реки, где они
терпеливо дожидались дальнейшего развития событий. Сем-
проний заглотил приманку и  приказал солдатам выступить
из лагеря. Сначала всадники, а затем и пехотинцы, не имея
никакого четкого плана, начали хаотично гоняться за афри-
канцами по  равнине. Те  же, напротив, четко представляли,
что делают, и изобразили паническое отступление, вымани-
вая римлян еще дальше от безопасных стен лагеркя. Семпро-
ний, поддавшись эмоциям и  предвкушая победу, выступил
со всем своим войском к реке. Римляне не успели даже позавтракать. Под воздействием
адреналина, они преследовали африканцев кс  ложным ощу-
щением скорой победы. До сих пор Семпроний видел врага
только бегущим и был уверен в своем триумфе. Но Сципион,
вынужденный из-за ранений оставаться в  шатре, смотрел
на ситуацию иначе и беспокоился за исход сражения. Афри-
канская конница переправилась на  дальний берег Треббии , 5 / 32

Клятва Ганниба л а
134
двигаясь с  такой скоростью, чтобы римляне не  отставали
слишком сильно. Но мощный холодный речной поток охла-
дил пыл римлян. Вода вызывала окоченение, хотя и доходила
им лишь до  груди. Римляне пытались добраться до  проти-
воположного берега, но силы уже начали их покидать. Про-
бежав около километра в  своих доспехах, они оказались
в студеной воде и теперь, насквозь промокшие, замерзшие,
уставшие, голодные, были вынуждены карабкаться на берег
и продолжать бороться.
На той стороне реки противника ждал Ганнибал во главе
выстроившейся в  боевом порядке армии. Африканские
всадники прикрывали фланги, а  пехота, состоявшая пре-
имущественно из  галлов и  иберов, развернулась широкой
цепью лицом к надвигавшемуся противнику. За ней Ганни-
бал поставил слонов и самых опытных наемников . Выбрав-
шиеся из реки римляне были измотаны и стали выдыхаться.
Заманившая их  в  воду конница развернулась и  обруши-
лась на  фланги легионеров, нанеся тем серьезный ущерб.
Вырвавшиеся вперед римские пехотинцы вступили в  бой
с  карфагенской пехотой, и  африканская кавалерия напала
на  противника с  тыла. В  этот момент выступили слоны,
но  их  атака получилась неоднозначной. Сначала римляне
запаниковали, но легковооруженные пехотинцы в авангарде
стали бросать копья в  глаза животным, обратив их  против
своих же солдат. Пока испуганные слоны пытались сбежать,
римляне стали колоть их копьями пониже хвостов, где кожа
мягче и нежнее. Животные безумствовали от боли, некото-
рые получили смертельные раны и погибли. Видя это, Ган-
нибал приказал перевести оставшихся слонов на  фланги,
где в тандеме с конницей их можно было использовать эф-
фективнее.
Обе армии в  полном составе вступили в  бой, и  в  этот
момент отряд Магона вышел из  засады. От  неожиданности 6 / 32

Сокрушая римлян
135
римляне пришли в  замешательство. Их  фланги и  так нахо-
дились под серьезным давлением слонов и всадников Ганни-
бала, и после атаки Магона с тыла римская армия дрогнула.
Уже было позднее утро, и  легкий снегопад предрассветных
часов превратился в холодный проливной дождь.   рим-
лян удалось прорваться через галлов в центре карфагенской
армии, после чего они сбежали на  северо-восток к  Плацен-
тии несмотря на то, что до нее было более  км.Столь массовое дезертирство еще больше ослабило и без
того нестройные ряды римлян, которые начали беспорядочно
отступать к  реке. Теперь у  Ганнибала было не  только такти-
ческое и психологическое, но и численное преимущество над
Семпронием. Во  время отступления многие римляне были
убиты африканскими всадниками или растоптакны слонами.
К полудню дождь настолько усилился, что Ганнибал приказал
своим войскам остановить погоню у к реки и  вернуться в  ла-
герь. Его солдаты были истощены, но ликовали. При Треббии
они одержали свою первую победу над римским консуль-
ским войском, причем сам бой превратился в  резню. Ган-
нибал блестяще использовал тактические, погодные, ланд-
шафтные и психологические преимущества, чтобы победить
Семпрония. Потери карфагенян были минимальны, поктому
что основной удар приняли на  себя галлы   — сценарий, ко-
торый полководец будет использовать из раза в раз на про-
тяжении всей Второй Пунической войны .
Битва при Треббии   — отличный пример тактики, кото-
рую Ганнибал будет с  успехом применять против римлян
на протяжении следующих десяти лет, пока она не обернется
против него же самого в Северной Африке. Его главной це-
лью было окружить противника. Ганнибал бросал менее на-
дежных и  ценимых бойцов  — галлов и  иберов  — в  гущу
боя, чтобы они приняли на  себя первый удар римской пе-
хоты и  понесли основные потери. Когда их  силы начинали 7 / 32

Клятва Ганниба л а
136
иссякать, он посылал опытных и  вышколенных наемников
и использовал конницу на флангах, чтобы повернуть ход сра-
жения в свою пользу. Такой была тактика, раз за разом при-
носившая ему победы над римлянами. В битве при Треббии Ганнибал захватил большое количе-
ство пленных. Их сразу разделили на три группы — римлян,
итальянцев и галлов . С римлянами обращались жестоко, за-
ковывая в наручники и сажая на голодный паек. Италийцев
и галлов кормили и отпускали по домам без какого-либо вы-
купа. Это имело огромный психологический эффект. Рим-
ляне были раздавлены, видя, как их торжествующих и преис-
полненных благодарности союзников кормят и освобождают.
Ганнибал попросил их передать от него послание: он пришел
в  Италию, чтобы вести войну с  римлянами, а  не  с  италий-
цами и галлами. Его цель — освободить Апеннины от рим-
ского владычества, и  он рад всем, кто предпочтет присо-
единиться к нему. Все это было частью его плана по расколу
римской конфедерации.
Семпроний и еще не оправившийся от ран Сципион от-
вели остатки своего разгромленного вкойска в более укреплен-
ный лагерь в Кремоне. Ганнибал, по всей видимости, не ме-
шал их отступлению и даже позволил пройти в нескольких
километрах от своей стоянки. Возможно, причиной была уста-
лость его людей, из-за которой он не решился на еще один
бой. Римляне остались в Кремоне на всю кзиму, а Семпроний
отправился в Рим, чтобы проследить за ходом голосования
и объясниться перед сенатом за свой провал. Зиму – г.
до н. э. Ганнибал провел в лагере, ожидая обещанное галлами
продовольствие. Но поставок все не было, и тогда он разослал
по округе всадников, чтобы грабить города и деревни. Это
была холодная зима, и все слоны, кроме одного, погибли
.
Сципион провел зиму в Кремоне, не имея возможности или
не желая сражаться с Ганнибалом. 8 / 32

Сокрушая римлян
137
В  Риме новость о  поражении восприняли со  страхом
и  гневом. Сенаторы потребовали объяснений, ккак два рим-
ских консула могли проиграть африканцу и  его наемникам .
Семпроний винил во  всем погоду  — снег, дождь и  холод.
Потом он рассказал, как, рискуя жизнью, избежал встречи
с  вражеской конницей, опустошающей Северную Италию,
чтобы предстать перед сенатом. Поначалу ему поверили,
но,  по  мере того как всплывали новые детали и к проявлялся
истинный масштаб поражения, сенаторы стали относиться
к решениям консула критичнее. Хотя Семпроний впал в  немилость, его не  отдали под
суд. Риму не хватало генералов, поэтому Тиберия назначили
проконсулом*, приказали вернуться в Кремону и Плацентию
и  возглавить там  войско. Консулами были выбраны плебей
Гай Фламиний и  патриций Гней Сервилий . Сенат поручил
им набрать новую армию и  добиться дополнительной под-
держки от греческих городов на Сицилии и юге Италии . Об-
щее число призванных на  службу римлян достигло весной
 г. до н. э. почти   человек, которые были разделены
на  легионов. Затраты на вооружение и содержание такого
количества людей были обеспечены отчасти за счет девальва-
ции валюты, отчасти за счет сокращения содержания бронзы
в монетах, которыми расплачивались за поставки продоволь-
ствия и с самими солдатами. Но за следующие несколько лет
резервы золота и  серебра в  римской казне настолько исто-
щились, что Рим был вынужден еще больше обесценить мо-
нету и  повысить налоги. Это вызвало раздражение среди
римлян и  их  италийских союзников. Должники  — преиму-
щественно мелкие землевладельцы, которых в  основном
и  призывали на  военную службу,  — в  целом положительно
* Подразумевалось временное исполнение обязанностей консула, хотя срок его полномочий истек. — Прим. пер. 9 / 32

Клятва Ганниба л а
138
встретили девальвацию валюты. Но эта мера не нашла под-
держки у наиболее зажиточных патрициев, с которыми кре-
стьяне должны были рассчитываться.Не  все сформированные той весной легионы октправили
сражаться с  Ганнибалом. Два из  них уже находились в  Ис-
пании под командованием младшего брата Сципионак, кото-
рому приказали присоединиться к  ним в  качестве прокон-
сула. Один легион разместился на Сардинии, а еще два были
отправлены на Сицилию. Два остались в резерве на случай,
если придется защищать Рим, а  два других посланы на  се-
вер Италии в  качестве подкрепления для остатков войска
Семпрония. Стратегия борьбы с  Ганнибалом была пересмо-
трена. Апеннинские горы, растянувшиеся хребтом поксреди
полуострова, предполагалось использовать как естествен-
ный защитный барьер на  пути карфагенян к  Риму. Армия
располагалась по  обе стороны горной цепи возле каждой
из  двух основных дорог, ведущих с  севера через перевалы
в  город. Для контроля над центральными перевалами Фла-
миний занял Арреций ( совр. Ареццо) к  югу от  современной
Флоренции, а Сервилий двинулся на восток к Римини, чтобы
не  позволить Ганнибалу обойти северные оконечности гор
и пройти по Адриатическому побережью. Весной  г. до н. э. Ганнибал был готов выступить в Цен-
тральную Италию. Его армия была больше и лучше оснащена,
чем та, с которой он пересек Альпы несколькими месяцами ра-
нее, правда, галлов Баркид по-прежнему считал ненадежными
и склонными к предательству. И хотя карфагеняне нуждались
в них, чтобы компенсировать численный перевес римлян,
Ганнибал относился им с таким недоверием, что временами
опасался за свою жизнь. Он постоянно менял облик, даже
объезжая лагерь или находясь на марше, чтобы избежать по-
кушения
. Для этого Ганнибал надевал один из многочислен-
ных париков и, очевидно, пользовался косметикой. Видимо, 10 / 32

Сокрушая римлян
139
он не забыл о том, как галлы убили его зятя. Галлы обратили
внимание на то, что новый предводитель бросил их вместе
с иберами в самую гущу схватки в битве при Треббии , где
они понесли самые большие потери. Столкновения между
карфагенянами и римлянами происходили на их территории,
и галльские племена страдали от грабежей и поджогов и от тех
и от других. Им не терпелось двинуться на юг и начать маро-
дерствовать на римских и италийских землях.к Ганнибал мог выбирать между двумя маршрутами. Один
вел напрямую в Этрурию через западные оконечности Апен-
нинских гор. Другой шел вдоль реки По к Адриатическому
побережью и затем на юг и в силу равнинного рельефа мест-
ности был гораздо удобнее для передвижения большой ар-
мии. Почему-то Ганнибал решил пойти в горы. Это наводит
на мысль, что, возможно, он намеревался встретиться с кар-
фагенским флотом возле Пизы на берегу Лигурийского моря.
В древних источниках не сообщается, где именно Ганнибал
перешел Апеннины. Есть лишь упоминание, что он воксполь-
зовался полу заброшенной дорогой и в итоге забрел в боль-
шое болото. Мной были обнаружены три возможных пути
от восточных отрогов гор в Центральную Италию. Первый
ведет к истокам Треббии , затем следуют подъем на сравни-
тельно невысокую гору и спуск к морю возле Генуи. Второй
идет по долине реки По  до Пармы, затем в горы и выводит
к Специи, которая также расположена на побережье, но юж-
нее Генуи и ближе к Пизе. Но в этих районах нет болот. Тре-
тий маршрут ведет от Болоньи прямо в горы и спускается
к Пистое на северо-западе от Флоренции. Здесь над сравни-
тельно неглубоким ущельем и в наши дни пролегает мало-
используемая и опасная дорога (SS ). Вполне возможно,
что именно ею воспользовался Ганнибал. Ранней весной он
дважды пытался перейти через Апеннины. В первый раз снеж-
ный шторм, который превосходил своей яростью все, с чем 11 / 32

Клятва Ганниба л а
140
карфагенянам довелось столкнуться в Альпах, вынудил вой-
ско повернуть назад. Но примерно через неделю им удалось
перейти через горы.К югу от Пистои и примерно в  км к западу от Флорен-
ции возле Фучеккьо находится крупная заболоченная тер-
ритория, возникшая в результате регулярных разливов реки
Арно . Когда войско Ганнибала вступило в топи, он приказал
галлам занять место в  середине колонны между африкан-
ской пехотой и  нумидийскими всадниками . Это была мера
предосторожности. Галлы бесконечно жаловались на условия
во время марша, могли симулировать болезнь и даже пыта-
лись дезертировать, если продвигаться вперед становилось
труднее. Когда авангард карфагенской армии вступил в топи,
вода едва доходила солдатам до щиколоток. Но тем, кто шел
следом, приходилось сложнее, поскольку почва размягчалась
под ногами тысяч людей и  животных. Колонна еле ползла,
ей потребовалось четыре дня и  три ночи, чтобы проторить
путь через болота. При этом солдаты практически не спали,
оставаясь на ногах. На отдых им отводилось лишь несколько
ночных часов, и тогда многие воины ложились на трупы жи-
вотных, чтобы не угодить в солоноватую болотную воду. Ло-
шади захромали, так как их копыта, постоянно находившиеся
в  воде, стали гнить. Некая болез нь, похожая на  лихорадку,
выкосила немало людей и  животных. Инфекция поразила
глаз Ганнибала, и, согласно древним источникам, кожа на его
лице сочилась кровью. Так как у  предводителя карфагенян
не было ни времени, ни желания обращаться к лекарям, он
перестал видеть этим глазом. Хотя не  исключено, что это
произошло как раз в результате лечения, которое в то время
зачастую вредило больше, чем сами болезни. Ганнибал ехал
на последнем выжившем слоне, огромном животнокм из Ин-
дии по  кличке Сириец. Но  из-за инфекции, подкосившей
полководца, зачастую его приходилось нести в паланкине. 12 / 32

Сокрушая римлян
141
Выбравшись из  болот, карфагеняне вступили на  земли
процветающей Этрурии и  повернули на  восток в  сторону
городка Фезулы возле современной Флоренции. Оттуда Ган-
нибал стал рассылать разведчиков на  юг. Тот факт, что вой-
ско ушло от  Пизы , свидетельствует о  том, что карфагеня-
нам не  удалось добраться до  города и  Ганнибалу пришлось
изменить свои планы. При этом нужно отметить, чток мы
находимся в  полном неведении относительно того, каковы
именно они были и намеревался ли Ганнибал в действитель-
ности идти на Рим. От  Фезул его армия двинулась на  юг по  Валь-ди-Кьяна
(Val di Chiana), протянувшейся к западу от Арреция, чтобы из-
бежать столкновения с отрядами Фламиния . И хотя в источ-
никах дается исчерпывающий портрет и Ганнибала, и самого
Фламиния, и оценка их личностей и стратегии, в них ничего
не говорится о пути карфагенян от Фезул к Аррецию. Антич-
ные историки используют достаточно расплывчатые фор-
мулировки вроде «плодородные равнины Этрурии» и  «горы
Кортоны ». Подразумевается, что Ганнибал двинулся на  юг
напрямик по существовавшим этрусским дорогам, благодаря
которым войско могло развивать максимальную скорость
и  удовлетворять свою потребность в  провизии. Но  в  то  же
время именно эти дороги римляне должны были охранять
особенно тщательно. При передвижении войска Ганнибал да-
вал ему полную свободу в  отношении местного населения.
Они грабили цветущие города и деревни, насилуя и убивая.
Ганнибал не  пытался сдерживать их, так как рассчитывал
тем самым вынудить Фламиния покинуть безопасные стены
лагеря у  Арреция. Как и  Семпроний, новый консул отли-
чался порывистым нравом, и  Ганнибал был уверен, что ему
не удастся сдержать себя при виде полыхающей округи. Остается загадкой, как Ганнибалу удалось проскользнуть
мимо римской армии в  Арреций. Так как прямая дорога 13 / 32

Клятва Ганниба л а
142
на  Кортону , скорее всего, охранялась, он мог пройти к  вос-
току от Арреция и повернуть на юг под прикрытием холмов,
окружающих Кастильон-Фьорентино. В этом случае римляне
могли даже не  догадываться о  передвижениях врага. Такой
маршрут мог вывести Ганнибала к северным окраинам Кор-
тоны. Другой возможный путь начинается у  Ангьяри* и  ве-
дет на юго-восток к тем же холмам. Но эта местность трудно
проходима даже для современного кроссовера, не говоря уже
о двигавшейся пешком армии. Также из источников неясно, как именно оба войска пок-
пали от Кортоны к Тразименскому озеру , где состоялась сле-
дующая битва. Самый короткий путь идет от  города на  юг
к деревням Оссая и Теронтола и выводит к западной оконеч-
ности озера. Но существует и полузаброшенная дорога, веду-
щая на северо-запад от Кортоны через долину Перго , потом
через Пьяццано к деревне Сангинетто . Большая часть совре-
менных историков сходятся во мнении, что битва состоялась
именно на территории между озером и Сангинетто. В то же
время античные историки указывают, что самый короткий
путь к Тразименскому озеру пролегал мимо Арреция и Кор-
тоны. Непонятно, воспользовался  ли им Ганнибал. Един-
ственное, что нам точно известно,  — он первым добрался
до озера, каким-то чудом оказавшись в тылу у римлян. В  этот момент произошло любопытное событие, опкиса-
ние которого можно найти у поэта Силия Италика , хотя со-
временные исследователи ставят его свидетелькства под со-
мнение. Посланники из  Карфагена попытались добраться
до  Ганнибала в  Центральной Италии и  сообщить ему, что
его юный сын станет частью ежегодного подношения богу
Баалу
. Извечный соперник Баркидов Ганнон убедил карфа-
генский сенат включить единственного ребенка Ганнибала
* Город к северо-востоку от Ареццо. — Прим. пер. 14 / 32

Сокрушая римлян
143
в число жертв. Жена Ганнибала Имилька яростно выступила
против, и  сенаторы, опасаясь гнева полководца, если жерт-
воприношение свершится без его ведома, отправили гонцокв,
чтобы получить его одобрение. Ганнибал ответил, что маль-
чишку нужно пощадить, чтобы он продолжил борьбу с  Ри-
мом, если его самого убьют. За  сохранение жизни сыну он
пообещал умилостивить Баала, убив тысячу рикмских солдат
в  предстоящей битве. По  свидетельству Италика, ребенок
родился как раз перед началом похода из Иберии в Италию
и вписывался в возрастной диапазон, который, как считают
археологи и суд медэксперты, соответствовал традиции жерт-
воприношения в  Карфагене. Однако непонятно, как послы
сумели найти Ганнибала в  Центральной Италии, и  поэтому
считается, что Италик мог выдумать эту исторкию два сто-
летия спустя для усиления драматического эффекта своего
произведения. Фламиний впал в ярость, узнав, что карфагеняне грабят
округу, и  приказал армии готовиться к  выступлению. Его
офицеры, помня о поражении Семпрония у Треббии , совето-
вали не вступать в бой с Ганнибалом, пока не будет разрабо-
тана эффективная стратегия. Но Фламиний, как и проконсул,
думал о быстрой победе и своей репутации в Риме и не при-
слушался к  их  словам. Сенат давил на  него, рассчитывая,
что римским командирам удастся перехватить инициативу
в этой войне. Фламиний покинул лагерь, едва увкидев столбы
черного дыма, поднимающегося от  деревень, но  Ганнибал
избежал столкновения с ним и стал двигаться на юг. Как вы-
яснится позже, римлянам стоило опасаться этого маневкра. Как только Фламиний заглотил наживку и бросился в по-
гоню, Ганнибал неожиданно повернул на восток к югу от Кор-
тоны и направился к Тразименскому озеру на границе между
современными Тосканой и Умбрией. Он разместил свое вой-
ско в узкой долине, ограниченной с одной стороны холмами, 15 / 32

Клятва Ганниба л а
144
а  с  другой  — водой. Попасть в  эту долину, известную как
Туоро, можно было через перевал Боргетто на северок-запад-
ном берегу озера. Сейчас в это место легко попасть по феде-
ральной трассе  / , которая соединяет Сиену с Перуджей,
но  лет назад перевал должен был быть гораздо у же, ведь
с  тех пор озеро заметно обмельчало. Согласно повторному
исследованию, основанному на новых топографических дан-
ных, береговая линия находилась гораздо выше, еще больше
сужая пространство, на  котором произошла битва при Тра-
зименском озере . Окруженная на  востоке холмами долина
протянулась примерно на  полтора километра вдоль озера.
У попавших в нее через перевал римлян была окчень ограни-
ченная возможность для маневра. Именно здесь Ганнибал
устроил ловушку для Фламиния. Он выстроил афркиканские
и  иберские отряды на  восточном конце долины, а  конницу
спрятал на ее западном краю. Его лучшие пехотинцы заняли
место на  склонах холмов над перевалом. К  рассвету следу-
ющего дня солдаты Ганнибала уже обосновались на  своих
позициях, оставаясь при этом вне поле зрения противника. Ранним июньским утром   г. до  н. э. Фламиний ввел
свои войска в  проход между холмами. Они двигались мед-
ленно, укутанные туманом, накрывшим всю долину. Туман
был столь плотным и  вязким и  висел так низко над зем-
лей, что посланные римлянами разведчики с трудом видели
дальше чем на  несколько метров. Из  осторожности они по-
вернули назад, но  Фламинию не  терпелось вступить в  бой
с Ганнибалом, и он приказал колонне двигаться вперед всле-
пую. Как только большая часть римской армии оказалась
в  долине и  туман начал рассеиваться, ее атаковали с  трех
сторон. Плохая видимость вкупе с  эффектом неожиданно-
сти привели римлян в смятение, не позволив им выстроиться
в  боевой порядок. Начался хаос, и  уже через несколько ча-
сов тысячи римских воинов лишились своих жкизней. Многие 16 / 32

Сокрушая римлян
145
были зарезаны, находясь в походном строю и не успев даже
вынуть оружие, настолько стремительной была атака. Это
была бойня, и римляне, избежавшие поначалу расправы, бро-
сались в озеро, отчаянно пытаясь уплыть, несмотря на ктянув-
шие их  на  дно доспехи. Те, кто не  утонул, поднимали руки
и молили о пощаде, пытаясь сдаться. Но африканские и ибер-
ские всадники, спустившись с холмов, сходу стали рубить их,
словно болотный камыш. Это была уже не битва, а резня, un
sanguinoso  — кровавая баня, давшая имя соседнемку городку
Сангинетто .Фламиний привел своих солдат на  погибель. Он проде-
монстрировал свою тактическую некомпетентность, и  рим-
ские источники сходятся во мнении, что их армию «подвели
необдуманные действия командира»
. Самого Фламиния
было легко узнать по  его доспехам, чем и  воспользовались
убившие его галлы . Их  предводитель Дукарий , прежде чем
обезглавить консула, выкрикнул своим соплеменникам: «Эйк,
вон тот самый, кто уничтожил наши легионы, кто разорил
наш город (Милан) и наши земли: принесу его в жертву в па-
мять о  наших согражданах, подло им погубленных»
. Дука-
рий принадлежал к  племени инсубров и  был одним из  ли-
деров сопротивления римскому вторжению в  долину реки
По . Главный город инсубров Милан был разорен римля-
нами за несколько лет до этого, а многие его жители убиты.
По галльской традиции отрубленные головы врагов исполь-
зовались в  качестве трофеев
. Тело Фламиния, с  которого
содрали броню, ставшую трофеем Дукария, бросили вкместе
с  горами других трупов и  умирающих. Римляне, увидев го-
лову своего консула в руках ликующего галла, окончательно
пали духом и сдались. После битвы Ганнибал приказал найти
тело Фламиния, чтобы похоронить его со всеми почестями,
но  его так и  не  нашли. Согласно источникам, само сраже-
ние было настолько яростным, что солдаты практически 17 / 32

Клятва Ганниба л а
146
не почувствовали землетрясения, разрушившего мкногие ита-
лийские города
.
К  тому моменту, когда карфагеняне атаковали римское
войско, его авангард в размере примерно  человек почти
добрался до  противоположного конца долины. Благодаря
удаче и  собственной стойкости воинам удалось перегруппи-
роваться на холме. Как только туман рассеялся, они увидели,
что стало с их армией. Римляне спустились с холма в распо-
ложенную неподалеку этрусскую деревню, где провели ночь.
На следующий день один из командиров Ганнибала, Магар-
бал , по его приказу вместе с отрядом всадников окружил де-
ревню. Подавленные и голодные солдаты потребовали гаран-
тий, что, если они сдадутся, им сохранят жизнь и  отпустят
домой. Но  когда римляне предстали перед Ганнибалом, он
отказался признавать условия их догоквора, заявив, что у его
подчиненного не было таких полномочий. Он выступил с об-
винительной речью против врагов и согласился сохранить им
жизни только в обмен на выкуп. В этой битве погибло почти   римлян. Тела павших
сожгли в  специально вырытых ямах, скорее всего чтобы
предотвратить распространение возможных болезней. Одну
из таких ям, накрытую решеткой, можно найти на поле боя
и в наши дни. Примерно столько же римлян попало в плен,
а   удалось сбежать и добраться до Рима. Взятые в плен
италийцы были отпущены по домам, при этом Ганнибал об-
ратился к  ним с  речью, вновь заявив, что пришел в  Ита-
лию лишь с  целью освободить их  от  тирании Рима. Если
верить источникам, потери карфагенян были совксем незна-
чительны, особенно в  сравнении с  противником: Ганнибал
потерял лишь  своих офицеров и  солдат, по большей
части галлов . После надлежащих похорон оружие и доспехи
римлян раздали африканцам и иберам, которые теперь стали
похожи на своих врагов. 18 / 32

Сокрушая римлян
147
Когда новости о  поражении легионов при Тразимен-
ском озере и  гибели Фламиния достигли Рима, в  городе
началась паника. В столицу стали возвращаться выжившие,
и  римские женщины, в  отчаянии рвавшие на  себе волосы,
лихорадочно метались от  одних ворот к  другим в  поисках
своих мужей, братьев и  сыновей, ушедших с  Фламинием,
или хотя  бы известий о  них. У  подножия Капитолийского
холма собралась толпа, требовавшая от сената объяснить по-
ражение и  предоставить гарантии того, что Рим находится
в безопасности. На закате управлявший городом магистрат,
претор Марк Помпоний , обратился к  толпе со  ступеней се-
ната с  коротким официальным заявлением: «Нас побкедили
в  великой битве». Не  сказав больше ни  слова, он развер-
нулся и решительно пошел обратно. По городу расползлись
панические слухи, что через считаные дни Ганнибал будет
у  римских ворот. Женщины денно и  нощно несли дежурство на  стенах,
высматривая выживших на  дорогах к  северу от  города.
Они расспрашивали случайных бродяг в  надежде узнать
хоть что-то о  своих любимых. Появились слухи о  заме-
ченных невдалеке карфагенянах и  надвигающейся атаке.
Когда казалось, что хуже уже быть не  может, в  город при-
шло известие, что отряд из   всадников, посланный
Сервилием на  подмогу Фламинию, угодил в  засаду, и  все
до последнего они были зверски убиты. Сенат заседакл каж-
дый день от  рассвета до  заката, пытаясь выработать но-
вый план действий. Рим пребывал в  кризисе, и  в  такие
времена римляне традиционно назначали диктатора, кото-
рый должен был спасти город. Это была самая престижная
и  влиятельная должность в  римской государственной ие-
рархии. Обычно диктатора назначал консул, но Фламиний
был мертв, а Сервилий заблокирован на севере. Квинт Фа-
бий Максим был выбран на эту должность центуриатными 19 / 32

Клятва Ганниба л а
148
комициями*; богатые и  бедные, могущественные и  не  об-
ладавшие властью собрались вместе в  час отчаяния и  об-
ратились к  одному человеку в  надежде на  спасение. Пол-
номочия консула и  сената были приостановлены на  шесть
месяцев. Фабию поручили защиту города, отдали ключи
от  казны и  право вести войну с  Ганнибалом так, как он
считает нужным. Первым делом он занялся укреплениемк
стен Рима перед возможным нападением.
На момент назначения Фабию было  лет, так что он был
почти на    лет старше Ганнибала. Его прозвали Веррукоз
(Verrucosus) из-за бородавки на лице, и он был опытным во-
еначальником, сражавшимся с  Карфагеном в  Первой Пуни-
ческой войне . Фабий дважды был избран консулом — в 
и    гг. до  н. э.  — и  был удостоен сенатом триумфа после
кампании против лигуров в  Северной Италии . В  обычных
обстоятельствах диктатор сам назначал своего помощника,
получавшего должность начальника конницы, но  с  учетом
политической необходимости сплотить плебеев и патрициев
Фабия заставили согласиться с избранием на этот пост Марка
Минуция Руфа  — плебея, выбранного консулом в  г. до н. э. После победы в  Тразименской битве командиры Ганни-
бала ждали, что он двинется прямиком на Рим, от которого
их  отделяло всего около   км. Но  планы Ганнибала шли
вразрез с  их  ожиданиями. Несмотря на  возражения, он от-
правился на юго-восток к городу Сполеций (совр. Сполето ).
Почему Ганнибал не пошел на Рим? Этот вопрос веками тер-
зал историков. Теперь, задним числом, многие считают, что
он мог взять город и  тогда война завершилась  бы победой
* Comitia centuriata, центуриатные комиции — один из видов народных собраний в античном Риме, в котором могли принять участие патриции
и плебеи, способные носить оружие. Граждане делились на центурии
на основе имущественного ценза, у каждокй центурии был один голос. —
Прим. пер. 20 / 32

Сокрушая римлян
149
Карфагена. Но  покорение Рима могло не  входить в  планы
Ганнибала или было невозможно. Рим был защищен стеной,
возведенной еще в  VI  в. до  н. э. и  значительно укреплен-
ной после того, как галлы едва не  разграбили город в    г.
до  н. э. В  III  в. до  н. э. римские стены были самой мощной,
высокой и  протяженной линией обороны во  всей Италии ,
достигая в длину  км и огораживая территорию площадью
более  га. Осада такого огромного города требовала больше орудий
и солдат, чем находилось в распоряжении Ганнибала. По рас-
четам, для успешной осады в  античные времена соотноше-
ние атакующих и защитников стены должно было составлять
 к , требовались большие запасы продовольствия и очень
много времени. Чтобы пробить столь мощные стены, пона-
добились бы огромные и тяжелые орудия — краны, тараны,
осадные башни и  катапульты. Ничего подобного у  Ганни-
бала не  было, а  постройка таких машин задержала  бы его
войско на  несколько месяцев. Осада превратила  бы войну
в позиционную, и Ганнибал рисковал потерять то преимуще-
ство, которое получил после побед при Треббии и Тразимен-
ском озере . Кроме того, существовала проблема провианта.
Войско нужно кормить, и  припасы пришлось  бы собирать
по деревням на регулярной основе. Чем дольше длилась бы
осада, тем дальше требовалось бы уходить фуражирам в по-
исках еды. Наконец, галлы , италийцы и  греки могли охла-
деть к  идее восстания, которое пытался разжечь Ганнибал,
и  его планы могли окончательно сойти на  нет, если  бы во-
енные действия сконцентрировались вокруг одного лишь
Рима. В  отсутствие перспективы легкой наживы непосто-
янные галлы потеряли бы интерес к осаде, собрали бы свои
вещи и  вернулись на  юг. А  италийские и  греческие города
на юге могли перестраховаться и сохранить нейтралитет, до-
жидаясь развязки конфликта. 21 / 32

Клятва Ганниба л а
150
Похоже, что главной целью Ганнибала в этой войне было
разрушить римско-италийский союз, а не сам Рим — по край-
ней мере, на первых порах. Он намеревался изменить баланск
сил в  Италии и  серьезно ослабить влияние Рима, уравняв
его с  другими городами-государствами. Ганнибал повернул
на юг не в поисках тарана для городских стен. Он рассчиты-
вал, что его армия станет катализаторокм всеобщего восста-
ния, которое, как он надеялся, со скоростью пожара распро-
странится по всей Италии, пробудит жажду свободы, укрепит
его армию новыми союзниками и  поставит Рим на  колени
или хотя  бы приведет за  стол переговоров. Двигаясь на  юг,
его солдаты грабили окрестности, как они делали эток в Этру-
рии. Ганнибал отдал роковое распоряжение убивать всех со-
вершеннолетних, попавших к  карфагенянам в  плен. Через
десять дней после того, как войско выступило от Тразимен-
ского озера, оно достигло Апулии на берегу Адриатического
моря, а  количество награбленного было столь велико, что
солдаты с трудом могли его унести. Из армии освободителей
карфагеняне превратились в  шайку мародеров, сметавшую
все на своем пути. Римский диктатор Квинт Фабий Максим был осторож-
ным человеком, чем сильно отличался от Семпрония и Фла-
миния . Сдержанный и  осмотрительный, он тщательно пла-
нировал свои действия на  несколько шагов вперед. Фабий
считал, что войско Ганнибала слишком сильно, чтобы стал-
киваться с  ним лицом к  лицу,  — Семпроний и  Флавий уже
показали, к  каким фатальным ошибкам это может приве-
сти. Поэтому он выбрал тактику следовакть за  карфагенской
армией на  безопасном расстоянии, рассчитывая, что квремя
вкупе с  обширными людскими и  продовольственными ре-
зервами Рима медленно, но верно склонят чашу весов в его
пользу. Фабий был убежден, что для победы над Ганниба-
лом нужно отправить войска к каждому городу, вышедшему 22 / 32

Сокрушая римлян
151
из конфедерации. Он надеялся, что в итоге поддержка Ганни-
бала начнет постепенно ослабевать, так как стакнет понятно,
что тот не в силах защитить каждый поддержавший его на-
селенный пункт от  римского возмездия. Цена предатель-
ства окажется слишком высокой. Если Ганнибал останется
без поставок провианта и подкреплений, предательство гал-
лов станет лишь вопросом времени, а наемные силы начнут
таять из-за дезертирства, болезней и  естественной смерти.
Римский флот контролировал почти все побережье Италии
и  мог перехватить подкрепления из  Северной Африки или
Испании. Только после того, как войско Ганнибала будет до-
статочно истощено, оказавшись в изоляции и страдая от го-
лода , римляне выйдут на решающую битву.
Но стратегия Фабия вызвала неприятие римского народа,
с тревогой и нетерпением дожидавшегося окончания войны.
Спустя несколько месяцев его предусмотрительность при-
несла ему шуточное прозвище «Кунктатор», то  есть Медли-
тель, а  в  сенате и  на  городских рынках Максима открыто
называли трусом. Римляне уничижительно звали егко «педа-
гогом» (pedagogus), уподобляя следовавшего по пятам Ганни-
бала Фабия рабу, который носит школьные учебники детей
своего хозяина, сопровождая их  в  школу и  обратно. Лишь
намного позже, после катастрофы под Каннами, когда время
доказало его правоту, прозвище Кунктатор обрело позитив-
ный смысл. А  пока Фабий выполнял свои обязанности, вы-
слушивая критику и оскорбления от тех, кого пытался спасти. Одновременно с  избранием Максима диктатором сенат
приказал старшему из  Сципионов воссоединиться с  братом
в  Иберии, возглавив там  римские легионы. В  сенате наде-
ялись, что это войско сможет подчинить Испанию, что от-
кроет возможность прямого удара по  Карфагену. У  Рима
было достаточно экономических и  человеческих ресурсов,
чтобы вести войну сразу на  трех фронтах  — на  Пиренеях, 23 / 32

Клятва Ганниба л а
152
в  Италии и  Северной Африке,  — и  Фабий был уверен, что
для успеха этого плана требовались только время и терпение
римских граждан. Римлянам нужно было смириться с к при-
сутствием Ганнибала в  Италии еще на  год или два, словно
с вирусом в организме римского государства — недостаточно
сильным, чтобы убить, но способным ослабить илик даже па-
рализовать своего носителя. Но, если выждать и уничтожить
его источник, этот вирус, по мнению Фабия, погибнет, а но-
ситель излечится. От  Апулии Ганнибал направился вглубь Италии в  бога-
тую провинцию Кампанию, которую римляне называли Фа-
лернским полем (Ager Falernus). Он намеревался заручиться
поддержкой ряда важных местных полисов, включая про-
цветающие Капую и Неаполь . Здесь же находились и менее
крупные населенные пункты, например Синуэсса (Sinuessa),
Кумы (Cumae), Путеолы (Puteoli), Нола (Nola) и  Нуцерия
(Nuceria), каждый из которых сыграет важную роль в кампа-
нии карфагенян в  следующее десятилетие. Уже в  Кампании
один из  людей Ганнибала перепутал названия городов Ка-
зин (Casinum) и Казилин (Casilinum), из-за чего карфагеняне
отклонились от своей цели на многие килокметры. Когда они
осознали ошибку, проводник был распят, что добавило еще
один штрих к портрету Ганнибала как жестокого варвара, ка-
ким его изображают римские источники
.
Фабий занял господствующие высоты в  Кампании,
и тогда Ганнибал дал волю своей ненависти к врагу, испепе-
лив окрестные города и опустошив латифундии богатых рим-
лян. При этом он приказал солдатам оставить нетронутыми
виллы, которые, по  информации его шпионов, принадле-
жали самому Фабию и его семье, из-за чего диктатору при-
шлось доказывать сенату и собственным командирам, что он
не  заключал с  пунийцем никаких сделок. При этом Фабий
продолжал противиться попыткам втянуть его в  сражение, 24 / 32

Сокрушая римлян
153
которое римляне непременно проиграли бы из-за превосход-
ства карфагенской конницы. Греческие и  италийские союз-
ники римлян поняли, что Ганнибал, по сути, захватил власть
в провинции. Многие ждали, что генеральное сражение мо-
жет произойти в любой момент, но вместо этого видели трус-
ливо отступивших к холмам римлян, пока пуниец делал все
что хотел.Где-то на  равнине между рекой Вольтурн (совр. Воль-
турно ) и  горой Массик, к  северу от  Капуи и  югу от  Пьетра-
вайрано, произошел один из самых странных эпизодов этой
кампании. Фабий на безопасном расстоянии следовал за Ган-
нибалом, избегая прямого столкновения с  карфагенянами.
Римский полководец был уверен, что Ганнибалу в  итоге
придется вернуться в  Апулию на  зимние квартиры, ведь
сады и виноградники, которых в Кампании было в избытке,
не прокормили бы его войско. Действуя на опережение, Фа-
бий занял основной перевал через горный хребет, разделя-
ющий две провинции, и стал ждать, что предпримет враг
.
Когда Ганнибал понял, что ему отрезали обратный путь,
он приказал сделать факелы из сосновых сучьев и сухой дре-
весины, которой вокруг было в избытке. Затем факелы при-
вязали к рогам примерно двух тысяч быков и волов, согнан-
ных карфагенянами с  соседних ферм и  вилл. Ночью рабы
под прикрытием солдат отвели стадо на  склон холма перед
перевалом. Они подожгли факелы, и  обезумевшие живот-
ные понеслись по  склону вниз, в  панике тряся головами,
отчего пламя разгоралось только сильнее. Солдаты в лагере
Фабия были уверены, что это армия Ганнибала и  ее ведут
в  атаку тысячи воинов с  факелами. А  охранявшие перевал
римляне решили, что загорелся холм, и  в  панике оставили
свои посты. Пытаясь убежать, некоторые из  них столкну-
лись с  быками и  поняли, что их  обманули, но  было уже
слишком поздно. 25 / 32

Клятва Ганниба л а
154
Опасавшийся засады Фабий отказался выводить людей
из  лагеря в  контратаку. С  одной стороны, он не  знал, что
именно происходит за  его стенами, с  другой  — диктатор
решил придерживаться изначального плана и  не  вступать
в  битву с  Ганнибалом. Пока римляне оставались вк  лагере,
вглядываясь в  безумствующих на  склоне холма животных,
карфагенская армия быстро перешла по перевалу в Апулию
.
Этот случай убедил италийцев и  греков в  том, что Ганни-
бал способен перехитрить римлян в любых обстоятельствах.
Командиры критиковали Фабия за то, что тот позволил улиз-
нуть пунийцам, — это усилило их подозрения в его сговоре
с Ганнибалом, возникшие после того, как акфриканцы не тро-
нули владения его семьи в Кампании
. Диктатору приказали
предстать перед сенатом, чтобы объясниться за свой провал
и ответить на обвинения. Выступая перед сенаторами, Фабий
заявил, что народ Рима должен не критиковать его, а благо-
дарить за то, что римская армия не понесла потерь. Эта речь,
по  сути, стала последней каплей. Многие богатые ик  влия-
тельные сенаторы были злы на  Фабия за  то, что его владе-
ния в  Кампании не  тронуты, а  их  имения разорены. Слухи
о  сговоре Максима и  Ганнибала расползлись по  городу, еще
больше разозлив людей, и без того скептически настроенных
по отношению к нему после побега Ганнибала. В    г. до  н. э., по  истечении срока пребывания Фабия
в должности диктатора, были избраны два новых кконсула —
Луций Эмилий Павел и  Гай Теренций Варрон . В  ходе пред-
выборной кампании они обещали сокрушить вкойско Ганни-
бала в  генеральном сражении, несмотря на  то  что ни  разу
не сталкивались с ним на поле боя. Их назначение подтвер-
дило, что люди и сенаторы устали от стратегии Фабия. Сенат
выделил средства на  сбор самой крупной армии в  истории
Рима, под объединенным командованием консулов должно
было оказаться   солдат
. Павлу и Варрону приказали 26 / 32

