Ивент NC-17

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.
Type of: docx
Founded: 12.09.2020
Added: 12.01.2021
Size: 0.02 Мб


Призрак не искал его. Он на самом деле даже не ожидал, что найдет Квиррела здесь, в Городе Слёз. Он знал, что путешественник давно обошел каждую улочку и каждую крышу этого печального пустого города. И не думал, что Квиррел опять сюда вернется.
Он нашелся неподалеку от доков, возле крохотного домишки. Здание выглядело жалким, крыша давно прохудилась, но зато вид отсюда открывался невероятный. Дом находился на отвесной скале, одной из многих в этом странном величественном городе, и отсюда можно было увидеть улочки в других скалах, площадь, дома в десятках метров ниже… но Квиррел не смотрел на виды. Он нерешительно топтался у двери, нервно постукивая пальцами по рукояти гвоздя.
Призрак подошел почти бесшумно, даже лужицы не хлюпали под его ногами. Квиррел не шелохнулся, и тогда Призрак мягко коснулся его плеча. Мужчина резко подпрыгнул и развернулся, словно был готов к атаке.
– О! Это ты, – нервно выдохнул Квиррел и отпустил гвоздь. – Я тебя не заметил. Не пугай так.
Ему пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в лицо Призраку. За то время, что они исследовали Королевство, Квиррел почти не изменился, а вот его друг из маленького сосуда, похожего на ребенка, превратился в статного рыцаря с сильными мышцами и длинными волосами, прямо как у принца из детских сказок. Маску он тоже приобрел новую, белоснежную, с длинными рогами. Квиррел не раз спрашивал его, когда он успел так вырасти, на что Призраку оставалось лишь пожимать плечами. Теперь тот, кто когда-то ласково трепал его по макушке, едва доставал ему до груди.
Призрак вопросительно посмотрел на Квиррела. Ему давно не требовалось ни жестикулировать, ни царапать мелом записки, чтобы поговорить с другом. Тот и так все прекрасно понимал.
– Почему я здесь? – Квиррел грустно улыбнулся, повернувшись к дому. Над дверью слабо светился фонарь со светомушками, и его свет обнажал все царапины и трещины на стенах, обитой парусиной двери. – Я жил тут когда-то. Еще до… до прихода чумы. Я все хожу вокруг да около, да не знаю – войти ли?
Призрак непонимающе наклонил голову. Осторожно подтолкнул Квиррела к двери, но тот замотал головой.
– Мне страшно. Не знаю, чего я так боюсь, но… вдруг я найду там что-то, чего не хотел бы находить? Еще больше старых воспоминаний… и сожалений.
Квиррел не врал. Ему в самом деле было страшно. Но при этом эта старая дверь так манила его, словно… если он войдет, то окончательно убедится, что когда-то был тем самым Квиррелом, помощником леди Мономон, рабочим в архивах.
Призрак еще раз его подтолкнул. Для сосуда не существовало компромиссов и пустых сомнений, он делал так, как ему казалось правильным. И он осторожно взял маленькую руку Квиррела в свою.
«Пойду с тобой?» – как бы спрашивал он. Квиррел устало улыбнулся.
– Может, так мне и впрямь будет легче. Спасибо, друг мой.
Они вместе подошли к двери. Квиррел тронул дверь, но старая древесина разбухла от влаги и крепко сидела в проеме. Призрак хотел было достать гвоздь и выломать дверь, но Квиррел помотал головой и оттолкнул его. Было забавно наблюдать, как Квиррел, пыхтя, толкает дверь. Когда та наконец поддалась и распахнулась, он едва не упал.
– Эм… милости прошу! – рассмеялся Квиррел, маша рукой сосуду, а сам вошел в проем.
В домишке было холодно и сыро, как и во всем Городе Слёз. Ничего словно и не изменилось с того дня, когда Квиррел вышел из дома, едва не опаздывая на вокзал. В тот день он еще не знал, что никогда больше не вернется домой… то есть, почти никогда. И все осталось так же, как и было – письменный стол завален бумагами и баночками, дверца шкафа не до конца закрыта, над очагом висит чайничек.
Квиррел чувствовал, как у него подкашиваются ноги. Он словно видел это место впервые, и в то же время на него накатывали волной воспоминания. Самые мелкие и бессмысленные – вот здесь он пролил как-то чернила и так и не смог вывести пятно на полу, а вот там в углу пытался вырастить какой-то причудливый цветок с Зеленой Тропы…
Квиррел чуть не плакал. То, что все так сохранилось, несмотря на самый настоящий конец света за окном… было даже больно. Даже хуже, чем если бы он нашел здесь лишь горы хлама и трупы зараженных.
Позади раздался звон и стук. Призрак едва помещался в комнате, рога его маски упирались прямо в потолок, к тому же на них качался старый ветряной колокольчик, зацепившийся при входе. Квиррел, не удержавшись, рассмеялся. Тихо и заливисто.
– Вот и на тебя нашлась управа! – произнес он, прижимая руки к животу. – Ладно, громила. Наклонись, я помогу снять.
Призрак послушно встал на одно колено и наклонил голову. Квиррел шустро управился с веревочками на колокольчиках, звеневших при каждом движении. Положил колокольчики на край кровати.
– Вот так. Пожалуйста, будь осторожнее.