Сокрушая римлян
155
отправиться с войском на юг, найти Ганнибала и задавить его
наемников числом в  прямом столкновении. Когда консулы
покидали Рим под ликующие крики толпы, Фабий попытался
предостеречь их  от  горькой участи: «Если Варрон, как обе-
щал, сейчас же даст сражение, то нас ждет поражение более
ужасное, чем при Тразименском озере»
.
Войско Ганнибала разместилось на  зимних квартирах
в  плодородном районе возле города Гереоний (Gereonium).
Ранней весной он отвел своих солдат на  км южнее и раз-
бил лагерь у Канн — заброшенной крепости на берегу моря,
которую римляне использовали как зернохранилище. Во-
круг было множество полей, засеянных созревающими зла-
ками, в основном яровой пшеницей, и здесь Ганнибал решил
дать римлянам бой, которого они хотели. В конце июля  г.
до  н. э. сюда прибыла огромная римская армия, состоякщая
в  основном из  новобранцев и  италийских союзников. Кон-
сулы разместили свой лагерь на обширной равнине к северу
от  реки Ауфид (Aufi dus), которую в  наше время называют
Офанто. Павел и Варрон командовали поочередно, что было
необычной и, как выяснилось позднее, неэффективной прак-
тикой, разжигавшей между ними соперничество. Они сме-
няли друг друга по  четным и  нечетным дням и  не  смогли
выработать никакой четкой стратегии. Приказы и выбор так-
тики зависели от того, у кого из них в тот день была власть.
Между консулами возникли серьезные разногласия, что при-
вело к фатальным последствиям во время битвы. Павел был более предусмотрительным, Варрон отличался
порывистостью. Во многом повторялась история со Сципио-
ном и Семпронием у Треббии : Павел с уважением относился
к  талантам Ганнибала и  осознавал преимущество, которое
его конница будет иметь на равнинной местности, а Варрону
не терпелось одержать быструю победу, и он был уверен, что
никто не  сможет выстоять под натиском такого огромного 27 / 32

Клятва Ганниба л а
156
войска. Когда Павел предложил передвинуть римский ла-
герь под прикрытие близлежащих холмов, Варрон настоял
на том, чтобы легионы остались на открытой местности и на-
чали готовиться к запланированной им атаке. Размеры вой-
ска вселяли в  него чувство уверенности, и  он открыто кри-
тиковал Павла перед другими командирами, утверждая, что
тот находится под слишком сильным влиянием своего друга
и наставника Фабия . В итоге Варрон добился своего, и леги-
оны остались там, где были, тогда как Ганнибал, изначально
расположившийся на  южном берегу, переправился через
реку и обосновался напротив римлян.Следующие несколько дней в обоих лагерях активно го-
товились к  битве. Перед самым рассветом  августа к  г.
до н. э. Варрон приказал своим легионам перебраться на юж-
ный берег Ауфида*. Оказавшись на  противоположном бе-
регу реки, войска развернулись фронтом на к запад, а  тылом
к  морю. Павел возглавил правый фланг, где под его нача-
лом находилось около  всадников, пехота расположилась
по  центру, а  Варрон командовал  римлян и  их  союзни-
ков на левом фланге. Варрон слегка изменил стандартное для
римской армии построение, приказав пехотинцам уплотнить
ряды. Тем самым он сжал строй, ограничив возмокжность для
маневра, сделав его узким и  растянув в  глубину. Варрон на-
меренно сконцентрировал здесь свои основные силы, чктобы
вклиниться в центр карфагенского войска.   наступаю-
щих римлян должны были смести все на своем пути. Варрон
* Вопрос о месте, где произошла битва при Каннах , остается дискуссион- ным: существуют различные гипотезы относительно токго, с какой со-
временной рекой следует отождествлять Ауфид (Офанто или Форторе),
на каком берегу реки произошло сражение — правом или левом. Автор
присоединяется к точке зрения, согласно которой под Ауфидом име-
лась в виду река Офанто, а битва произошла близ современного города
Барлетта. Сейчас на этом месте находится археологический парк (Parco
Archeologico di Canne della Battaкglia). — Прим. науч. ред. 28 / 32

Сокрушая римлян
157
был уверен, что ни  хитрость Ганнибала, ни  его тактическое
превосходство, ни  хваленое мастерство карфагенских наем-
ников не смогут справиться с этой мощью. По мнению кон-
сула, одно лишь численное превосходство должно было ре-
шить исход этой битвы. В  ответ Ганнибал начал разворачивать свои силы, пе-
реправив их  обратно на  южный берег и  выстроил   
пехотинцев и     всадников перед римскими позици-
ями. На  левом фланге вдоль реки и  напротив Павла он по-
ставил испанскую конницу под командованием Гасдрубала.
На  правом  — нумидийцев   — лучших всадников в  войске
Баркида, их возглавил его племянник Ганнон . Пехота заняла
место в  центре, выстроившись длинной цепью в  форме по-
лумесяца. В первом ряду стояли в основном галлы и иберы,
а сзади и по краям от них — тяжеловооруженные африканцы
и наемники . Пехотинцами командовали сам Ганнибал и его
брат Магон. Горячий юго-западный ветер, который римляне назы-
вали Вольтурн (Либеччо)*, дул прямо на них. Ганнибал наме-
рено расположил свое войско так, чтобы ветер нес тучи пыли
в лица врагов. Галлы и иберы выдержали первую волну рим-
ской атаки, но начали отступать под усилившимся натиском.
Намеренно или случайно, строй карфагенского войска при-
нял вогнутую форму, образовав мешок, в  который втяну-
лись передовые легионы. Армия Ганнибала стала напоминать
* Согласно Ливию (книга 22, глава 46), римлянам в лицо дул ветер, ко-
торые местные жители называли Вольтурном. Основываясь на сооб-
щении Лукреция («О природе вещей», книга 5, строка 745), Вольтурн
часто отождествляют с греческим Эвром, он же современный широкко
(сирокко), дующий с востока или юго-востока. Однако, с точки зрения
автора, этим ветром был либеччо — юго-западный ветер. У этого пред-
положения есть основания, если принять во внимание возможное проис-
хождение названия «Вольтурн» от имени горы Вольтур, расположенной
к юго-западу от описываемых мест. — Прим. науч. ред. 29 / 32

Клятва Ганниба л а
158
амебу, окружившую и  начавшую поглощать недружествен-
ную римскую клетку. Чем глубже продвигался передний край
римского войска, тем более скученным становился их строй.
Африканская тяжелая пехота, вооруженная после Тразимен-
ской битвы римскими мечами, щитами и  доспехами, была
почти неотличима от врага. Ганнибал расположил африкан-
цев по  краям и  не  торопился бросать их  в  бой, позволяя
римскому войску все глубже вклиниваться в  ряды галлов
и иберов, медленно, но без паники отступавших назад. Рим-
ляне  — от  командиров до  последнего солдата  — поверили
в успех своей атаки, но на самом деле это была ловушка за-
медленного действия, заготовленная Ганнибалом. Тем временем на  флангах шли конные бои. Иберские
всадники под руководством Гасдрубала разбили римскую
кавалерию. Затем они обошли легионеров, чктобы помочь
нумидийцам, которыми командовал Ганнон на  противопо-
ложном краю. Когда остатки римской конницы были обра-
щены в бегство, Ганнибал приказал своим всадникам напаксть
на римскую пехоту с тыла. Угодившие в карфагенский мешок
легионеры теперь были с  трех сторон окружены врагами.
Они были так плотно прижаты друг к  другу, что не  могли
даже пользоваться оружием. Они могли только пытаться
пробиться вперед, но  -тысячное войско Ганнибала окру-
жило их, и  началась беспрецедентная по  масштабам и  же-
стокости резня. Невозможно точно установить число погибших в тот день
римлян. Согласно Полибию , было убито примерно   
человек, и  только  всадников и   пехотинцев сумели
сбежать. Еще около   угодило в плен
. Но Ливий при-
водит другие цифры: около    погибших,    плен-
ных и      спасшихся
. Ответственный за  эту катастрофу
Варрон бежал вместе с телохранителем и вернулся в Рим. Па-
вел вместе с   трибунами и   сенаторами, которые могли 30 / 32

Сокрушая римлян
159
избежать призыва в армию благодаря своему статусу, погиб
на поле боя. Сотни всадников* — «рыцарей» Древнего Рима,
которых можно было отличить по  их  золотым кольцам,  —
были тоже убиты. Кольца содрали с их пальцев — получился
примерно бушель ** (на самом деле пек, согласно Ливию) —
и  отправили в  Карфаген, поручив доставку трофеев братук
Ганнибала Магону. Для пущего эффекта Магон, объявляя
о  победе при Каннах , высыпал золотые кольца на  пол се-
ната
. «Победивший Карфаген мерил крах Рима грудой зо-
лота, сорванного с левых рук павших римских всадников»
.
Если верить источникам, то  потери Ганнибала при Кан-
нах были сравнительно невелики — всего  галлов и 
иберов
. В  военных академиях от  Вест-Пойнта и  Сандхер-
ста до Сен-Сира и даже Абботтабада в Пакистане битву при
Каннах изучают как пример «идеальной победы». Успех Ган-
нибала был настолько убедительным, а соотношение потерь
таким ошеломляющим, что историки на  протяжении веков
сомневались в достоверности этих цифр, считая их намерен-
ным искажением, чтобы подчеркнуть масштаб принесенных
Римом жертв и героизм его последующих побед. Фабий оказался прав: этот разгром был даже тяжелее
поражения при Тразименском озере. Ни  сенат, ни  высшее
римское руководство за  прошедший год не  сделали выво-
дов из той битвы. Ганнибал одержал победу при Каннах , по-
тому что тщательно все спланировал перед накчалом битвы
и  скоординировал действия различных частей своей акрмии
на  поле боя. Римляне проиграли, потому что их  военачаль-
ники и  политики считали: воля к  победе и  численное пре-
имущество важнее тактики, четкой сис темы управления
* Привилегированное сословие, уступавшкее по статусу только сенато- рам. — Прим. пер.
** Бушель — мера емкости, составляет 36,3 л, пек — 9,09 л. — Прим. ред. 31 / 32

Клятва Ганниба л а
160
войсками, эффективного претворения замыслков в  битве,
хладнокровия в принятии решений и опыта.Когда вести о  разгроме достигли Рима, город охватила
еще большая паника, чем после Тразименской битвы. Бога-
тые стали готовиться к  побегу, а  бедные стекались в  храмы
и молили жрецов обратиться за советом и покддержкой к са-
мым священным римским текстам — «Книгам Сивилл». Ги-
бель такого количества мужчин предположительно привела
к тому, что для продления рода женщинам Рима приходилось
вступать в браки с рабами и варварами. Чтобы умилостивить
разгневанных богов и не дать Ганнибалу приблизиться к го-
роду, обезумевшие от страха римляне прибегли к человече-
ским жертвоприношениям
. На центральном рынке, извест-
ном как Бычий форум (Forum Boarium), или Свиной рынок,
собралась толпа — наблюдать за тем, как приносят в жертву
галла и его соплеменницу, а затем греческую пару. На первый
взгляд, целью жертвоприношений были умиротворение бо-
гов и  защита Рима от  Ганнибала, но  в  то  же время они слу-
жили предупреждением жившим в Италии галлам и грекам
о  возможных последствиях их  перехода на  сторону карфа-
генян. Придя в себя, римляне стали готовиться к обороне города.
Женщинам было запрещено оплакивать на клюдях погибших
при Каннах мужей, братьев и сыновей, чтобы не подрывать
моральный дух, а  сенат признал правильность выбранной
Фабием стратегии. Всем мужчинам старше  лет приказакли
поступить на  воинскую службу, а  из  должников и  преступ-
ников, выпущенных в огромном количестве из тюрем, было
набрано два новых легиона. Также римляне призвали в вой-
ско  добровольцев из  числа рабов , выкупленных за  го-
сударственный счет. С их владельцами обещали рассчитаться
после окончания войны, а  самим рабам предложили сво-
боду в  обмен на  службу. В  то  время рабов все чаще стали Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Сокрушая римлян
161
использовать в  качестве солдат, чтобы компенсировать не-
хватку военных сил. Так, Ганнибал был вынужден делать это
в Бруттии в  г. до н. э. и в Африке в битве при Заме в  г.
до н. э. После Канн Ганнибал обратился к  пленным римлянам
и  их  италийским союзникам, но  в  более дружелюбной ма-
нере, чем после битвы при Тразименcком озере. Он пред-
ложил отправить в Рим эмиссаров, чтобы обсудить мирный
договор и их выкуп. Баркид подчеркнул, что «его война с рим-
лянами — не война на уничтожение». Он боролся за свое до-
стоинство и  свободу итальянцев от  римского владычества
.
Ганнибал ожидал, что после такого разгрома римляне согла-
сятся сесть за  стол переговоров, а  из  его примирительной
речи можно сделать вывод, что он видел Рим в качестве ло-
кальной силы в Италии , в противовес греческим городам-го-
сударствам на юге полуострова. Военачальники Ганнибала, окрыленные победой при
Каннах , умоляли его перехватить инициативу и немедленно
начать наступление на  Рим. Но, как это уже было после
Тразименской битвы, Ганнибал колебался. Магарбал , один
из  командиров конницы, заявил, что его люди могут быть
у ворот Рима через четыре дня, а остальное войско нагонит
их неделю спустя. Но Ганнибал был непреклонен в своем от-
казе идти на Рим, на что Магарбал зло бросил: «Побеждать,
Ганнибал, ты умеешь, а  воспользоваться победой  — нет»
(«Vincere scis, Hannibal, Victoria uti nescis»)
. Но  его слова
не  тронули полководца, желавшего сначала оценить, какое
влияние победа при Каннах оказала на  Рим и  греческие го-
рода на юге Италии .
Ганнибал был уверен, что Рим будет просить об  окон-
чании войны, и  отправил в  город Карфалона , одного из  са-
мых надежных своих командиров, чтобы тот вел переговоры
от его имени. За два года римляне потерпели три серьезных 1 / 32

Клятва Ганниба л а
162
поражения, причем каждое последующее было тяжелее пре-
дыдущего, но их реакция была не такой, как ожидал против-
ник. Римский сенат не  только отказался выслушать Карфа-
лона, но  и  вообще запретил ему входить в  город, не  говоря
уже о  том, чтобы вести переговоры о  мире и  выкупе плен-
ных. Шестьюдесятью годами ранее греческий царь Пирр
так  же столкнулся с  римским упрямством. После успешной
кампании в  Южной Италии он тоже предложил римлянам
обсудить условия перемирия и  выкупа пленных. Но  те от-
казались вести переговоры, пока греки осктавались на  ита-
льянской земле. Так что, вернувшись в  Грецию , Пирр за-
явил, что победа над Римом того не стоит. С тех пор подход
римлян не  изменился, и  даже после самого тяжелого пора-
жения в  своей истории они были непоколебимы в  стремле-
нии завершить войну на своих условиях. Когда Ганнибалу со-
общили, что римляне отказались обсуждать не  только мир,
но и выкуп собственных солдат, он выместил весь свой гнев
на  пленных. То, что карфагеняне сделали с  галлами, когда
спустились с  Альп, повторилось в  еще больших масштабах.
Пленных римлян заставили биться друг с другом — братьев
с  братьями, а  отцов со  своими сыновьями. Но  на  этот раз
никто не  обещал свободу победившим. Одному из  римлян,
которому не  сумели найти соперника, Ганнибал приказал
биться со слоном. К всеобщему восторгу, солдату удалось сра-
зить животное, после чего ему позволили вернуться домой.
Но Ганнибал, опасаясь слухов о том, что с его слонами спосо-
бен справиться один-единственный человек, отправил отряд
всадников, чтобы перехватить и убить римлянина. Канны были вершиной полководческих достижений Ган-
нибала. Его успехи в  борьбе с  римлянами достигли апогея,
после которого наступил продолжительный спад, медлен-
ное и  изнуряющее истощение, которое привело к  потере
инициативы и  отступлению карфагенян из  Италии . Больше 2 / 32

Сокрушая римлян
163
в  этой войне не  было столь значительных сражений. Отказ
Ганнибала идти на  Рим спас респуб лику, но, возможно, он
и не стремился к большему. Ливий пишет, что много лет спу-
стя Ганнибал жалел о своем решении, признавая, что упустил
шанс выиграть войну. В свое оправдание Ганнибал утверждал,
что мысль о  походе на  Рим даже после такой убедительной
победы была «слишком грандиозной и заманчивой, чтобы он
мог охватить ее умом»
. Любопытно, что в  поэме «Пуника»
римского поэта Силия Италика называются другие причины
отказа Ганнибала пойти на Рим
. Он утверждает, что Баркид
был рассержен на богов за то, что они даровали ему победу
при Каннах , но не позволили одолеть Рим. Изнуренный, Ган-
нибал погрузился после битвы в глубокий сон, и снился ему
только лишь триумфальный поход на Рим. Но на следующий
день под предлогом того, что его солдатам надо залечить
раны, и  опасаясь излишней самоуверенности подчиненных,
он приказал войску остаться в лагере. После победы при Каннах на территории Италии не оста-
лось силы, способной соперничать с Ганнибалом. Пуниец мог
направиться в любое место, кроме Рима, и никто не смог бы
ему помешать. В следующей главе будет рассказано, как го-
рода-союзники Рима, расположенные в Самние, Апулии , Лу-
кании, Кампании и  Бруттии переметнулись на  сторону его
врага, а  царь Македонии Филипп V , желая вытеснить рим-
лян из Иллирии (совр. Албания, Босния и Хорватия), через
несколько месяцев заключил союз с Ганнибалом. Но главные
сторонники римлян и их ближайшие географические соседи
в  Центральной Италии  — Лаций, Умбрия и  Этрурия  — со-
хранили им верность, что вкупе с римским упорством позво-
лило спасти респуб лику.
На  севере Италии галльские племена снова стали доса-
ждать Риму. Поздней весной   г. до  н. э. сенат назначил
претором Луция Постумия Альбина и отправил его во главе 3 / 32

Клятва Ганниба л а
164
-тысячного войска на их усмирение. Тем временем на юге
Павел и  Варрон вошли в  Апулию в  поисках карфагенян.
Альбин отошел от  политики, но  его вернули, так как Риму
не  хватало опытных командиров. А  опыта Альбину было
не занимать — его дважды избирали консулом, на его счету
были две успешные военные кампании против лигурокв и ил-
лирийцев. Послав армию на  север, римляне надеялись вынудить
примкнувших к Ганнибалу галлов оставить его войско и бро-
ситься на защиту своих домов. Легионы Альбина направля-
лись к  Плацентии и  на  каком-то отрезке пути, скорее всего
возле современной Модены, оказались в  Литанском лесу.
Здесь, по  обеим сторонам дороги, высились огромные дке-
ревья, и  у  самой кромки леса галлы устроили засаду. Они
подрубили деревья так, чтобы те не  упали сразу и  со  сто-
роны казались неповрежденными. Как только римляне во-
шли в  лес, галлы повалили стволы на  врагов, после чего
бросились их добивать. Альбин пытался сбежать, но его пой-
мали и  обезглавили , череп претора очистили, отделали зо-
лотом и  использовали как чашу для возлияний во  время
торжеств
.
Известия об этой резне достигли Рима примерно в одно
время с новостями о разгроме под Каннами. Обе эти страш-
ные потери надо было пережить, и  на  какое-то время Рим
будто вымер. Лавки закрылись, люди не выходили из домов.
Консул Тиберий Семпроний собрал внеочередное заседак-
ние сената и призвал римлян не терять надежду. Сенат при-
нял решение сосредоточить все силы на разгрокме Ганнибала
на юге и на какое-то время прекратить все боевые действия
против галлов . Семпроний подчеркнул, что после победы над
пунийцем у  Рима будет возможность с  ними поквитаться.
Сенат проголосовал за отказ от войны в Цизальпийской Гал-
лии на ближайший год, после чего консул приказал открыть 4 / 32

Сокрушая римлян
лавки и  завершить пуб личный траур по  погибшим. С  этого
момента жизнь в Риме должна была идти своим чередом.Несмотря на успех засады и явное ослабление Рима после
поражения у  Канн, галлы не  предпринимали попыток дви-
нуться на  юг, чтобы напасть на  город или присоединиться
к Ганнибалу. Даже в окрестностях римских колоний Плацен-
тии и  Кремоны все было относительно спокойно, пока Ган-
нибал не  покинул Италию. Только тогда галлы, возглавляе-
мые карфагенским командиром, оставленным здесь одним
из  братьев Ганнибала, из  мести атаковали римские селения
и разожгли новую войну. После столь разгромных поражений возле Канн и  в  Ли-
танском лесу боевые действия должны были завершиться если
не победой Карфагена, то как минимум перемирием. Но Ган-
нибал столкнулся с непреклонностью римлян и их стремле-
нием пройти через любые испытания, чтобы довести вокйну
до конца. Рим не собирался уступать, и это сбивало предво-
дителя карфагенян с  толку, хотя он и  сам редко соглашался
на компромиссы. 5 / 32

166
ГЛ АВ А V
ЧЕРЕД А ОТСТ УПЛЕНИЙ
П
осле стремительных и  ошеломляющих побед Ганни-
бала при Треббии , Тразименском озере и Каннах кон-
фликт перетек в  вялотекущую и  безрезультативную фазу.
Следующие  лет — с  г. до н. э. по  г. до н. э. — война
свелась к  ничего не  значащим маневрам, чередующимся
со  стычками в  Южной Италии в  борьбе за  людские и  иные
ресурсы. Обе стороны бесчисленное количество раз осаждали
и  грабили здешние города, а  местное население страдало
от безжалостных актов возмездия, совсем не кобязательно об-
условленных уровнем сопротивления. Гнев Ганнибала обру-
шивался на любой город, остававшийся преданным Риму или
хотя бы сохранявший нейтралитет. Если они не были на его
стороне, то  были против него. Но  те, кто переходил на  его
сторону, оказывались под мощным военным, экономическим
и политическим давлением со стороны Рима. Многочислен-
ные и  зачастую крайне жестокие карательные акции рим-
лян вынудили Ганнибала разделить и  тем самым ослабить 6 / 32

Черед а отст уплений
167
свою армию в  попытках защитить как можно больше но-
вых союзников. Римляне нападали на города в регионах, где
не  было карфагенских войск, вынуждая их  спешить на  по-
мощь. Но, учитывая ограниченность ресурсов, Ганнибал про-
сто не  мог быть везде и  сразу. Пожалуй, именно это стало
главной причиной провала его попыток скплотить греков
и италийцев на юге полуострова и довести войну до победы.На  этом этапе Ганнибал вел боевые действия на  терри-
тории от  Неаполя на  севере до  Регия (совр. Реджо-ди-Кала-
брия) и  Мессинского пролива на  юге. Его армия свободно
перемещалась по  местности, а  римские легионы следовали
на  безопасном расстоянии в  расчете взять пунийцев измо-
ром и мстили всем городам, выступавшим в его поддержку.
После Канн римляне вернулись к несколько измененной вер-
сии стратегии Фабия : они стремились как можно реже всту-
пать в  прямые столкновения с  Ганнибалом, признавая, что,
несмотря на  численное преимущество, не  могут тягаться
с  полководцем, учитывая его тактическое мастерство и  бо-
евые качества его войска. Обе стороны разокряли провин-
ции Южной Италии   — Кампанию, Самний, Апулию , Лука-
нию (совр. регион Базиликата) и  Бруттий, ныне известный
как Калабрия. Ганнибал сосредоточился на  том, чтобы при-
влечь на свою сторону греческие города-государства и мест-
ные италийские племена, а римляне, в свою очередь, делали
все, чтобы этому помешать. В ход шло все — от обещаний,
подкупа, угроз и  прочих уловок до  прямой агрессии, осад
и  пуб личных казней.
Ганнибал не мог рассчитывать на подкрепления из Испа-
нии или Северной Африки и потому нуждался в союзниках.
Его армия была вынуждена перейти на  самообеспечение,
и по большей части Баркид избегал прямых конфронтаций.
Он всегда был готов выступить против очередного кнетер-
пеливого и  излишне самоуверенного римского командира, 7 / 32

Клятва Ганниба л а
168
которому хватало глупости бросить ему вызов. За несколько
следующих лет на  юге Италии произошел ряд небольших
сражений, но все усилия Ганнибала были сконцентрированы
на том, чтобы с помощью силы или дипломатии заручиться
поддержкой местных городов.Греки и италийцы зачастую сами были расколоты на про-
римские и  прокарфагенские фракции. Зажиточные аристо-к
краты чаще всего поддерживали Рим, а  некоторые из  них
даже обладали ограниченным набором прав, которое давало
римское гражданство, полученных ими через брак или бла-
годаря тесным финансовым связям с Римом. На другой чаше
весов находились мелкие ремесленники и крестьяне, незаин-
тересованные в  сохранении текущих порядков и  видевшие
в Ганнибале свой шанс начать новую жизнь. Пуниец обещал
им избавление от культурного и экономического гнета рим-
лян и  соблазнял тех, кто был готов перейти на  его сторону,
перспективой безоблачного будущего. Но для тех, кто отка-
зывался или сомневался, расплата была бысктрой и  жесто-
кой — им могли отрубить голову на пуб лике или сварить за-
живо в общественных банях. Римляне были не  менее безжалостны в  своем возмез-
дии предателям, покинувшим конфедерацию. Целые районы
между Адриатическим и  Тирренским морями становились
безлюдными, и  власть здесь принадлежала тому, чья армия
проходила в данный момент по этим землям, если, конечно,
она задерживалась достаточно надолго. Ганнибалу не удава-
лось втянуть римские легионы в бой на открытом простран-
стве, и в то же время он был не способен защитить все под-
державшие его города. А римляне были вездесущи. Людские
и  экономические ресурсы позволяли им с  удвоенной силой
преследовать изменников. На юге Италии действовало сразу
несколько римских армий, которые могли находиться в раз-
ных местах одновременно, вынуждая Ганнибала все больше 8 / 32

Черед а отст уплений
169
распылять свои усилия. Защита сохранивших им верность со-
юзников и месть отступникам были главными задачами Рима
в этот период. Обе стороны осаждали города, жгли деревни
и казнили тех, кого подозревали в сотрудничестве с врагом,
что привело к ужасным людским потерям и экономической
разрухе всего региона.Чем дольше затягивалась война, тем выше становкились
шансы римлян на  победу. Даже после разгромных пораже-
ний в  начале кампании Рим мог выставить почти три чкет-
верти миллиона мужчин боеспособного возркаста, набранных
по всей Италии . На службе в римской армии состояли сотни
тысяч хорошо вооруженных людей, расквартированных в го-
родах-союзниках или находившихся в  легионах, разбросан-
ных по Италии, Испании, Сицилии и Сардинии. И хотя эти
солдаты не могли сравниться с наемниками Ганнибала по вы-
учке и  опыту, Рим был в  состоянии пожертвовать десятком
воинов за каждого карфагенянина и все равно победить. Чис-
ленность римских легионов росла с каждым годом, тогда как
силы Ганнибала таяли из-за смертей, болезней и  дезертир-
ства. В  г. до н. э. Рим мог выставить от  до  легионов,
а к  г. до н. э. эта цифра выросла до , что равнялось бо-
лее чем   всадников и пехотинцев. Римляне разделили свои армии в  Южной Италии и  за-
няли высоты на  окраинах Апеннинских гор. Они избегали
вступать с  Ганнибалом в  бой на  ровной местности, где кон-
ница и  слоны давали ему преимущество. Никакие такктиче-
ские уловки не помогли Баркиду выманить римлян и втянуть
их в решающую битву на своих условиях. Разделение армии
на множество небольших отрядов позволило Риму вести все
более агрессивную кампанию против греческих и  италий-
ских союзников карфагенян. Оказавшиеся под осадой или
столкнувшиеся с  угрозой осады города требовали помощи
от  Ганнибала, и,  если он не  мог ее оказать, это подрывало 9 / 32

Клятва Ганниба л а
170
веру в его способность победить римлян. Гений полководца
не мог преодолеть численное и экономическое превосходство
Рима. В респуб лике твердо решили продолжать войну любой
ценой и отказывались идти на компромисс. Римский флот успешно блокировал большую часть по-
бережья Италии , лишая Ганнибала возможности получать
регулярные подкрепления. Благодаря своим резервам Риму
удалось перенести боевые действия на территорикю Испании
и Сицилии , даже несмотря на то что Ганнибал все еще нахо-
дился в Южной Италии. Война сделала респуб лику сильнее,
политики и военачальники извлекли уроки из своих ошибок,
и  у  них не  было недостатка в  людях, которые могли заме-
нить пленных, раненых и убитых. Союзники Рима в Лации,
Умбрии и  Этрурии по  большей части остались ему верны,
помогая деньгами, людскими и прочими ресурсами, необхо-
димыми для того, чтобы довести войну до покбедного конца.
Ганнибал был вынужден разделить свое войско на небольшие
отряды во  главе со  способными командирами и  разослать
их на защиту новых союзников. В источниках мало достовер-
ной информации о составе и размерах его армии в этот пе-
риод, но число ветеранов, покинувших вместке с Ганнибалом
Испанию в    г. до  н. э. и  перешедших с  ним через Альпы,
должно было заметно уменьшиться после битв при Треббии ,
Тразименском озере и Каннах , несмотря на свидетельства ан-
тичных авторов о небольших потерях карфагенян. Войско Ганнибала объединяло пеструю массу солдат
из всех уголков античного мира, сражавшихся ради военных
трофеев. Они говорили на  разных языках, следовали раз-
ным обычаям, молились разным богам, но  вместе их  удер-
живала, по крайней мере поначалу, наряду с деньгами, веро-
ятно, фигура предводителя. Он собрал их, муштровал, платил
им жалованье и,  что важнее, вдохновлял следовать за  со-
бой и  сохранять верность даже в  трудные времена, когда 10 / 32

Черед а отст уплений
171
денежный поток оскудевал. Его солдаты стали непобедимой
силой на  поле боя и  были преданы ему даже в  последние
пять лет кампании, когда стало очевидно, что война будет
проиграна. Все это — безусловное свидетельство таланта покл-
ководца, который не  может не  вызывать восхищения. Разу-
меется, требовалось пополнение их рядов, и новичков наби-
рали в  основном из  числа проживавших на  севере галлов ,
италийцев (бруттиев) и  греков с  юга полуострова. Как ми-
нимум один раз Ганнибалу удалось получить подкрепление
из Северной Африки, включая слонов, когда пунийский флот
смог достичь южного Адриатического побережья в  районе
города Локры (Locri). Южная Италия и  восточная часть Сицилии были из-
вестны в  те времена как Великая Греция (Magna Graecia).
В поисках плодородных земель и новых экономических воз-
можностей греки колонизировали их еще в VIII в. до н. э. Од-
ними из наиболее урожайных областей Великой Греции были
Кампания и Апулия , здесь же располагались самые процвета-
ющие города во всей Италии. Кампания представлкяла собой
узкую полосу земли между Тирренским морем и  Апеннин-
скими горами. Согласно античным источникам, эта про-
винция превосходила другие запасами природных ресурсов
и  уже в  то  время была излюбленным местом отдыха рим-
лян благодаря смягчавшему летнюю жару прохладному мор-
скому бризу. Своими природными богатствами эта область
была во  многом обязана вулкану Везувию, вокрукг которого
веками образовывались слои богатокй фосфором и  калием
почвы. Кампания стала центром производства оливкового
масла и виноградарства, а ее вина, включая крепкое и сухое
фалернское (по сути, херес), экспортировались по всему Сре-
диземноморью. Важнейшими городами провинции на  западном по-
бережье были Кумы ( Cumae), самая древняя из  греческих 11 / 32

Клятва Ганниба л а
172
колоний, Неаполь , крупный порт, и Капуя (Capua), основан-
ная этрусками в конце VI в. до н. э. и бывшая самой богатой
из  трех вышеназванных. И  хотя каждый из  этих городов
был связан договором с Римом, они сокхраняли собственный
язык, форму правления и законы. На восточном побережье
провинции также располагалось несколько других процвета-
ющих городов: Кротон (Crotone), Петелия (Petelia), Сибарис
(Sybaris), Гераклея (Heraclea), Метапонт (Metapontum) и Тарент
(Tarentum). Сибарис, как и Капуя, славился своей роскошью,
а  Кротон, где жил знаменитый математик и  философ Пи-
фагор, долгое время являлся центром культуры, медицины
и науки. Тарент изначально был спартанской колонией и мог
похвастаться лучшей естественной гаванью нак  всем восточ-
ном побережье Италии . При всем процветании и  культур-
ном развитии эти города никогда не пытались объединиться
и  создать единое политическое образование. Периоды со-
трудничества и соперничества сменяли друг друга, города-го-
сударства заключали временные политические и экономиче-
ские союзы, но всегда упорно отстаивали свою независимоксть
и сохраняли лишь слабые культурные связи со своими грече-
скими метрополиями. Некоторые города видели в Ганнибале
возможность ограничить или серьезно ослабить римское
влияние на  юге Италии и  столкнуть стороны между собой.
Они вели переговоры и с Римом, и с пунийцем, стараясь вы-
торговать себе лучшие условия, а стоило обстоятельствам из-
мениться, они тут же перебегали на другую сторону — опас-
ный трюк, который зачастую вел к  гибели тех, кто рискнул
так поступить. Внутренние области Италии были прямой противополож-
ностью прибрежных регионов. Эти малоразвитые террито-
рии населяли в  основном более примитивные и  менее пре-
успевающие италийские племена и кланы, например луканы
и  брутты. Веками они в  той или иной степени находились 12 / 32

Черед а отст уплений
173
под культурным влиянием своих греческих соседей, и неко-
торые заимствовали их стиль в архитектуре и искусстве, ре-
лигиозные обряды и даже язык. И в наше время, путешествуя
по  Южной Италии, в  особенности вдоль Адриатического
побережья, легко понять, почему Ганнибал сосредоточился
именно на  этом регионе. Руины греческих поселений тя-
нутся вдоль всего побережья, территория ровная и открытая,
а  земля плодородна. Благодаря характеру местности здесь
было значительно проще маневрировать и  прокормить ар-
мию, чем в горных районах Центральной и Западной Италии.
Кроме того, до  юга Апеннинского полуострова было проще
добраться из  Северной Африки по  морю, и  этот регион на-
ряду с Сицилией должен был стать естественным продолже-
нием возрожденной морской империи Карфагена. В какой-то
момент Ганнибал даже рассматривал возможность вырыть
канал в самой южной и узкой части полуострова, чтобы изо-
лировать ее от материка.Некоторые греческие поселения перешли на  сторону
Ганнибала сразу после его победы у  Канн. Апулийские го-
рода Салапия (близ Манфредонии), Арпы, чьи руины нахо-
дятся к северо-западу от нынешней Фоджии, Ордона (к югу
от Фоджии по автостраде, возле небольшой коммуны Орта-
Нова) вышли из  конфедерации, стоило Ганнибалу предло-
жить им союз с  Карфагеном и  освобождение от  римских
налогов и  культурного гнета. Им обещали процветающую
жизнь в  новой Италии , взаимовыгодные торговые связи
с  Северной Африкой и  отсутствие воинской повинности.
Во  время переговоров Ганнибал прибегнул к  популистской
риторике и  говорил о  свободе и  возможности самоопреде-
ления . Он использовал в своих интересах разногласия между
соперничающими фракциями в  городах, заключая сделки
и обещая финансовую и военную поддержку любой стороне,
которую мог использовать в борьбе с Римом. Его обещания 13 / 32

Клятва Ганниба л а
174
нашли широкий отклик среди бедняков — городских ремес-
ленников и  крестьян. Но  богачи чаще всего отклоняли его
предложения, так как были связаны с  Римом брачными со-
юзами и экономическими соглашениями, которые виделись
им более прибыльными и надежными.От Канн Ганнибал двинулся с армией на запад и захватил
город Компса (современная Конца-делла-Кампания), нахо-
дившийся на границе областей Лукания (Базиликата) и Кам-
пания. Здесь правили два враждующих клана к — Гирпины
и Мопсии . Первые поддержали пунийца и выгнали из города
проримски настроенных аристократов Мопскиев. Ганнибал
оставил в городе обоз и большую часть добычи, полученной
при Каннах . Тот же сценарий повторялся и в других поселе-
ниях Южной Италии . Один из правителей Салапии по имени
Дасий сдал карфагенянам город в обмен на помощь в изгна-
нии проримской фракции, возглавляемой его противником
.
В Компсе Ганнибал разделил армию на три части. Отряд
под командованием своего брата Магонак, племянника Ган-
нона и одного из своих главных командиров Гимилькона он
отправил в  Луканию и  Бруттий. Долгое время враждовав-
шие с  Римом и  при этом завидовавшие процветанию гре-
ческих городов-государств на  Адриатике бруттии стали для
карфагенян ценным источником рекрутов. Союз с  Ганниба-
лом давал им возможность сбросить римское ярмо и заодно
нажиться при разграблении греческих поселений, отказав-
шихся присоединиться к  пунийцам. Впоследствии Магон,
Ганнон и  Гимилькон разделили свои силы. Последний взял
на  себя осаду Петелии (совр. Стронголи), греческого при-
брежного города. Здешние жители были одними из  самых
преданных союзников Рима и держались год, пока не начался
голод, из-за которого им пришлось есть траву, кожу и  дре-
весную кору
. Отчаявшиеся защитники города смогли по-
слать мольбу о помощи римлянам, но получили отказ из-за 14 / 32

Черед а отст уплений
175
их  удаленного положения на  самом юге полуострова. И  все
равно они сражались до  последнего, а  когда город пал, Ги-
милькон отдал его на разграбление бруттиям. Большая часть
жителей была убита, а выжившие проданы в рабство.Используя Петелию как пример участи тех, кто не поже-
лал вступать в союз с карфагенянами, Магон заключал согла-
шения с другими городами на Адриатике или нападал на тех,
кто отказывался или колебался. После недолгого пребывания
в Бруттии Магон отплыл на корабле в Карфаген, скорее всего,
из порта Локры на самой южной оконечности полуострова,
чтобы сообщить о  победе Ганнибала при Каннах и  попро-
сить у сената подкрепления и денег для продолжения войны.
Ганнон и Гимилькон остались в этой провинции, продолжая
штурмовать города и набирать новых солдат. После Компсы Ганнибал с  основными силами вернулся
в  Кампанию, чтобы захватить порт на  берегу Тирренского
моря. Укрепленные города-союзники Рима образовывали
дополнительную линию обороны вокруг Неаполя, самыми
важными из них были Капуя , Ацерры , Свессула, Кумы, Нола,
Нуцерия и  Казилин. Соединенные Латинской дорогой, они
защищали главную житницу Рима. В этой области с удобной
береговой линией находилось несколько важных портов по-
мимо Неаполя, в  частности Кумы, расположенные от  него
в  км к западу, и Путеолы (совр. Поццуоли всего в несколь-
ких километрах к  югу от  Неаполя). Это было уже второе
вторжение Ганнибала в  Кампанию после того, как ему уда-
лось прорваться сквозь римский заслон с к помощью быков,
к рогам которых были привязаны факелы. Неаполь был тем трофеем, на  который пуниец нацели-
вался изначально. Он был основан греками в  VI  в. до  н. э.,
и  его название буквально означает «новый город». Если  бы
Ганнибалу удалось превратить Неаполь в свой опорный пункт,
это облегчило  бы ему связь с  Карфагеном, открыв доступ 15 / 32

Клятва Ганниба л а
176
к  подкреплениям из  Северной Африки и  Испании, ведь го-
рода находятся на расстоянии всего  морских миль (мор-
ская миля составляет , км. — Прим. пер.) друг от друга. Если
море было спокойным, при благоприятном ветре эту дистан-
цию в античности можно было преодолеть за три, максимум
четыре дня. Это позволяло избежать более опасного плава-
ния от  Адриатического побережья Италии вдоль юго-вос-
точной оконечности Сицилии , где часто бывали штормы.
Но,  когда Ганнибал увидел защищающие город мощные
укрепления и  внушительный римский гарнизон, он отка-
зался от этой идеи и обратил свое внимание на Капую .
Это был запасной план пунийца на  случай, если ему
не удастся взять Неаполь . В то время Капуя являлась одним
из самых крупных и процветающих городов Италии
. Антич-
ные источники утверждают, что ее жители были развращены
«излишней демократией » и  не  знали меры, когда речь шла
о роскоши. Капуя, с точки зрения римлян, не соответствовала
нормам морали и  гражданского долга, поскольку десятиле-
тиями ее население имело столько свобод, что утратило спо-
собность к  самоограничениям и  дисциплине. Богатство жи-
телей было столь велико, что они были способны позволить
себе больше, чем могли желать для счастья. Такое описание
Капуи очень точно отражает убежденность римлян времен
респуб лики в  том, что чрезмерная свобода и  расточитель-
ство ведут человека к  гибели. Идеалом ранней респуб лики
считалось общество морально устойчивыхк людей, ведущих
простую жизнь, исполненных патриотических, религиозных
и гражданских чувств. Но после Пунических войн, когда Рим
превратится из простой респуб лики в процветающую импе-
рию, эти представления радикально изменятся. Капуя легко переметнулась на  сторону Ганнибала, пода-
рив ему целый арсенал лучшего во всем античном мире ору-
жия. В  городе процветали ремесла, и  помимо оружейного 16 / 32

Черед а отст уплений
17 7
и  стекольного производства его жители достигли больших
успехов в парфюмерном деле. Недавние раскопки на рынке
Капуи, где продавались благовония (seplasia), подтверждают
литературные свидетельства о любви местных жителей к ро-
скоши. Еще одно доказательство благосостояния города  —
найденные монеты, датируемые – гг. до н. э., когда горо-
дом владел Ганнибал. А готовые изделия из металла и меди
экспортировали по  всему античному миру  — даже в  Шот-
ландию.Ганнибал уже доказал жителям Капуи , что способен одо-
леть римские войска, и  в  случае поддержки обещал городу
достойное место в новой Италии , которую собирался создать.
Он заверил сенаторов, что Капуя станет административным
и торговым центром конфедерации италийских и греческих
городов-государств, а  после войны обещал вернуть плодо-
родную долину Фалернского поля, захваченную римлянами
двумя веками ранее
.
Но правители Капуи были ловкими дельцами и решили
стравить врагов, чтобы выторговать ксебе максимально выгод-
ные условия. Прежде чем заключить соглашение с Ганниба-
лом, они отправили делегацию к  римскому консулу в  Вену-
зию (совр. Веноза неподалеку от Компсы). Послы сообщили
ему, что готовы рассмотреть любые предложения, которые
убедят их  остаться в  конфедерации. В  ответ консул напом-
нил о долгом союзе их города с Римом и пришедшем с ним
процветании. Он заявил, что римляне ждут от Капуи людей
и денег на войну с Ганнибалом в знак уважения предыдущих
договоренностей
.
Делегация вернулась в  Капую и  передала сенату ответ
консула. Сенаторы решили в  обход него обратиться напря-
мую в  Рим, чтобы выторговать себе наиболее выгодные ус-
ловия. Взамен сохранения союза послы потребовали, чтобы
один из  двух избираемых ежегодно римских консулов был 17 / 32

Клятва Ганниба л а
178
родом из Капуи. Эта должность была самой высокой в управ-
ленческой сис теме Рима, и  консулы не  только командовали
армиями во  время войны, но  и  руководили государством
в  периоды мира. Большей властью обладал только дикта-
тор. Так что римляне сразу  же ответили отказом, приказав
посланникам покинуть город до захода солнца. После этого
сенат Капуи отправил делегацию к  Ганнибалу, и  тот быстро
согласился на  все их  требования. Чтобы закрепить сделку,
пуниец заверил послов, что после окончания войны Капуя
станет самым могущественным и  процветающим городом
в Италии .Несмотря на  громкие обещания Ганнибала, послы захо-
тели сперва четко установить условия, на которых они перей-
дут на  его сторону. Согласно их  требованиям, во-первых,
ни один их гражданин не мог быть призван в армию Ганни-
бала против воли, а во-вторых, город сохранял форму прав-
ления и  законы без какого-либо вмешательства со  стороны
карфагенян. Наконец, чтобы склонить кампанцев на  свою
сторону, Ганнибал согласился обменять  наиболее ценных
своих римских пленников на такое же число молодых отпры-
сков аристократических семей Капуи , служивших в то время
на  Сицилии в  римской кавалерии. И  хотя официально эти
юноши числились не в римской армии, родственники сомне-
вались, что их служба была полностью добровольной. Кроме
того, их могли взять в заложники, чтобы гарантировать вер-
ность города Риму.
Капуя сдалась, и вошедшего в город Ганнибала встретили
словно героя. Улицы наполнились желающими увидеть чело-
века, который поставил римлян на колени в битве при Кан-
нах . Любопытно, что источники расходятся относительно
того, кто именно встречал Ганнибала в тот день. Один из них
утверждает, что пунийца сопровождали сенаторы и  толпа
бедняков  — черни, или turba, как называли их  римляне. 18 / 32

Черед а отст уплений
179
Другой же автор настаивает, что Баркида приветствовали ари-
стократы, их жены и дети
. С самого начала Ганнибал показал
свою власть над городом. По натуре он был тираном и имел
репутацию «вспыльчивого» человека, склконного к приступам
гнева. Пуниец демонстрировал замашки эгокистичного дик-
татора с того самого момента, как вошел в кгородские ворота.
В угоду ему всех находившихся в Капуе римлян — живших
там постоянно или приехавших по делам илик на отдых и чи-
новников — согнали в одну из общественных бань. Двери
замуровали, и все пленники погибли от удушья в страшных
муках. Этот рассказ можно найти у Тита Ливия , не скрываю-
щего своей проримской позиции и настроенного против Ка-
пуи, поэтому многие современные историки отноксятся к нему
со скепсисом
. Ганнибал не приказывал их убивать, это сделала
толпа, но он и не осудил ее действия. Другой вариант этой
истории фигурирует в более позднем источнике, где утвержда-
ется, что после взятия близлежащего города Нуцерия Ганни-
бал приказал запереть симпатизировавших Ркиму сенаторов
в банях, где они сварились заживо. Эти свидетельствак могли
были придуманы римскими историками в пропагандистских
целях, чтобы выставить Ганнибала в максимально невыгодном
свете, но с той же вероятностью они могут быть правдивы.
После расправы над оппозицией следующим пункктом
в  повестке Ганнибала было выступление перед сенатом.
Но кампанцы убедили его отложить все серьезные обсужде-
ния на более поздний срок и провести день, осматривая го-
род. Ганнибал, склонный в  первую очередь решать деловые
вопросы, не хотел обидеть новых союзников и нехотя согла-
сился. Во  время прогулки он почти не  обращал внимания
на  обычные достопримечательности вроде храмов и  пло-
щадей, но  при этом подробно расспрашивал гидов о  том,
сколько солдат способен выставить город, о  длине, высоте
и толщине стен, о запасах зерна и размерах казны. 19 / 32

Клятва Ганниба л а
180
В  конце экскурсии Ганнибала пригласили остановиться
в доме братьев Целеров  — одних из наиболее богатых и мо-
гущественных сенаторов Капуи . Чтобы почтить своего гостя,
они устроили пир, который удовлетворял любым прихотям,
«как и полагается в городе и доме богатом, привыкшем к ро-
скоши»
. По  всему городу были накрыты столы для солдат
Ганнибала. Они были доверху уставлены шедеврами местной
кухни, а  вино, которым так славилась Капуя, лилось рекой.
По  требованию Ганнибала, на  пиршество в  доме Целеров
было допущено лишь несколько избранных — сами братья,
сын одного из  них и  «доблестный воин» Вибеллий Таврея,
лучший среди всадников Кампании. Также на застолье при-
сутствовали несколько главных командиров пунийца и  не-
большое число его телохранителей. Во время пира стало известно о плане покушения на Ган-
нибала
. В заговоре участвовал сын Пакувия Цкелера , убеждав-
ший сенат Капуи перейти на  сторону карфагенян. Юноша,
в  отличие от  отца, был страстно убежден в  том, что город
должен остаться союзником Рима, и  о  его взглядах доло-
жили Ганнибалу. Ранее в тот день Пакувий молил Ганнибала
простить его сына, и тот даже разрешил мальчишке прийти
на пир. Вечером сын отвел отца в сторонку, показал ему меч
и  рассказал, что собирается заколоть пунийца, возлежав-
шего за  столом. Пакувий в  ужасе умолял сына не  позорить
честь семьи, проливая кровь гостя и нарушая клятву верности
Ганнибалу, данную им в сенате. Сначала ему придется прон-
зить этим мечом отца, говорил Пакувий. Двкижимый любо-
вью отец обнимал сына и со слезами упрашивал отказаться
от замысла. Он предостерегал, что Ганнибал — не обычный
человек, его охраняют боги на  небе и  могучие телохрани-
тели на  земле. Он слишком проворен, чтобы его мог убить
мальчишка, броня его сделана не  из  железа или бронзы,
а  из  славы, заработанной в  боях. Исполненный уважения 20 / 32

Черед а отст уплений
181
к  отцу, сын поддался на  его уговоры и  выбросил меч, после
чего они рука оба руку вернулись к столу.Когда Ганнибал только оказался в  усадьбе Целеров , он
неодобрительно заметил хозяевам, что такой пир идет враз-
рез с  «карфагенскими воинскими обычаями». Покначалу он
лег на  свою скамью и  ел в  тишине. Но  время шло, он рас-
слабился и откинулся поудобнее, чтобы насладиться певцами
и  музыкантами, игравшими на  лирах. Постепенно Ганни-
бал поддавался соблазнам кампанской роскоши. Позднее,
когда гости обратились к плотским удовольствиям, Ганнибал
стал проявлять интерес к  одному из  мальчиков-певцов. Со-
гласно источникам, он предпочел именно его компанию ор-
гии с  участием остальных гостей и  рабынь , не  догадываясь,
что смерть прошла всего в нескольких шагах от него. Пуниец
едва не  лишился жизни, что повлияло  бы на  ход не  только
войны, но и истории вообще. На  следующий день Ганнибал выступил перед сенатом,
благожелательно напомнив о  своем обещании, что после
войны Капуя станет столицей новой Италийской конфеде-
рации, а Рим утратит доминирующий статус на полуострове.
Закончив речь, Баркид сел на место для судей, известное как
«трибуна магистратов». Дружеский тон сменился на суровый,
когда он потребовал арестовать одного из виднейших жите-
лей города и  открытого сторонника сохранения союза с  Ри-
мом Магия Деция . Тот откровенно выступал в  поддержку
римлян и  нарочито не  стал присоединяться к  другим сена-
торам и  их  семьям, когда они встречали Ганнибала у  ворот
Капуи. Магий активно призывал не  позволять карфагеня-
нам вступить в город и даже убеждал сограждан преградить
им путь своими телами, если потребуется. Он осудил рас-
праву над римлянами в  банях и  выступал за  убийство пу-
нийцев, вставших гарнизоном в  Капуе. Деций предстал пе-
ред судом в цепях, и Ганнибал, взяв на себя роль обвинителя, 21 / 32

Клятва Ганниба л а
182
разразился обличительной речью. Остальные сенаторы си-
дели в молчании, что лишь подчеркивало верховенство Бар-
кида. Когда вина Магия была признана, тот выкрикнулк, об-
ращаясь к  сенаторам, риторический вопрос: таким  ли они
видели правосудие для кампанцев при их  новом карфаген-
ском властителе?Участь Магия обеспокоила многих в  сенате, но  еще
больше взволновала толпу, собиравшуюся снаружи по  мере
распространения известий о его аресте и суде. Ганнибал при-
знал Деция виновным в  нарушении условий нового союз-
нического договора, согласно которому гражданина Капуи
могли судить только кампанские магистраты по законам са-
мого города. Магий не  нарушил ни  одного закона Капуи,
но Ганнибал пренебрег законностью и объявил Деция слиш-
ком опасным для того, чтобы оставаться вк  городе, назвав
«подстрекателем к мятежам и бунтам». Он предпочел бы каз-
нить его, но, учитывая настроения народа, это было опасно.
Смерть Деция могла еще больше распалить людей и  навер-
няка превратила  бы его в  мученика. Стремясь избежать на-
родных волнений, Ганнибал приказал посадить Магия на ко-
рабль, следующий в Карфаген. В открытом море судно попало
в  шторм и,  сбившись с  курса, оказалось в  порту египетской
Александрии. Магий получил политическое убежище от фа-
раона Птолемея   IV и,  по  всей видимости, провел остаток
жизни в Египте .
Взятие Капуи оказалось для Ганнибала палкой о двух кон-
цах. С  одной стороны, он получил могущественного и  бо-
гатого союзника, но  в  то  же время не  сохранилось никаких
записей о  том, что кампанцы служили в  его армии, как это
делали их  соседи из  Бруттия и  Лукании. При этом Ганни-
бал взвалил на  себя тяжелое обязательство защищать но-
вого союзника от римского возмездия, которое не заставило
себя ждать и было суровым. Союз с пунийцем обещал Капуе 22 / 32

Черед а отст уплений
183
возможность увеличить свое благосостояние в  краткосроч-
ной перспективе и  шанс повысить собственный авторитет
в античном мире — в долгосрочной, сохранив при этом не-
зависимость после завершения войны. Но к в  реальности он
обернулся разрушением города, так как Ганнибал не  сумел
помешать мести римлян.Покинув Капую , Ганнибал двинулся на  юг к  Нуцерии ,
окружил город и пообещал защитникам безопасный выход,
если те сдадутся без сопротивления. Они согласились и поки-
нули город, пуниец устроил засаду, и  от  стрел его лучников
погибло в том числе множество сопровождавших их женщин
и  детей. Когда Ганнибала спросили, почему тот не  сдержал
слово, пуниец ответил словами Александра Македонского ,
поступившего так  же более   лет назад в  Индии. Хотя он
гарантировал защитникам безопасный выход из  города, он
ни  словом не  обмолвился о  том, что произойдет с  ними
за  его воротами. Захватив Нуцерию, Ганнибал приказал за-
переть сенаторов в банях, где они задохнулись
.
Разместив в  Нуцерии свои войска, карфагеняне напали
на  несколько близлежащих городов, в  том числе на  Нолу,
Ацерры и  Казилин. Нола представляла собой крепость
в окрестностях Неаполя, и симпатии ее жителей в этой войне
разделились в  зависимости от  их  классовой принадлежно-
сти. Богачи и  аристократы твердо выступали за  сохранение
верности Риму, а  плебеи видели в  Ганнибале предвестника
перемен и  возможность изменить свои судьбы. Пуниец от-
правил послов для переговоров, и  аристократы, желая вы-
играть время, согласились обсудить с  ними условия союза.
При этом сенаторы втайне отправили делегакцию к  претору
Марку Клавдию Марцеллу в Казилин с просьбой о помощи,
затягивая тем временем переговоры с  Ганнибалом
. Из  вы-
борных должностей пост претора был вторым в администра-
тивной иерархии Рима и позволял командовать армией. 23 / 32

Клятва Ганниба л а
184
Марцелл согласился и,  чтобы избежать встречи с  Ган-
нибалом, кратчайшим путем через горы достиг Ноклы без
каких-либо происшествий. Он прибыл как раз вковремя,
вступив в город раньше карфагенян и до того, как симпати-
зирующие им граждане свергли правительство. Для римлян
ворота были открыты, и  благодаря проримской аристокра-
тической фракции в  сенате, а  также собственным солдатам
Марцеллу удалось сохранить верность Нолы. И  все равно
претор был обеспокоен. Он опасался плебса, в особенности
одного молодого агитатора по имени Луций Бантий , сражав-
шегося при Каннах в  римской армии, а  теперь призывав-
шего к  союзу с  Ганнибалом. Бантий был ранен при Каннах
и  завален горой трупов. Карфагенские солдаты нашли его
и  выходили. Когда юноша выздоровел, Ганнибал отпустил
его домой с дарами и почестями, поэтому Бантий очень хо-
рошо о нем отзывался и убеждал сограждан, особенно бед-
няков и  рабочий люд, присоединяться к  делу карфагенян.
Но  Марцелл не  стал арестовывать Луция и  предпочел по-
пытаться переманить его на  свою сторону. Он отметил его
заслуги, похвалил за  храбрость, проявленную при Каннах,
а под конец одарил деньгами. Это сработало, но, хотя Мар-
целлу и  удалось завоевать расположение Бантия, в  городе
еще оставалось множество враждебно настроенных к  Риму
людей.
Когда Ганнибал подошел к  Ноле, претор отвел свои
вой ска в  крепость. Марцелл оказался в  ловушке: снаружи
был враг, а  внутри  — группировки, способные обрушиться
на  него в  любой момент. Ему удавалось сдерживать враж-
дебные силы в городе и одновременно совершить несколько
удачных вылазок против карфагенян. И хотя нельзя сказать,
что Марцелл победил Ганнибала у  Нолы, он вынудил пу-
нийца отступить и начать поиски более простой цели. После
этого претор обратил свое внимание на к жителей, которых 24 / 32

Черед а отст уплений
185
подозревал в  поддержке Ганнибала, и  около  ноланцев
были обезглавлены .
После Нолы Ганнибал двинулся к  Ацеррам, располо-
женным примерно в    км к  северо-востоку от  Неаполя.
По  обыкновению, он выслал вперед послов, чктобы убедить
правителей города добровольно перейти на его сторону или,
по крайней мере, сдаться без боя. Когда жители узнали о при-
ближении карфагенян, многие из них, включая тех, кто дол-
жен был защищать город, сбежали под покровом темноты.
Ганнибал без всякого сопротивления вошел в  Ацерры и  от-
дал город на разграбление своим солдатам.
Следующей целью пунийца из-за важного стратегичке-
ского положения на  пересечении двух главных римских
дорог  — Аппиевой и  Латинской  — стал укрепленный Ка-
зилин. Развалины этого древнего города были раскопаны
менее чем в    км от  Капуи на  глубине примерно   м от-
носительно поверхности земли. Ганнибал вновь отправил
вперед послов, чтобы договориться о  добровольной сдаче
небольшого гарнизона из   солдат, в  котором служили
выходцы из латинского городка Пренеста (Praeneste), распо-
ложенного к  югу от  Рима. Эти воины направлялись к  Кан-
нам, собираясь принять участие в  битве, когда их  настигла
весть о разгроме римлян, после чего они решили вернуться
в  Казилин. Войдя в  город, солдаты жестоко расправились
со  всеми жителями, симпатизировавшими карфагенянкам.
Позднее этот гарнизон был усилен еще пятью сотнями чке-
ловек из  Перузии (Perusia).
Казилин располагался неподалеку от  Нолы, но  Марцелл
не  мог оставить окрестности города из-за страха жителей
города, опасавшихся, что, если римская армия их  покинет,
на них нападут италийские племена — союзники Ганнибала.
Ганнибал выслал вперед отряд, чтобы тот провкел перего-
воры о  сдаче Казилина и  в  случае их  провала начал осаду. 25 / 32

Клятва Ганниба л а
186
Но защитники города предприняли удачную вылазку за его
ворота, вынудив карфагенский авангард отступить. Даже
когда к пунийцам прибыли подкрепления во главе с извест-
ным критиком Ганнибала и командующим его конницей Ма-
гарбалом, их еще раз отбросили назад. Но затем к Казилину
подошли основные силы карфагенян во главе с самим Ганни-
балом и стали упорно штурмовать город. Согласно античным
источникам, Ганнибал столкнулся с  трудностями, убеждая
своих солдат вступить в бой. Он упрекал их, пытаясь присты-
дить, напоминал о  храбрости, которую они продемонстри-
ровали при Каннах и Тразименском озере, и обещал золото
в  награду тем, кому первыми удастся взобраться на  стены.
Это сработало, и воины снова пошли на приступ. Но защит-
ники Казилина, несмотря на  численное превосходство про-
тивника, вновь отбили атаку. Им даже удавалось делать от-
ветные выпады, хотя в распоряжении Ганнибала теперь были
слоны, доставленные морем из Северной Африки в порт Ло-
кры на южном побережье Адриатики
.
Используя слонов, Ганнибал усилил натиск, но  все было
без толку. Пунийцы рыли шахты в  попытках разрушить от-
дельные участки стен, в ответ защитники города делали под-
копы, чтобы обвалить тоннели нападавших. Ганнибалу так
и не удалось взять Казилин, который Ливий насмешливо оха-
рактеризовал как «маленький город и маленький гарнизон»
.
Разочаровавшись в этом предприятии, Ганнибал бросил по-
пытки овладеть городом, оставив у  стен лишь немногочис-
ленный отряд, чтобы защитники не подумали, что он сдался,
и вернулся на зимовку в Капую с большей частью своей ар-
мии. Лишь следующей весной Казилин пал, и Ганнибал оста-
вил в городе гарнизон из  человек. Зима в  Капуе подорвала дух его солдат, повлияв на  них
так  же, как Вавилон повлиял на  войско Александра Маке-
донского веком ранее после победы над персидским царем 26 / 32

Черед а отст уплений
187
при Гавгамелах. В  обоих случаях проблемой стал вкус лег-
кой жизни без каких-либо тягот. Трудности, с которыми они
столкнулись при переходе через Альпы и  в  боях в  Италии ,
закалили солдат Ганнибала, но  «чрезмерные наслаждения»
в  Капуе перечеркнули все
. В  окружении роскоши карфа-
геняне предавались чревоугодию и  обильным возлияниям,
все глубже погружаясь в  праздность и  распутство
. А  по-
скольку еды, вина и безделья было недостаточно, Вкенера за-
вершила начатое ими, наслав на пунийцев армию блудниц
.
Ганнибал тоже стал жертвой роскоши и  легкой жизни.
Впав в  праздность и  распутство той зимой, он сделал столь
большую ошибку, что сравниться с  ней может лишь его от-
каз совершить поход на Рим после побед при Тразименском
озере и  Каннах. Весной Ганнибал оставил Капую и  еще раз
попытался взять Неаполь . Но армия под его командованием
уже была не та, с которой он переходил через Альпы и сра-
жался при Треббии , на  Тразименском озере и  при Каннах .
От былого духа воинского товарищества не осталось и следа,
он растворился среди девок и прочих увеселений. Карфагеня-
нам не  хватало ни  душевных, ни  телесных сил, чтобы спра-
виться с тяготами возобновившихся походов, они вечно жа-
ловались и  походили больше на  зеленых новобранцев, чем
на закаленных ветеранов. Заметно участились склучаи дезер-
тирства, и многие солдаты Ганнибала, не зная, куда податься,
просто возвращались в свои излюбленные притоны в Капуе.
Среди бежавших и переметнувшихся на сторону Рима были
даже его нумидийские всадники и  испанские ветераны. Не-
задолго до  этого римляне привезли в  Италию наемников
из Испании, чтобы сражаться с Ганнибалом, и, видимо, шпи-
оны проникли в его армию, убеждая соотечественников сме-
нить знамена
.
Теперь единственной защитой войска Ганнибала была
его репутация. Вторая попытка взять Неапокль также про- 27 / 32

Клятва Ганниба л а
188
валилась, и  античные источники намекают, что виной тому
была не толщина городских стен, а беззаботная жизнь зимой,
после которой карфагеняне растеряли дисциплину и  жела-
ние сражаться
. Впрочем, не все солдаты Ганнибала провели
зиму, наслаждаясь благами Капуи , и  часть его отрядов про-
должала осаду Казилина, павшего весной,к когда голод довел
жителей города до того, что они пытались жевать кожу и ва-
рить древесную кору, чтобы выжить
.
В Бруттии Ганнон и Гимилькон продолжали попытки под-
чинить местные италийские племена и  греческие города,
а  также набрать новых рекрутов. После падения Пкетелии
Гимилькон повел войско на запад в окрестности Консентинак
(совр. Козенца), сохранившего верность Риму, но быстро сдав-
шегося карфагенянам. Греческие города Кротон и  Локры,
располагавшиеся на  западном побережье, были взяты Ган-
ноном и  его союзниками-бруттиями. Только Регий (совр.
Реджо-ди-Калабрия ), находившийся на  самой дальней око-
нечности полуострова через пролив от  Сицилии , выстоял
под натиском пунийцев. Магон покинул Южную Италию и,  выйдя из  находив-
шегося под контролем Ганнона порта Локры, отплыл в Кар-
фаген, чтобы сообщить о  победе при Каннах и  добиться
от  сената денег и  подкреплений. Войдя в  зал заседаний, он
высыпал на пол золотые кольца, сорванные с пальцев убитых
римских всадников. Это был выразительный жест, ведь, со-
гласно источникам, их объем составлял почти четыре пека
.
Магон перечислил восторженным сенаторам победы своего
брата над римскими консулами Сципионом-старшим у  Ти-
цина, Семпронием при Треббии , Фламинием при Тразимен-
ском озере, Павлом и Варроном у Канкн. Двое из пяти консу-
лов были убиты на полях сражений. Затем Магон рассказал,
как Ганнибалу удалось сбежать из  ловушки, расставлен-
ной римским диктатором Фабием Максимом в  Кампании, 28 / 32

Черед а отст уплений
189
и о том, что не только греки, но и италийцы в Бруттии , Апу-
лии , Самнии и  Лукании предали Рим и  стекаются под зна-
мена карфагенян  — это небольшое преувеличение должно
было помочь завоевать поддержку сената. Ганнибал, по сло-
вам Магона, был близок к победе, и первоочередной задачей
было обеспечить его ресурсами, необходимыми для заверше-
ния войны: деньгами, воинами и хлебом. Сторонники Баркидов в сенате пришли в восторг от этих
новостей, в насмешку над оппонентами они спрашивали, жка-
леют ли они теперь, что изначально выступали против побе-
доносной кампании, призванной восстакновить величие Кар-
фагена. Но,  когда взял слово последовательный противкник
войны с  Римом Ганнон , из  уважения к  его возрасту и  влия-
нию сенаторы умолкли. Он объяснил, что, хотя и  радуется
со  всеми победам Ганнибала, по-прежнему скептически на-
строен к войне. Лишь когда война окончена, можно назвать
победителя и, что не менее важно, узнать ее исткинную цену.
Он выразил также беспокойство в связи с тем, что Ганнибал
прислал Магона просить денег на  продолжение кампании,
которая еще несколько месяцев назад должна была завер-
шиться и компенсировать затраты трофеями. И хотя количе-
ство колец римских эквитов впечатляло, их было явно недо-
статочно, чтобы покрыть расходы на подкрепления, которых
требовал Магон. После этого Ганнон обратился к  Магону с  вопросом,
пытались  ли римляне договориться о  мире после каждой
из побед Ганнибала. Под напором сенатора, напоминающим
перекрестный допрос, Магон был вынужден ответиткь отри-
цательно. Ганнон спросил, сколько греческих и  италийских
городов, деревень и  племен покинули римскую конфедера-
цию, и Магону пришлось признать, что их было не так много,
как хотелось  бы пунийцам. Также он признал, что римляне
по-прежнему располагали значительным запасом ресурсов 29 / 32

Клятва Ганниба л а
190
и могли продолжать войну без каких-либо ограничений. Ган-
нон согласился, что Ганнибал добился большого успеха за ко-
роткий промежуток времени, но  при этом подчеркнул, что
Карфаген не может позволить втянуть себя в долгосрочный
конфликт с  настолько непоколебимым противником, обла-
дающим практически бесконечными резервами, в том числе
и  людскими. Также Ганнон предупредил о  непредсказуемо-
сти войны, когда победа уже завтра может смениться пора-
жением, в  чем Карфаген мог убедиться во  время первого
столкновения с Римом. Он призвал воспользоваться плодами
успехов Ганнибала и предложить Риму завершить конфликт
на  выгодных для Карфагена условиях. В  завершение своего
выступления Ганнон предостерег других сенаторов от излиш-
ней самоуверенности, подчеркнув, что Баркид пока выиграл
лишь несколько сражений, но не саму войну.Но  воодушевленный победами Ганнибала сенат не  был
настроен слушать Ганнона . Многие сенаторы с подозрением
относились к  нему из-за многолетней вражды с  Баркидами
и попросту устали от постоянных жалоб. Почти единодушно
они постановили обеспечить Ганнибала ресурсами, необхо-
димыми для продолжения войны, и  проголосовали за  то,
чтобы отправить Магона обратно в Италию с  нумидий-
ских всадников,  слонами и  большим количеством сере-
бра. Но пока Магон готовился к отплытию, все изменилось.
Гонцы принесли весть, что армия под руководством брата
Ганнибала Гасдрубала разбита Сципионами на  берегу реки
Эбро в Испании.
Римляне перешли через эту реку ранней весной   г.
до н. э. и осадили небольшой городок под названием Ибера.
В ответ Гасдрубал осадил близлежащий город Дертосу (совр .
Тортоса), находившийся в  союзе с  Римом. Сципионы вы-
ступили против Баркида, встретившего их  на  равнине близ
реки Эбро. Главными проблемами Гасдрубала в  Испании 30 / 32

Черед а отст уплений
191
были державшие его в  напряжении римские армии и  все
более беспокойные местные племена, чье недовольство кар-
фагенянами только росло. Несколькими месяцами ранее,
когда сенат в  Карфагене приказал Гасдрубалу покинуть Ис-
панию и присоединиться к Ганнибалу в Южной Италии , он
предупредил, что, если его армия покинет страну, ею завла-
деют римляне. В  ответ из  Карфагена в  Испанию выслали
другое войско во главе с Гимильконом , которому было при-
казано освободить Гасдрубала, позволив тому отправиться
в  Италию.
Когда Сципионы узнали о  намерении Гасдрубала до-
браться до  Ганнибала, они сделали все, чтобы останоквить
его, прекрасно понимая, что в  противном случае Рим мо-
жет проиграть войну. Братья стянули свои силы к реке Эбро,
чтобы помешать Гасдрубалу достичь Пиренеев. Сципионы
сказали солдатам, что их  семьи рассчитывают на  них: те
не  должны пустить врага в  Италию. У  испанских  же сол-
дат в  армии Гасдрубала, вероятно, не  было подобных обя-
зательств. Большая их  часть, особенно среди пехотинцев,
и  вовсе предпочла  бы не  тащиться в  Италию и  сражаться
за Карфаген, а остаться на родине, пусть даже под римским
правлением. Когда противники сошлись в  бою, испанцы,
находившиеся в  центре, стали отступать, хотя карфаген-
ские наемники и  африканцы на  флангах пытались держать
строй. Но  их  сил было недостаточно, чтобы сдержать атаку
римлян по  центру. Иберы понесли тяжелые потери и,  как
только их строй был прорван, обратились в бегство. Карфа-
генские всадники, увидев, что центр не выдержал римского
натиска, также отступили, оголив фланги. Гасдрубал был раз-
бит и  с  небольшим отрядом бежал на  юг к  Новому Карфа-
гену. Эта битва перевернула ход войны в Испании. Иберские
племена, до этого колебавшиеся, чью сторону выбрать, прим-
кнули к римлянам, а Гасдрубал потерял последнюю надежду 31 / 32

Клятва Ганниба л а
192
на то, что ему удастся привести войско в Италию на помощь
брату. Лишь через девять лет (в  г. до н. э.) он сможет по-
кинуть Испанию и  отвести вспомогательную колонну через
Альпы к Ганнибалу.После поражения при Эбро сенат Карфагена приказал
Магону отправиться со  своей армией в  Испанию и  одно-
временно послал примерно такой  же отряд на  Сардинию,
чтобы спровоцировать на острове восстание против римлян.
Если бы Гасдрубал победил при Ибере и впоследствии сумел
присоединиться к брату, то к  году до н. э. в Италии оказа-
лось  бы четыре карфагенские армии, возглавляемые Ганни-
балом, Гасдрубалом, Магоном и  Ганноном, и  война продол-
жилась  бы по  другому сценарию. Но  поражение при Эбро
лишило Ганнибала надежды на необходимые ему испанские
резервы и обесценило его политический капитал, заработан-
ный им в  Карфагене благодаря победе при Каннах . Сципи-
оны разделили свои силы: Гней возглавил сухопутные войска,
а Пуб лий — флот. Они придерживались осторожной тактики,
предпочитая не  вступать в  прямые столкновения с  карфа-
генянами, и сконцентрировались на том, чтобы переманить
на  свою сторону или подчинить силой как можно больше
иберских племен, блокируя при этом побережье и совершая
налеты на пунийские крепости. Известие о том, что Ганнибал пересек Альпы, пришлось
по душе македонскому царю Филиппу V, но еще больше его
обрадовали сообщения о победах при Треббии и Тразимен-
ском озере. Филипп взошел на  трон в    г. до  н. э. в  воз-
расте   лет и  в  силу молодости отличался горячим нравом.
Он стремился изгнать римлян со  своих северных границ  —
из региона, известного как Иллирия (территории современ-
ных Албании, Черногории, Боснии и Хорватии), — и расши-
рить царство на юг за счет Греции . Филипп видел в Ганнибале
союзника, способного помочь ему реализоквать его амбиции, Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Черед а отст уплений
193
но  при этом был достаточно осторожен, чтобы сохранять
внешний нейтралитет и  не  провоцировать римлян, тех, что
были у него на севере, и тех, которых от его владений отде-
ляло лишь короткое плавание через Ионическое море. Он
ждал, как будет развиваться конфликт между Римом и Кар-
фагеном, и лишь после битвы при Каннах послал делегацию
к Ганнибалу с предложением официально заключить союз. Послы Филиппа отплыли из  македонского порта в  на-
чале лета   г. до  н. э. Они обошли тщательно охраняемые
римским флотом Брундизий (Brundisium) и Тарент (Tarentum)
и  высадились южнее возле Кротона неподалеку от  храма
Юноны Лацинии (римское имя греческой богини Геры.  —
Прим. пер.). Оттуда они двинулись по  суше на  север и  были
схвачены римскими фуражирами. Македонян отвели на до-
прос к  претору Валерию Левину, стоявшему лагерем возле
Луцерии (Luceria), расположенной немного северо-запад-
нее современной Фоджи. Глава делегации Ксенофан попы-
тался обмануть претора и  убедить его в  том, что их  отпра-
вили заключить договор о  дружбе и  взаимопомощи между
Римом и Македонией . Поверив его россказням, Левин, впе-
чатленный важностью миссии, предоставил Ксенофакну пол-
ную информацию о самом безопасном пути в Рим, отметив
на карте, какими дорогами и перевалами нужно пользоваться
македонянам, чтобы не попасть в руки пунийцев. Благодаря
охран ной грамоте те прошли через римские гарнизоны
в Кампанию и отправились на поиски Ганнибала. Делегация встретилась с  ним и  заключила соглашение,
согласно которому Филипп обязался выслать большой флот
из  кораблей, чтобы разорить Адриатическое побережье
Италии . После этого солдаты должны были сойти на  берег
и  помочь Ганнибалу покорить остальной полуостров. После
окончания войны Италия со всеми ее богатствами отошла бы
Ганнибалу, и тот взамен обещал воевать с врагами Филиппа 1 / 32

Клятва Ганниба л а
194
в Греции . По условиям договора городам-государствам мате-
риковой Греции и  островам вдоль македонского побережья
предстояло стать частью царства Филиппа. Докговор интере-
сен как свидетельство намерений Ганнибала относительно
Рима после окончания боевых действий. Судя по  всему, он
не  собирался его уничтожать и  хотел лишь сократить рим-
ское влияние до  уровня других итальянских городов-госу-
дарств. На  переговорах Ганнибала с  македонянами присутство-
вали три посланника из  Карфагена  — признак того, что
Баркид не  обладал всей полнотой власти, чтобы говорить
от лица города. Они могли быть частью политической делега-
ции, сопровождавшей его армию на постоянной основе, или
же были специально отправлены в Италию для обсуждения
и  ратификации именно этого договора. Нок  в  таком случае
почему их не послали из Карфагена прямиком в Македонию ,
бывшую гораздо более безопасным местом для проведения
переговоров? Так или иначе соглашение было достигнуто,
и македонские послы отправились обратно на кродину вместе
с представителями Карфагена. Они незамеченными прокбра-
лись на юг и сели на корабль, тайно пришвартованный возле
мыса Лацинии. Но римские корабли перехватили их на вы-
ходе в  открытое море, и  послы, не  имея возможности уйти
от  погони, были вынуждены сдаться, после чего их  отпра-
вили к консулу в Тарент .
Ксенофан вновь попытался выкрутиться, заявив, чток де-
легации не удалось достичь Рима и она была схвачена на пути
домой. Но  когда стали допрашивать карфагенских послокв,
их говор вызвал подозрения. Рабов подвергли пыткам, чтобы
установить личности хозяев и истинные цели миссии. После
этого македонян и  карфагенян разделили, заковали в  цепи
и  посадили на  корабль, идущий в  Рим. Пройдя Мессин-
ский пролив, судно причалило в  Кумах, откуда пленников 2 / 32

Черед а отст уплений
195
отправили в  Рим по  суше. Когда римские сенаторы узнали
о связях между Ганнибалом и Филиппом, они выделили сред-
ства на создание флота из  кораблей и отправку их вместе
с  войском в  Иллирию, чтобы македонский царь держался
подальше от  Италии . Филипп не  знал о  том, что его послы
схвачены, и, не получив от них никаких известий, через не-
сколько недель отправил другую делегацию. Ей удалось до-
стичь Ганнибала и подтвердить условия договора, но к тому
времени Филипп уже был больше озабочен передвижениями
римлян на своей северной границе и их попытками создать
антимакедонскую лигу из греческих городов на юге. Момент
оказался упущен, теперь у  царя было слишком много про-
блем, чтобы поддержать Ганнибала. С   по    г. до  н. э.
у  Филиппа хватало собственных забот в  Македонии и  Гре-
ции , и он почти ничем не мог помочь пунийцу.
Ганнибалу все еще был необходим крупный порт, и  по-
сле тщетных попыток заполучить его на  западном побере-
жье в  районе Неаполя он обратил свой взгляд на  восточ-
ное, где было два возможных пункта — Тарент и Брундизий
(совр. Таранто и  Бриндизи). Из  Брундизия , расположенного
на Адриатическом море на противоположном берегу от Ил-
лирии, можно было быстро и относительно легко добраться
до Греции , но там находился римский гарнизон, чьи корабли
неустанно патрулировали побережье. Тарент располагался
примерно в    км от  Брундизия вглубь полуострова у  Та-
рентского залива Ионического моря. Его порт славился самой
большой и хорошо защищенной гаванью на всем восточном
побережье Италии , в которую заходили все без исключения
корабли, курсирующие между Грецией и  западным Среди-
земноморьем. Пятью столетиями ранее город был основан
спартанцами как убежище, в  котором женщины, связавши-
еся с рабами, пока их мужья были на войне, в безопасности
пережидали беременность и рожали младенцев. Тарент был 3 / 32

Клятва Ганниба л а
196
построен на  полуострове, отделенном от  материка лагуной,
и  доступ к  нему охранялся укрепленной цитаделью, сохра-
нившейся и  поныне. Этот город с  двумя гаванями для тор-
гового и  военного флота внешне удивительно напоминал
Карфаген. Залив был богат рыбой, а  на  дне залегало одно
из  самых больших в  Средиземном море скоплений мол-
люсков-иглянок, служивших источником для изготовления
дорогостоящего красителя — пурпура. Его багряный цвет яв-
лялся символом царской власти, и одежда пурпурного цвета
свидетельствовала о  высоком статусе ее владельца в  антич-
ном мире. Привозимая из сельской местности шерсть, выкра-
шенная пурпуром, добываемым из  моллюсков Тарентского
залива, принесла городу славу одного из  главных текстиль-
ных центров античной Италии. Даже сегодня, несмотря
на  то  что воды залива изрядно загрязнены, они по-преж-
нему изобилуют морскими гадами, а город разросся далеко
вглубь полуострова.Единственным недостатком Тарента была удаленность
от Карфагена. Он располагался на значительно большем рас-
стоянии, чем Неаполь , и путь из него пролегал через ковар-
ные и штормовые воды вдоль побережья Сицилии . С другой
стороны, порт находился поблизости от Македонии , царь ко-
торой, Филипп, как предполагал Ганнибал, будет его новым
союзником. Переждав зиму в Арпах, весной  г. до н. э. Ганнибал дви-
нулся в сторону Кампании. Там он снова обследовал крепост-
ные стены Неаполя, убедился в их неприступности и разграбил
несколько мелких городков и деревень вдоль побережья. Ле-
том небольшая делегация тарентских аристократов прибкыла
в ставку Ганнибала на Авернское озеро чуть южнее Неаполя
с советом, как тому взять город. Все эти молодые мужчины
сражались против Ганнибала на стороне римлян — кто при
Тразименском озере, кто при Каннах , но остались в живых 4 / 32

Черед а отст уплений
197
и попали в плен. Вскоре Ганнибал освободил их в знак мило-
сердия в отношении римских союзников, и потому они вы-
соко почитали его. Они рассказали карфагекнянину, что Та-
рент охраняется римским гарнизоном, которому оказывает
поддержку большая часть местной знати, имеющая прочные
связи с Римом. Но простые жители города ненавидят и тех
и других, а потому с готовностью поднимут бунт, как только
он встанет под стенами города. Поверив их заверениям, Ганни-
бал повел свою армию на восток, пройдя около  км через
равнины Италии от Авернского озера к Таренту. Но, когда он
достиг городской стены, никакого восстания не последовало.
Подождав пару дней, Ганнибал отбросил идею осады порта
и пошел назад через Центральную Италию, намеревакясь еще
раз попытаться захватить Неаполь . Вновь потерпев неудачу,
он разграбил близлежащие селения и возвратился в Апулию ,
где остался пережидать зиму на Адриатическом побережье
в городе Салапия (близ Манфредонии). Тем временем Ганнон во  главе армии из   нумидий-
цев и     новобранцев из  италийских племен (бруттиев
и  луканов) направлялся на  север навстречу армии Ганни-
бала, возвращавшегося из  Салапии в  Кампанию. Когда Ган-
нон со  своим войском оставил позади Беневент, римский
претор Тиберий Семпроний Гракх подошел к городу с другой
стороны в сопровождении армии наспех собранных воинов-
рабов . Тому, кто принесет ему голову Ганнона, Тиберий поо-
бещал даровать свободу и осыпать деньгами. Во время битвы,
развернувшейся под стенами города, рабы отрезали головы
каждого павшего противника и несли командиру, требуя обе-
щанного освобождения. Большая часть карфагенского войска
была уничтожена или захвачена в  плен, остальные бежали
с поля боя. Ганнону чудом удалось спастись и присо единиться
к  Ганнибалу, которому теперь в  отсутствие подкрепления
пришлось повернуть обратно и укрыться в Салапии. 5 / 32

Клятва Ганниба л а
198
Несмотря на  то  что у  Рима было достаточно людских
ресурсов, необходимость противостоять угрозе со  стороны
армии Ганнибала начала оказывать негативное влияние
на  рынок труда в  Италии . Из-за  того что огромное количе-
ство свободных мужчин, в основном мелких землевладель-
цев и  ремесленников, было вынуждено пойти на  военную
службу, сильно возросла зависимость от рабского труда, осо-
бенно в  латифундиях. В  ответ на  повышение спроса рынок
постоянно пополнялся новыми рабами , особенно из  числа
военнопленных . Их широкое распространение начало вытес-
нять вольнонаемных работников: мелкие землевладельцы
и  чернорабочие в  Италии, не  имея возможности восстано-
вить свои земли, разоренные войной, а также конкурировать
с  наплывом дешевой рабской силы, просто разорялись. Ра-
дикальная трансформация трудовых ресурсов явилась одним
из долгосрочных последствий войны с Ганнибалом и в итоге
привела к  революции в  следующем веке. К  концу войны
в  Италии было так много рабов, что воксстания вспыхивали
все чаще и  чаще. И  хотя сопротивление было подавлено,
в  Италии наступила эра рабовладения в  масштабах, ранее
неизвестных средиземноморской цивилизации, и  именно
это станет определяющей характеристикой Римской импе-
рии.
Для солдат Ганнибала зима в  Салапии походила на  ту,
которой они наслаждались в Капуе. Даже Ганнибал, обыкно-
венно отличавшийся стоическим и даже спартанским воздер-
жанием, не устоял перед чарами местной блудницы. Согласно
одному из античных источников, «несмотря на свое африкан-
ское происхождение», Ганнибал хранил верность своей жене
Имильке и гуманно относился к женщинам, особенно плен-
ницам
. В отличие от Александра Великого и Юлия Цезаря ,
с которыми часто сравнивают Ганнибала, в литературе редко
встретишь упоминания о его связях с кем-то, кроме этих двух 6 / 32

Черед а отст уплений
199
женщин. Тогда как и  у  Александра, и  у  Цезаря любовников
среди мужчин и женщин было не меньше, чем сражений.Из Салапии Ганнибал двинул войска на юг, проведя боль-
шую часть лета   г. до  н. э. в  области к  юго-западу от  Та-
рента , где непредвиденные обстоятельства заставили егко из-
менить свои планы. Несколько тарентийских аристократов
находились в Риме под своего рода домашним арестом, веро-
ятно для гарантии лояльности их города римлянам. Им уда-
лось бежать, но вскоре они были пойманы снова. По приказу
сената их  высекли плетьми (обычно начальная мера в  рим-
ской сис теме наказаний), а  затем сбросили с  Тарпейской
скалы  — крутого утеса на  южной вершине Капитолийского
холма, где таким образом казнили убийц, предателей, бе-
глых рабов и тех, кто давал ложные показания на суде. Когда
о казни молодых аристократов узнали в Таренте, жители го-
рода пришли в  ярость и  против местного римского гарни-
зона устроили заговор. Группа молодых людей под видом
отряда охотников покинула город и  направилась на  по иски
Ганнибала. Они предложили помочь ему хитростью взять
город, а  тот, в  свою очередь, обещал, что граждане Тарента
будут жить по собственным законам и подчиняться выбран-
ным ими самими правителям. Ни один из жителей Тарента
не будет служить в карфагенской армии против своей воли,
не понадобится им и платить Карфагену дань или размещать
у себя гарнизон карфагенян. С проживавшими в городе рим-
лянами Ганнибал волен поступить по  своему разумению  —
посадить в тюрьму и держать в качестве заложников, продать
в рабство или же казнить. У  молодых тарентийцев был простой план передачи го-
рода. Они вернутся в Тарент с добычей в виде рогатого скота
и  скажут римлянам, что обнаружили его, пока окхотились
в  свое удовольствие. В  течение нескольких следующих не-
дель они заведут привычку уходить из  города ночью через 7 / 32

Клятва Ганниба л а
200
одни и те же ворота в одинаковые охотничьи вылазки и воз-
вращаться перед рассветом с  добычей. Юноши начали пре-
творять свой план в жизнь и каждый раз, возвращаясь, рас-
сказывали охране и  их  офицерам, как все прошло. Через
несколько недель их вылазки действительно стали настолько
обыденными, что римские караульные открывали вкорота при
их  приближении, не  задавая никаких вопросов и  не  беспо-
коясь о безопасности.Ганнибал собрал примерно    человек и  спрятал
их в овраге в нескольких километрах от города. В назначен-
ную ночь командующий римским гарнизоном был пригла-
шен на  ужин в  дом одного видного тарентийца, где его на-
поили вином. Юноши, возвращавшиеся перед крассветом
с  охоты, подошли к  воротам с  тушей вепря. Едва они во-
шли в  ворота, за  ними следом в  город ворвался небольшой
карфегенский отряд, убив стражу и отворив после этого ос-
новные ворота. Солдаты Ганнибала быстро вошли в  Тарент
и захватили контроль над его улицами. Те римские солдаты,
которые умудрились выжить, отступили в  цитадель. Тарен-
тийцы сдали сам город, но совсем другое дело крепость с ее
высокими толстыми стенами и гарнизоном из  человек
.
Цитадель контролировала вход в гавань, и гарнизон мог бес-
препятственно снабжаться римскими войсками, что делало
длительную осаду бессмысленной. Ганнибал оставил тарен-
тийцев наедине с  этой проблемой, а  сам вернулся в  Кампа-
нию, где римляне начали осаду Капуи . Хотя потеря Тарента
была большой неудачей для римлян, в конце концов, в  г.
до н. э., им удалось вернуть город. На  падение Тарента римляне отреагировали осадой Ка-
пуи (  г. до  н. э.). Кампанцы, в  свою очередь, попросили
помощи Ганнибала, и  он снова пришел на  выручку, пере-
бросив свои силы через Центральную Италию. Здескь про-
изошла небольшая стычка между карфагенянами и  двумя 8 / 32

Черед а отст уплений
201
консульскими армиями. Но,  когда к  городу приблизилось
еще одно римское войско, Ганнибал отступил со своими си-
лами к  Брундизию на  Адриатическом побережье, хотя рас-
стояние до  него составляло почти   км. Не  желая или
не  имея возможности блокировать этот порт, пуниец вер-
нулся к Капуе в следующем году ( г. до н. э.) и предпринял
еще одну неудачную попытку остановить осаду. Сложно по-
нять, о чем думал Ганнибал, беспорядочно перебрасывавший
свои войска с одного побережья на другое, гоняясь за всеми
зайцами и не поймав ни одного.Местность вокруг Капуи была открытой, что давало пре-
имущество карфагенской коннице и  слонам. Но  римляне
возвели вокруг города вторую стену — так называемую цир-
кумвалационную линию* — и оставались за ней, игнорируя
попытки пунийцев выманить их на равнину. Раздосадованный
Ганнибал организовал атаку на римский лагерь одновременно
с вылазкой кампанцев. Она провалилась, и от безысходности
Баркид двинулся со своим войском на Рим. Хотя этот маневр
должен был отвлечь римские легионы от Капуи, те все равно
не покинули стен своего лагеря и продолжили осаду. Капуя была оставлена на  произвол судьбы. Оказавшись
в  окружении трех римских легионов, пунийский гарнизон
и  поддерживавшие их  кампанцы чувствовали себя предан-
ными. Солдаты жаловались, что «римский враг более наде-
жен и  достоин доверия, чем карфагенский друг»
. Гонцы
пытались выбраться из  города, чтобы передать Ганнибалу
мольбу о помощи, но большая их часть была схвачена рим-
лянами. Посланникам отрубали руки и возвращали обратно
в  город. Припасы истощались, а  надежды на  помощь извне
не было, на Капую медленно, но верно надвигался голод.
* Непрерывная линия укреплений, строившаяся при оскаде для предотвра- щения помощи осажденным извне. — Прим. пер. 9 / 32

Клятва Ганниба л а
202
Когда Ганнибал подошел к  Риму, ему хватило одного
взгляда на  внушительные оборонительные сооружения го-
рода, чтобы развернуться и покинуть его окрестности. У него
не  было ни  людей, ни  осадных орудий, необходимых для
того, чтобы пробить такие стены. И  если истинной целью
пунийца было оттянуть силы врага от  Капуи , то  он прои-
грал. Когда римляне увидели Ганнибала у  своих стен, сна-
чала они подумали, что тот разгромил их  войска под Ка-
пуей, в противном случае, считали горожане, ему бы никогда
не хватило смелости напасть на них. Ганнибал разыграл свой
гамбит и  потерпел неудачу. Решение пойти маршем на  Рим
было принято им на эмоциях и от разочарования. Но позд-
нее римские писатели утверждали, что в    г. до  н. э. город
был спасен лишь милостью богов, наславших букрю на  кар-
фагенское войско. Угроза голодной смерти в  итоге вынудила жителей Ка-
пуи сдаться. Сенаторы, наиболее рьяно выступавшие про-
тив Рима, покончили с  собой . Перед тем как римляне во-
шли в  город, некоторые из  них отправились на  роскошный
ужин, а  после пышного пиршества, сдобренного огрокмным
количеством вина, хозяин в качестве десерта предложил го-
стям яд  — который все охотно приняли. Остальные само-
стоятельно лишили себя жизни на  следующий день. Когда
римляне заняли город, начались аресты тех сенаторов, кото-
рых подозревали в союзе с Ганнибалом и призывах покинуть
римскую конфедерацию.  человека были допрошены, при-
знаны виновными, выпороты кнутом и обезглавлены  — все
это в  один день. Выживших жителей продавали на  неволь-
ничьих рынках, а  их  собственность конфисковали в  пользу
римского народа. Сенат Рима лишил Капую независимости,
и вскоре ее наводнили толпы мошенников и аферистов, пы-
тавшихся поживиться на чужом несчастье. Город пал благо-
даря настойчивости римлян во  время осады, что оказалось 10 / 32

Черед а отст уплений
эффективнее любых попыток Ганнибала спасти своих союз-
ников. Город был наказан столь сурово, поскольку в  глазах
римлян ее жители были трусливыми предателями. Кампанцы
просто поставили не на ту лошадь. Сок временем, спустя сто-
летие или два, отношение Рима к  этому городу изменится.
Капуя воспрянет и  снова будет процветать, даже станет ос-
новным центром обучения гладиаторов. Именно здесь в  г.
до  н. э. начнется крупнейшее в  истории Рима восстание ра-
бов во главе с фракийским гладиатором по имени Спартак . 11 / 32

204
ГЛ АВА VI
НЕСКОНЧАЕМАЯ
ВОЙНА
О
тправившись в поход в Италию, Ганнибал передал сво-
ему младшему брату Гасдрубалу управление испан-
скими территориями, находившимися под властью Карфа-
гена. Его задачей было удерживать южную часть Испании,
богатую природными и  людскими ресурсами, необходи-
мыми Ганнибалу, чтобы вести войну против Рима. Десять лет
Гасдрубал сохранял номинальный контроль над испанскими
племенами и отражал римские атаки, пока Ганнибал не при-
звал его к себе в Италию на подмогу в  г. до н. э. Гасдрубал
во всем был равен брату: характером, мужеством, сноровкой
и  навыками командования. По  словам Тита Ливия , он был
«сыном того  же Гамилькара Барки , “Молнии”» и  столь  же
неутомимым и  опытным военачальником, как и  Ганнибал
.
Один Баркид в Италии уже попортил римлянам достаточно
крови, а теперь и второй сын Гасдрубала собирался перейти 12 / 32

Нескончаемая война
205
через Альпы со слонами и во главе армии наемников , чтобы
присоединиться к войску своего брата.Полибий также высоко оценивает личность Гасдрубала,
описывая как храброго, обожаемого солдатами командира,
и  не  отрицает его заслуг, несмотря на  поражение и  гибель
в битве при Метавре
. Гасдрубал вошел в историю благодаря
тому, что десять долгих лет оберегал карфагенскую Испа-
нию от римлян, перешел через Альпы, полностью сохранив
свое войско и  затем пополнив его отрядами галлов , и  едва
не объединился с армией брата. Преходящие радости успехов
в бою, слава и деньги не мешали ему смотреть вперед и дей-
ствовать в  непредвиденных обстоятельствах, когда что-то
шло не  по  плану, как это часто случается. Эти качества По-
либий считал очень редкими и  ценными для любого пред-
водителя в те дни. И Полибий , и Тит Ливий превозносили Гасдрубала за то,
что ему удалось перевести армию через Альпы быстрее братак
и  с  меньшими потерями. Это был подвиг, равный тому,
что совершил Ганнибал, но  он остался в  тени, войдя лишь
в  подстрочники истории. Гасдрубал стремительно пересек
территории, населяемые галлами, и  перешел Альпийские
горы  — вероятно, этому способствовали боклее благопри-
ятные погодные условия. По  всей видимости, галлы позво-
лили ему беспрепятственно пройти по их землям с примерно
-тысячным войском и  отрядом боевых слонов, но  допод-
линно нам не  известно, был  ли этот путь в  действительно-
сти столь гладок. Гасдрубал достиг Италии быстрее, чем того
ожидал Ганнибал, что может объяснить возникшие между
ними трудности в координации действий. Римское войско поджидало Гасдрубала на  реке Метавр ,
берущей начало высоко в  Апеннинских горах и  впадаю-
щей в Адриатическое море близ современного города Фано,
к северу от итальянского порта Анкона. В тот день римляне 13 / 32

Клятва Ганниба л а
206
одержали победу, ставшую поворотным моментом войны.
Битва на  реке Метавр является одним из  величайших сра-
жений в античной истории, несмотря на то что память о ней
затмили успехи Ганнибала в битвах при Тразименском озере
и при Каннах и его переход через Альпы , а исследователи уде-
ляли ей крайне мало внимания. Разгром и смерть Гасдрубала
имели особое значение, поскольку предрешили судьбу кам-
пании его брата в Италии и его поражение в войне. Победу
при Метавре римлянам обеспечили мастерство и кэффектив-
ная координация сил между двумя военачальниками — кон-
сулами Гаем Клавдием Нероном и Марком Ливием Салина-
тором. Один из  них, Нерон,   — недооцененный герой этой
битвы, а в некотором роде и всей Второй Пунической войны .
Благодаря инициативе, стойкости и энергии он повернул ход
конфликта в  пользу Рима, но, подобно Гасдрубалу, остался
на  задворках истории. Клавдий Нерон пошел нка  риск, сде-
лав смелый шаг, благодаря чему сумел сокрушить Гасдрубала
и сбить с толку его брата. Риму требовались выдающиеся военачальники, чтобы
удержать Ганнибала на  юге страны и  остановить Гасдрубала
на севере. Многие опытнейшие римские полководцы, такие
как братья Сципионы в Испании, погибли в прошлых битвах
с  пунийцами. Согласно римскому праву, один из  консулов,
ежегодно избираемых для командования войсками респуб-
лики, должен был происходить из  сословия плебеев, а  дру-
гой — из аристократов-патрициев. Кандидатом нак должность
консула от патрициев в  г. до н. э. выступил Клавдий Не-
рон , чей потомок через   лет станет печально известным
императором династии Юлиев-Клавдиев*. Клавкдий Нерон,
* Непосредственно потомком Тиберия Клавдия Нерона был император Клавдий (правил с 41 по 54 г. н. э.) Имя Нерон Клавдий получил также
усыновленный им Луций Домиций Агенобарб, вошедший в историю как
император Нерон (правил с 54 по 68 г. н. э.). — Прим. науч. ред. 14 / 32

Нескончаемая война
207
чье родовое имя (cognomen) или прозвище могло в  зави-
симости от  контекста означать «темный» или «сильный»,
был опытным военачальником, сражавшимся с  Ганнибалом
в Италии и Гасдрубалом в Испании.
От  плебеев в  консулы был выдвинут Марк Ливий Сали-
натор , чье прозвище значит «солевар». Он командовал рим-
скими легионами в  Иллирии, но  был уличен в  использова-
нии своего положения для личного обогащения, осужден
и  отправлен во  временное изгнание. Но,  поскольку Рим от-
чаянно нуждался в  опытных военачальниках, ему было по-
зволено вернуться и принять участие в консульских выборах.
Кандидаты ненавидели друг друга, ведь Нерон откровеннее
и резче остальных обвинял Салинатора на ксуде. После выбо-
ров, когда сенат поручил им командование армиями и попы-
тался наладить отношения между ними, Марк Ливий резко
отверг попытки дружеского примирения, ответив, что им
лучше остаться врагами. Последней надеждой Рима в  са-
мый грозный после поражения при Каннах час были два че-
ловека, презиравшие друг друга. Салинаторку, принявшему
командование на севере, поручили блокировать альпийские
перевалы, по  которым должен был продвигаться Гасдрубал,
а  Нерону приказали выступить против Ганнибала на  юге.
Но Гасдрубал, войско которого к тому моменту уже насчиты-
вало порядка   человек, двигался намного быстрее, чем
того ожидал противник. Он спустился с  гор в  итальянские
долины раньше, чем Салинатор успел преградить ему путь.к На юге Нерон во главе -тысячной армии двинулся в сто-
рону города Венузия (Venusia) в  Апулии , чтобы встретиться
лицом к  лицу с  Ганнибалом, затеявшим с  римлянами игру
в кошки-мышки. В тех стычках солдаты пунийца, по всей ви-
димости, несли более серьезные потери. Тот факт, что Ган-
нибал избегал решительного боя с Нероном, вероятно, сви-
детельствует о  том, что к  этому периоду войны его армия 15 / 32

Клятва Ганниба л а
208
значительно ослабла. Внезапно он отступил еще дальше
на  юг полуострова, к  древнегреческому городу Метапонту,
где пополнил свое войско новыми рекрутами из Бруттия , на-
бранными его племянником Ганноном. Только получив под-
крепление, Ганнибал вернулся к Венузии и, проявив непри-
сущую ему пассивность, стал ждать Нерона, чктобы сделать
следующий ход.
Гасдрубал на севере избежал встречи с римской армией,
но вместо того, чтобы пересечь Апеннинские горы текм же
маршрутом, что и Ганнибал в недалеком прошлом, отправился,
минуя Бононию, прямиком в Аримин (совр. Римини) на побе-
режье Адриатического моря. Этот город был основан римля-
нами в  г. до н. э. незадолго до начала Первой Пунической
войны как конечный пункт недавно достроенной Фламиние-
вой дороги (Via Flaminia) — античной версии современной су-
перскоростной автострады. Дорога вела икз Рима к восточному
побережью Италии через Апеннинские горы. Присутствие
Гасдрубала в Аримине было прямой угрозой, так как от Рима
его отделяло менее  км по Фламиниевой дороге. По со-
вету Нерона сенат отправил армию, чтобы перекрыть этот
тракт. А пока Гасдрубал продвигался на юг вдоль побережья
Адриатики навстречу своему брату, еще один небольшой от-
ряд во главе с претором Луцием Порцием Лицином (из рода
свиноводов, от лат. porcus — свинья) преследовал его с севера.
Желая как можно быстрее установить связь с  братом,
Гасдрубал послал шестерых всадников на юг вдоль побережья,
приказав им найти Ганнибала. Гонцы мчались день и ночь, пре-
одолев незамеченными более  км от Аримина до северных
окрестностей Тарента. Они уже почти добрались до Ганнибала,
отступившего в прибрежный Метапонт, как вдруг удача отвер-
нулась от них и они столкнулись с римским отрядом, рыскав-
шим по сельской округе в поисках провианта. Их схватили
и привели к Нерону , и под пытками они выдали подробности 16 / 32

Нескончаемая война
209
своей миссии, а также размер, состав и маршрут передвиже-
ния армии Гасдрубала.
Перед Нероном встала дилемма. Мог ли окн доверять ин-
формации, попавшей к  нему в  руки по  чистой случайно-
сти, словно божий дар, и  действовать согласно ей? Или  же
это была карфагенская уловка с  целью заманить его в  ло-
вушку, которыми так известен Ганнибал? Все свидетельство-
вало о  том, что гонцы говорили правду, вплоть до  того, на-
сколько изнурены были долгой ездой их лошади. Однако год
назад войско под командованием одного из лучших римских
полководцев  — Марцелла   — угодило в  засаду на  границе
Апулии и  Лукании. Марцелл был убит в  бою, а  Ганнибал
воспользовался его кольцом с  консульской печатью, чтобы
подделать бумаги в  попытке вернуть Салапию. План прова-
лился после того, как командир римского гарнизона усом-
нился в подлинности документа. Но  Нерон отбросил сомнения и  приступил к  активным
действиям, чтобы не позволить Гасдрубалу встретиться с бра-
том. Собрав отряд из лучших своих воинов, он повел их бы-
стрым маршем на север, чтобы присоединиться к силам Са-
линатора на реке Метавр . Нерон планировал быстро разбить
Гасдрубала и  вернуться назад прежде, чем Ганнибалу ста-
нет известно о  его отсутствии. Это был рискованный шаг,
и ставки были крайне высоки. Прознай Ганнибал, что Нерон
с  частью войска покинул юг Италии , и  атакуй его немного-
численный гарнизон — случилась бы катастрофа. Открытым
оставался вопрос, выдержат ли его солдаты бросок на боль-
шое расстояние, чтобы затем вступить в  крупное сражение,
форсированным маршем вернуться назад и  снова принять
бой. До какого предела можно испытывать человека на проч-
ность? Нерон послал в Рим гонцов, чтобы рекомендовать се-
нату отправить легион из  Капуи для усиления охраны Фла-
миниевой дороги, а  затем сформировал экспедиционный 17 / 32

Клятва Ганниба л а
210
корпус из   пехотинцев и   всадников. День и  ночь
они двигались на  север от  Тарента через Центральную Ита-
лию и прибыли к городу Фан, где Метавр впадает в море.Невероятно, но римляне преодолели это расстояние всего
за неделю. Солдаты шли налегке, взяв с собой лишь необхо-
димый минимум — в основном оружие. Нерон отправил впе-
ред гонцов, чтобы те сообщили местным крестьянакм о при-
ближающейся армии и приготовили необходимый провиант.
Благодаря этому отряд мог двигаться, не отягощенный обо-
зами, провиантом и колонной сопровождающих. Пока армия
Нерона продвигалась на север, многие простолюдины, охва-
ченные патриотическим чувством и энтузиазмом, следовали
за  ней и  вступали в  ряды солдат. Действуя подобным обра-
зом, Нерон нарушал римские законы. Будучи консулом, он
не имел права покидать место своего назнакчения без разре-
шения сената. Но он уже видел перед собой масштабы ката-
строфы, которая неминуемо наступит, случись двум братьям-
карфагенянам объединить усилия и  атаковать Рим с  двух
фронтов. Необходимы были решительные меры, и  Нерон,
преступив закон, поступил по-своему. Тем временем Ливий Салинатор избрал крайне осторож-
ную тактику по отношению к Гасдрубалу. Он не стал нападать
на его армию, пока та переходила реку и двигалась на юг вдоль
побережья. Гасдрубал разбил лагерь менее чем в километре
к северу от Ливия Порция, не зная, что в тылу у него находятся
солдаты Лицина. Добравшись до римского лагеря глубокой но-
чью, Нерон бесшумно провел свой отряд внутрь, чтобы стркажи
Гасдрубала не подняли тревогу. Постоянно беспокоясь из-за
Ганнибала, несмотря на долгий и утомительный марш, Нерон
настоял на том, чтобы выступить против его брата на кследую-
щий же день и как можно быстрее вернуться на юг. Наутро Гасдрубал обнаружил себя зажатым между
двух римских армий. Столкнувшись на  Метавре с  силой, 18 / 32

Нескончаемая война
211
многократно превосходящей его войско, он решил, что его
брат на  юге уже потерпел поражение. Как иначе римля-
нам бы удалось бросить против него столь крупную армию?
Гасдрубал предпочел не предпринимать активных действий,
остаться в лагере и взвесить возможные варианты. Несмотря
на настойчивые требования Нерона , Салинатор и Лицин от-
казались нападать первыми и атаковать карфагенские укреп-
ления. Нерон пытался убедить их в том, что нельзя мед лить
и  ждать, пока Гасдрубал сделает свой ход. Все три римских
полководца хорошо понимали серьезность ситуации  —
время решало все. Как только Ганнибалу станет известно,
что силы римлян на  юге остались без главнокомандующего
и  сильно уменьшились в  размере, он немедленно нападет
на них. Все, что оставалось римским командирам, — быстро
атаковать Гасдрубала, уничтожить его армию и вернуть вой-
ска Нерона назад. Гасдрубал, однако, не собирался сражаться сразу с двумя
римскими армиями. Его главной задачей было соединиться
с войском брата без потерь, и с наступлением ночи он вывел
свои отряды из лагеря, чтобы как можно быстрее и незаметнее
перевести солдат через реку и отступить на север. Он плани-
ровал безопасно переправиться через Метавкр и, оторвавшись
от римлян, еще раз связаться со своим братом, хотя смутно
представлял себе, где именно тот находится, и даже не знал,
жив ли он вообще. Но той ночью его положение становилось
хуже с каждым часом. Местные проводники бросили пунийца,
и он был вынужден искать в кромешной темноте безопас-
ный брод, чтобы перейти с войском через бурную, быструю
реку. Из-за тающего в горах снега и весеннего половодья вода
поднялась, и солдаты Гасдрубала оказались в ловушке на юж-
ном берегу Метавра, пока его разведчики ликхорадочно ис-
кали переправу во мраке. Многие галлы принялись пьянство-
вать и очень скоро стали неуправляемы. Как и большинство 19 / 32

Клятва Ганниба л а
212
карфагенских армий, Гасдрубалова представляла собой «кулкь-
турный котел», в котором смешались те же иберы, лигуры,
галлы и африканцы, что и в отрядах Ганнибала.Рассвет застал войско Гасдрубала в смятении. Оно оказа-
лась прижато к вышедшему из берегов Метавру сразу тремя
наступающими консульскими армиями. Когда римские
командующие поняли, что пунийцы очутились в  ловушке,
они выдвинули пехоту вперед. Конница Гасдрубала  — та
часть его войска, на которую он сильно рассчитывал, потому
что она давала ему преимущество над римлякнами,  — была
бесполезна на  ограниченном и  холмистом пространстве по-
бережья Метавра. У Гасдрубала не оставалось другого выбора,
кроме как приказать войскам оставиткь попытки найти пере-
праву и приготовиться к битве. Сколько солдат погибло в тот
день, неясно: цифры, приводимые античными авторами,
как обычно, или преуменьшены, или завышены, или совкер-
шенно противоречат друг другу. По словам писавшего на гре-
ческом историка Аппиана , карфагенская армия насчитывала
    пехотинцев,  всадников и   слонов. Тит Ливий
утверждал, что к  концу битвы насчитывалось более   
убитых или взятых в плен карфагенян, но многим все же уда-
лось избежать смерти. Эти цифры сильно превышают оценку
Аппиана в     солдат. Полибий   же сообщает, что потери
Гасдрубала составили   воинов против  у римлян. Вероятнее всего, карфагенская армия насчкитывала около
   человек, включая галлов   — примерно такие цифры
приводит и  Тит Ливий . Под командованием претора Ли-
цина находилось два дополнительных легиона — примерно
    человек, и  вместе с  ними у  римлян было порядка
   воинов, включая пополнивших их  ряды итальян-
ских добровольцев. Однако число союзных отрядов едва ли
было высоким, так как некоторые члены римской конфе-
дерации в  Италии , утомленные затяжным и  безуспешным 20 / 32

Нескончаемая война
213
конфликтом с  Ганнибалом, стали противиться требованиям
Рима поставлять вспомогательные войскка и  платить повы-
шенные военные налоги. Если добавить к общему числу рим-
ских солдат семи тысячный отряд под предводительством Не-
рона , одно можно сказать точно: на  реке Метавр Гасдрубал
и его армия оказались в меньшинстве. Когда Гасдрубал развернул свои ряды, его правый фланг,
где находились лучшие всадники, оказался прижат к  реке,
а левый занял позицию в холмах, что в итоге привело к пе-
чальным последствиям. Наиболее опытные и  надежные от-
ряды, а  именно африканскую и  иберскую пехоту, Гасдрубал
также отправил на  правый фланг  — участок фронта, на  ко-
торый он возлагал теперь все свои надежды. Центр ше-
ренги занимали лигуры, которые, хотя и  уступали ветера-
нам на правом фланге в мастерстве и выучке, были способны
на короткую, но яростную атаку. Гасдрубал рассчитывал, что
они примут на себя первый удар римлян и будут удерживать
позицию, пока африканцы и  иберы не  обойдут противника
с фланга и не разобьют его. Галлов, как самых ненадежных своих солдат, Гасдрубал
расположил слева, где спереди их  защищало глубокое уще-
лье, а сзади — холмы. К тому моменту, по свидетельству По-
либия , многие их  них уже были «одурманены алкоголем»
.
У Гасдрубала было десять слонов, которых он обычно исполь-
зовал для укрепления центра. Но,  как только начался бой,
они быстро стали помехой. Напуганные шумом сражения,
животные обезумели и стали без разбора топтать своих и чу-
жих. Шесть слонов погибли, остальные удрали с  поля боя,
чтобы позже быть схваченными или убитыми римлянами. Лицин развернул своих пехотинцев прямо напротив ли-
гуров Гасдрубала, пока Салинатор возглавил римскую ка-
валерию на  левом фланге, а  Нерон разместился на  правом
фланге напротив галлов . Римляне первыми вступили в битву, 21 / 32

Клятва Ганниба л а
214
атаковав своим левым флангом правое крыло карфагенской
армии, следом двинулся центр. Под численным перевесом
противника пунийская конница вынуждена была отступить
назад, хотя лигуры в центре шеренги стойко удерживали свои
позиции. Но  в  конце концов и  они не  выдержали напора
римлян. Клавдий попытался атаковать галлов, но  ему ме-
шали холмистая местность и  овраг, из-за чего его солдаты
не  могли добраться до  неприятеля. Тогда он принял реше-
ние, изменившее ход всей битвы: взяв примерно половину
легиона, нанес сильный удар по  правому флангу пунийцев.
Им удалось прорвать боевую линию карфагенян, и,к несмотря
на отчаянные попытки Гасдрубала сомкнуть ряды, среди сол-
дат началась паника, многие обратились в бегство. Римляне,
не  встречая никакого сопротивления, продолжили погоню
за  отступавшими в  ужасе пунийцами, и  именно тогда, со-
гласно античным источникам, армия Гасдрубала понесла са-
мые многочисленные людские потери. Карфагенский центр,
находившийся в  полном хаосе, был атакован сразу тремя
полководцами: Лицин пошел в лобовую, Ливий и Нерон —
с  правого фланга. Видя безвыходность своего положения
и  не  желая попасть в  руки врага живым, Гасдрубал ринулся
в гущу битвы и встретил смерть как истинный воин .
Отрезанную голову Гасдрубала римские солдаты препод-
несли Клавдию Нерону в качестве трофея. Тот приказал на-
садить ее на  пику и  отдал распоряжение гонцу отправиться
на юг, разыскать Ганнибала и бросить голову его брата в кар-
фагенский лагерь. Это было сущим варварствком, особенно
на фоне уважения, проявленного Ганнибалом к римским вое-
начальникам, павшим в  битвах при Тразименском озере,
Каннах и  Южной Италии . Он дотошно следил, чтобы тела
убитых были преданы огню со всеми воинскими покчестями,
и зачастую их прах и личное имущество отправляли обратно
в  Рим. Прошло почти десять лет с  тех пор, как Ганнибал 22 / 32

Нескончаемая война
215
в  последний раз видел своего брата, и,  когда ему принесли
отрубленную голову, при ее виде он отшатнулся и застонал.
Голова Гасдрубала стала предзнаменованием будущих несча-
стий. В войне произошел окончательный перелом.Всех пленных карфагенских солдат Нерон приказал каз-
нить, сохранив жизнь лишь самым знатным из  них ради
большого выкупа. Успех в  битве при Метавре воодушевил
римлян, придав им уверенности в том, что Ганнибал не смо-
жет более находиться в Италии . Нерон изменил исход войны,
заставив противника устраниться в самую южную часть Ита-
лии, Бруттий (в  Калабрии), где тот оставался еще четыре
года, прежде чем карфагенский сенат призвал его вернутьскя
в Северную Африку. После поражения Гасдрубала война в Италии для Ганни-
бала была, по  сути, проиграна. Последняя возможность со-
брать достаточно сил, чтобы заставить римлкян сесть за стол
переговоров, была упущена. Римский флот, курсирующий
вдоль берегов Сицилии , сводил к  нулю шансы Ганнибала
на  получение подкреплений из  Северной Африки, и  война
в Италии оказалась лишь прелюдией к более серьезному кон-
фликту, который развернулся в Испании и вскоре достиг Се-
верной Африки. В течение четырех лет, пока Ганнибал отси-
живался в Бруттии , военные действия в Италии практически
остановились — за исключением еще одной попытки Карфа-
гена оказать ему военную помощь в  г. до н. э. Эта миссия легла на плечи младшего из сыновей Гамиль-
кара Барки  — Магона, который, как и его братья, был готов
сражаться с Римом до последней капли крови. Младший Бар-
кид был опытным и  искусным военачальником, совершив-
шим вместе с  Ганнибалом переход через Альпы   — именно
благодаря ему карфагенская армия одержала победу на реке
Треббии . Он блестяще проявил себя в  битве при Каннах
и затем собрал для брата дополнительные войска в Бруттии . 23 / 32

Клятва Ганниба л а
216
Магон отправился в Карфаген, чтобы возвестить сенату о по-
беде при Каннах, а затем, в  г. до н. э., прибыв в Иберию,
он со своим старшим братом Гасдрубалом и Гасдрубалом Гис-
коном вел войну против двух римских военакчальников  —
Гнея и Пуб лия Сципионов (– гг. до н. э.). Когда римляне
пошли в  решительное наступление в    г. до  н. э., именно
он сыграл главную роль в битве против братьев Сципионов,
в которой оба они и погибли. Магон отправился в  Италию из  Испании в    г. до  н. э.
Вместо очередной попытки перехода через Альпы он вы-
брал морской маршрут, снарядив порядка  кораблей
с      вои нов на  борту. Поскольку Ганнибал находился
на самом краешке полуострова на Адриатическом побережье,
добраться до него по морю из Испании было практически не-
возможно. Такой путь был  бы слишком долгим и  опасным
из-за риска попасть в  шторм или столкнуться с  кораблями
неприятеля. Поэтому Магон предпочел двигаться квдоль по-
бережья Лигурии и высадился в районе Генуи. Оттуда он на-
правился на  север Италии , попутно рекрутируя в  свою ар-
мию как можно больше лигуров и галлов  — как когда-то его
брат Гасдрубал. Поскольку территории по  обеим сторонам
Апеннинских гор и основные дороги на юг контролировались
римлянами, Магон со своим войском был вынужден прове-
сти на  севере два года, в  основном устраивая партизанские
вылазки. Наконец в  г. до н. э. римляне вынудили Магона
принять решающую битву неподалеку от современного Ми-
лана. Магон противостоял четырем римским легкионам с вой-
ском, состоявшим из нумидийской и иберской конницы, пе-
хоты и слонов, объединенных с отрядами лигуров и галлов.
Во время битвы он был сильно ранен в бедро и отступил в Ге-
ную, чтобы укрыться на своих кораблях. Но  там  его уже ждали послы из  Карфагена с  приказом
вернуться в  Северную Африку. Вместо себя Магон оставил 24 / 32

Нескончаемая война
217
полководца по  имени Гамилькар с  небольшим отрядом,
поручив тому продолжать военные вылазки против рим-
лян на  севере Италии . Магон скончался от  полученных ран
в пути, когда карфагенский флот оставил позади Сардинию.
В  то  время Ганнибал был заперт в  Бруттии , на  маленьком
отрезке земли между побережьем Адриатики и  террито-
рией, которую сегодня занимают национальные парки Ита-
лии — так называемая Сила (Sila). Своим убежищем Ганни-
бал выбрал Кротон — греческий город, известный благодаря
жившим в нем философу Пифагору и атлету Милону, олим-
пийскому чемпиону и  самому прославленному борцу Ан-
тичности. Роскошь, утонченная культура и  множество уве-
селительных заведений роднили Кротон с  Капуей, и  здесь
Ганнибал провел два года (с  по  г. до н. э.), пока рим-
ляне перенесли основные боевые действия в Испанию и Се-
верную Африку. Оказавшись в  изоляции, когда один брат
уже погиб, а второй был близок к смерти, его отряды суще-
ственно поредели, а ресурсы почти иссякли, Ганнибал больше
не контролировал ход войны и был вынужден отсиживаться
в бездействии в ожидании подкреплений. Для того чтобы окончательно связать Ганнибалу руки,
римская армия под командованием молодого Сципиона от-
правилась с острова Сицилия через Мессинский пролив на юг
Италии и захватила греческий порт Локры к югу от Кротона .
Порт был важен для военных действий Ганнибала, но, не-
смотря на  предпринятую им контратаку, он не  смог отбить
город. В нескольких километрах к югу от Кротона находится
мыс Лациний ( Cape Lacinium), известный сегодня как мыс
Капо-Колонна (Capo Colonna). Нынешнее название ему дала
единственная дорическая колонна, возвышающаяся на  бе-
регу среди руин над бескрайней и  пустынной морской гла-
дью. Одинокая колонна — все, что осталось от великчествен-
ного когда-то греческого храма, воздвигнутого в честь богини 25 / 32

Клятва Ганниба л а
218
Юноны Лацинии . Главным его сокровищем была золотая
колонна, и,  по  слухам, Ганнибал решил узнать, вся  ли она
состоит из золота или только покрыта им. Убедившись, что
она целиком вылита из  драгоценного металла, он задумал
переплавить ее в слитки и присвоить добычу, пока однажды
пунийцу во  сне не  явилась богиня и  не  пригрозила лишить
его единственного зрячего глаза, коли тот осмелится осквер-
нить ее святилище
.
По  свидетельствам источников, именно в  этом храме
в конце своего италийского похода Ганнибал приказал уста-
новить бронзовую табличку. Надписи на ней были сделаны
на  двух языках: на  древнегреческом  — общеупотребимом
в  античном мире того времени  — и  на  родном Ганнибалу
пуническом. На  этой табличке были перечислены все его
подвиги: переход через Альпы , сражения в  Италии , вели-
чина его армии и  число понесенных им людских потерь
.
Такие таблички, или «деяния», как называли их  римляне,
были обычным явлением в Античности. Они служили свое-
образными памятниками честолюбию и  самомнению важ-
ных персон. И  хотя табличка так и  не  была найдена, есть
только литературные свидетельства ее существовакния, упо-
минание о  ней дало повод для пересудов о  том, что Ган-
нибал стал воспринимать себя царем и  даже правителем
Южной Италии и эту металлическую пластину оставил для
потомков, чтобы те помнили о  его свершениях, победах
и  чаяниях.
В  то  же время эта табличка может означать молчали-
вое признание Ганнибала в  том, что его италийская кампа-
ния окончена, так как у  него больше нет людей и  ресурсов
для противостояния римским легионам. От своего македон-
ского союзника помощи он не  дождался, а  последняя его
надежда рухнула, когда  вспомогательных судов, вышед-
ших из  Карфагена с  целью доставить Ганнибалу провизию, 26 / 32

Нескончаемая война
219
сбились с  курса и  попали из-за сильной бури в  руки рим-
лян. Потеря этих кораблей предрешила судьбу Ганнибала —
в  г. до н. э. ему было приказано вернуться в Карфаген.Услышав об  этом требовании, Ганнибал едва смог сдер-
жать ярость. Он заскрежетал зубами и воскликнул, что пре-
дан и сражен аристократами из фракции Ганнона , а не рим-
лянами на  поле боя. Ганнибал стенал, что проиграет войну
по той же причине, что и его отец  лет назад — из-за от-
сутствия поддержки его собственного народа
. Несколько го-
родов в Бруттии , предвидя неизбежное, отвернулись от Ган-
нибала и попросили мира с Римом. В октвет пуниец разослал
солдат, которых считал «непригодными к  службе», в  гарни-
зоны тех городов Бруттия, которые теперь держались его ско-
рее из страха, чем из верности.
Готовясь к  возвращению в  Северную Африку, Ганнибал
приказал своим людям привезти из  Бруттия в  Кротон дре-
весину, пригодную для строительства кораблей. Построен-
ные суда сопровождал домой эскорт из  нескольких воен-
ных кораблей, которым удалось ускользнуть от  римского
патруля и  достичь Кротона . Баркид готовился к  отплытию
с чувством «печали и сожаления»
. Собрав лучших своих во-
инов  — около    ветеранов, на  тот момент это были
преимущественно италийцы из  Бруттия и  Лукании,  — он
объявил о  возвращении в  Северную Африку. Их  ответ по-
ходил на мятеж. По свидетельствам античных авторов, мно-
гие италийцы воспротивились приказу и  укрылись в  храме
Юноны Лацинии , считавшемся неприкосновенным. Они
были уверены, что Ганнибал не посмеет осквернить эту свя-
тыню, но  недо оценили человека, никогда в  жизни не  стра-
шившегося гнева богов. Согласно одному из  источников,
он приказал окружить храм и  перебить несколько тысяч
взбунтовавшихся солдат вместе с  лошадьми и  даже вьюч-
ными животными. 27 / 32

Клятва Ганниба л а
Масштабы этой резни ученые, как правило, считакют
сильно преувеличенными, что, вероятно, связанок с  сооб-
щениями о   забитых лошадей, которых невозможно
было взять на  отплывающие в  Африку корабли
. Конечно,
в  армии Ганнибала на  тот момент могли быть мятежники,
которых он действительно казнил. Но  италийские отряды
составляли ядро его армии  — это были лучшие ветераны,
и он в них нуждался. К тому времени в его рядах могли еще
оставаться некоторые наемники , совершившие вместе с ним
знаменитый альпийский переход. Вероятно, это были ита-
лийцы, те, что воевали с  ним в  Южной Италии и  были го-
товы сопровож дать его в  Карфаген, именно они окажутся
самыми надежными воинами на  последнем этапе этой за-
тяжной и разрушительной войны. 28 / 32

221
ГЛ АВА VII
ВОЗВРАЩЕНИЕ В АФРИКУ
Л
етом  г. до н. э. Ганнибал, запертый на целых два года
на южной оконечности Италии , получил приказ от кар-
фагенского сената вернуться в Африку. Но даже после отсту-
пления он оставался для Рима угрозой. Ескли  бы ему вместе
с  остатками армии Магона удалось достичь берегов Ливии,
в  совокупности их  сил было достаточно, чтобы повлиять
на ход войны. Однако в источниках лишь вскользь упомина-
ется о попытках римлян помешать Магону отплыть из Генуи
и ничего подобного не говорится о Ганнибале. Римский флот,
базировавшийся на Сицилии , контролировал воды у побере-
жья Северной Африки. На  пути в  Карфаген обоим братьям
нужно было как-то проскользнуть мимо него, но  лишь Тит
Ливий упоминает, что римский сенат отдал флоту приказ
перекрыть карфагенянам путь домой
. Там же он объясняет,
что римские флотоводцы не стали даже пытаться остановить 29 / 32

Клятва Ганниба л а
222
Ганнибала из  нерешительности и  даже страха. В  итоге ко-
рабли обоих братьев достигли берегов Северной Африки без
каких-либо происшествий.К тому моменту Рим сосредоточил внимание на кИберии.
Сципион-младший, наследуя погибшим отцу и дяде, принял
на себя командование римскими легионами в Испании и по-
вернул ход боевых действий в свою пользу. Захватив Новый
Карфаген в  г. до н. э. и одержав победу в битве при Илипе
(недалеко от Севильи) в  г. до н. э., он вынудил Карфаген
уйти в  оборону. Пуб лий был настолько популярен, что его
даже избрали консулом, хотя по закону он был слишком юн
для этой должности. На следующий год он отправился в Се-
верную Африку со свежими легионами и вместо того, чтобы
напрямую атаковать Карфаген, осадил прибрежный город
Утика , находившийся примерно в  км к западу.
Под стенами этого города Сципион наголову разбил от-
правленную снять осаду карфагенскую армию покд командо-
ванием Гасдрубала Гискона и его зятя Сифакса. Потрясенные
поражением, карфагеняне послали самых уважаемых скена-
торов, чтобы обсудить со Сципионом условия мира. Заиски-
вая перед консулом, они уверяли, что, хотя формально от-
ветственность за развязывание войны лежит на Карфагене,
всему виной непомерное честолюбие клана Баркидов. В от-
вет на их обращение с просьбой прекратить военные действия
Сципион-младший потребовал отозвать вксе войска из Италии ,
очистить территорию Испании и всех островов между Апен-
нинским полуостровом и Северной Африкой, сдать римля-
нам весь свой флот и боевых слонов, выплатить репарацию
в размере  талантов, а также обеспечивать римский гар-
низон продовольствием до тех пор, пока римляне не покинут
территорию Ливии. Когда делегация вернулась в Карфаген
и передала требования римлян сенату, тот приказал Ганни-
балу и Магону как можно скорее возвращаться. Сенат же тем 30 / 32

Возвращение в Африку
223
временем попытался затянуть переговоры, тогда как Сципион,
теряя терпение, угрожал возобновить войну. Вскоре сенаторы
согласились на все его требования с оговоркой, что карфаген-
ская делегация отправится в Рим, чтобы ратифицировать до-
говор в местном сенате. Это была всего лишь уловкак с целью
выиграть время, пока Баркиды не вернутся в Ливию со сво-
ими армиями, чтобы продолжить войну.Карфагенские послы добрались морем в  порт Путеолы
на  берегу Неаполитанского залива, после чего сушей на-
правились в  Рим. Прибывшую делегацию заставили ждать
у  стен города, пока сенат не  соизволил принять ее возле
Марсова поля (Campus Martius)  — названного в  честь рим-
ского бога войны места пуб личных собраний, где каждую
весну все граждане мужского пола получали воинские на-
значения и раз в пять лет проводилась перепись населения.
Атмосфера встречи была враждебной: с  первых  же минут
римляне обвинили карфагенян в  вероломстве и  нарушении
предыдущих договоренностей. Посланникам быкл дан рез-
кий ответ: не  может быть и  речи ни  о  каком мирном дого-
воре, так как пунийцам нельзя доверять, ведь кони откажутся
от соблюдения его условий, как только баланс сил изменится
в их пользу. В свою очередь, послы взмолились о мире, про-
должая винить во  всем Ганнибала и  его братьев: якобы он
атаковал Сагунт , не  имея на  то  оговоренных полномочий,
и  перешел через Альпы в  Италию, действуя лишь по  соб-
ственной инициативе
. Тут римляне напомнили, как много
лет назад, когда римские легаты выступили против нападе-
ния Ганнибала на  Сагунт и  предложили карфагенянам вы-
бор между войной и  миром, их  сенат восторженно поддер-
жал войну, пошел на  риск и  проиграл. Теперь пришла пора
платить по счетам. Сенаторы удалились обсудить свои дальнейшие действия,
оставив послов в  ожидании. Все пришли к  мнению, что, 31 / 32

Клятва Ганниба л а
224
поскольку война в  Испании практически выиграна, а  леги-
оны Сципиона заняли доминирующие позиции в Северной
Африке, Карфаген находился в отчаянном положении и по-
тому просит о  мире. Римляне знали или, по  крайней мере,
догадывались, что за  Ганнибалом и  Магоном уже послали
гонцов и  что пунийцы пойдут на  любую хитрость, лишь  бы
оттянуть время до  их  возвращения и  ослабить римский на-
тиск. Многие сенаторы выступали за то, чтобы Сципион про-
должал военные действия в  Северной Африке, и  отказыва-
лись идти на  какой-либо компромисс с  Карфагеном до  тех
пор, пока Ганнибал и Магон остаются на итальянсккой земле.
Как только Риму стало известно, что Баркиды покинукли Ита-
лию, сенат ратифицировал мирное соглашение на условиях,
сформулированных прежде Сципионом.Римляне двояко отнеслись к известию об отплытии Ган-
нибала. С одной стороны, они были рады, что им удалось из-
гнать его из Италии  — уже появлялись первые признаки эко-
номического восстановления страны. С другой же — римлян
беспокоило его влияние на ход военных действий в Северной
Африке. В честь изгнания своего злейшего врага и в надежде
заручиться поддержкой богов в кампании Сципиона в Ливии
были устроены игры и жертвоприношения в Большом цирке
( Circus Maximus )  — ипподроме, располагавшемся в  долине
между холмами Авентин и Палатин, где проходили состяза-
ния на колесницах и устраивались массовые представления.
Однако дальнейшие планы Ганнибала в  Африке не  переста-
вали волновать римлян. Сципион-младший пользовался под-
держкой далеко не всей римской аристократии , и некоторые
сенаторы сомневались в результатах возможной битвы с Ган-
нибалом. Сципион был слишком молод, и его победы в Ис-
пании и Северной Африке еще не делали его равным Ганни-
балу полководцем. Еще не зная о кончине Магона, сенаторы
опасались, что Сципиону придется противосктоять сразу двум Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Возвращение в Африку
225
опытнейшим военачальникам, командовавшим закаленными
в боях ветеранами. Немало консулов пало в сражениях с Бар-
кидами на  полях Италии и  Испании, и  в  руках пунийцев
было больше трофейных римских стягов, чем легионов в кар-
мии Рима на тот момент. Не весь сенат единодушно поддер-
живал Сципиона: целая фракция, традиционнок настроенная
против его семьи, мечтала сместить Пуб лия с поста консула
и  поставить на  его место своего кандидата. Перед смертьюк
бывший диктатор и  уважаемый советник сената Квинт Фа-
бий предостерегал соотечественников, что Ганнибал, защи-
щая свой дом, будет еще более страшным противником, чем
он проявил себя в  Италии
. И  хотя Баркид покинул полуо-
стров, многие сенаторы понимали, что войкна еще далека
от завершения. Сходные опасения в отношении Ганнибала высказывали
и аристократические фракции в Карфагене. Если в Риме не-
которых заботила молодость Сципиона, то  в  карфагенском
сенате нашлись такие, кто считал Ганнибала слишком старым.
Признавая его заслуги, они были крайне обескпокоены поте-
рей Испании и тем, что -летняя война не принесла ничего,
кроме тщетных усилий и  потраченных на  кампанию в  Ита-
лии ресурсов. Сципион наголову разбил армии Гасдрубала
Гискона и  Сифакса всего в  нескольких километрах от  Кар-
фагена, и  дальнейшие поражения неминуемо означали, что
условия мира станут намного жестче нынешних. Карфаген
будет захвачен, разграблен и  сожжен дотла. Сенат разде-
лился на тех, кто стремился немедленно заключить с Римом
мир и  сохранить свое имущество, и  не  менее настойчивую
и влиятельную фракцию, выступавшую в поддержку Ганни-
бала и за продолжение войны. Когда карфагенский флот отплыл от берегов Италии , Ган-
нибал в  последний раз взглянул на  земли, которые разорял
много лет. Должно быть, это был самый горький момент 1 / 32

Клятва Ганниба л а
226
в  его жизни. Ганнибал перешел Альпы, будучи еще молод
и полон надежд — ему едва исполнилось , а в  он поки-
дал Италию, не сумев выиграть войну и даже навязать рим-
лянам мир на своих условиях. Он проклинал богов зак то, что
Фортуна отвернулась от  него, но, оглядываясь назад, винил
себя за  то, что после победы при Каннах не  повел на  Рим
своих воинов, «залитых кровью врагка»
. Ганнибал завидовал
молодости и успехам Сципиона, но в то же время его возму-
щало, что тот никогда не  командовал войсками ни  в  одной
битве в  Италии, а  теперь осмеливается идти на  Карфаген!
Так, полный раскаяния и сожалений, заклятый враг Рима по-
кинул Италию и отправился в Африку, чтобы написать новую
главу этой истории. Несколько дней спустя корабли Ганнибала высадились
южнее Карфагена, где-то на  побережье неподалеку от  древ-
него города Гадрумета  — современного Суса. Это была вот-
чина рода Баркидов, и Ганнибал разбил лагерь на земле, ко-
торую оставил еще ребенком много лет назад,  — и  теперь
эта земля и  ее люди должны были казаться ему более чу-
жими, чем Испания и  Италия , в  которых он так долго жил
и воевал. Вероятно, он предпочел быть подальше от Карфа-
гена, поскольку опасался, что местные политические фрак-
ции захотят свести с ним счеты за военный провал. Если се-
нат признает его виновным в  разжигании войны в  Италии,
то, несмотря на все его победы и авторитет, Ганнибала ждал
суд или даже распятие на кресте. Как писал Тит Ливий , «по-
бедил Ганнибала не  римский народ, столько раз им битый
и обращенный в бегство, а карфагенский сенат своей злобной
завистью»
. Наученный опытом своего отца в Первой Пуни-
ческой войне , он, видимо, решил действовать как воекнный
диктатор, а не военачальник на службе своего полиса. На юге армии Ганнибала и Сципиона разделяла буферная
зона, благодаря которой у Баркида было достаточно времени, 2 / 32

Возвращение в Африку
227
чтобы собрать необходимые силы и приготовиться к новому
этапу кампании. Свои войска Ганнибал, вероятно, рассчиты-
вал пополнить за счет кланов и племен, населяющих окрест-
ности Гадрумета и  на  протяжении многих поколений хра-
нивших верность роду Баркидов. Некоторые из этих племен
присоединились к  нему, опасаясь потерять независимость,
так как в  случае поражения Карфагена нумидийский царь
и союзник Рима Масинисса овладел бы большей частью Се-
верной Африки
. Поэтому они вступили в ряды армии Ганни-
бала, и  тогда  же из  Северной Италии возвратились остатки
армии Магона, сообщив о кончине своего командира. Все еще не связанный условиями договора, Сципионк по-
зволил своей армии грабить сельскую местность к  западу
от  Карфагена  — точно так  же, как долгое время посту-
пал в  Италии Ганнибал. Баркид оставался в  Гадрумете всю
зиму  /   г. до  н. э., несмотря на  настойчивые требова-
ния карфагенского сената атаковать войско Сципиона. Со-
гласно источникам, Ганнибал оставил их без ответа и чуть ли
не  отослал своих солдат в  оливковые рощи сажать деревья,
чтобы скоротать время. Какими  бы ни  были причины, он
оставался в Гадрумете несколько месяцев, а возможно и год,
прежде чем выдвинулся с  войском вглубь Туниса и  разбил
лагерь возле города под названием Зама. О местоположении
этого города толком ничего не  известно, кроме упомина-
ний, что он находился в  пяти днях пути походным маршем
к  юго-западу от  Карфагена  — примерно в    км и  где-то
на  таком  же расстоянии на  запад от  Гадрумета
. Некоторые
исследователи считают, что речь может идти о  территории
к  северу от  руин древнего города Мактар. По  другой вер-
сии, город мог стоять на месте современных Эль-Кефа и Са-
киет-Сиди-Юссефа, находящихся в  той  же области, но  чуть
дальше на  запад и  ближе к  современной границе между
Алжиром и  Тунисом. 3 / 32

Клятва Ганниба л а
228
Среди военных историков никогда не было единого мне-
ния о  том, где именно и  в  какой день состоялось сражение
между Ганнибалом и  Сципионом
. Предполагают, что оно
разыгралось на  северо-западе Туниса в    г. до  н. э. Битва
не  могла произойти летом, учитывая невыносимую жарку
в  пустыне в  это время года, когда температуры достигают
опасного для человека уровня  — обезвоживание и  солнеч-
ные удары сильно истощили бы пехоту, слонов и  лошадей.
А потому более вероятно, что столкновение состоялось осе-
нью, в промежутке между концом сентября и ноябрем. В по-
пытках установить точную дату сражения исследователи ино-
гда обращались к свидетельствам античного историка Дионак
Кассия
. По  словам Кассия, битва происходила в  день сол-
нечного затмения, что страшно беспокоило карфагенян. Со-
гласно астрономическим подсчетам, таким днем было  ок-
тября   г. до  н. э., но, хотя солнечное затмение и  могло
иметь место, дальнейшие исследования показывкают, что
в  этой широте солнце было закрыто не  более чем на  одну
десятую. Маловероятно, что столь незначительное небесное
происшествие могло быть замечено карфагенянами в  пылу
битвы и тем более стать причиной сильного беспокойства. Сципион отвел свои войска на юг от побережья и разбил
лагерь в местности, изобилующей водными ресурсами. Ган-
нибал  же непосредственному доступу к  пресной воде пред-
почел расположение, которое считал более безопасным, по-
сле чего отправил разведчиков на  поиски римского лагеря.
Некоторые из  них были схвачены, но, вместо того чтобы
по  обыкновению казнить шпионов, Сципион радкушно при-
нял их, предложив осмотреть лагерь и внимательно изучить
все, что они увидят
. Пока люди Ганнибала совершали обход,
в римский лагерь торжественно прибыл царь Масинисса в со-
провождении  пехотинцев и   конников. Сципион
был настолько самоуверен и убежден в будущей победе, что 4 / 32

Возвращение в Африку
229
позволил себе использовать хитрую уловку против настоя-
щего мастера психологической войны. Устроив разведчикам
экскурсию по  своему лагерю, чтобы затем отпустить их  до-
ложить обо всем, что они видели, римский консул поступил
так  же, как много лет назад делал Ганнибал, чтобы обеску-
ражить своего противника.После того как шпионы вернулись и  рассказали об  уви-
денном, Ганнибал передал римскому консулу, что хочет
встретиться и обсудить возможность покончить с войной без
дальнейшего кровопролития — такого с ним прежде не слу-
чалось. Хитрость Сципиона возымела успех. кПоступок Ган-
нибала может объясняться его сомнениями в боеготовности
его армии, а возможно, и в собственной способности руково-
дить сражением. Сципион отозвался на предложение и, по-
скольку их  лагеря разделяли всего несколько километров,
согласился встретиться на  полпути, на  хорошо просматри-
ваемой со всех сторон возвышенноскти. Сципион и Ганнибал
прибыли на место в сопровождении небольших отрядов ка-
валерии и  переводчиков. Когда два величайших в  истории
полководца выехали навстречу друг другу, кавалерия остава-
лась на  некотором расстоянии от  них. Впервые увидев друг
друга, оба не произнесли ни слова, но не из-за сдержанности
или страха, а, возможно, в силу чувства взаимного уважения
и восхищения. Поначалу Ганнибал и Сципион говорили каждый на своем
родном языке, но  по  ходу беседы стали чувствовать себя
свободнее и  cмогли обходиться без переводчиков, перейдя
на  древнегреческий. Как известно из  письменных источни-
ков, оба полководца владели этим lingua franca античного
мира. Первым взял слово Ганнибал, начав в примирительном
тоне и признав свою ответственность за развязывание войны.
Но, вместо того чтобы продолжить в том же духе, начал за-
носчиво рассказывать, как несколько раз победа оказывалась 5 / 32

Клятва Ганниба л а
230
практически у  него в  руках. Не  очередное выигранное сра-
жение, коих у него было немало, напомнил он Сципиону, —
а  победное окончание войны как таковой. Затем Ганнибал
лестно отметил, что рад вести переговоры именнко со  Сци-
пионом, и ни с кем другим из римских полководцев, так как
никого, кроме него, не  признавал как равного. Он высоко
оценил консула за  то, что тот принял на  себя командова-
ние войсками в столь юном возрасте, хотя еще и не был до-
статочно подготовлен, а также за его стремление отомстить
за  смерть отца и  дяди, убитых в  Испании. Ганнибал воздал
должное тому, что Сципион не  позволил ненависти осле-
пить себя и  сумел направить ее на  достижение конкретных
целей. Ему хватило стратегической смекалки, чтобы втор-
гнуться в Африку, тогда как остальные римляне помышляли
лишь о защите Италии . Он был зеркалом, в котором Ганни-
бал узнавал себя в юности. Продолжая восхвалять молодого
консула, Ганнибал отметил его полководческие способности,
перечислив недавние победы в Северной Африке: он-де по-
сеял в сердцах жителей Карфагена тот же страх, что испыты-
вали римляне, когда Ганнибал стоял под стенами их столицы. Затем Ганнибал принялся поучать Сципиона, расскакзывая
о переменчивости войны. Свою речь он закончил рассужде-
нием о  том, что перспектива реального мира дорокже, чем
призрачная надежда на  победу. Заключив мир сейчас, Сци-
пион получит все, что только пожелает. Но,  если они будут
сражаться, римлянину придется принять то, что уготоквили
ему боги и  судьба. Ганнибал уже не  мог совладать со  своим
эго и  заявил, что в  этой войне карфагеняне прославились
своими победами гораздо больше, чем римляне. После чего
он снова вернулся к  дифирамбам  — на  этот раз в  адрес се-
мьи Сципиона, вспомнив, как сражался с кего отцом в Север-
ной Италии много лет назад. Ганнибал отметил, что они оба
потеряли близких на  этой войне: Пуб лий  — отца и  дядю, 6 / 32

Возвращение в Африку
231
а Баркид — братьев. Нет необходимости продолжать войну,
убеждал он, они могут завершить ее прямо сейчас.Слова Ганнибала обнажили его самолюбие, демонстриро-
вавшее силу, уверенность и  решительность, но  за  ним пря-
тался страх, что дни его побед сочтены и  это сражение он
может проиграть. Сколь более простой и  счастливой могла
быть жизнь, если  бы правители довольствовались тем, что
есть, и не жаждали чужого имущества, продолжал он. Войны
и  всех ее страданий можно было избежать, если  бы Карфа-
ген не пытался расширить свои владения за пределы Африки,
а Рим остался в границах Италии  — так говорил человек, ко-
торого «Африка еле вмещала». Ганнибал задумчиво заметил,
что никто не может изменить прошлое, как бы его ни крити-
ковали, и поэтому им придется смириться с тем, как в итоге
все сложилось, даже если они стремились к другому. Признав, что на  момент переговоров преимущество
на стороне Рима, Ганнибал напомнил Сципиону: исход войны
еще не предрешен. Нужны лишь здравый смысл и готовность
договариваться, чтобы закончить ее без дальнейшего крово-
пролития, и это на руку обеим сторонам. Ганнибал объяснил,
что смотрит на жизнь глазами старика, который знает, сколь
переменчива удача, и  предпочитает полагаться на  разум,
а  не  на  нее. Молодежь, наставлял он Сципиона, особенно
если судьба была к  ней благосклонна, верит, что так будет
всегда, и в этой вере заключена ее слабость. После этого Ганнибал наметил условия возможного пе-
ремирия, предложив отдать Риму все территории, из-за
которых началась война и  которые и  так уже находились
под его контролем: Сицилию, Сардинию, Испанию и  все
острова, расположенные между Африкой и Италией (в част-
ности, Мальту). Предложение не  слишком отличалось
от того, что Сципион озвучил карфагенскому совету год на-
зад. Что примечательно, именно эти условия с  некоторыми 7 / 32

Клятва Ганниба л а
232
дополнениями лягут в основу мирного договокра после пора-
жения Ганнибала в  битве при Заме . Ганнибал признал, что
карфагеняне вели себя вероломно в  прошлых переговорах
и часто не соблюдали договоренности. Но ситуация измени-к
лась, и  он готов лично поручиться, что Карфаген вкыполнит
условия соглашения, к которому они придут. Хотя Ганнибал
признавал, что сам развязал войну и  вел ее успешно, пока
боги не  позавидовали ему, лишив удачи, он уверял Сципи-
она, что Риму не  придется сожалеть о  мире, если Ганнибал
будет поручителем. После этого пуниец перешел к заверше-
нию сделки и задал принципиальный вопрос: зачем вступать
в битву и рисковать всем, что у тебя есть? Заключив мирный
договор сейчас, Сципион выйдет из  переговоров победите-
лем, ничем при этом не  рискуя. Устами Ганнибала говорил
мужчина, смирившийся с тем, что Фортуна — богиня удачи
и самая могущественная сила в римском античном пантеоне,
отвернулась от него, но при этом он вске еще оставался непо-
бежденным полководцем и  с  внушительной армией за  спи-
ной представлял собой серьезную угрозу. Сципион молчал во время речи Ганнибала, внимательно
слушая и  оценивая человека, с  которым впервые сошелся
на  поле боя   лет назад при Треббии . Тогда Пуб лий был
-летним юношей, не имевшим никаких званий. Теперь же
он, самый молодой консул в  истории Рима, выступил с  ар-
мией против его величайшего врага. Сципиокн был ме-
нее склонен к  философским рассуждениям, чем Ганнибал,
и  не  позволял себе долгих отступлений. Он подошел к  раз-
говору прагматично и  сразу дал понять, что не  сомневается
в  своем превосходстве и  в  переговорах, и  на  поле боя
. Он
напомнил Ганнибалу, что обстоятельства изменились и  на-
стоящее значит куда больше прошлых заслуг. Сципион под-
черкнул, что именно карфагеняне развязали обе кПуниче-
ские войны и он всеми силами пытался завершить конфликт 8 / 32

Возвращение в Африку
233
в  переговорах. Но  пунийцы нарушили условия принятого
ими самими соглашения, так как были уверены, что Ганни-
бал после возвращения в Северную Африку сумеет изменить
ход войны. Теперь же они просто пытаются избежать послед-
ствий собственного двуличия.Сципион отметил, что Ганнибал отказывается от притяза-
ний лишь на те территории, которые уже и так находятся под
властью Рима. Он заявил, что карфагенянек не  заслуживают
того, чтобы после нарушения прежнего договора им предла-
гали те  же условия. Ганнибалу нужно было договариваться
о завершении войны и выдвигать удобные для себя требова-
ния до  того, как он покинул Италию, а  не  теперь. По  мне-
нию Сципиона, у Ганнибала был лишь один способ избежать
сражения  — безоговорочная капитуляция. В  таком случае
к условиям предыдущего соглашения следует добавить ком-
пенсацию за  римские грузовые суда, захваченные во  время
перемирия у побережья Северной Африки. Эти суда перево-
зили продовольствие из Сицилии , но попали в шторм у Пре-
красного мыса* и  были выброшены на  берег. Эскадра кора-
блей Карфагена захватила их  и  отбуксировала в  город, где
их груз был разграблен. Сципион потребовал от карфагенян
вернуть суда вместе с  их  грузом, а  также извиниться за  акт
пиратства и нарушение перемирия. Но сенат Карфагена, ос-
мелев после новостей о  возвращении Ганнибала, ответил
отказом. Более того, суда, на которых римские послы отпра-
вились в лагерь Сципиона, были перехвачены военными ко-
раблями Ганнибала, и  в  разгоревшейся схватке погибло не-
сколько легионеров, что окончательно усугубило ситуацию
.
Поэтому консул потребовал компенсации за их гибель и не-
приемлемое обращение с его послами.
* Возможно, речь идет о мысе Эт-Тиб, ближайшей к Сицилии точке афри-
канского побережья, но существуют и другие версии. — Прим. пер. 9 / 32

Клятва Ганниба л а
234
В ответ Ганнибал занял жесткую позицию и предупредил
Сципиона, что в  таком случае им придется сражаться и  по-
зволить судьбе определить победителя и  решить, кто будет
править западным Средиземноморьем — Карфаген или Рим.
Встреча была окончена, и  полководцы вернулись в  свои ла-
геря, чтобы подготовить войска к сражению. На следующий
день два прославленных военачальника Античности встрети-
лись на широкой равнине во главе сильнейших армий самых
богатых городов мира. Битва при Заме наряду с битвой у Ме-
тавра является одной из наиболее недооцененных в истории,
несмотря на  то  что исход обоих сражений ознаменовал со-
бой зарождение могущества Римской империи и, возможно,
пред определил развитие всей западной цивилизациик.
Сошедшиеся в  тот день армии были примерно равны
по  величине  — римляне имели лишь небольшое преиму-
щество в коннице. К  всадников Сципиона присоедини-
лись  конных воинов и  пехотинцев от Масиниссы .
Вместе с нумидийцами и   римлян и италийцевк его пе-
хота насчитывала чуть более   солдат. У Ганнибала было
около    солдат, в  том числе лигуры, галлы , пращники
с Балеарских островов, мавританцы — всех их он поместил
на первой линии. Он считал их наиболее ненадежной частью
войска и потому, как и в предыдущих боях в Италии , отвел
им роль буфера, чтобы они приняли на себя первый удар, по-
неся основные потери. Такая жертва должна была облегчить
задачу воинам, идущим за  ними. Тит Ливий называет пер-
вую линию «разноплеменным сбродом, наемниками , не зна-
ющими верности, удерживаемыми только корыстью»
.
Впереди этой линии для отражения атаки римлян Ган-
нибал поставил  слонов  — никогда раньше он не  бросал
их в бой в таком количестве. Вторую линию образовали кар-
фагенские и  африканские пехотинцы, а  третья оставалась
в резерве, чтобы вступить в сражение в решающий момент. 10 / 32

Возвращение в Африку
235
Эту роль он отвел матерым ветеранам-бруттиям, остакткам
наемников , которые вернулись с ним из Италии . В качестве
подкрепления к ним добавили около  тяжеловооружен-
ных македонских пехотинцев, присланных Филиппом. Ган-
нибал намеренно удерживал их в стороне от сражения, чтобы
в нужный момент они вступили в бой «со ксвежими силами». Как обычно, на флангах Ганнибал разместил конницу —
нумидийцев слева, а  карфагенян справа. Но  на  этот раз его
всадники не  имели такого численного преимущества, к  ко-
торому привык пуниец. Чтобы вдохновить солдат на  битву,
Ганнибал играл на их страхе и корыстолюбии. Галлы, лигуры
и бруттии ненавидели римлян, но их прельщала также пер-
спектива добычи. Нумидийцы, из которых состояла африкан-
ская часть войска Ганнибала, сражались ради денег, но, кроме
того, опасались, что в случае победы Рима его союзник Ма-
синисса обратит их  в  рабство. Карфагеняне в  случае пора-
жения теряли все: их город разграбят и сожгут, а выживших
жен и детей заберут в рабство. Победа же означала, что они
сумеют восстановить свое торговое гкосподство над запад-
ной частью Средиземноморья со  всеми проистекающими
из этого выгодами. Обращаясь к  войскам, Ганнибал напомнил ветеранам
о  годах совместных сражений в  Италии , хотя по  большей
части в  армии были новобранцы италийцы и  нумидийцы .
Те, с кем он отправлялся в поход из Испании, либо погибли,
либо давно покинули его. Он рассказал ко побежденных леги-
онах и сраженных римских консулах. Узнав одного из ветера-
нов, отличившегося в прошлых битвах, Ганнибал остановился
перед строем, назвал его по имени и перечислил его подвиги,
чтобы все вокруг слышали о них. Проблема была лишь в том,
что такая «старая гвардия» была очень малочисленна, а боль-
шая часть войска была заметно хуже тех солдат, с которыми
он пересек Альпы. При Заме он командовал разрозненной 11 / 32

Клятва Ганниба л а
236
толпой, большая часть которой была очень недолго под его
командованием, и  потому их  ничего не  связывало с  пуний-
цем, кроме денег и страха. В отличие от испанских наемни-
ков , у него почти не было времени, чтобы обучить новую ар-
мию и создать из нее столь же сплоченную и преданную силу.
И потому Ганнибалу было не суждено повторить в Северной
Африке успехи, которых он добился в Испании и Италии. В  римском лагере была п охожая картина. Сципион на-
помнил своим солдатами о победах в Испании и Ливии и за-
явил, что им нечего бояться Ганнибала, потому что от  его
былого величия осталась лишь бледная тень. Консул подчер-
кнул, что именно Ганнибал недавно приходил к  нему, моля
о  мире  — и  не  потому, что хотел прекратить войну, а  по-
тому, что боялся проиграть. Сципион обещал солдатам, что
скоро они получат свою добычу и  смогут вернуться домой
к семьям — как богатые, доблестные воины, достойные сво-
его отечества, которому они стяжают главенство над всем
миром
.
Расставляя войско перед битвой, консул поместил впе-
реди гастатов (hastati)  — метателей копий. В гастаты обычно
набирали самых молодых и  бедных мужчин в  римской ар-
мии, которые в  лучшем случае могли себе позволить лишь
недорогое снаряжение, чаще всего кольчугу. Они первыми
шли в  бой и  принимали основной удар на  себя. Если про-
тивник справлялся с  гастатами, он наталкивался на  вторую
линию обороны, более искусных пехотинцев принципов
(principes). Эти воины происходили из  более зажиточных
слоев, сражались с  мечами и  большими щитами, были
лучше вооружены и  имели больше опыта. Третью линию
составляли триарии — самые возрастные и богатые воины,
которые могли позволить себе лучшее снаряжение. Они но-
сили тяжелую броню и большие щиты и шли в бой, выстро-
ившись фалангой . Обычно триарии вступали в  сражение 12 / 32

Возвращение в Африку
237
лишь в  решающий момент, из-за чего в  Риме возникла
поговорка: res ad triarios venit («дело дошло до  триариев»).
Расставив пехоту, Сципион отправил италийских всадников
на  левый фланг, а  нумидийцев под командованием Маси-
ниссы   — на  правый.
Одной из  причин успеха Сципиона стала оригинальная
расстановка сил. Армии той эпохи обычно выстраивались
либо греческой фалангой , когда солдаты шли в бой плотным
строем, плечом к  плечу и  сомкнув щиты, либо в  более сво-
бодном шахматном порядке, ставшем характерным для рим-
лян во  время и  после Второй Пунической войны . Но,  когда
Сципион увидел, что Ганнибал выставил впереди слонов, он
изменил шахматный строй, приказав второй ликнии встать
сразу за  гастатами, а  третьей линии  — за  второй, близко
друг к  другу. Такой порядок позволял солдатам в  колоннах
расступаться, образуя сквозные проходы, в которых Сципион
разместил легковооруженных велитов (velites). Как и  в  слу-
чае с  гастатами, эти отряды состояли из  молодых и  бедных
мужчин, но  зато они были самым мобильным видом рим-
ской пехоты. Велиты сражались почти обнаженными и были
вооружены дротиками. Их  главной задачей было изнурить
врага при столкновении, но  не  вступать в  схватку. Велиты
были застрельщиками и, сделав свое дело, быстро отступали
за спины товарищей. Сципион хотел, чтобы во время атаки
слонов они расступались перед ними и начинали мучить жи-
вотных: забрасывать с боков дротиками, целя в глаза и рек-
тальную область. Когда армии сошлись, Ганнибал приказал погонщикам
направить слонов на переднюю линию врагак. Римские пехо-
тинцы в  ответ стали стучать мечами о  щиты, и  из-за этого
шума вкупе с  ревом труб некоторые животные запанико-
вали и повернули на своих. Остальные устремились на рим-
ское войско, но  инстинктивно выбрали путь наименьшего 13 / 32

Клятва Ганниба л а
238
сопротивления, угодив в  проходы между манипулами.
Там на них обрушились велиты, вытесняя с поля боя.Сначала первая линия войска Ганнибала умудрилась от-
бросить римлян назад. Но  через некоторое время легио-
неры перестали отступать и  уперлись. Противники оказа-
лись так плотно прижаты друг к другу, что побросали копья
и, выхватив мечи, начали рукопашную. В самый ответствен-
ный момент, когда Ганнибал приказал карфагенским отря-
дам второй линии выступить на  помощь наемникам , те
отказались идти вперед. По  формулировке в  одном из  ан-
тичных источников, карфагеняне «совершенно оробели»
.
Вполне возможно, что Ганнибал изначально не  слишком
доверял им как раз по  причине их  «врожденной трусости»
и специально разместил между первой линией и опытными
ветеранами, чтобы вынудить вступить в  бой, когда придет
их  черед. Оставшись без поддержки, солдаты стали отсту-
пать, оказавшись между римлянами и  карфагенянами, пре-
граждавшими им путь к отступлению. Многие солдаты Ган-
нибала погибли в тот день от рук своих же, а те, кому все же
удалось избежать схватки, обнаружили перед собой стену
из  сомкнутых щитов и  опущенных копий бруттиев и  маке-
донян третьей линии. Остатки первых двух линий пунийского войска оказались
отброшены на фланги и попытались бежать. Но на открытой
местности у них не было шансов уйти от резни —почти все
были захвачены или убиты римскими всадниками, поджи-
давшими на  флангах. Пространство между двумя армиями
было завалено убитыми и  умирающими, а  земля пропита-
лась кровью людей и животных. Повсюду громоздились зло-
вещие горы трупов с  торчащими во  все стороны скрючен-
ными руками и  ногами. Перелом наступил, когда римские
и  нумидийские всадники , обратив в  бегство карфагенскую
конницу, вернулись на  поле боя и  напали с  тыла на  третью 14 / 32

Возвращение в Африку
239
линию Ганнибала. Ровная местность давала им преимущество
даже над лучшими пехотинцами карфагенян, которым в ха-
осе и смятении теперь приходилось сражаться и с отступав-
шими своими, и с ударившими в спину римлянами.Как сообщают источники, Ганнибал потерял в этой битве
  убитыми и примерно такое же число попало в плен.
Если верить античным авторам, потери Римак составили лишь
 солдат. Пунийская армия была разгромлена, и римляне
отправились грабить ее лагерь. Битва закончилась, а  Ганни-
бал, некогда наводивший ужас на  всю Италию и  заклятый
враг Рима, дезертировал вместе с немногими своими прибли-
женными, бросив остатки собственной армии. Окни скакали
через пустыню всю ночь и следующий день, пока не достигли
безопасного берега возле Гадрумета . И  хотя Ганнибал про-
играл при Заме , древнегреческий историк Полибий не усмо-
трел в этом его вины и ни разу не усомнился в правильности
его решений. Согласно Полибию , все дело было в том, что обстоятель-
ства и судьба в тот день не были на стороне Ганнибала. Ему
противостоял равный по  силам противник, и,  как считает
историк, Ганнибал сделал все возможное, чтобы избежать
сражения. Он попытался договориться о перемириик, а когда
переговоры провалились и он вынужден был сражаться, Ган-
нибал действовал в  соответствии с  самыми высокими стан-
дартами. Но римские войска у Замы октличались от тех, с ко-
торыми он сражался в Италии . Солдаты и их командир могли
похвастаться бо льшим опытом и  лучшей выучкой, чем ле-
гионы, разгромленные при Треббии , Тразименском озере
и Каннах. За  лет войны римляне проделали большой путь
и многому научились. При Заме Ганнибал столкнулся с дис-
циплинированным войском, во главе которого стоял полко-
водец нового поколения, мысливший не  как политик, а  как
профессиональный военный. 15 / 32

Клятва Ганниба л а
240
При попытке проанализировать это сражение в  пер-
вую очередь возникает вопрос: почему Ганнибал проиграл?
Стало  ли причиной тому его решение придержать лучшие
отряды, пока остальную часть армии кромсакли на куски? Это
противоречило его обычному образу действикй. Почему, пока
еще держалась первая линия, а  римской конницы не  было
на поле боя, Ганнибал не бросил в сражение свежих ветера-
нов, одновременно атакуя легионеров всадниками с  фланга
или пытаясь окружить врага, чем он прославкился в Италии ?
Его сбило с  толку неподчинение второй линии? И  почему
вообще он позволил римлянам взять фланги под свой кон-
троль? Ганнибал был непривычно пассивен при Заме , уступив
Сципиону инициативу. Он почему-то занял оборонительную
позицию и  позволил вовлечь себя в  банальную бойню. Не-
смотря на восхваления Полибия , Ганнибал не продемонстри-
ровал ни хитрых маневров, ни оригинальных тактических ре-
шений, а ведь именно это умение бросить вызов традициям к
давало ему преимущество даже над превосходящими силами
противника. Определенно это был уже не тот военачальник,
что одерживал победы при Треббии , Тразименском озере
и Каннах десятилетие назад. Разграбив лагерь Ганнибала, Сципион вернулся с  ар-
мией в Утику. Оттуда он направил гонца в Рим, чтобы сооб-
щить сенату о  своей победе, и  начал готовиться к  наступле-
нию на  Карфаген. Половина его войска выступила к  городу
по  морю, остальная двигалась по  суше. Сам Сципион на-
ходился на  одном из  судов, когда неподалеку от  Карфагена
его встретил корабль, «украшенный шерстяными повяз-
ками и  масличными вет вями»
. На  нем плыли десять пер-
вых людей города, чтобы просить о  пощаде. Сципион ото-
слал их  обратно и  приказал ждать, пока он разобьет лагерь
рядом с Карфагеном на месте современной столицы Туниса. 16 / 32

Возвращение в Африку
241
Пунийцам попытался помочь сын Сифакса, атаковавший ла-
герь значительными силами пехоты и конницы, но римляне
прогнали нумидийцев обратно в пустыню.Карфагеняне прислали к Сципиону еще одну делегацию,
на  этот раз состоявшую из    самых уважаемых граждан,
моливших об  аудиенции, чтобы обсудить условия мирного
соглашения. Но  им оказали холодный прием, потому что
римляне «помнили их  недавнее вероломство». Сципион со-
брал своих ближайших советников, чтобы обсудить ответные
действия, и бо льшая их часть выступила за то, что Карфкаген
должен быть разрушен. Правда, когда на совете стали обсуж-
дать детали, масштабы задачи и  возможная продолжитель-
ность осады отрезвили даже самые горячие умы. Кроме того,
не  стоило забывать и  о  возможных политических осложне-
ниях. Несмотря на свои успехи, Сципион пользовался попу-
лярностью не у всех фракций римского сената и поэтому по-
дозревал, что на его место в любой момент могут поставить
другого военачальника. А если это произойдет, его преемник
может присвоить себе победу в войне без единого сражения.
Поэтому было принято решение отказаться от косады Карфа-
гена и как можно быстрее заключить мир, выдвинув сравни-
тельно мягкие требования. Карфагенских послов снова пригласили к  Сципиону, где
их  еще раз сурово отчитали за  вероломство и  затем выдви-
нули на  удивление терпимые условия мирного соглашения.
Карфагену разрешалось сохранить статус независимого го-
рода-государства, без ввода римских войск. Жители сохра-
няли свой государственный строй и продолжали жить по соб-
ственным законам. Карфаген сохранял контроль над всеми
территориями в  Африке, принадлежавшими ему перед на-
чалом войны, а всех римских пленных, дезертирокв и беглых
рабов должен был вернуть. Весь карфагенский флот, за  ис-
ключением десяти кораблей, и все оставшиеся боевые слоны 17 / 32

Клятва Ганниба л а
242
передавались Риму. Карфагену было запрещено объявлять
войну кому  бы то  ни  было без позволения римлян, а  Маси-
нисса получал обозначенную Римом территорию в Северной
Африке. Карфагеняне должны были кормить и выплачивать
жалованье солдатам Сципиона на протяжении как минимум
трех месяцев или пока послы не вернутся из Ркима с ратифи-
цированным договором. Это было перемирие, кно  все еще
не  мирное соглашение. Чтобы гарантировать соблюдение
условий перемирия, Сципион отобрал сотню закложников
в  возрасте от   до    лет из  самых знатных семей Карфа-
гена. Все римские корабли, захваченные пунийцами, следо-
вало вернуть их  владельцам, которым также причиталась
компенсация за  потерю груза. Наконец, Карфаген был обя-
зан выплачивать ежегодную контрибуцию в размере  
талантов, что было значительно больше  талантов, при-
читавшихся Риму по условиям мирного соглашения, заклю-
ченного в  г. до н. э. по итогам Первой Пунической войны .
Послы вернулись в Карфаген, чтобы представить условия
на одобрение сената. Ганнибала вызвали из Гадрумета , веро-
ятно чтобы он объяснил причины своего поражкения. Когда
Ганнибал прибыл в город и ознакомился с условиями Сципи-
она, он призвал сенат принять их и доверять римскому кон-
сулу. Когда требования римлян были оглашены на  форуме,
народ поначалу воспринял их неодобрительно. Ораторы сме-
няли друг друга на  трибуне, и  все выступали против рати-
фикации договора. Люди устали от  войны, хотя большин-
ство из них напрямую от нее не пострадали. Они жаловались
на новые налоги, которые придется ввести, чтобы совершить
первую выплату контрибуции Риму. Присутствовавший на собрании Ганнибал был настолько
возмущен, что силой стащил одного из выступавших с три-
буны, вызвав ропот в  толпе. Раздались выкрики, что в  Кар-
фагене власть принадлежит народу и  у  каждого есть право 18 / 32

Возвращение в Африку
243
высказывать свое мнение. Когда Ганнибал поднялся на  три-
буну, его встретили насмешки, но  он быстро успокоил пуб-
лику, объяснив, что он простой солдат, непривычный к «сво-
бодам городской жизни». Почти   лет он провел вдалеке,
воюя за  их  свободу, и  ему требовалось время, чтобы при-
выкнуть к  «гражданским порядкам, законам и  обычаям»
.
Ганнибал пользовался огромным уважением, и  люди благо-
склонно приняли его извинения. Они внимательнок слушали,
пока он объяснял истинное положение дел и справедливость
условий Сципиона. Они согласились с  его замечанием, что
народ чувствует тяготы войны, только когда они бьют по его
кошельку. Для людей обеспеченных, живущих в  комфорте
и безопасности, нет ничего более болезненного, чем потеря
денег, отметил он
. В тот день Ганнибал убедил толпу согла-
ситься на требования римлян, и, почти не имея других вари-
антов, сначала народное собрание, а затем и сенат одобрили
соглашение. Между тем события, разворачивавшиеся в  Риме, оправ-
дывали страхи Сципиона. В  г. до н. э. состоялись консуль-
ские выборы, и одну из должностей получил Гней Корнелий
Лентул. Опираясь на  сенаторов, критически настроенных
к  Сципиону, он попытался заполучить Африку в  качестве
своей провинции. Честолюбивые люди стремились занять
должности, которые позволили бы им вкусить плоды победы,
не  подвергая себя особым рискам. Назначение в  Северную
Африку сулило серьезные прибыли, и  Лентул рассчитывал,
что с окончанием сражений сможет присвоить себе итоговую
победу и почести. Даже если боевые действия продолжатся,
он был уверен, что это будут лишь локальные стычки, а фи-
нансовые и  политические выгоды от  предприятия заметно
перевешивали возможные риски. Но попытки Лентула про-
валились благодаря маневру сторонников Сципиона, в обход
сената обратившихся к народному собранию с просьбой дать 19 / 32

Клятва Ганниба л а
244
Сципиону «империй» (imperium) над Африкой, то есть наде-
лить высшей исполнительной властью в  военной, полити-
ческой и  экономической сферах. После этого Сципион стал
единственным командующим римскими сухопутными вой-
сками в Африке и получил полномочия на ведение мирных
переговоров. Карфаген передал ему свой флот, и  около 
кораблей были отбуксированы и  в  море сожжены и  пото-
плены в пределах видимости с городских стен. Также карфа-
геняне выдали слонов и  пленных, перебежчиков и бе-
глых рабов . Сципион отправил пленных солдат на  родину,
дезертиров-римлян приказал распять, а италийцам отрубить
головы, рабов же выпороли плетьми и вернули хозяевам.
Завершив свои дела в Африке, Сципион стал готовиться
к путешествию в Рим. Перед самым отплытием он передал
все территории Сифакса Масиниссе и,  переправившись че-
рез Мессинский пролив, отправился в  Рим по  суше, а  про-
игравший нумидийский царь следовал в цепях за его повоз-
кой
. Толпы людей высыпали на дорогу, встречая спасителя
Италии . В  Рим он въехал с  доселе невиданным триумфом.
Сципион продемонстрировал трофеи и  внес в  казну более
  т серебра, прежде щедро вознаградив каждого из  своих
солдат. Сенат объявил период благодарения, когда устраива-
лись игры и  гулянья, а  Сципион оплачивал все увеселения.
Но  самой большей честью для Пуб лия стало данное ему
прозвище Африканский в  ознаменование его победы над
Карфагеном, которое он носил до  конца жизни. Сципион
стал первым военачальником, прозванным в  честь поко-
ренного им народа, и  в  дальнейшем каждый могуществен-
ный римлянин жаждал подобной почести, а  римские им-
ператоры осыпали себя агноменами в  честь собственных
завоеваний  — как реальных, так и  вымышленных. Источ-
ники не сообщают, было ли прозвище присвоено Сципиону
солдатами, народом или сенатом
. Доподлинно известно, 20 / 32

Возвращение в Африку
245
что, несмотря на  статус народного героя и  самого популяр-
ного политика Рима, враждебность к  Сципиону и  его се-
мье после возвращения полководца лишь выросла и возгла-
вил оппозиционные силы консервативный и  настроенный
резко против Карфагена тосканский землевлакделец и  сена-
тор по  имени Катон.
Сципион пощадил Ганнибала и  оставил его на  свободе,
и,  по  общему признанию ученых, сенат согласился на  это
из-за популярности консула
. Тем самым он нажил себе еще
больше врагов в сенате. Помимо личного уважения к Ганни-
балу у Сципиона были и другие причины, чтобы помиловать
его. Нет никаких сомнений, что из всех возможных вождей
Карфагена Сципион доверял Ганнибалу больше всего в том,
что касалось соблюдения условий договора и своевременных
выплат контрибуции Риму. Доподлинно неизвестно, чем занимался Ганнибал в годы,
последовавшие сразу за завершением войны (с  г. до н. э.
по    г. до  н. э.). Лишь два источника пишут о  нем в  этот
период, причем их  свидетельства отрывочны, а  порой даже
противоречат друг другу. Ганнибал сошел со  сцены вскоре
после заключения мира, но  в  одном из  источников есть не-
ясное упоминание, что пуниец «вместе с  братом Магоном
продолжал военные действия в  Африке до    г. до  н. э.».
Однако из  других источников мы знаем, что Магон умер
в  море за  три года до  этого! Более того, из  этих слов непо-
нятно, с кем именно воевал Ганнибал — с африканцами или
римлянами? В другом, гораздо более позднем источнике от-
мечается, что Баркид очень беспокоился из-за безделья своих
солдат и  заставил их  сажать оливковые деревья. Впрочем,
в  этом сообщении не  указана точная дата, а  значит, опи-
сываемые события могли произойти и  за  год до  битвы при
Заме , когда Ганнибал находился в  Гадрумете , и  после рати-
фикации Римом мирного договора. По к крайней мере, мы 21 / 32

Клятва Ганниба л а
246
можем с уверенностью сказать, что он жил уединенно вдкали
от Карфагена.Единственное заслуживающее доверия свидетекльство
о  вооруженном сопротивлении пунийцев Риму относится
примерно к  г. до н. э. и связано с действиями карфагеня-
нина Гамилькара
  — офицера, оставленного на  севере Ита-
лии Магоном в    г. до  н. э. Другой автор утверждает, что
Гамилькар был оставлен Гасдрубалом после перехода через
Альпы в  г. до н. э. В любом случае он мог получить приказ
от  Гасдрубала, а  позже присоединиться к  Магону, но  любо-
пытно, что ни один из основных источников не описывает его
действия в подробностях. Очевидно, этот Гамилькар на про-
тяжении нескольких лет устраивал набеги на римские коло-
нии вроде Плацентии и Кремоны на севере Италии во главе
войска, состоявшего из  галлов и  лигурийцев. Если верить
источникам, его силы в  итоге разрослись до     солдат,
превысив или как минимум сравнявшись в  размерах с  ар-
миями Ганнибала, Гасдрубала и Магона, в разное время дей-
ствовавшими в этом регионе. По-видимому, римские войска в Северной Италии были
недостаточно многочисленны, чтобы вступить вк бой с этим Га-
милькаром, и поэтому из Рима в Карфаген отправили послов
с  требованием отозвать его или убедить сдатьскя. Но  един-
ственное, что могли сделать в Карфагене, — это объявить Га-
милькара изгнанником и конфисковать имущество его семьи
в Северной Африке — это свидетельствует о том, что он мог
действовать без всяких приказов с родины. В итоге получив-
шие значительное подкрепление римские легионы разбили
Гамилькара и его войско в битве при Кремоне. Сам он погиб
в бою вместе с   своих солдат — еще одно чрезвычайно
сомнительное число, ведь в таком случае это сражение по ко-
личеству убитых уступает лишь битве при Каннах , где рим-
ляне понесли ужасающие потери. 22 / 32

Возвращение в Африку
247
Но позже, вспоминая об этом сражении, тот же источник
утверждает, что Гамилькара взяли живым
, а затем мы встре-
чаем третью версию, согласно которой он был схвачен и шел
закованным в цепи перед колесницей командующего Корне-
лия во время его триумфального вступления в Рим
. Но ка-
кой бы ни была судьба Гамилькара , был ли он убит на поле
боя или казнен, сам факт его присутствия в кСеверной Италии
вызывает множество вопросов. Это можно расценивать как
свидетельство тайного карфагенского сопротивления Риму
в духе секретных спецопераций. С другой стороны, он и в са-
мом деле мог действовать независимо, стакв чем-то вроде «по-
левого командира» у галлов . Возможно, именно наличие на се-
вере Италии армии ненавидевших римлян галловк во главе
с Гамилькаром было причиной попытки Ганнибала убедить
селевкидского царя Антиоха вторгнуться в Италию, а не в Гре-
цию , о чем более подробно написано в следующей главе. Конец Второй Пунической войны знаменует и серьезные
политические изменения внутри Карфагена. Традиционно
управлявшие обществом аристократы встукпили в  борьбу
за власть с народными собраниями. Долгое время наиболее
широкими полномочиями в Карфагене обладал так называ-
емый «совет судей», состоявший из   богатейших людей
города, назначавшихся пожизненно. Они настолько рьяно
отстаивали свои интересы, что, если кто-ток в Карфагене заде-
вал кого-нибудь из их сословия, против него ополчались все
.
Несмотря на  коррупцию и  неэффективное государственное
управление, судьи были настолько могущественны, что го-
дами душили любые попытки реформ. Они были типичными
олигархами , нажившимися на  войне, заботившимися лишь
о  собственных карманах и  стремившимися переложить на-
логовый гнет, связанный с выплатами Риму, на бедняков. Когда наступил срок выплаты первой контрибуции
за  г. до н. э., Карфагену не хватало средств, поэтому в Рим 23 / 32

Клятва Ганниба л а
248
послали серебро низкого качества. Таланты были проверены
чиновниками из  римского казначейства, и  выяснилось, что
они на   % состоят неблагородных металлов. Римляне со-
вершенно обоснованно предположили, что пунийцы опять
взялись за старое. Когда у карфагенского сената потребовали
объяснений за столь наглую попытку расплатиться порченым
серебром, тот, чтобы избежать возобновления войны, бы-
стро решил компенсировать нехватку средств, еще больше
подняв налоги для обычных людей. За  следующие два года
общественное недовольство достигло критических масшта-
бов. Ганнибал был уверен, что настало время огракничить
власть олигархов , и вернулся в политику в  г. до н. э., когда
был избран суффетом, то  есть главнокомандующим Карфа-
гена, народным собранием. Это была высшая должность в ис-
полнительной власти города, аналогичная консулу в  Риме.
Обычно народное собрание выбирало двух суффетов , одно-
временно управлявших государством в течение одного года,
подобно тому как избирались римские консулы, выполняю-
щие аналогичные функции. Двое  — чтобы суффеты могли
контролировать друг друга во  время исполнения религиоз-
ных и судебных обязанностей, управления государственными
финансами, подготовки законов и  председательствования
на  народных собраниях. Но  в    г. до  н. э. в  качестве суф-
фета упоминается лишь Ганнибал, так что, возможно, в  тот
год он был выбран один или же имя другого суффета зате-
рялось в истории. В своей «избирательной кампании» Барккид обличал «вы-
сокомерие» судей и  обвинял их  в  попрании свободы и  эко-
номического благополучия простых людей
. Он вернулся
на политическую сцену, выступая против привилегий и кор-
рупции того самого класса, из  которого происходил сам.
И  хотя в  Карфагене всегда царила плутократия , поражение
во Второй Пунической войне и последовавшие контрибуции 24 / 32

Возвращение в Африку
249
вызвали массовый протест против попытокк олигархии с по-
мощью специальных сборов переложить основную тяжесть
выплат на  плечи среднего класса и  бедноты. Но  олигархи
столь беззастенчиво злоупотребляли властью и  расхищали
казну, что Карфаген столкнулся с угрозой невыполнения фи-
нансовых обязательств перед Римом, и  это послужило по-
водом для новых налогов. Слишком долго государственные
финансы транжирились и  разворовывались, так что казна
стремительно пустела. Но,  когда Ганнибал поручил прове-
сти аудит налоговых поступлений от  землевладений и  со-
бираемых в  порту пошлин, он обнаружил, что их  размеров
было более чем достаточно, чтобы рассчитаться с  римля-
нами, если бы эти средства, как обычно, не прикарманивали
олигархи. После обнародования результатов проверки нача-
лись массовые протесты, и Ганнибал стал предводителем тех,
кто хотел свергнуть власть богачей над Карфагеном. Он вы-
ступал против дополнительных налогов за  счет народа, до-
казывая, что в них нет нужды. Народное собрание поддержало эти обвинения, и  как
суффет Ганнибал был уполномочен провести реформу госу-
дарственного и  фискального управления городом, что при-
вело к  его конфликту с  олигархатом. Несмотря на  то  что
каждый член совета судей избирался пожизненно, Ганни-
бал с помощью народного собрания провел закон об их еже-
годном переизбрании, устанавливавший также предельный
срок пребывания в этой должности — не более двух лет. Это
был серьезный вызов традиционной структуре влаксти Карфа-
гена, и хотя закон сделал Ганнибала популярным среди низ-
ших слоев населения, он же стал причиной открытой вражды
со стороны богачей. Война изменила Карфаген. Хотя ограниченная демо-
кратия в  форме народных собраний существовала в  этом
государстве веками, она всегда жестко контролировалась 25 / 32

Клятва Ганниба л а
250
олигархией . После завершения войны народные собрания
увеличили свое влияние на пуб личную политику, решительно
выступив против аристократии. Люди требовали права го-
лоса в  определении политики, а  избиравшийся ими напря-
мую и  председательствовавший во  время собраний суффет
стал их  заступником, особенно при Ганнибале. В  Риме  же
события разворачивались по  обратному сценарию. Благо-
даря эффективному управлению государством во  время
войны сенат стал доминировать в общественной жизни, хотя
и  не  имел на  то  легальных оснований, сокращая влияние
народных собраний и  все более открыто действуя в  интере-
сах аристократии. Сенат существовал ско времени основания
Рима Ромулом ( г. до н. э.), изначально он был лишь сове-
щательным органом при римских царях и состоял из  бо-
гатейших граждан. К началу Пунических войн сенат увеличил
свою численность, авторитет и влияние. Обладавшие высшей
гражданской и военной властью консулы также происходили
из аристократии, и, хотя кандидатов на эти посты определял
сенат, избирал их  народ. Они отчитывались перед сенатом
и  после завершения срока службы становились кего пожиз-
ненными членами. Так что в интересах консулов было следо-
вать не желаниям своих избирателей, а воле группы, в состав
которой им предстояло войти и с которой их экономические
интересы были тесно переплетены. После завершения Вкто-
рой Пунической войны потребуется несколько десятилетий,
чтобы в  Риме произошли изменения, сходные с  теми, что
осуществились, пусть и  на  время, в  Карфагене при Ганни-
бале. Эти изменения будут связаны с  усилением трибунов,
ежегодно избиравшихся плебеями, чтобы отстаивать их ин-
тересы и разрешать их разногласия с аристократией. За короткий срок Ганнибалу удалось провести некоторые
реформы, но  из-за слишком глубоко укоренившейся кор-
рупции среди аристократов и  последующего изгнания он 26 / 32

Возвращение в Африку
251
не сумел осуществить какие-либо долгосрочные изменения,
и Карфаген вскоре вернулся к своему привычному существо-
ванию. Поскольку город избежал разорения во время войны,
его экономика была обречена на процветание. Карфагеняне
пользовались услугами наемников и  потому обошлись без
серьезных людских потерь. За  следующие десять лет Кар-
фаген сумел извлечь серьезные прибыли из своих владений
в Северной Африке, несмотря на потерю заморских террито-
рий. Средства, которые прежде тратились на  ведение войн,
теперь шли на экономическое развитие — феномен, извест-
ный как «реванш побежденных»
. Карфаген восстановился
до  такой степени, что мог поставлять достаточноке количе-
ство зерна, чтобы кормить население Италии и римские ар-
мии, сражавшиеся в Македонии и Греции
. Уже через десять
лет пунийцы экспортировали более   т зерна
, а к  г.
до н. э. эта цифра превысила   т
. Карфаген оправился
так стремительно, что смог даже предложить Риму выпла-
тить оставшуюся контрибуцию в  полном размере единым
платежом, на что римляне ответили отказом. Одной из  областей, обеспечивших восстановление эко-
номики, стала оживленная торговля готовыми изделиями —
карфагеняне производили и продавали, а римляне покупали.
Карфагенская гавань, согласно недавним раскопкам, была
серьезно обновлена и  даже расширена после Второй Пуни-
ческой войны , что объясняется исключительно экономиче-
скими успехами города. Кроме того, были обнаружены сви-
детельства активной застройки как в к самом Карфагене, так
и за его пределами во время правления Ганнибала, и вряд ли
можно назвать совпадением, как мы увидим вк  следующей
главе, ее схожесть с проектами, по которым возводились го-
рода царей Армении и Вифинии .
На фоне преобразований Ганнибала олигархическая ари-
стократия в Карфагене столкнулась с растущим общественным 27 / 32

Клятва Ганниба л а
252
недовольством и  призывами привлечь ее к  ответственно-
сти за  коррупцию и  злоупотребления властью. Оказавша-
яся на грани потери своего привилегированногок положения
и  вынужденная компенсировать разворованные из  казны
средства, группа олигархов организовала заговор с  целью
дискредитировать Ганнибала и лишить его должности. Зная,
как гарантированно вызвать тревогук римлян, эта фракция
стала давить на  больное место  — перспективу новой воен-
ной угрозы со  стороны Ганнибала. Они передали сообще-
ние в  Рим  — якобы они подозревают, что Ганнибал плани-
рует еще одно вторжение в  Италию, на  этот раз с  армией,
частично состоящей из македонских наемников , предостав-
ленных царем Филиппом. Заговорщики заявили, чток он ве-
дет переписку с  царем Сирии Антиохом  III, чтобы тот про-
финансировал его замысел, и даже встречается с его послами
в Карфагене
. Олигархи еще больше разжигали подозрения,
настаивая, что «дух этого мужа неукротимк и  неусмиряем»
и,  по  его убеждению, «в  мирное время государство впадает
в спячку, и проснуться может только от звона оружия». Сципион попытался защитить Баркида во время обсужде-
ния этого вопроса в римском сенате. Пуб лий возражал про-
тив, как он считал, беспочвенных обвинений
 и  советовал
сенаторам не  позволять втянуть себя в  распри и  мелочную
борьбу между политическими группировками карфагенской
аристократии. Но Сципион и сам столкнулся с претензиями,
так как в сенате многие считали, что он слишком доброжела-
телен к  Ганнибалу. Кроме того, против него затеяли рассле-
дование по подозрению в растрате средств, выделенных ему
во время кампаний в Испании и Сицилии .
Поздней весной или летом  г. до н. э. в Северную Аф-
рику была послана делегация римских сенаторокв под предло-
гом урегулирования территориального спорак между Карфа-
геном и Маcиниссой. Все три входящих в нее сенатора были 28 / 32

Возвращение в Африку
253
откровенно враждебны Сципиону и  собирались возбудить
дело против Ганнибала. Но еще до прибытия делегации Ган-
нибал покинул Карфаген и  погнал верхом на  лошади на  юг
в  Гадрумет . Там  он нанял корабль и  отплыл к  Керкеннским
островам примерно в  км к востоку от побережья Туниса.
Керкенна служила базой снабжения для судов, плававших
по  Средиземноморью, и  оттуда Ганнибал намеревался от-
правиться в Тир, находящийся на территории современного
Ливана. Ганнибала сразу узнали, стоило ему появитьскя в Керкенне .
Он стал знаменитостью в античном мире, и «в каждом городе
каждый человек жаждал его лицезреть»
. Начальству в порту
свое присутствие Ганнибал объяснил тем, что послан с  ди-
пломатической миссией в  Тир. Опасаясь, что новость о  его
местонахождении вскоре будет передана с одним из множе-
ства ежедневно выходивших из гавани кораблей в Карфаген,
что могло осложнить его отплытие из  Керкенны, он прибег
к хитрости. Ганнибал объявил о подготовке к жертвоприно-
шению, за  которым последует огромный пир  — и  все это
за  его счет. Команды всех кораблей в  порту были пригла-
шены в  полном составе, а  чтобы у  пирующих была защита
от полуденного летнего солнца, он попросил капитанов судов
снять паруса и использовать их в качестве навесов. Моряков
со  всех кораблей, кроме того, на  котором приплыл Ганни-
бал, спустили на  берег и  сопроводили на  место торжества.
Жертвы были принесены, а  пир длился до  глубокой ночи,
и в самый разгар веселья Ганнибал вернулся на свой корабль
и вышел в море. Ни  одно из  судов, находившихся в  порту, не  было спо-
собно догнать его на следующий день. Страдавшим от похме-
лья морякам потребовалось немало временик, чтобы вернуть
оснастку на  корабли. Когда до  Карфагена дошел слух, что
Ганнибал в Керкенне , сенат выслал два боевых судна, чтобы 29 / 32

Клятва Ганниба л а
догнать его. Судьи и  сенаторы объявили Ганнибала «вне за-
кона», конфисковали имущество его семьи, а  его дома раз-
рушили до основания — возможно, в попытке убедить рим-
ских послов, что карфагенские аристокракты ничего не знали
о планах Ганнибала по возобновлению войны.Но  к  тому времени, как карфагенские корабли вышли
в  море, Ганнибал уже обрел свое первое убежище в  изгна-
нии. Человек, бывший на  протяжении почти четверти века
движущей силой войны в западном Средиземнкоморье, при-
готовился к  роли покорного просителя у  ног эллинистиче-
ских правителей Востока. По иронии судьбы его первой оста-
новкой стал город, из которого легендарная основательница
Карфагена Элисса бежала шестью веками ранее. Ганнибал
стоял на пороге новой главы в своей жизни, которая мало что
обещала человеку, наводившему ужас на всю Италию и оста-
новившемуся в шаге от того, чтобы изменить ход истории. 30 / 32

255
ГЛ АВА VIII
ИЗГНАНИЕ
О
сенью  г. до н. э. Ганнибал покинул Тир и направился
вдоль побережья на  север в  Антиохию, расположен-
ную возле современной границы между Сирией и  Турцией.
Он искал аудиенции у Антиоха III, шестого царя этого элли-
нистического государства, созданного вскоре после смерти
Александра Великого в    г. до  н. э. его наследниками Се-
левкидами. Антиох взошел на престол в  г. до н. э. в воз-
расте   лет и  в  первое десятилетие своего правления пы-
тался отвоевать земли на востоке, покоренные Александром
столетием раньше и  власть над которыми была постепенно
утрачена. На  пике своего могущества государство Селевки-
дов включало в  себя Малую Азию на  западе, Центральную
Анатолию, Персию , Левант, Месопотамию и  части совре-
менных Кувейта, Афганистана, Туркмении и Пакистана. Мо-
лодой царь сначала выступил против Египта , но  потерпел
неудачу, когда его армия была разгромлена в  Палестине не-
далеко от Газы в  г. до н. э. Несмотря на это, Антиох повел 31 / 32

Клятва Ганниба л а
256
войско на  восток в  Армению в    г. до  н. э., затем совер-
шил походы в  Персию (современный Иран) в    г. до  н. э.,
Бактрию (Афганистан) в    г. до  н. э., а  к    г. до  н. э. до-
стиг границ Индии. После этого он повернул кназад и  через
Аравийский полуостров вернулся в свою столицу Антиохию
в  г. до н. э. Неудовлетворенный победами на востоке, Ан-
тиох стал заглядываться на  Грецию и  в    г. до  н. э. заклю-
чил тайное соглашение с Филиппом Македонским. Наконец,
довольный размахом своих завоеваний и  открывавшимися
перед ним перспективами, царь пожаловал самому себе ти-
тул «Великий». Этот эпитет отражал веру Антикоха в  то, что
он является новым Александром своего времени.После окончания Второй Пунической войны римляне,
установив свою власть над западным Скредиземноморьем, об-
ратили взгляд на восток — Иллирию, Грецию и Малую Азию .
Захват Македонии открывал перед ними ворота в  Грецию,
и в  г. до н. э. они объявили войну Филиппу. Поводом для
этого послужил союз Филиппа с  Ганнибалом и  участие ма-
кедонской фаланги на  стороне пунийцев в  битве при Заме .
Римскими войсками в Македонии и Греции командовал кон-
сул Тит Квинкций Фламинин , который был слишком молод,
чтобы сражаться и  заработать себе имя во  Второй Пуниче-
ской войне , но  желал достичь триумфа на  востоке, сравни-
мого с достижениями других римских военачальников на за-
паде. Фламинин был убежден, что добьется в Греции того же,
что удалось Сципиону в Африке и Испании. Происходивший
из  известного патрицианского рода в  Риме, честолюбивый
Фламинин был поклонником греческой культуры и препод-
носил себя грекам как их спасителя от тирании алчного ма-
кедонского варвара Филиппа. Фламинин нанес поражение Филиппу в Фессалии на севе-
ро-востоке Греции в битве при Киноскефалах (буквально —
«собачьи головы») в    г. до  н. э. В  этом сражении римские Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Изгнание
257
легионы показали свое превосходство над казавшейся не-
когда непобедимой македонской фалангой , с  помощью ко-
торой Александр Великий захватил восточную часть ан-
тичного мира. Филипп тут  же согласился на  переговоры,
и  сенат в  Риме ратифицировал заключенный мирный до-
говор. На  следующий год Фламинин использовал прово-
дившиеся в  Коринфе Истмийские игры  — спортивные со-
ревнования, соперничавшие по  размаху с  Олимпийскими
играми,  — чтобы объявить миру, что отныне Рим и  лично
он выступают гарантами свободы всех греков
.
В том, что Филипп выбыл из игры, Антиох увидел шанс
расширить свою империю на запад. Он двинулся с войском
на север вдоль побережья Малой Азии, взял греческий Эфес ,
а  затем и  другие города на  пути к  Геллеспонту (древнее на-
звание пролива Дарданеллы). Антиох пересек пролив и вы-
садился в  области, известной в  то  время как Фракия, охва-
тывающей северо-восток современной Греции , юг Болгарии
и запад Турции. Он хотел проверить реакцию римлян на это
вторжение. Тогда и появился на сцене Ганнибал: в  г. до н. э.
он прибыл в  Эфес, ища аудиенции у  царя, только что вер-
нувшегося из Фракии. Антиох находился на вершине своего
могущества и  бесспорно был самым влиятельным правите-
лем в античном мире на тот момент. Ганнибал нуждался в за-
щите и хотел поступить на службу. Пуниец был чуть старше
царя, но тот, хотя и признавал авторитет выдающегося пол-
ководца и успехи Ганнибала, себя считал непревзойденным.
И  все  же Ганнибал мог быть полезен Антиоху. В  то  время
ни  у  кого во  всем античном мире не  было столь богатого
опыта сражений с  римлянами, и  наличие такого соратника
могло дать царю психологическое превосходство над про-
тивником. Само присутствие Ганнибала на  стороне Анти-
оха могло действовать устрашающе и  парализовать волю
к  сопротивлению в  случае его вторжения в  Грецию. И  дело 1 / 32

Клятва Ганниба л а
258
было бы не только в том, что Ганнибал возглавил армию Ан-
тиоха, — скорее они могли опасаться, что царь профинанси-
рует еще одну его кампанию в Италии .
Служба у Антиоха, даже в подчиненном положении, да-
вала Ганнибалу возможность продолжить борьбу с  Римом.
Но для этого ему нужно было смириться со второстепенной
ролью, что было непросто для человека, всю жизнкь отда-
вавшего, а  не  получавшего приказы. И  Ганнибал, и  Антиох
обладали немалым эго. Царь считал себя правителекм, по-
корившим недоступные Ганнибалу вершины, к  тому  же го-
раздо в более юном возрасте. В то же время Ганнибал почти
два десятилетия командовал войсками Карфагена и уж точно
не  был готов находиться в  тени другого человека. Был  ли
Ганнибал готов безоговорочно выполнять приказы Антиоха,
а  Антиох  — советоваться с  Ганнибалом? Или  же их  колос-
сальные эго неизбежно должны были столкнуться? Следующие три года Антиох вел, как это называют не-
которые современные историки, античную версию «кхолод-
ной войны»
 с Римом. На первом этапе, с  по  г. до н. э.,
Ганнибал почти не  воевал, потому что царь больше пола-
гался на  дипломатические методы, надеясь добиться усту-
пок от римлян. В  г. до н. э. Антиох отправил к Фламинину
посланников с  предложением мира, но  лишь при условии,
что Рим признает его власть над Малой Азкией и  Фракией.
Консул отклонил предложение и посоветовал им держаться
подальше от  северо-восточной Греции , но  царь отказался
соблюдать запрет. В  тот  же год Ганнибал убедил правителя
профинансировать экспедицию в  Африку, которая больше
напоминала современную секретную операцию. Первым пунктом плана было внедрение в Карфаген агента
под прикрытием, который должен был установить контакты
со сторонниками Ганнибала. Для этой миссии выбрали тор-
говца из  Тира по  имени Аристон . Получив в  распоряжение 2 / 32

Изгнание
259
сотню боевых кораблей, Ганнибал должен был высадиться
на берегу Северной Африки с   пехотинцев и  всад-
ников и быстрым маршем добраться до стен города, попол-
нив по  пути свое войско местными рекрутами. Успех этого
замысла зависел от  того, удастся  ли сторонникам Баркидов
одолеть гарнизон и  открыть Ганнибалу городские ворота.
На случай провала атаки на Карфаген предусматривался аль-
тернативный вариант: сразу покинуть Африку и отправиться
морем в  Южную Италию. Высадившись предположительно
возле Бруттия, пуниец со своим небольшим отрядом возоб-
новил бы партизанскую войну с римлянами на их же земле,
а  Антиох в  то  же время начал  бы вторжение в  Грецию
. За-
мысел был в  том, чтобы воспользоваться эффектом неожи-
данности и втянуть Рим в войну на два фронта. Как только Аристон прибыл в  Карфаген, по  городу по-
ползли слухи. Аристона призвали на  «совет судей», чтобы
допросить об истинных целях поездки. Торговец был доста-
точно осторожен, чтобы не иметь при себе никаких компро-
метирующих писем, и сумел уйти от прямых ответов на во-
просы судей. Понимая, что ему грозит заключение или даже
распятие, Аристон воспользовался временным освобожде-
нием, пока идет расследование, и скрылся на корабле. Перед
побегом он сумел оставить послание на всеобщее обозрение,
возможно, на рыночной площади, в котором намекал на уча-
стие многих судей в  заговоре, в  подстрекательстве к  кото-
рому его обвиняли. Благодаря этому торговец сумел пере-
вести подозрения с  тех, с  кем действительно должен был
встречаться, на самых высокопоставленных чиновников
.
Из-за  того, что послание Аристона получило широкую
огласку, судьи были вынуждены отправить делегацию в Рим,
чтобы объяснить случившееся, а также пожаловаться на на-
беги нумидийского царя Масиниссы на  карфагенские гра-
ницы. Масинисса также отправил послов к римлянам, чтобы 3 / 32

Клятва Ганниба л а
260
представить свою точку зрения, нагло заявив, что Карфаген
вправе претендовать в Северной Африке разве что на узкую
полоску побережья, которую древняя финикийская царица
Элисса * обманом отняла у  нумидийцев несколько столетий
назад. В  ответ карфагеняне обвинили Масиниссу в  наруше-
нии границ, установленных Сципионом по  договору   г.
до  н. э. Сенат отправил Сципиона с  двумя помощниками
в  Карфаген, чтобы разрешить спор и  разобраться в  обвине-
ниях, выдвинутых Аристоном. Примерно в  то  же время, вероятнее всего осенью   г.
до  н. э., римляне отправили в  Эфес на  переговоры с  Антио-
хом делегацию. Ганнибал в  тот момент находился в  городе,
но о его роли в этих переговорах ничего не известно. Однако
точно известно, что члены римской делегации сообщили
царским советникам о своих тайных встречах с Ганнибалом
.
Это вызвало у  Антиоха подозрения, что Ганнибал вступил
в сговор с Римом, из чего легко сделать вывод, что римляне
намеренно пытались скомпрометировать пунийца. Согласно
Титу Ливию
, один из  римских послов  — бывший консул
Пуб лий Виллий Таппул   — действительно общался с  Ганни-
балом с целью вбить клин между ним и царем. Одна из встреч Ганнибала с римлянами в Эфесе превра-
тилась в  легенду и  упоминалась в  римской литературе сто-
летиями
. Согласно этой легенде, в  составе делегации был
Сципион Африканский и однажды они случайно столкнулись
с Ганнибалом в гимнасии. Они провели вместе остаток дня,
гуляя по  улицам города, и  их  беседа была настолько при-
ятной, что Ганнибал пригласил Сципиона отужинать с  ним
тем вечером. На  правах старшего говорил в  основном Ган-
нибал. Как можно догадаться, они обсуждали военное декло,
* Легендарная основательница Карфагена, ктакже известная как Дидона. — Прим. пер. 4 / 32

Изгнание
261
поэтому неизбежно встал вопрос: кто является величайкшим
полководцем в истории? Ганнибал без малейших колебаний
назвал Александра Македонского . Он считал его величай-
шим, потому что Александр сумел завоевать почти всю вос-
точную часть античного мира с  небольшой, но  необычайно
преданной ему армией. Когда его спросили, кто идет следом
за Александром, Ганнибал назвал Пирра  — греческого царя,
вторгшегося в  Италию и  сражавшегося с  римлянами за  не-
сколько лет до  начала Первой Пунической войны . Пуниец
восхищался не  только его воинскими способностями и  ис-
кусной дипломатией, но  и  умением вовремя выйти из  боя
с наименьшими потерями. На третье место Ганнибал поста-
вил себя. Когда Сципион осведомился, на  какое  бы место
Ганнибал поставил себя, если  бы победил его при Заме , тот
снова без всяких колебаний ответил, что тогда он был  бы
впереди Александра. Сципион оценил этот тонкий компли-
мент. И  хотя эта история веками была одной из  ключевых
в легендах о Ганнибале, некоторые современные историки со-
мневаются в ее правдивости, указывая, что Сципион нек мог
быть в  Эфесе, так как входил в  делегацию, отправленную
в Карфаген
.
Из-за  встреч с  римлянами и  последовавших подозре-
ний в  сговоре позиции Ганнибала при дворе пошатнулись.
Полководца перестали приглашать на  встречи царя с  совет-
никами, а  его роль в  будущей войне с  Римом решили све-
сти к  минимуму. Вместо того чтобы поручить Ганнибалу
руководство всей операцией или поставить его вко  главе
одной из  армий, пунийца с  небольшим отрядом отпра-
вили в  Африку, чтобы отвлечь внимание, пока Антиох го-
товится к  вторжению в  Грецию
. К  этому царя подстре-
кал грек из  числа его приближенных  — этолиец по  имени
Александр. Антиох, несмотря на протесты Ганнибала, согла-
сился. Этолия представляла собой конфедерацию племенных 5 / 32

Клятва Ганниба л а
262
общин и  городов-государств Центральной и  Западной Гре-
ции , пытавшихся с  помощью Антиоха отбиться от  посяга-
тельств Рима. Ганнибал выступал за  вторжение в  Италию,
а  не  в  Грецию, что вынудило  бы римлян занять позицию
обороны, чтобы защитить свои источники снакбжения . На-
падение на  Италию, по  его словам, оказало  бы психоло-
гическое воздействие на  местных жителей, напомнив им
об  ужасах Второй Пунической войны . А  вторжение в  Гре-
цию, говорил он, даст римлянам небольшое преимущество
над Антиохом с  точки зрения тылового обеспечения, так
как один из  их  главных портов  — Брундизий  — находился
ближе к театру военных действий. Отсюда враг мог легко пе-
ребрасывать подкрепления через Адриатическое море. Ган-
нибал прекрасно знал эту местность, но  Александр считал,
что не  хуже разбирается в  том, как и  где нужно сражаться
с  римлянами, к  тому  же имел влияние на  царя. Он убе-
ждал Антиоха опасаться Ганнибала и  сосредоточить усилия
на  вторжении в  Грецию вместо Италии .
Поначалу Ганнибал молча сносил немилость при дворе
и последовавшие за этим унижения. Как пишет Тит Ливий , он
более «не был взыскан ни одной почестью»
. В итоге пуниец,
не в силах больше выносить остракизм, попросил аудиен цию
у царя, чтобы прямо спросить его, почему тот гневкается. Ан-
тиох не  стал уходить от  ответа. Он сказал, что подозревает
Ганнибала в сговоре с римлянами и больше не доверяет ему.
В ответ пуниец заявил, что во всем царстве не найдется бо-
лее преданного Антиоху и  полезного в  борьбе с  Римом со-
юзника. Он напомнил, что посвятил всю свокю жизнь лишь
одному — сражениям с римлянами и почти  лет вел войну,
в которой потерял своих братьев и семью. Его изгнали с ро-
дины, и  единственным, что он знал в  жизни, была борьба
с Римом. «Я ненавижу римлян и ненавистен им!»
 — завер-
шил Ганнибал свою речь. 6 / 32

Изгнание
263
Ганнибал доказывал, что никогда не  пошел  бы на  сго-
вор с  врагом, и  в  подтверждение своей ненависти к  римля-
нам рассказал царю о клятве , которую дал еще мальчишкой.
Когда Гамилькар собирался в Испанию, он, как это принято
в Карфагене, приготовился к жертвоприношению, чтобы его
плавание было безопасным, а  миссия увенчалась успехом.
Ганнибала поставили перед алтарем, где проводились «жут-
кие ритуалы» с  принесением в  жертву младенцев, и  там  он
наблюдал, как убитому животному вскрыли внутренноксти,
по которым жрец попытался предсказать будущее. В этот момент Гамилькар потребовал, чтобы сын поклялся
перед богами Карфагена, что он «огнем и  мечом» сотворит
с Римом то же, что греки сделали с Троей
. Эта нерушимая
клятва обязывает его продолжать борьбу с римлянами любой
ценой и до самой смерти. Даже в  изгнании, где бы он ни на-
ходился, если он сможет найти союзника в  этой борьбе, он
не  раздумывая к  нему присоединится. Ганнибал пошел  бы
на  все, чтобы приблизить уничтожение своего заклятого
врага
. Если Антиох хочет мира с Римом, ему следует обра-
титься к  кому-то другому. Но  если ему нужна война, то  он
не найдет лучшего советника и более преданного союзника.
Однако, несмотря на утверждения источников об их прими-
рении, после этого Ганнибал никогда не играл серьезной роли
в военных планах царя. Антиох проигнорировал совет пунийца и  начал вторже-
ние в Грецию осенью  г. до н. э. Он переправился со своей
пехотой, всадниками и  слонами через пролив Геллеспонт
(Дарданеллы), а  затем отправился во  Фракию. Следующей
весной царь перебросил войска на юг, чтобы сразиться с рим-
лянами у Фермопил  — узкого ущелья, являвшегося воротами
в Центральную Грецию .
Две армии столкнулись в  том самом месте, где в    г.
до н. э. три сотни спартанцев пожертвовали собой, преградив 7 / 32

Клятва Ганниба л а
264
путь огромной армии персидского царя Ксеркса, и  вошли
в историю, обессмертив свои имена. Спартанцкы удерживали
персов в заливе достаточно долго, чтобы другие греческие го-
рода-государства успели объединить свои армии и в итоге от-
разили вторжение. Но теперь в Фермопилах предстояло сра-
зиться римлянам под командованием консула Мания Ацилия
Глабриона и военных трибунов Марка Порция Катона к и Лу-
ция Валерия Флакка против селевкидского царя и его грече-
ских союзников. Ганнибал в сражении не участвовал. Антиох
занял ущелье, но история повторилась, и отряд из  рим-
лян во главе с Катоном (тем самым, что происходил из рода,
некогда занимавшегося разведением свиней) ночьюк прошел
через горы в  тыл врагу, как несколькими веками ранее это
сделали персы. На  рассвете они неожиданно напали на  ар-
мию Антиоха. Попав в  окружение, Антиох вместе с  груп-
пой советников и новой женой, совсем еще девочкой, бежал
в Малую Азию . Одно сражение стоило ему всей Греции . Гла-
брион вместе со своей армией обрушился на города-государ-
ства, поддержавшие Антиоха. И  хотя царю удалось бежать,
его беды на этом не закончились. После поражения в Фермопилах военные действия между
Антиохом и  Римом переместились в  Малую Азию , превра-
тившись в борьбу за контроль над морями у западного и юж-
ного побережий современной Турции. Римляне объедини-
лись с родосцами , считавшимися одними из лучших моряков
античного мира, и пергамским царем Эвменом  II. Они с ра-
достью встали на  сторону Рима, чтобы отразить постоянно
растущую угрозу со стороны Антиоха, и не поняли, что, пы-
таясь прогнать селевкидского волка, впустили в свои владе-
ния тигра. Из  Остии , главного римского порта, в  Малую Азию от-
правился большой флот под командованием Гая Ливия Са-
линатора, сына Марка Ливия Салинатокра, победившего брата 8 / 32

Изгнание
265
Ганнибала в  битве при Метавре . Флот состоял примерно
из  транспортных судов, к которым возле берегов Сицилии
присоединились шесть кораблей из  Карфагена и  еще   ко-
раблей от различных италийских союзников. В порту Афин
Пирее  судов под командованием римского претора Авла
Атилия Серрана усилили флотилию, в состав которой также
вошли  кораблей, присланных Эвменом . Селевкидским
флотом, не уступавшим по силам римскому, командовал из-
гнанник-родосец Поликсенид. Он вступил в бой с римлянами
у  мыса Мионесс к  северу от  Эфеса и  неподалеку от  острова
Хиос. Родосцы имели преимущество благодаря тому, что
в  носовой части их  кораблей размещались сосуды с  горю-
чей смолой  — вероятно, ранней версией знаменитого «гкре-
ческого огня», оружия, активно использовавшегося Визан-
тийской империей в VIII в. н. э. Емкости поджигали, а затем
с помощью сис темы блоков сбрасывали на палубы селевкид-
ских кораблей, воспламеняя их. Поликсенид был побежден,
и  Антиох потерпел еще одну неудачу, утратив контроль над
важными морскими путями в Эгейском море. Еще раз обра-
тим внимание, что в источниках ничего не говорится об уча-
стии Ганнибала и в этом сражении, после которого война пе-
реместилась во внутреннюю часть Малой Азии. Младший брат Сципиона Африканского Луций вернулся
в Рим и выиграл консульские выборы  г. до н. э. Согласно
жребию он должен был отправиться в Малую Азию , но по не-
известной причине, вероятно вследствие оппокзиции Сципио-
нам в сенате, провинцию отдали другому консулу — Лелию.
После настойчивых протестов Сципионак Африканского се-
нат согласился вернуть провинцию его брату, но только если
сам Сципион будет помогать ему в  качестве легата. Исто-
рия повторялась, пусть и по слегка измененному сценарию.
Двадцать пять лет назад отец и  дядя Сципионов погибли
вместе в боях с карфагенянами в Испании (– гг. до н. э.), 9 / 32

Клятва Ганниба л а
266
следующее поколение стало свидетелем столкновения Пуб-
лия Корнелия с Ганнибалом в Африке, а теперь вырисовыва-
лась возможность еще одной встречи Ганнибала со Сципио-
ном и  его младшим братом на  поле боя. Но  обстоятельства
изменились: ни Ганнибал, ни Пуб лий не обладали всей пол-
нотой власти, оказавшись на вторых ролях — Сципион при
своем брате, а Ганнибал при Антиохе.В какой-то момент в  г. до н. э. Антиох послал Ганни-
бала в  Тир, чтобы собрать новый флот. Примечательно его
превращение из командующего сухопутными войсками в ад-
мирала, но, возможно, в  античном мире не  существовало
такого разделения. Пуниец собрал флот, и, когда он отплыл
с  ним из  Финикии на  северо-запад, находившиеся в  союзе
с Римом родосцы отправили на перехват свои корабли. Фло-
тилии встретились у  юго-западного берега Турции, непода-
леку от  Сиде  — греческого порта в  заливе Памфилия. Не-
смотря на  то  что Ганнибал имел численное преимущество
и захватил инициативу в начале сражения, родосцы — опыт-
ные моряки, управлявшие лучшими кораблями того вре-
мени, — вынудили его отступить. Ганнибал нашел убежище
в  Сиде на  восточном берегу Ликии, где был заперт родос-
ским флотом. Причины поражения Ганнибала, вероятно как
и  в  битве при Заме , связаны с  тем, что он командовал на-
спех собранным флотом, в состав которого входили моряки
и солдаты, никогда не служившие под его началом. Если это
действительно было так, то он выжал максимум из того, что
было в его распоряжении. Как бы то ни было, в итоге он ока-
зался блокирован в  Сиде, и,  пока родосский флот продол-
жал патрулировать побережье, чтобы не  позволить ему вы-
рваться, война продолжалась без него. После утраты контроля над морями у  Антиоха не  оста-
лось иного выбора, кроме как просить ок перемирии. Он пред-
ложил римлянам выплатить контрибуцию, соответствующую 10 / 32

Изгнание
267
половине их военных расходов, и отказаться от притязаний
на Северную Грецию и нескольких городов на западном по-
бережье Малой Азии. В  ответ Луций Сципион потребовал
покрыть все военные издержки Рима и  отказаться от  прав
на  все царские владения к  западу от  Таврских гор . Иными
словами, Антиох должен был уступить почти все свои терри-
тории в Малой Азии. Царь решил обойти Луция и напрямую
обратился к  Сципиону Африканскому. Он пообещал осво-
бодить сына Сципиона, захваченного в плен в начале войны
при неясных обстоятельствах
. Вместо того чтобы потребо-
вать выкуп, Антиох предложил солидную сумму денег и на-
мекнул, что Пуб лий всегда может рассчитывать на  важную
и прибыльную должность в будущем управлении империей
Селевкидов
.
Антиох и Сципион не походили друг на друга ни по тем-
пераменту, ни  по  взглядам на  жизнь. Выходцы из  разных
культур, они во многом не совпадали. Если коррупция и про-
чие пороки были в порядке вещей для тиранов Востока и Кар-
фагена, то у консервативных римлян вроде Сципиона — па-
триотов, преданных своему государству,  — они вызывали
отвращение. Пуб лий ответил, что будет благодарен за осво-
бождение своего сына, но  никогда не  примет и  не  отдаст
за это ничего, что могло бы скомпрометировать его служение
Риму. Он подчеркнул, что Антиох проиграл войну, потому
что не  сумел защитить переправы через Геллеспонт , позво-
лив римлянам без всякого сопротивления попасть из  Гре-
ции в Азию. Римляне уже находились в Малой Азии, а учи-
тывая последние победы на море, ворота в царство Антиоха
для них были открыты. Сципион Африканский посоветовал
царю принять требования Луция Сципиона, но ктот отказался. Между тем все больше римских легионов прибывало
на  север Малой Азии через Геллеспонт под защитой царя
Эвмена , обеспечивавшего безопасность переправкы. Они 11 / 32

Клятва Ганниба л а
268
двигались на  юго-восток вдоль побережья полуострова,
захватывая города на  своем пути. Не  сумев договориться
с  римлянами, Антиох решил рискнуть всем и  дать врагу ге-
неральное сражение на  равнинах близ Магнесии -у-Сипила,
примерно в  км к северо-востоку от современного Измира ,
в  декабре -го или январе   г. до  н. э. Перед боем царь
вернул Сципиону сына целым и  невредимым, не  потребо-
вав выкуп. По всей видимости, это просто был жест доброй
воли — от отца отцу. Пуб лий отправил выражения благодар-
ности в  укрепленный лагерь царя, защищенный широким
рвом и высоким двойным валом. Когда римские легионеры подошли к его лагерю, Антиох
не  стал вступать с  ними в  бой. Царь тянул время, он ждал,
что с началом зимы римляне вернутся на зимние квартиры,
где пробудут до  весны, и  лишь тогда война возобновится.
Но под давлением собственных солдат, которым не терпелось
вступить в схватку, и опасаясь, что в случае промедления он
лишится их поддержки, Антиох был все-таки вынужден по-
кинуть безопасный лагерь и выйти на равнину. Масштаб битвы при Магнесии требовал полководца
с опытом и талантами Ганнибала. Но в античных источниках
не  говорится, какую роль он сыграл в  тот день, более того,
неизвестно, принимал ли Ганнибал вообще участие в сраже-
нии. Если пуниец все же находился в лагере Антиоха, то царю
не  удалось использовать его со  всей возможной для себя
выгодой  — из-за эгоизма, недоверия или опасений за к соб-
ственную безопасность. В  источниках лишь дважды встре-
чаются краткие упоминания об  участии Ганнибала в  битве
при Магнесии . Первое относится к более поздним римским
событиям: когда двоюродный брат Сципиона выступал пе-
ред сенатом, давая показания во  время суда над обвиняе-
мым в  растрате Луцием Корнелием, он сказал, что Ганни-
бал вместе с другими генералами присутствовакл на поле боя 12 / 32

Изгнание
269
во  время сражения с  Антиохом. Второе упоминание можно
найти у Тита Ливия , когда он пишет, что Ганнибал был вое-
начальником в армии царя, что бы это ни означало. Правда,
автор не  конкретизирует, присутствовал  ли Баркид на  поле
боя у Магнесии.Готовясь к сражению, Антиох стянул силы со всей своей
империи, и численность его армии, по разным оценкам, со-
ставляла от   до   человек. Наиболее многочислен-
ной была пехота, которую поддерживали отряды серпонос-
ных колесниц, наездников на верблюдах, обычных всадников
и  индийских слонов. Их  развернули традиционным глубо-
ким строем, и  в  итоге фланги настолько далеко выдавались
вперед, что, как утверждают источники, их  не  было видно
из  центра, откуда античные восточные цари обычно управ-
ляли войском. По-видимому, единственной стратегией Ан-
тиоха в тот день было задавить числом римскую армию покд
командованием Луция Сципиона, насчитываквшую от  
до   солдат. При Магнесии предстояло повториться сце-
нарию битвы при Каннах , с той лишь разницей, что на этот
раз римляне оказались в роли победителей. Антиох добился успеха в первоначальном столкновении,
возглавив правый фланг своего войска. Он оттеснил левый к
фланг римлян и  почти захватил их  лагерь. Но  левый фланг
его армии был разбит римскими всадниками. Слокны в цен-
тре вышли из-под контроля и  стали нападать на  своих  же
солдат, ломая их ряды и обращая в бегство. Антиох допустил
тактический просчет, решив использовать слонов против пе-
хоты вместо того, чтобы поставить их  на  фланги, где, имея
пространство для маневра, в столкновении с римскими всад-
никами животные были бы более эффективны. Когда их на-
правляли на шумную толпу людей, слоны зачастую впадали
в панику и их было легко обратить против собственных сол-
дат. 13 / 32

Клятва Ганниба л а
270
Антиох проиграл сражение, а  его потери, как утвержда-
ется, превысили   убитыми, что было сравнимо с поте-
рями римлян при Каннах . Если верить источникам, римская
армия потеряла всего  пехотинцев и  всадника — пре-
уменьшение, которое вызывает серьезные сомнения. Сбежав
с  поля боя, Антиох сперва отступил в  Сарды, расположен-
ные в нескольких километрах от места, где разворачивалось
сражение, но  вскоре он отправился еще дальше на  восток,
вглубь своей империи. Царь остановился в Апамее, непода-
леку от  современного турецкого города Динар . Как только
стало известно о его поражении, большая часть крупных го-
родов Малой Азии вроде Эфеса сразу же перешла под власть
Рима. Из Апамеи Антиох отправил послов к Сципиону Аф-
риканскому с просьбой о прекращении войны. Из-за болезни
Пуб лий не  участвовал в  сражении и  поэтому перенаправил
делегацию к своему брату Луцию. Антиох надеялся, что Сци-
пион Африканский сможет выступить посредником в перего-
ворах с его братом, но никаких перегокворов не было. Луций
потребовал от Антиоха безоговорочной капитуляции.
Поражение при Магнесии предрешило исход Сирийской
войны, и,  хотя Антиох поручил послам добиться макси-
мально выгодных условий, по сути, им пришлось принять все
требования римлян. Царь был вынужден оставить вксе свои
европейские завоевания и передать территории Малой Азии
к северу от Таврских гор союзнику Рима Эвмену . Кроме того,
он должен быть платить ежегодную контрибуцию в размере
   талантов. Чтобы обеспечить эти выплаты, римкляне
взяли в  заложники  видных человек из  окружения царя,
включая его сына. Также они потребовали выдать им Ганни-
бала. Это требование прозвучало впервкые. В  ходе предыду-
щих переговоров Антиоха со Сципионом перед битвой при
Магнесии , например у Геллеспонта, не было сказано ни слова
ни  о  пунийце, ни  о  его выдаче. После Магнесии, хотя имя 14 / 32

Изгнание
271
Ганнибала заметно выделялось в списке тех, кого требовалось
выдать Риму, он был назван лишь как один из  нескольких
греческих изгнанников, нашедших пристанище при дворе
царя Селевкидов и  кого римляне объявили представляю-
щими угрозу их безопасности.С  Антиохом было покончено, и  образовавшийся в  этой
части света вакуум власти был вскоре заполнен римлянами —
сначала с помощью марионеток вроде царя Эвмена , а затем
и  их  собственными наместниками. Расстановка сил в  вос-
точной части Средиземноморья изменилась в  пользу Рима
так же, как это ранее произошло на западе после завершения
войны с  Карфагеном. Римляне усилили свое влияние в к Ма-
лой Азии и изменили эту часть мира, а Антиох нашел свою
смерть тремя годами позже: его убили во время грабежа не-
большого храма неподалеку от Суз в Иране. После того как условия мирного догоквора были согласо-
ваны, царским послам приказали отправикться вместе с  Лу-
цием Сципионом обратно в Рим и предстать перед сенатомк,
который должен был ратифицировать соглашение. Луций
вернулся в  Рим в    г. до  н. э. с  триумфом даже более впе-
чатляющим, чем тот, какого был удостоен его брат после по-
беды над Ганнибалом при Заме и  возвращения из  Африки
в    г. до  н. э.
 В  знак признания его успехов сенат и  на-
род Рима присвоили ему когномен Азиатский. Но через два
года события неожиданно повернулись таким образом, что
герой битвы при Магнесии был арестован и  предстал перед
судом по  обвинению в  злоупотреблении средствами, выде-
ленными ему на  ведение войны, и  в  присвоении части за-
хваченных у  Антиоха богатств. Пуб лий Сципион Назика
(буквально  — остроносый), кузен братьев Сципионовк, из-
бранный консулом в    г. до  н. э., призвал трибунов и  се-
наторов не  отправлять Луция в  тюрьму, ссылаясь не  про-
сто на  его невиновность, но  и  на  принесенные им жертвы 15 / 32

Клятва Ганниба л а
272
и  верное служение всего рода Сципионов во  время Второй
Пунической войны и  войны против Антиоха. В  своих пока-
заниях Назика обратился к битве при Магнексии , заявив, что
помимо прочих генералов Селевкида в соперниках у Луция
в тот день был и главный враг Рима — Ганнибал
.
Вскоре после того сражения Ганнибал бежал на  остров
Крит
. Некоторыми историками выдвигается гипотеза, чкто
Ганнибал покинул Антиоха еще до сражения, но Тит Ливий
утверждает, что он был rectorum militae, или военачальником
при царе, из чего можно предположить, что пуниец должен
был участвовать в битве при Магнесии
. При отплытии от бе-
регов Памфилии — региона на юго-востоке Турции, располо-
женного к югу от Апамеи, где укрылся царь, — у Ганнибала
имелся небогатый выбор мест, где он мог получить укры-
тие. Неподалеку находится Кипр , но об этом варианте даже
не  шла речь, потому что остров был в  союзе с  Римом. Тир
на  ливанском побережье все еще оставался частью государ-
ства Селевкидов, и,  скорее всего, на  него распространялись
условия мирного договора, заключенногко Антиохом. Един-
ственным подходящим вариантом был Крит, до которого, как
и до Кипра, можно было быстро добраться по морю. Также
Ганнибал мог выбрать этот остров по причине его близости
к  Северной Африке. Благодаря своему удобному располо-
жению Крит мог стать базой для будущих кампаний против
Карфагена, кроме того, он сохранял нейтралитет во  время
войны Рима с Антиохом. Но на этом этапе Ганнибал был в бегах и не обладал ре-
сурсами для организации какого-либо вторжения. Скорее
всего, он воспринимал Крит как временное кприбежище, где
он мог «поразмыслить, куда деваться дальше»
. Остров слу-
жил гаванью для пиратов, которые зарабатывали на  жизнь,
похищая ради выкупа всякого, до кого они могли добраться.
Тот факт, что Ганнибалу удалось обрести там  безопасное 16 / 32

Изгнание
273
убежище, говорит о том, какое уважение и страх испытывали
по  отношению к  нему люди в  античном мире. Возможно,
греки, включая проживавших на  Крите , видели в  нем по-
следнюю защиту от  окончательного покорения римлянами
после поражений Филиппа и Антиоха. Ганнибал обосновался
в Гортине , наиболее процветающем городе на всем острове,
имевшем тесные связи с  династией Птолемеев в  Египте .
В  классической греческой мифологии именно в  Гортину
Зевс, превратившись в  быка, увез принцессу Европу, чтобы
овладеть ею подальше от  глаз своей ревнивой жены Геры.
Впоследствии у Европы родилось трое сыновей, правивших
островом из своих минойских дворцов, самым знаменитымк
из  которых является Кносс. Гортина также известна благо-
даря своему своду законов, найденному во  время раскопок
в    г. и  представляющему собой наиболее полное собра-
ние греческих законов из  всех известных. Сейчас этот свод
можно увидеть на  том самом месте, где его нашли,  — по-
среди руин, расположенных примерно в  км от современ-
ного Ираклиона. По  прибытии в  Гортину Ганнибал привлек к  себе вни-
мание местных властей не  только в  силу своей репутации,
но  и  из-за слухов, что он привез с  собой «большие богат-
ства» в  виде золотых и  серебряных монет
. Тогда пуниец,
живший на вилле за пределами города, обратился к властям
с просьбой разрешить ему оставить свое сосктояние на хране-
ние в храме Дианы , на что те с удовольствием согласились. Ганнибал прибыл в храм со множеством больших узкогор-
лых амфор. Его появление вызвало немалыкй интерес у мест-
ного населения, так что у святилища собралась внушительная
толпа. Но только Ганнибал знал, что амфоры на самом деле
наполнены свинцом и лишь сверху, где горлышки сужались,
были присыпаны золотом и серебром. Но жрецы и знатные
горожане поверили, что они заполнены ценными монетами, 17 / 32

Клятва Ганниба л а
274
и, опечатав, разместили их в безопасной части храма. Вскоре
жители Гортины потеряли всякий интерес к  Ганнибалу, по-
зволив ему наслаждаться удобствами его виллы и  спокой-
ствием ее сада. Сад выглядел весьма убого, был не ухожен,
несколько очень простых бронзовых статуй разногок размера
разбавляли неопрятный антураж. Когда через несколько месяцев Ганнибал решил покинуть
город, он попросил у жителей разрешения оставить амфоры
в  святилище, пока он не  пришлет за  ними. Они с  радостью
согласились оказать пунийцу такую услугу и никак не препят-
ствовали его отъезду. Среди вещей, доставленных на отправ-
ляющийся корабль, были и наполненные золотом и серебром
садовые статуи, но критяне об этом не знали. Пока Ганнибал находился в Гортине , большой отряд рим-
лян высадился на  острове и  приступил к  поискам римских
солдат и граждан, захваченных в плен. Командовавший вой-
ском консул разослал по  городам Крита гонцов с  требова-
нием выдать всех пленных римлян, а  в  случае отказа жи-
телям острова грозили серьезные последствия. Вкозможно,
с  этим связано неожиданное решение Ганнибала покинуть
Крит. Он отправился на  север, скорее всего по  морю, к  Гел-
леспонту и  через здешние проливы попал в  Черное море .
Пуниец продолжил свое плавание вдоль северного берега
Малой Азии и,  по  всей видимости, достиг греческого порта
Трапезунт. Сойдя на сушу, он отправился на юг через совре-
менную Грузию в Армению , где получил убежище при дворе
местного царька Артакса
.
Армения была бывшей персидской провинцией, или са-
трапией, подчиненной Антиохом в  г. до н. э. Он посадил
Артакса на  престол в  качестве своего вассала, и  это объяс-
няет, почему Ганнибал отправился именно туда. Армения
оставалась удаленной, но все же цивилизованной частью ан-
тичного мира и  была идеальным местом, чтобы спрятаться 18 / 32

Изгнание
275
от римлян. После поражения Антиоха при Магнесии Артакс
провозгласил независимость, перенес столицу в  Артаксату
(совр. Арташат) на берегу реки Аракс, которую турки назы-
вают Арас. Римляне сумеют подчинить Армению лишь более
чем через столетие, когда Помпей победит царя Тиграна   II
в    г. до  н. э. и  превратит царство в  римский протекторат.
Римский император Траян в    г. н. э. посетит Артаксату,
остававшуюся столицей Армении по крайней мере до конца
V в. н. э., после чего город был заброшен. Артакс тепло принял Ганнибала и  поручил ему следить
за  строительством новой столицы в  месте, где сливались
две реки — Аракс и менее крупный Азат. В наши дни вдоль
Аракса проходит граница между Арменией и Турцией, кото-
рая остается закрытой из-за напряженных отношений между
государствами. Эта река несет свои воды мимо горы Арарат ,
легендарного места, где покоится Ноев ковчег , если верить
Книге Бытия. Руины древней Артаксаты находятся в    км
от нынешней столицы Армении Еревана и расположены над
развалинами урартской крепости, заброшенной за  четыре
века до того, как Артакс решил возвести здесь новый город.
Сейчас эта местность состоит из   холмов, в  двух из  кото-
рых проводились раскопки, четыре были уничтожены в ходе
добычи мрамора в советскую эпоху, а еще шесть оставались
сравнительно нетронутыми на момент написания книги
.
Артаксата стала процветающим торговым центром, чток
подтверждается результатами последних раскопок, и  полу-
чила известность в  античном мире как «Армянский Карфа-
ген». Город соперничал с  другими эллинистическими сто-
лицами вроде Пергама благодаря своему расположению
на  пересечении торговых путей из  Персии , Месопотамии ,
Кавказа и Малой Азии.
Покинув Армению , Ганнибал вернулся в Анатолию и напра-
вился в Вифинию. Это царство находилось на северо- востоке 19 / 32

Клятва Ганниба л а
276
Малой Азии, а  его границы достигали Мраморного моря
на азиатской стороне Босфора . Здесь правил Прусий  I, вое-
вавший с царем Пергама Эвменом за область, известную как
Мисия. Она была передана Антиохом отцу Эвмена Атталу I
и захвачена Прусием в  г. до н. э. Эвмен в тот момент был
слишком занят участием в войне против селевкидского цар-
ства на стороне римлян и оказал слабое сопротивление пра-
вителю Вифинии . Но ко времени прибытия Ганнибала (при-
мерно в – гг. до н. э.) конфликт между ними перерос
в открытые военные действия.
Прусий считал пунийца ценным советником в этой войне.
Баркиду  же представилась еще одна возможность продол-
жить борьбу с  римлянами и  сдержать свою клятву. Несмо-
тря на то что он мог остаться в Армении и провести остаток
жизни в  относительном комфорте и  безопасности, Ганни-
бал предпочел вернуться на  запад ради войны с  союзни-
ком Рима, что не  могло не  привлечь к  нему внимание са-
мих римлян. Преимущество в  этом конфликте находилось
на  стороне Эвмена , чье царство было больше, обладало бо-
лее обширными ресурсами и  находилось в  союзе с  Римом.
Прусий же был стеснен в средствах и людских ресурсах. Ган-
нибал стал у него военачальником и сразу же начал активно
проявлять дипломатическую инициативу, заключая союзы
с  правителями других небольших государств Малой Азии,
чтобы увеличить численность царского войска. После этого
под предлогом войны с Эвменом пуниец приступил к обуче-
нию армии Прусия, но, вероятно, его настоящкей целью было
затеять в будущем новую кампанию против римлян. Хотя это
и  маловероятно, но, возможно, он даже рассматривал еще
одно вторжение в Италию. В  то  же время Прусий убедил Ганнибала принять
на себя контроль над возведением нового города на границе
с  Мисией, из-за которой и  разгорелся конфликт. Пуниец, 20 / 32

Изгнание
277
по-видимому, взялся за проект, по крайней мере на началь-
ной стадии, и в наши дни руины античной застройки можно
обнаружить под турецким городом Бурса . Город, получив-
ший название Пруса, достиг расцвета, стакв первой столицей
Османской империи в  г. Сам Прусий намеревался в итоге
перенести сюда свою столицу из Никомедии .
Боевые действия между Эвменом и  Прусием начались
в  г. до н. э., и Ганнибал сыграл в этом конфликте замет-
ную роль. В битве в Мраморном море в  г. до н. э.
 флот
Прусия численно уступал пергамскому, но Ганнибал был го-
тов к  этому. Он намеревался убить Эвмена в  начале боя,
после чего его солдаты потеряли  бы желание продолжать
сражаться и  война в  итоге завершилась  бы в  пользу Вифи-
нии . Пуниец планировал вычислить корабль, на котором на-
ходился правитель Пергама, и бросить все свои силы на то,
чтобы изолировать корабль и  убить царя. Когда два флота
выстроились друг напротив друга, Ганнибал выслал вперед
лодку с  гонцом, который нес жезл глашатая. Этот жезл,
называвшийся кадуцей (caduceus), считался у  всех цивили-
зованных народов античного Средиземноморья символом
мирных переговоров и  гарантировал тому, кто его нес, ди-
пломатическую неприкосновенность. Кадуцей представлял
собой короткий жезл, обвитый двумя змеями и  увенчан-
ный крыльями. В  наше время он часто ошибочно исполь-
зуется в  качестве символа медицины, как атрибут антич-
ного бога врачевания Асклепия . Но  у  Асклепия был посох,
обвитый одной змеей, и  без крыльев. Когда гонец прибли-
зился к  флоту пергамцев, держа в  руках жезл и  письмо
царю, его сразу сопроводили на  корабль, на  котором на-
ходился Эвмен, и  благодаря этой уловке Ганнибал узнал,
где его цель. Пуниец использовал античный аналог белого
флага, чтобы получить тактическое преимущество над про-
тивником. Конечно, это был обман, но  в  представлении 21 / 32

Клятва Ганниба л а
278
Ганнибала, вероятно, победа (которая всегда была его це-
лью) оправдывала средства.
Ганнибал сконцентрировал свою атаку на царском судне,
и  кораблям пергамцев пришлось ломать строй, чтобы за-к
блокировать продвижение вражеского флота. Тогда Ганни-
бал во второй раз удивил противника. C кораблей Вифинии
на пергамские суда катапультами были запущены сотни глиня-
ных горшков. При ударе о палубу горшки разбивались, вы-
пуская наружу смертоносное содержимое — ядовитых змей
всевозможных размеров. Рептилии в поисках укрытия сразу
устремились в трюм, где находились гребцы, и на кораб лях
воцарился ад. Суда теряли ход и выходили из-под управления.
Многие из них полностью останавливались прямо в открытых
водах. Эвмену , на его счастье, удалось ускользнуть со своего
корабля и вернуться на берег под защиту остававшихся там от-
рядов. Ганнибал выиграл битву, несмотря на превосходящие
силы врага, перехитрив его, как делал многок раз раньше. По-
сле сражения Прусий устроил огромный пир, чтобы отпразд-
новать победу, но веселью предавались все, кроме Ганнибала.
Когда его спросили, почему он остается единствкенным угрю-
мым гостем на этом празднике, Ганнибал ответил, что Эвмен
вернется вместе со своими римскими союзниками. Он пред-
упредил, что римляне — гораздо более серьезный противник,
они не поведутся на тот же трюк, и подчеркнул, что эта по-
беда не более чем отсрочка. Расплата настигнет их, это лишь
вопрос времени. Пытаясь избежать нежелательных последствий, Прусий
отправил в  Рим послов, чтобы представить свою точкку зре-
ния на  конфликт с  Эвменом и  обсудить возможность уча-
стия в мирных переговорах с римлянами в роли посредника.
Во время своего пребывания в Риме некоторые послы были
приглашены на  ужин в  дом бывшего консула Тита Квинк-
ция Фламинина. Именно он одолел Филиппа Македонского 22 / 32

Изгнание
279
и  поэтому считал себя освободителем и  защитником Гре-
ции . После возвращения в  Рим в    г. до  н. э. Флиминин
был избран цензором, что было высочайшей должностью
в  респуб лике и  венцом успешной политической карь еры.
Ко  времени описываемых событий он вынужденно окставил
государственную службу и  вышел на  пенсию. Тем вечером
один из послов небрежно обронил, что Ганнибал нашел при-
станище в Вифинии , и это привлекло внимание Фламинина,
увидевшего возможность вернуться на  политическую сцену
и заслужить почет. На  следующий день Тит Квинций обратился к  сенату
с просьбой отправить его в Вифинию, чтобы пленить Ганни-
бала. Между сенаторами завязался спор, представлякет ли все
еще Ганнибал угрозу Риму. И  хотя многие выступали за  его
поимку и казнь, другие видели в пунийце лишь безобидного
старика, которого следует оставить в покое и позволить про-
вести ему остаток жизни в изгнании. «Старая птичка, лишив-
шаяся хвостового оперения и способности летать», — прене-
брежительно отозвался о нем один из сенаторов. Фламинин
возразил, что, покуда Ганнибал жив, он несет угрозу Риму,
и хотя время лишило его юношеской энергии, оно не умень-
шило его ненависти к римлянам и не лишило пунийца полко-
водческих талантов. Лишь его пленение и казнь могли унять
тревогу римлян. Сенат одобрил просьбу Фламинина, и тот отплыл в Вифи-
нию вместе с послами Прусия . Когда бывший консул прибыл
в Никомедию и встретился с царем, потребовав выдать Ган-
нибала, тот умолял не вынуждать его нарушать законы госте-
приимства — пуниец все-таки был царским госктем. Но Пру-
сий боялся римлян и  нуждался в  их  поддержке, а  потому
не мог отказать в их требованиях. Царь Вифинии , очевидно,
не входил в число наиболее принципиальных и решительных
правителей своего времени, и он вполне мог сам предложить 23 / 32

Клятва Ганниба л а
280
предать Ганнибала в  обмен на  союз с  Римом. В  любом слу-
чае он согласился не препятствовать захвату пунийца, сооб-
щил римлянам его местонахождение и отправил своих сол-
дат вместе с ними.Ганнибал занимал небольшую крепость на берегу Измит-
ского залива примерно в    км от  Никомедии . Почти два
десятка лет Баркид прожил под дамокловым мечом в  ожи-
дании дня, когда он все-таки оборвет нить его жизни. Этим
мечом, который уготовила ему судьба, были римляне — не-
изменная и неминуемая угроза, от которой он был вынужден
скрываться. Ганнибал жил с постоянным ощущением надви-
гающейся беды, которое родилось из  страха римлян перед
ним и  подпитывалось его ненавистью к  Риму. Он никогда
не доверял Прусию и боялся, что однажды римляне придут
за ним, и поэтому вырыл множество секретных тоннелей , ко-
торые вели от крепости в окружающую ее местность. Когда
пуниец увидел, что его убежище окружено, а все выходы на-
ходятся под охраной солдат, он предпочел покончить с собой ,
но не дать себя пленить. Когда известия о смерти Ганнибала достигли Рима, в го-
роде ликовали, но  нашлись и  те, кто считал поступок Фла-
минина недостойным римлянина. Его критики заявкляли, что
вместо того, чтобы победить достойного пкротивника на поле
боя, Фламинин довел до самоубийства безобидного старика.
Они напоминали, что после битвы при Заме Сципион Афри-
канский отнесся к Ганнибалу с уважением, оставил его на сво-
боде и  даже дал пунийцу возможность вернуться к  мирной
жизни, хотя на тот момент он оставался серьезной угрозокй.
Сторонники Фламинина парировали, что именкно милосер-
дие Сципиона стало причиной того, что Ганнибал продолжил
борьбу с Римом на эллинистическом востоке годы спустя. Руины крепости, которая, как считается, стала последним
пристанищем Ганнибала, находятся на  азиатской стороне 24 / 32

Изгнание
281
Босфора возле Гебзе , примерно в    км или часе езды
от  Стамбула. Она известна как замок Эсккихисар (Eskihisar
Kalesi) и  представляет собой небольшое, типично средневе-
ковое обветшалое строение, расположенное над крохотным
живописным портом на пустынном, продуваемом всеми ве-
трами холме. Нет никаких археологических свидетельств,
которые напрямую связывали  бы ее с  Ганнибалом,  — лишь
старая местная легенда и  романтическая убежденность ав-
тора книги, что это действительно так. По-ктурецки слово
eskihisar значит «старая крепость», оно же дало название мест-
ному порту. Свидетельства источников достаточно точно
определяют ее местонахождение, и чувство, которое возни-
кает у каждого посетителя этих руин, подсказывает, что они
не ошиблись. Неподалеку от  крепости, на  вершине такого  же пустын-
ного холма, как утверждают, находится могила Ганнибала,
или по-турецки Hannibalin Mezari. Это место найти непросто:
оно закрыто для пуб лики, окружено колючей проволокой
и патрулируется охраной. Такие меры безопасности связаны
с тем, что здесь располагается Государственный институт мер
и весов  — исследовательский и конструкторский центр, ко-
торый работает под эгидой Совета Турции по  научно-тех-
ническим исследованиям (TUBITAK ) и на территории кото-
рого оказалось захоронение. Официально задачей TUBITAK
является обеспечение точности всех измерительных сиск тем,
используемых в торговле и промышленности, а также инте-
грация их на международном уровне. Но проволока и охрана
вокруг этого места, строгий запрет на фоктографии и необхо-
димость сдавать паспорт, чтобы получить пропуск, наводят
на подозрения, что это не все, чем занимается организация. Попав внутрь, посетитель может дойти до  захоронения
по  грунтовой дороге. Как таковой могилы не  существует  —
только гранитная глыба в  парке. В  центре камня высечена 25 / 32

Клятва Ганниба л а
282
небольшая голова Ганнибала. В  разные стороны от  мону-
мента расходится пять пешеходных дорожек на  расстояние
примерно   м, каждая ведет к  большой мраморной доске
с надписью — на турецком, английском, итальянском, немец-
ком и французском языках. На всех одни и те же слова: «Этот
памятник построен по  велению Мустафы Кемаля Ататюрка
в    году в  честь столетия со  дня его рождения и  чтобы
почтить память Ганнибала — одного из величайших в исто-
рии военачальников и государственных деятелей. Ганнибал,
которого вели вперед ненависть к Риму и влияние его отца,
при помощи своих слонов победил римлян при Бакрлетте
(то  есть Каннах) в    г. до  н. э.». (При Каннах слоны не  ис-
пользовались.) Далее следует рассказ о  том, как Ганнибал
был вынужден прекратить свою борьбу с  римским импери-
ализмом из-за недостаточной поддержки со  стороны царя
Сирии Антиоха и царя Вифинии Прусия , как его предал че-
ловек, у которого он находился в гостях, и как он покончил
с собой в Либиссе (совр. Гебзе ) в  г. до н. э.
Но, возможно, развалины настоящего захоронения Ган-
нибала находятся в нескольких километрах к западу от мемо-
риала Ататюрка , в заброшенной промышленной зоне. От мо-
гилы или памятника, построенного в    г. н. э. по  приказу
Септимия Севера —карфагенянина и первого африканского
императора Рима
,  — осталась лишь кучка мраморных бу-
лыжников. Мавзолей в  честь пунийца был построен из  бе-
лого мрамора над его могилой. В  начале XX  в. немецкий
археолог Теодор Виганд заявил, что обнаружил его местона-
хождение к западу от Эскихисара
.
Ганнибал никогда не верил, что найдет свою смерть в Ма-
лой Азии . В последние годы он чересчур уверовал в пророче-
ство оракула: «Либисский дерн покроет ткело Ганнибала». Ли-
вией (Lybya) в древности греки называли Северную Африку,
и поэтому Баркид думал, что умрет именно там. Видкимо, он 26 / 32

Изгнание
не  подозревал, что невдалеке от  его крепости в  море впа-
дала небольшая река, которую местные жители называли
Либисса (Libyssa). Пророчество исполнилось, Ганнибал умер
в    г. до  н. э., как считает большинство историков, в  воз-
расте  лет. Он был не просто военачальником: он умел ве-
сти за  собой, как никто из  его современников. Дань восхи-
щения звучит в словах римского историка Корнелия Непота,
написавшего, что Ганнибал был настолько  же лучше других
полководцев, насколько римляне превосходили храбростью
все остальные народы. Он не знал поражений в битвах с рим-
лянами в  Италии и,  если  бы не  зависть соотечественников
в  Карфагене, мог  бы захватить Рим. В  итоге, как пишет Не-
пот , ничтожность и  завистливость массы взяла верх над та-
лантами и храбростью одного великого человека
. 27 / 32

284
ПОС ЛЕС ЛОВИЕ
Г
аннибал  — это загадка, поистине гомеровский тракгиче-
ский герой, посвятивший всю свою жизнь вокйне с закля-
тым врагом, неспособный на  компромисс или примирение,
которому суждено было в итоге потерпеть поражение. Источ-
ники рассказывают, насколько он был предан своему отцу
и  по  настоянию Гамилькара в  юном возрасте у  алтаря бо-
гов Карфагена дал клятву вечно бороться с Римом. В основе
их отношений с отцом — героем Первой Пунической войны
и исторической фигурой — лежала патологическая ненависть
к  Вечному городу. Ненависть, которая в  итоге, кажется, по-
глотила весь род Баркидов. Гамилькар хвалился, называя трех
своих сыновей «львиным выводком» и утверждая, что вырас-
тит из  них разрушителей Рима. Для достижения этой цели
он использовал и  трех дочерей, правда, их  полем боя стала
постель — каждую выдали замуж, чтобы укрепить политиче-
ские и военные связи семьи. Что касается сакмого Ганнибала,
то  мы обладаем лишь скудной информацией о  его личных 28 / 32

Послесловие
285
отношениях с женой и сыном, да и та полна догадок и пред-
положений. Мы ничего не  знаем о  его семье  — не  знаем
даже, была ли таковая вообще. Его жизнь — это непрерыв-
ная борьба с  Римом, которая в  итоге обеспечила Ганнибалу
место в  истории. Он был необычайно талантливым полко-
водцем, добившимся, как пишут ученые, «беспрецедентногок
успеха», но  в  то  же время и  невероятным неудачником, как
мы попытались показать в  этой книге. Единственное, что
остается неясным даже после   лет исследований и  из-
учения бесконечных теорий: почему Ганнибал вообще ре-
шил покинуть Африку и  начать войну с  Римом? Был  ли он
верным солдатом, выполнявшим приказы своего правитель-
ства, чтобы сохранить экономическое господство Карфагена
в  западном Средиземноморье, или же действовал на  свое
усмотрение, ultra vires — превышая полномочия, — бунтарь,
движимый внутренними демонами и данной отцу клятвой?
Была  ли Вторая Пуническая война , самая разрушительная
в  античном мире того времени и  изменившая ход истории,
всего лишь результатом кровной мести и  ненависти к  со-
пернику? Что делало Ганнибала выдающимся предводителем?
И греческие, и римские античные историки утверждают, что
он обладал невероятным даром вдохновлять следовавших
за  ним людей и  сеять страх среди врагов, парализуя их. Он
был изобретателен в  бою, зачастую действуя непредсказу-
емо и переворачивая все с ног на голову для нерешительных
и шаблонно мысливших врагов. Именно умение мысликть не-
стандартно делало Ганнибала особенным. Он чаще нарушал
общепринятые правила ведения войны, чем следовкал им.
Даже его подход к  формированию армии был нетрадицио-
нен, ведь она состояла из наемников , чьей мотивацией чаще
всего была обычная жадность. Эти люди говорили на  раз-
ных языках и  происходили из  различных культур, могли 29 / 32

Клятва Ганниба л а
286
дезертировать или переметнуться на другую сторону при пер-
вой неудаче или изменившихся обстоятельствах. Выходцы
из  Африки, Испании, Галлии и  даже Греции были превра-
щены Ганнибалом в слаженную и эффективную боевую еди-
ницу, которая оставалась неистово преданкной ему на  про-
тяжении почти   лет. Он хорошо понимал человеческую
природу, особенно если речь шла о солдатах, и осознавал, что
ими движут, как писал Наполеон, лишь две вещи  — страх
и личная выгода. Поэтому Ганнибал был щедр к тем, кто за-
служивал награды и  был верен ему, и  безжалостен с  теми,
кто выступал против него на поле боя или в его собственном
лагере. Его интересовало лишь одно — победа любой ценой,
никакой другой исход его не  устраивал. Быть вождем для
него значило добиваться от последователей полной самоот-
дачи, максимально использовать их сильные стороны, чтобы
перехитрить врагов.Характер Ганнибала был настолько же сложен, насколько
отличались между собой люди, которые шли за ним. Време-
нами он мог быть жадным и  жестоким, а  порой щедрым,
сострадательным и  гуманным  — в  зависимости от  настро-
ения и  обстоятельств. Пуниец мог чтить данное им слокво,
а  мог лицемерно нарушать договоры и  обещания, которые
более его не  устраивали. Он был способен проявить мило-к
сердие по  отношению к  проигравшему в  одной ситуации
и  оказаться беспощадным в  другой. Возможно, он действи-
тельно сражался за освобождение галлов , италийцев и греков
от гнета и эксплуатации римлян, а мог преследовать личную
выгоду. Согласно римскому поэту Ювеналу , Ганнибала вело
вперед его разрушительное эго, и  Африка была слишком
мала, чтобы удовлетворить его амбиции, даже после присо-
единения Испании. Ювенал изображал пунийца безукмцем,
опустошившим античный мир одноглазым полководцем вер-
хом на огромном слоне, который перешел со своим войском 30 / 32

Послесловие
287
через Альпы, разрушив преграждавшие ему путь скалкы с по-
мощью огня, уксуса и собственного упорства. После пораже-
ния в Северной Африке Ганнибалу пришлось искать убежище
при дворах эллинистических царей Малой Азии. Лишив-
шись власти и ресурсов, которые ему давал статус верховного
командующего Карфагена, он стал лишь тенью былокго себя,
превратившись в  просителя, покорно и  терпеливо ожидаю-
щего у входа в покои правителей, пока они проснутся и удо-
стоят его аудиенции. По мнению Ювенала, в итоге Ганнибал
был обречен стать в  истории не  более чем объектом восхи-
щения для впечатлительных школяров
.
Вторую Пуническую войну часто называют к«Ганнибало-
вой войной» из-за ключевой роли, которую он сыграл в этом
конфликте, как и его отец в Первой Пунической войне . Ган-
нибал перехватил инициативу и  изменил расстановку сил
в  античном мире, совершив то, что в  его время считалось
невозможным. Он пересек с армией Альпы перед самым на-
ступлением зимы и  начал войну в  тылу у  римлян, что было
совершенно невообразимо. Переход через горы с  войском
и слонами обессмертил его образ в массовом сознании, а бо-
евые победы — в военной истории. Уже в Италии Ганнибал
побеждал римские армии, вдвое превосходившие его вой-
ско по численности, и годами Рим находился на грани ката-
строфы, пока его солдаты грабили округу. Уже в  начале боевых действий на  Апеннинах пуниец
одержал ряд ошеломляющих побед, каждая из  которых
должна была завершить конфликт в  его пользу. Его такти-
ческие ухищрения помогли добиться блистательных успе-
хов у берегов Треббии в Северной Италии и Тразименского
озера в  центральной части полуострова, а  также на  равни-
нах возле Канн на  юге, ошеломив римлян уже на  началь-
ном этапе. Битва при Каннах , величайшая победа Ганнибала,
стала «архетипической войной на  уничтожение» и  привела 31 / 32

Клятва Ганниба л а
288
к  разгрому римской армии как единой боеспособной еди-
ницы. Она вошла в учебники истории как классический урок
тактического мастерства и изучается во всех военных акаде-
миях от  Вест-Пойнта до  Сандхерста. Но  победы Ганнибала
при Каннах оказалось недостаточно, чтокбы выиграть войну,
так как римляне показали себя гораздо боклее стойким про-
тивником, чем он ожидал. Теряя свои армии, они набирали
и бросали в бой новых солдат, рекрутируя даже преступников
из тюрем и рабов из своих поместий. Каждый раз, когда Ган-
нибал сбивал римлян с ног, они, как герой греческой мифо-
логии Антей , становились еще сильнее, словно черпая силу к
у  земли. Они были упрямы и  начали войну на  истощение
с Ганнибалом, уже страдавшим от нехватки людей и финан-
сов. В  итоге их  стойкость и  решимость довести конфликт
до  конца взяли верх над его тактическим гением. Как чаще
всего и бывает, в этой войне ресурсы в конечном итоге ока-
зались важнее талантов. Так как римляне вышли победителями, именно они пи-
сали учебники истории. Мы видим Карфаген и  Ганнибала
их глазами, что усугублялось, согласно некоторым современ-
ным ученым, близорукими фашистскими, расистскими, ори-
енталистскими и  империалистическими представлениями
XIX и XX вв. о третьесортности Африки в целом. Такое вос-
приятие античного Карфагена частично было скформировано
под влиянием опуб ликованного в  XIX  в. эротического ро-
мана Гюстава Флобера «Саламбо», ставшего в  Париже мод-
ным поветрием. Его часто приводят в  качестве вопиющего
примера предвзятого изображения Карфагена как обще-
ства филистимлян, людей, одержимых деньгами, идолопо-
клонством и  развратом. Целое поколение британских и  ев-
ропейских художников, таких как Лоуренс Альма-Тадема
и  Жан-Леон Жером , изображали на  холсте античный мир
в  таком  же искаженном виде, в  каком Флобер представлял Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
32 / 32

Послесловие
289
его на своих страницах. А кинопродюсеры, такие как италья-
нец Джованни Пастроне в фильме  г. «Кабирия», вынесли
этот образ в массы. Таким образом, по мнению этих ученых,
к Карфагену всегда относились с предубеждением.Надо признать, что и  эта книга не  беспристрастна. Она
рассматривает Ганнибала через призму высказывания лорда
Актона* о  том, что все выдающиеся люди, которые творят
историю и  могут даже изменить ее ход, неизбежно творят
и  зло. Возможно, способность творить зло является неокб-
ходимым элементом, обязательным условием (sine qua non)
успешного командования. Был ли Ганнибал великим героем
и  патриотом Карфагена, человеком, посвятившим себя слу-
жению своей стране, или же его вели вперед внутренние
демоны, эго в  сочетании с  жадностью и  он следовал лишь
собственным интересам? Лично я  был всегда убежден, что
все выдающиеся предводители Античности неизменно пред-
ставляют собой сплав всего худшего, что есть в  человече-
ской натуре, с некоторыми лучшими ее проявлениями. Чем
больше власти они получали, тем чаще их пороки и эгоизм
брали верх над разумом, воздержанностью и  простой спо-
собностью сопереживать. Возможно, Актон был прав и  аб-
солютная власть действительно развращает, искажая даже
лучшее, что есть в человеке. Ганнибал мог быть сострадатель-
ным и мило сердным, но в то же время не менее жадным, же-
стоким и мстительным. Хотя большая часть его достижений
заслуживает похвалы и  восхищения, они были достигнуты
ценой огромных людских жертв и  страданий. И  возможно,
он сам заплатил самую высокую цену. Его братья погибли
в  сражениях с  Римом. Ганнибал пережил их, но  лишь для
того, чтобы погибнуть не на поле боя, а от собственных рук,
* Джон Дальберг Актон — английский историк и политик XIX — начала XX в., исследовавший взаимоотношенкия политики и нравственности. —
Прим. пер. 1 / 32

Клятва Ганниба л а
вдалеке от родного Карфагена, без друзей и родных, которые
могли облегчить его участь и оплакать его смерть.Если говорить о Ганнибале как о лидере, то в эту эпоху он
стоит в одном ряду с двумя широко известными предводите-
лями и завоевателями — Александром Великим, царем Ма-
кедонии , подчинившим всю восточную часть античного микра
в IV в. до н. э., и Юлием Цезарем, покорившим его западную
часть в I в. до н. э. Оба создали империи, ими восхищались,
перед ними преклонялись, их  ненавидели, и  оба погибли
насильственной смертью от  рук убийц. Имена Александра
и  Цезаря широко известны, и  люди обычно представляют
себе их  место в  истории. Из  древних источников мы мно-
гое знаем как об  их  военных и  политических достижениях,
так и о личной жизни и взглядах, что значительно упрощает
задачу пишущим о  них современным историкам. Ганнибал
так и  не  создал империю, но  он развязал одну из  наиболее
продолжительных и разрушительных войн в истории Рима,
определив ход римской экспансии в античную эпоху. И пусть
в итоге он потерпел поражение, этот снедаемый ненавистью
человек и  предводитель, отказывавшийся признавать пора-
жение или идти на уступки, когда речь шла о его врагах, оста-
ется выдающейся фигурой в военной истории. 2 / 32

291
БЛ АГОД АРНОСТИ
Н
есколько человек в  различной степени внесли свой
вклад в  эту книгу, и  я  бесконечно обязан каждому
из  них. На  этапе разработки концепции мой агент Эндрю
Стюарт помог мне подготовить презентацию проекта, а  по-
том и претворить его в реальность. Он продолжает направлять
мою карь еру своими рекомендациями по  следующей книге.
Мои дорогие друзья Стив Форбс и  Ларри Киршбаум подба-
дривали меня и помогали советами на каждом этапе работы. Мой старый друг Родерик Эбботт, бывший посол Евро-
союза и  заместитель генерального директора Всемирной
торговой организации, объездил со  мной на  своем внедо-
рожнике Италию, проследовав по  пути, пройденному Ган-
нибалом, и  посетив места всех сражений. Я  признателен
Бобу Пиджону, моему редактору, за  его советы и  наставле-
ния. Мы с  Бобом с  перерывами работаем вместе на  протя-
жении уже почти  лет, начиная с моих ранних произведе-
ний Xenophon’s March («Поход Ксенофона», ) и Alexander 3 / 32

Клятва Ганниба л а
the Great («Александр Великий», ), а теперь и над «Клят-
вой Ганнибала». Профессор Университета Южной Флориды
Джонатан Скотт Перри — мой близкий друг и коллега, взяв-
шийся прочитать черновики рукописи и  высказавший цен-
ные замечания для ее улучшения.Сэнди Томас из  Сент-Питерсберга, штат Флорида, по-
мог мне в работе над картами, которые чрезвычайно важны
для данной книги, так как позволяют читателю посмотреть
на одиссею Ганнибала по Средиземноморью с точки зрения
географии и понять ее масштаб. Наконец, я  выражаю благодарность Мэвис Гибсон, ко-
торая поддерживала меня на  протяжении всей писатель-
ской карь еры, начиная с  подачи на  пуб ликацию моей пер-
вой рукописи   лет назад и  во  время написания и  выхода
последовавших за  этим пяти книг. Все эти годы она путе-
шествовала со  мной, посещая и  фотографируя места архео-
логических раскопок в  Тунисе, Испании, Франции, Италии ,
Греции и Турции. Мы не в состоянии вспомнить, сколько раз
пробирались через Альпы, я в неоплатном долгу перед ней,
и нет слов, чтобы выразить мою благодарность. 4 / 32

293
ПРИМЕЧАНИЯ
От ред актора перевод а
Античные источники, на  которые ссылается автор, в боль-
шинстве случаев переведены. Там, где это так, в примечаниях
указаны российские издания, и  цитаты приводятся по  ним.
При отсутствии нужной цитаты в  российском издании она
дается в прямом переводе с английского языка. Ссылки, для
которых нам не удалось найти соответствия в российских из-
даниях, мы воспроизводим по оригиналу.
Примечания
Пролог
. По версии римского сатирика Ювенала , Ганнибал при-
нял яд, высыпав его в вино из кольца, которое всегда
носил при себе. См.: Тит Ливий . История Рима. Кн. ,
гл. ; Ювенал. Сатиры. Кн. , Сатира . 5 / 32

Клятва Ганниба л а
294
Гл а в а I
. Талант представлял собой слиток золота или серебра весом около  кг.
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. I.
. Корнелий Непот . О знаменитых иноземных полковод-
цах. Из книги о римских историках. Кн. XXII «Гамиль-
кар» и кн. XXIII «Ганнибал», гл. .
. В  книге «Династия Ганнибала» () Декстер Хойос опровергает историю о  педофилических притязаниях
Гасдрубала по  отношению к  своему юному шурину
Ганнибалу как бездоказательную. Однако упоминания
об их отношениях встречаются не только у Ливия (кн.
XXI, гл.  ), но  и  у  Диодора Сицилийского (Историче-
ская библиотека. Кн. XXV, гл. ), а также Корнелия Не-
пота в книге «Гамилькар». И хотя скептики продолжают
считать подобные обвинения не более чем очередной
попыткой римских историков очернить своих врагов,
гомосексуализм был разрешенной практикой у  древ-
них греков и  хорошо знаком римской культуре. См.:
Richard Stoneman, Education ofк Cyrus, , pg. xviii.
. Cambridge Ancient History, Volume VII, Part II, pg. .
. Во  время Троянской войны Ифигения, дочь микен- ского царя Агамемнона, была принесена в к жертву
богам в  портовом городе Авлида, чтобы те послали
попутный ветер кораблям, идущим к  берегам Трои.
В  то  время как Ганнибал стоял у  ворот Рима, рим-
ляне сожгли две супружеские пары  — греков и  гал-
лов , чтобы боги спасли город.
. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Кн.
XXV, гл. .
. Полибий . Истории. Кн. II, гл. ; Корнелий Непот . Ган-
нибал. Гл. IV. 6 / 32

Примечания
295
. Cary and Scullard, A History of Rome, p. ; Cambridge Ancient History, Vol. VIII, p. ; Leonard Cottrell, Enemy
of Rome, , p.  ; Ernle Bradford, Hannibal, ,
pp. –; Serge Lancel, Carthage, , pк. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Он же . Кн. XXIV, гл. .
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Там  же. Гл. ; Сицилий Италик. Пуника. Кн.  II, – .
. Силий Италик. Пуника. Кн. , –.
. Аврелий Августин. О Граде Божием. Т. III, .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Там же. Гл. .
Гл ава II
. Тит Ливий . Кн. XXVIII, гл. ; Полибий . Кн. III, гл. .
Само название «балеарский» (balearic) на древнегрече-
ском означает «бросать» (βάλλειν ).
. Такую цифру сообщают два античных источникак  — Полибий (Кн.  III, Гл. ), чьи книги были написаны
в  том  же веке, в  котором умер Ганнибал, и  Аппиан
(Римская История, Кн. VII, «Война с Ганнибалом»).
. Leakey and R.  Lewin, The Sixth Extinction, , Chapter , “Elephant Story.”
. John Wilford, “The Mystery of Hannibal’s Elephants,” in New York Times science section, September , .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. ; Полибий . Кн. III, гл. . Оба
источника сходятся примерно на  одних цифрах, го-
воря о численности карфагенской пехоты и кавалерии.
Полибий обосновывает точность своих дакнных, ссыла-
ясь на  то, что видел бронзовую пластину, на  которой 7 / 32

Клятва Ганниба л а
296
сам Ганнибал написал эти цифры, на  южном побере-
жье Италии , в районе современной Капо-Колонны.
. Полибий . Кн. IX, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Там же. Гл. .
. Исследования, называющие территорию между Фур- ком и  Бокером наиболее вероятным местом пере-
правы армии Ганнибала: W. W.  Hyde, Roman Alpine
Routes, ; Sir Gavin De Beer, Alps and Elephants, ;
J. F. Lazenby, Hannibal’s War, ; Robert Ellis, Treatise on
Hannibal’s Passage of the Alps, ; Cecil Torr, Hannibal
Crosses the Alps, ; S. Lancel, Hannibal, , Dexter
Hoyos, “Crossing the Durance with Hannкibal,” .
А здесь авторы предполагают, что, вероятнее всего, пе-
реправа была чуть выше по реке от Оранжа: Napoleon,
; Jean-Louis Larouza, Histoirкe critique du passage des
Alpes par Annibal, ; William J. Law, Alps of Hannibal,
; Theodore Dodge, Hannibal, к; R.  Hall, Romans
on the Riviera, ; and Douglas Fкreshfi eld, Hannibal
Once More, .
. Греческая стадия (στάδιον) составляла  м.
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
Гл ава III
. Английское слово pass происходит от латинского passus,
что означает «тропа» или «шаг».
. M. Cary, The Geographic Background oкf Greek and Roman History, , p. .
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. . 8 / 32

Примечания
297
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Возможно, у них была сильно увеличена щитовидная железа из-за недостатка йода в  употребляемой ими
пище.
. Диодор Сицилийский. Кн. , гл. .
. Baedeker’s Southern France, , p. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Полибий . Кн. III, гл. –.
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. –.
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. По  просьбе съемочной группы телеканала BBC аквтор провел эксперимент, чтобы установить, возможно  ли
на самом деле нагреть скалу этой горы и раздробить та-
ким способом. Все происходило не на высоте  км,
а на небольшом подъеме над перевалом с французской
его стороны. Мы выбрали скалу подходящего размера
и развели вокруг нее костер, поддерживая его в тече-
ние четырех часов. Затем облили ее парой галлонов
промышленного уксуса, приготовленного специально
для этого эксперимента, и  скала распалась на  части
буквально от первых ударов кувалдой.
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Два самых авторитетных источника по  истории Ган- нибала, Полибий и  Тит Ливий , несколько расходятся
в этих цифрах. По версии Полибия, при переходе че-
рез Альпы Ганнибал потерял половину своей армии,
состоявшей из   воинов (Полибий. Кн. III, гл. ).
В этом случае в Италию вместе с ним докбралось всего
порядка   человек. Ливий  же утверждал, что Ган-
нибал лишился   воинов и большого числа вью-
чных животных (Тит Ливий. Кн. XXI, гл. ). 9 / 32

Клятва Ганниба л а
298
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
Гл ава IV
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXI, гл. .
. Там же. Гл. .
. Полибий . Кн. III, гл. ; Тит Ливий . Кн. XXI, гл. . По-
либий говорит, что умерли все, кроме одного. А Ливий
утверждает, что семь слонов выжили, погибнув следу-
ющей весной во  время перехода через Апеннинские
горы в Центральную Италию.
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Силий Италик, Кн. IV, –.
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Картина Жозефа-Ноэля Сильвестра (–) «Ду- карий обезглавливает Фламиния » выставлена в  Му-
зее изобразительных искусств во французском Безье.
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Там же. Гл. .
. Он же. Кн. XXIII, гл. .
. Полибий . Кн. III, гл. ; Тит Ливий . Кн. XXII, гл. –.
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Нек оторые источники оценивают размер армии
в   человек. См.: Lancel, Hannibal, p.  на осно-
вании данных Тита Ливия , Кн. XXII, гл.  и Полибия ,
Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Полибий . Кн. III, Гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Он же . Кн. XXIII, гл. . 10 / 32

Примечания
299
. Силий Италик. Кн. VII, –.
. Полибий . Кн. III, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXII, Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Он же. Кн. XXII, гл.  и Кн. XXVI, гл. .
. Силий Италик. Кн. X, строки  и .
. Тит Ливий . Кн. XXIII, гл. .
Гл а в а V
. Тит Ливий . Кн. XXVI, гл. ; Аппиан . Война с Ганниба-
лом. Гл. . и ..
. Он же . Кн. XXIII, гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же . Кн. XXIII, гл. . Многие историки оспаривают
правдивость этих данных, отмечая, что они явкно пре-
увеличены, чтобы выставить Ганнибала в максимально
невыгодном свете. Напр., см.: Sir Nigel Bagкnall, The
Punic Wars, , pg.  . Похожий рассказ можно
найти и  у  Диона Кассия, но  он относится ко  взятию
Ганнибалом Нуцерии . Согласно Кассию, в этом городе
всех проримски настроенных сенаторов запкерли в ба-
нях, где они сварились заживо. Такие истории действи-
тельно могли быть придуманы в  целях пропаганды,
после чего они стали кочевать из  одного античного
источника в другой. Но в то же время они могли быть
и правдой.
. Там же. Гл. .
. Там же. 11 / 32

Клятва Ганниба л а
300
. Аппиан. Война с Ганнибалом. Гл. .; Тит Ливий . Кн.
XXIII, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXII, гл. .
. Он же. Кн. XXIII, гл. .
. Там же. Гл. –.
. Диодор Сицилийский. Кн. , гл. ..
. Тит Ливий . Кн. XXIII, гл.  –; Флор. Эпитомы Рим-
ской истории. Кн. , гл. .
. Силий Италик. Кн. , –.
. Аппиан . Указ. соч.; Тит Ливий . Кн. XXVII, гл. ; Плу-
тарх. Сравнительные жизнеописания. Марцелл , .
. Силий Италик. Кн. , –; Тит Ливий . Кн. XXIII,
гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXIII, гл. .
. Там же. Гл. –. При этом Ливий замечает, что, хотя в  источниках и  сообщается о  четырех пеках, по  его
мнению, там было не более одного.
. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Пом-
пея Трога «Historiarum Philippкicarum». Кн. XXXII,
гл. ..
. Аппиан . Указ. соч. Гл. ..
. Тит Ливий . Кн. XXVI, гл. –.
Гл ава VI
. Тит Ливий . Кн. XXVII, гл. .
. Полибий . Кн. XI, гл. .
. Полибий . Кн. XI, гл. .
. Геры — жены Зевса.
. Тит Ливий . Кн. XXVIII, гл.  ; Цицерон. О  природе
богов. Кн.  I, разд. .. По  его словам, Цицерон ус-
лышал эту историю от  Целия Антипатора, а  тот,
в  свою очередь, узнал ее непосредственно от к Силена 12 / 32

Примечания
301
Калактинского — историка, сопровождавшего Ганни-
бала в походах.
. Полибий утверждает, что своими глазами видел эту
табличку, когда посещал храм Юноны. См.: Полибий.
Кн.  III, гл.  .; Ливий пишет о  ней в  книге XXVIII,
гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Там же.
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. ; Аппиан , ; Диодор Сици-
лийский. Кн. XXVII, гл. .
Гл ава VII
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же.
. Полибий . Кн. XV, гл. .
. Там же. Гл. .; Тит Ливий. Кн. XXX, гл. ..
. Современный тунисский писатель и  политик Абдель Азиз Бельходжа в  книге «Ганнибал Барка , подлинная
история» (Hannibal Barca, l’histoire veritable ), а  также
во  время жарких дискуссий в  Тунисе в  июне   г.
утверждал, что битвы не  было вовсе. Он настаивает,
что битва при Заме выдумана римлянами, которые
хотели завершить историю долгой и  дорогостоящей
войны решительной победой над доселе непобедимыкм
Ганнибалом. Бельходжа — владелец и глава издатель-
ства Apollonia Press.
. Кассий цитируется в более позднем труде Иоанна Зо- нары «Сокращенная история», кн. , .
. Полибий . Кн. XV, гл. . 13 / 32

Клятва Ганниба л а
302
. Полибий . Кн. XV, гл. ; Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Полибий . Кн. XV, гл. ; Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Полибий . Кн. XV, гл. .
. Там же. Гл. .
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Источники расходятся относительно дальнейшей
судьбы Сифакса. Тит Ливий (кн. XXX, гл.  ) настаи-
вает, что он умер еще до  прибытия Сципиона в  Рим,
а Полибий (кн. XVI, гл. ) утверждает, что его прота-
щили в цепях по городу во время триумфальной про-
цессии и он позднее скончался в тюрьме.
. Тит Ливий . Кн. XXX, гл. .
. Sir Gavin De Beer, Hannibal, , pg.  ; Lancel,
Hannibal, p. .
. Тит Ливий . Кн. XXXI, гл. .
. Он же. Кн. XXXII, гл. .
. Он же . Кн. XXXIII, гл. .
. Там же. Гл. .
. Там же.
. Среди современных примеров государств, добившихся
процветания после поражений в  опустошительных
войнах, можно назвать Японию и Германию после Вто-
рой мировой, Южную Корею и Вьетнам.
. Тит Ливий . Кн. XXXI, гл. .
. Он же . Кн. XXXVI, гл. .
. Он же . Кн. XLIII, гл. .
. Он же . Кн. XXXIII, гл. .
. Там же. Гл. .
. Диодор Сицилийский. Кн. XXVIII, гл.  ; Тит Ливий .
Кн. XXXIII, гл. –. 14 / 32

Примечания
303
Гл ава VIII
. Полибий . Кн. XVIII, гл.  ., .; Тит Ливий .
Кн. XXXIII, гл. ..
. Серж Лансель. Ганнибал. — М.: Молодая гвардия, Па- лимпсест, . С..
. Тит Ливий . Кн. XXXIV, гл.  . –.; Марк Юниан
Юстин. Кн. XXXI, гл. , –.
. Тит Ливий . Кн. XXXIV, гл. ..
. Он же . Кн. XXXV, гл. .–.
. Там же. Гл. .
. Там же. Гл. .
. Серж Лансель. Указ. соч. С. –.
. Тит Ливий . Кн. XXXV, гл. .
. Там же.
. «Odi odioque sum Romanis». Там же.
. Силий Италик. Кн. , –.
. Полибий . Кн. III, гл. .–.
. Тит Ливий . Кн. XXXVII, гл. . Его сын служил в рим-
ской армии, и Ливий сообщает, что его схватили либо
на  море, либо во  время разведывательной операции
в Малой Азии.
. Полибий . Кн. XXI, гл.  .–; Тит Ливий . Кн. XXXVII,
гл. ..
. Тит Ливий . Кн. XXXVII, гл. ..
. Он же . Кн. XXXVIII, гл. ..
. О побеге Ганнибала на Крит сообщают Корнелий Не- пот (Ганнибал, гл. ) и Марк Юниан Юстин (Кн. XXXII,
гл.  ), в  то  время как Тит Ливий (Кн. XXXIX, гл.  )
и  Полибий (Кн. XXIII, гл.  ) не  упоминают о  его на-
хождении на  острове, сообщая, что пуниец отплыл
в Вифинию.
. Тит Ливий . Кн. XXXVII, гл. . 15 / 32

Клятва Ганниба л а
. Корнелий Непот . Ганнибал. Гл. .
. Там же.
. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Лукулл.
Гл. XXXI.
. Richard Stillwell, ed., Princeton Encyclopedia of
Classical Sites, ; Lori Khatcкhadourian, «Unforgettable
Landscapes» ; A. Tonikian, «The Layout of Artкashat
and Its Historical Development» к).
. Корнелий Непот , Кн. Ганнибал. Гл. –.
. Иоанн  Цец. Хилиады. Кн. I.  Ч. . Стр. –. Пли- ний. Естественная история. Кн. . Плиний утверждает,
что в его время, то есть в середине I в. н. э., захороне-
ние Ганнибала представляло собой лишь курган некпо-
далеку от крепости.
. Theodore Wiegand, «Zur Lage des Hannibalgrabкes,» , pp. –.
. Корнелий Непот . Ганнибал. Гл. .
Послесловие
. Ювенал . Сатира X. Стр. –. 16 / 32

305
ПРЕД МЕТНО-ИМЕННОЙ УКА ЗАТЕ ЛЬ
А
Азия, Малая 255, 256, 264, 265 потеря Малой Азии
Антиохом 270
смерть Ганнибала 282
Александр Великий (Македонский) 42, 61,
74, 76, 93, 98, 183, 186,
257, 261
Аллоброги, племя 99–102
Альма-Тадема, Лоуренс 288
Альпы Грайские 96
Дофине 97, 99, 100
Коттские 97
переход через 14, 82, 95, 118, 206, 215, 218
Приморские 91, 96
Амфоры 273, 274
Антей 288
Антиох 16, 255, 257–259, 261–271 вторжение в Грецию 259,
261, 263
Аппиан 212, 295, 299–301
Апулия, Италия 150, 152–154, 163, 164 , 167, 171, 189,
197, 207, 209
Арарат (гора) 275
Арек

омиски (арекомики), племя 87
Аримин 125, 208
Аристократия Карфагена 40
коррупция 248, 250, 267
Рима 123, 131, 224
Аристон 258, 259
Армения 16, 251, 256, 274–276
Арно, река 140
Артакс 275
Артаксата 275
Асклепий 277
Ататюрка, мемориал 282 17 / 32

Клятва Ганниба л а
306
Африка предубеждения британцев и европейцев в ее
отношении 288
Африканские слоны 75
Ацерры, Италия 175, 183, 185
Ацилий Глабрион 264
Б
Бегство Ганнибала на Крит 272
после Второй Пунической войны 239
Бисексуальные отношения 43
Битвы при Каннах 14, 61, 156, 159– 161, 163, 166, 170, 174,
175, 178, 184, 186–188,
192, 193, 196, 207, 215,
226, 246, 269, 270, 287
с Эвменом 277
при Заме 15, 161, 232, 234, 239, 240, 245, 256, 261,
266, 271, 280, 301
при Киноскефалах 256
при Магнесии 16, 268, 270– 272, 275
при Тразименском озере 144, 149, 170
при Треббии 14, 130, 132,
133, 135, 136, 139, 143,
149, 155, 166, 170, 187,
188, 192, 215, 232, 239,
240, 287
Боги Ваал 44, 45
Юнона Лациния 193, 218, 219
Бойи 83, 84, 90, 92, 106, 107, 124
Бо

льшой цирк 224
Босфор 31, 276, 281
Брундизий 129, 195, 201 Бруттий 161, 175, 182, 189,
208, 215, 217, 219
Бурн, река 102
Бурса 277
В
Виганд, Теодор 282
Византийская империя 265
Вифиния 16, 31–33, 35, 251, 276–279, 282
Вольки 87, 88
Вольтурно, река 153
Вторая мировая война 114
Вторая Пуническая война 11, 14, 15, 42, 43, 52, 68, 75,
76, 122, 124, 135, 206,
237, 247, 248, 250, 251,
256, 262, 272, 285
Г
Гадрумет 226, 227, 239, 242, 245, 253
Гай Теренций Варрон 154–156, 158, 164
Гай Фламиний 137, 138, 141, 143, 144, 145, 147, 150,
298
Галлы, племя 8, 39, 48, 52, 67–72, 78, 83, 84, 88,
107–110, 118, 120–122,
127, 129–132, 134–136,
138, 145, 146, 149, 151,
157–159, 164, 165, 171,
205, 211–213, 216, 234,
246, 247, 286, 294
Гамилькар Барка 12, 36, 38, 42,
47, 204, 215, 301
Г

амилькар, карфагенянин 246, 247
Ганнон 37, 40, 42, 53, 59, 60, 142, 157, 158, 174, 175,
188–190, 197, 219
Гвадалквивир 56 18 / 32

Предметно-именной указатель
307
Гебзе 281, 282
Геллеспонт (Дарданеллы) 257, 263, 267, 274
Гидасп, река 74, 88
Гиль, река 111
Гимилькон 174, 175, 188, 191
Гирпины, клан 174
Гландаж 103
Голод 41, 78, 92, 114, 118, 120, 126, 151
Гортина 10, 273, 274
Государственный институт мер и весов 281
Гракх, Тиберий Семпроний 197
Греция 16, 17, 33, 34, 42, 52, 74, 162, 171, 192, 194,
195, 247, 251, 256–258,
262–264, 267, 279, 286,
292
Греческая фаланга 237
Грузия 274
Д
Де-Га, ущелье 103
Демократия 176, 242, 249
Деций Магий 181, 182
Динар, Турция 270
Диодор Сицилийский 45, 105, 294, 297, 300–302
Дром, река 97, 102
Дукарий 145, 298
Дюранс, река 86, 98, 103, 105, 110, 111
Е
Египет 182, 255, 273
Ж
Жером, Жан-Леон 288
Жертвоприношения 44, 45, 57, 106, 143, 160, 224
Жрецы-друиды 106
З
Заговор с целью убийства Ганнибала в Капуе 180
Заложники 107
Зама, битва при 235, 239
И
Изер, река 97, 102
Измир 268
Измитский залив 31, 280
Илипа, Испания 222
Иллирия 192
Имилька, жена Ганнибала 56, 57, 143
Индийские слоны в бою 74, 241
Инженеры 88, 89, 113
Испанская (иберийская) конница 87, 157
Италик, Силий 56, 57, 62, 142, 163
Италия 8 , 9, 12–15, 32–34,
36, 40, 41, 48, 52, 57,
64, 66–71, 74, 77–80,
83, 84, 86, 90–92, 95,
96, 105, 112, 113, 117–
123, 127–129, 137,
138, 142, 148–152,
160–163, 166–174,
176–178, 187, 191–
193, 195, 197, 198,
204–209, 212, 214–218,
220–222, 224–227,
230, 231, 234, 235,
239, 240, 244, 246,
247, 251, 258, 262,
283, 287, 292, 296
К
Кадуцей 277
Казин, Италия 152
Кампания, Италия 171 19 / 32

Клятва Ганниба л а
308
Каннибализм 79
Капуя, Италия 152, 153, 172, 175–178, 180–183, 185–
188, 200–202, 209
Карпетаны, племя 81
Картахена 13, 47, 56
Карфагеняне 38, 50, 110, 235, 241, 242, 251
Карфалон 161
Катон, Марк Порций 264
Квинт Фабий Максим 147, 148, 150–154, 156, 159, 160,
167, 188, 225
Керкенна 253
Кипр 272
Клятва Ганнибала 263, 284
Коль-де-Гримон 103
Коль-де-ла-Траверсет 111
Комб-де-Кейра 105, 110, 111
Компса, Италия 174
Кортона 141–143
Коттские Альпы 97
Крит 16, 272–274
Кротон 172, 188, 193, 217 , 219
Ксенофан 193, 194
Л
Ла-Фори 103
Ле-Пузен 102
Ливий, см. также Тит Ливий 56, 99, 157, 158, 163,
186, 207, 210, 214, 223,
264, 294, 297, 298, 300,
301, 303
Литанский лес 164, 165
Луций Бантий 184
Луций Валерий Флакк 264
Луций Корнелий Сципион Азиатский 34, 154,
184, 206, 265, 267, 270,
271
Луций Постумий Альбин 163, 164 Луций Сципион 265, 267, 270,
271
Луций Эмилий Павел 154–158, 164
М
Магал 90, 93
Магарбал 146, 161
Магнесия, битва при 268–270, 272
Магон Барка итальянский поход 216
после победы 159
Магон Баркид смерть 217, 245
Македония 12, 48, 52, 163, 193–196, 251, 256, 290
Македонская фаланга 256, 257
Марк Клавдий Марцелл 183– 185, 209, 300
Марк Ливий Салинатор 207, 210, 211, 213
Марк Минуций Руф 148
Марк Помпоний 147
Марк Порций Катон 264
Марсово поле 223
Марцелл, Марк Клавдий 183– 185, 209, 300
Масинисса 227, 228, 234, 235, 237, 242, 244, 259
Массилия 47, 84, 85, 90–92, 120, 122
Месопотамия 255, 275
Метавр, река 15, 75, 205, 209– 213, 215, 234, 265
Мон-Дофен 98, 104, 105, 110, 111
Моногамия 56
Мономах, Г

аннибал 79
Монте-Визо, гора 111
Мопсии, клан 174
Мраморное море 31, 276
Мутина 84 20 / 32

Предметно-именной указатель
309
Н
Наемники 8, 13, 37, 39–41, 44, 46, 59, 72, 101, 117, 120,
126, 128, 134, 136, 137,
155, 157, 169, 187, 191,
205, 220, 234–236, 238,
251, 252, 285
Назика 271
Неаполь, Греция 152, 172, 175, 176, 187, 196, 197
Непот, Корнелий 43, 283, 294, 303, 304
Нерон, Гай Клавдий 56, 206– 211, 213–215
Никомедия 31, 32, 277, 279, 280
Ноев ковчег 275
Нумидийская конница 90, 140,
157, 197, 235, 237, 241,
260
Нумидийские всадники 187, 238
Нумидийцы 15, 73, 235
Нуцерия, Италия 152, 175, 179, 183, 299
О
Олигархи 247–251
Оссая 142
Остия 264
Отец Ганнибала Гамилькар Барка 12, 36, 38, 47
П
Палестина 65, 255
Первая Пуническая война 12, 13, 36, 38, 41, 59,
66, 69, 74, 126, 148,
208, 226, 242, 261,
284, 287
Пергам 275 Перго, долина 142
Переход через Пиренеи 9, 80,
93
Персия 67, 255, 275
Петелия, Греция 172, 174, 188
Пиза, Италия 121, 139, 141
Пирр 12, 74, 162, 261
Пистоя, Италия 139
Пленники 38, 178, 179, 194, 198
Плиний Старший 105
Плутократия 248
Полибий 40, 41, 85, 86, 99, 158, 205, 212, 213, 239,
240, 294, 295–303
Помпей 122, 275
По, река и до

лина 71, 84, 90,
112, 117, 121, 145
Продовольственное снабжение 38, 69, 78, 131, 253, 262
Прусий 16, 31–34, 276–280, 282
Птолемей 77, 182
Публий Виллий Таппул 260
Пунические войны 7, 17, 67, 232, 256
Путеолы 152, 175, 223
Пьяццано, Италия 142
Р
Рабы 34, 45, 51, 78, 80, 127, 153, 160, 181, 194, 197–
199, 203, 241, 244, 288
Регий, Италия 188
Родосцы 264, 265
Рона, переправа 86, 90, 98, 117
С
Сагунт 10, 14, 47, 48, 52, 56– 64, 71, 73, 125, 126, 223
Салапия 173, 174, 197, 198, 199
Самоопределение 173 21 / 32

Клятва Ганниба л а
310
Сангинетто, Италия 142, 145
Сервилий, Гней 137, 138, 147
Сицилия 12, 13, 36–41, 44, 46–48, 65, 67, 68, 70, 74,
124, 137, 169–171, 173,
176, 178, 188, 196, 215,
217, 221, 233, 252, 265
Слоны 74, 77, 241 в Первой Пунической войне 41
индийские 76, 77
переход через Альпы 89, 108, 112
Смерть Антиоха 271
Гамилькара 13, 50
Ганнибала 283
Гасдрубала 214
Магона 217, 245
Обезглавливание 130, 145, 164, 185, 202
Совет Турции по научно- техническим
исследованиям
(TUBIT

AK) 281
Спартак 203
Сполето, Италия 148
Страбон 105
Сузы, Иран 271
Суицид 16, 202, 280
Суицид Ганнибала 35
Суффет 248
Т
Таврские горы 267, 270
Таллар 103
Тарент 172, 193–197, 199, 200, 210
Тахо, река 55
Теронтола 142
Тиберий Семпроний Лонг 83, 125, 132
Тигран 275 Тир 255
Тит Квинкций Фламинин 256
Тит Ливий (Ливий) 8, 38,
99, 103, 105, 109, 179,
204, 205, 212, 221, 226,
234, 260, 262, 269, 272,
293–303
Тоннели 280
Тразименское озеро 142, 143, 147
Треббия, река 14, 130, 132, 133, 135, 136, 139, 143,
149, 155, 166, 170, 187,
188, 192, 215, 232, 239,
240, 287
У
Утика 222
Ф
Фаланга, военный строй 236
Фермопилы 16, 263, 264
Филипп V 14, 52, 163
Флобер, Гюстав 288
Х
Храм Дианы 273
Ц
Целеры 180, 181
Ч
Человеческие жертвоприношения 44,
45, 106, 143, 160, 224
Черное море 274
Ш
Шахты 186
Э
Эвмен 16, 33, 34, 264, 265, 267, 270, 271, 276–278 22 / 32

Предметно-именной указатель
Элисса (Дидона) 254, 260
Эскихисар 282
Эскихисар, замок 31, 281
Этруски 86, 141, 172
Эфес 10, 257, 260
Ю
Ювенал 30, 286, 293, 304
Юлий Цезарь 54, 78, 98, 109, 122, 198
Юнона Лациния 193, 218, 219
T
TUBITAK, см. также Совет Турции по
научно-техническим
исследованиям 281 23 / 32

Превас Джон
Клятва
Ганнибала
Ж  
  Р
Руководитель проекта Д. Петушкова
Арт-директор Ю. Буга
Корректоры С. Чупахина, М. Миловидова, М. Ведюшкина
Компьютерная верстка М. Поташкин
Иллюстрация на обложке Hulton Archive/Staff /Gettyimages.ru
Подписано в печать 31.10.2018. Формат 60×90к/16.
Бумага офсетная № 1. Печать офсетная.
Объем 19,5 печ. л. Тираж 3000 экз. Заказ № .
ООО «Альпина нон-фикшн»123007, г. Москва,
ул. 4-я Магистральная, д. 5, строение 1, офис 13 Тел. +7 (495) 980-5354www.nonfi ction.ru
Знак информационной проедукции
(Федеральный закон № 436-ФЗ от 29.12.2010 г.) 16 +
Отпечатано в  АО «Первая образцовая типПография», филиал «УЛЬЯНОВСКИЙ ДОМ ПЕЧАТИ» 432980, г. Ульяновск, ул. Гончарова, 14 24 / 32

«АЛЬПИНА НОН-ФИКШН» РЕКОМЕНПДУЕТ
Покупая бумажные книги на сайте alpina.ru, вы бПесплатно получаете их электронные версии.
Подробнее на alpina.ru/free. О книгах издательства «Альпина нон-фикшн» чПитайте на сайте nonfiction.ru. +7 (495) 120-07-04, +7 (800) 550-53-22
Тамплиеры
Рождение и гибель великого ордена
Дэн Джонс, пер. с англ., 2019, 396 с.
О чем книга
Тамплиеры были одним из многих религиозных орде-
нов, возникших в  Европе и  на  Востоке в  Средние
века, но, без сомнения, самым прославлденным и зага-
дочным. Начав очень скромндо, орден Храма быстро
превратился в  самую могущес твенную организацию
своего времени, а  его рыцари стали полулегендар-
ными персонажами. Уничтожение ордена в  начале XIV века потрясло христианский
мир. Конец тамплиеров наступил столь внезапно и был таким жестоким, что пород