Какое-то время они молчали. Призрак сидел на тумбочке возле входа и молча наблюдал за тем, как Квиррел обходит квартирку, проверяет соседнюю комнату – их был всего две. Квиррел же боялся делать даже малейшее лишнее движение – слишком ярко горели воспоминания. Да еще и этот внимательный взгляд друга… Квиррел привык к нему, но сейчас этот взгляд казался настойчивее обычного.
Наконец Призрак пошевелил руками. Он хотел было что-то показать, но, видимо, не знал, как это выразить. Лишь обвел рукой комнату и сделал неопределенный жест ладонью.
– Здесь… что? – не понял Квиррел. – Да, сыро и холодно, знаю…
Сосуд замотал головой и повторил жест. Квиррел непонимающе смотрел на него.
– Красиво?
Призрак довольно закивал. Квиррел улыбнулся.
– Ну… спасибо. Правда.
А затем вдруг всхлипнул. Этого не ожидал ни он, ни Призрак. Квиррел почувствовал на щеках тепло и быстро-быстро потер лицо. Ему нечего было скрывать от приятеля, и все же он не хотел, чтобы тот видел его неожиданные слезы. Ему вообще было странно проявлять эмоции рядом с молчаливым другом, который даже никогда не дрожал, в какую бы глушь ни попадал.
Квиррел присел на край постели. Хоть он и понял, что скрывать что-то бессмысленно, уперся локтями в колени и попытался спрятать в ладонях лицо. Плечи его вздрагивали от каждого всхлипа.
– П-прости… не знаю, что на меня нашло. Просто… не знаю, как объяснить, – бормотал он. Он надеялся, что Призрак просто тактично пожмет плечами и уйдет. Но вместо этого почувствовал легкое гудение на запястье. Поднял глаза.
Сосуд сидел на коленях рядом с ним и пристально смотрел в его лицо. Квиррел смутился от этого взгляда и попытался отвернуться, и тут же уткнулся лицом в чужую грудь. Тело друга не было теплым, но объятия крепкими и надежными. Призрак прижимал мужчину к себе, он видел, как так же делали жители Грязьмута, когда кто-то грустил или плакал. Он надеялся, что правильно понимал смысл этого действия.
Квиррел продолжал дрожать. Какое-то время всхлипы вырывались из его груди почти беспрерывно, а слезы текли маленькими ручейками по плечу Призрака. Но вот слезы кончились, хватка на спине сосуда ослабла.
– Прости… веду себя как ребенок… – шептал Квиррел.
И вдруг почувствовал на своих губах поцелуй. Резко распахнул глаза, ошеломленно глядя на Призрака. Тот поднял свою и его маску и теперь осторожно целовал Квиррела, все еще не закрывая глаз. Заметив выражение лица… друга?.. он отстранился. Его черные глаза без зрачков и радужки смотрели не то с извинением, не то с вопросом. Были похожи на две лужицы чернил, так странно смотрящиеся не белоснежной, без единого пятнышка коже. Квиррел ужаснулся своим мыслям. Он не понимал, как реагировать.
– Ты… поцеловал меня? – тупо спросил он, словно не мог понять, померещилось ли ему. Но нет, сосуд все еще сидел рядом, маска была поднята, и привязанные к ней веревочки чуть приподнимали на затылке густые волосы цвета непросеянной муки.
«Нельзя?» – спрашивал его взгляд. Квиррел вздрогнул. Призрак, судя по всему, понял, что сделал что-то не то, и собирался встать. Но рука Квиррела сама удержала его, вцепилась в тонкое запястье.
– Погоди… это значит… или… что ты хотел этим сказать?
Призрак, разумеется, не мог ответить.
– П-просто… обычно это означает, что один человек… л-любит другого, – пробормотал Квиррел. – Ты… это имел ввиду?
Призрак недолго подумал, затем кивнул. Затем вдруг вытянул руку и стер остатки невысохших слез на щеке Квиррела. Его взгляд был печальным.
– Все… хорошо, – осторожно сказал Квиррел. Разум его шипел, кричал, он совсем не понимал, что творится. Он должен был сказать, что это неправильно, что так не должно быть, ведь они друзья, но вместо этого вышло совершенно противоположное: – Хорошо.
«Можно?»
– Можно.
И Призрак вновь обнял Квиррела, уткнув того в свое плечо. Видимо, ему это понравилось. Квиррел почувствовал, как маска соскальзывает с его затылка, и смутился. Он уже очень давно не показывал никому своего лица, все-таки это было допустимо лишь с самыми близкими. Самыми близкими… значит ли это, что Призрак считает его самым близким, раз так спокойно показал ему свое лицо? Или он понятия не имел, насколько это важно для жителей Халлоунеста?
Квиррелу было уже не до того. Призрак отложил в сторону свою маску, кажущуюся такой огромной рядом с маской Квиррела, и решительно поцеловал его. Вышло куда более уверенно, чем в предыдущий раз, и теперь Квиррел, чуть погодя, ответил на поцелуй. Приоткрывал рот и с какой-то странной судорожной дрожью целовал рыцаря, обнимающего его своими длинными руками.
Эти же самые руки прошлись по испещренной шрамами спине Квиррела, и даже сквозь одежду он чувствовал легкое гудение, исходящее от пальцев Призрака. Квиррел прижался крепче к Призраку. Чувства вмиг обострились – стук капель дождя, прикосновения, пыльное покрывало. Рыцарь осторожно, не прерывая поцелуй, опустил Квиррела на постель. Он привстал и, судя по всему, хотел начать расстегивать пуговицы на вороте льняной рубашки Квиррела, но от этого мелкого движения колокольчики, лежавшие на кровати, со звоном упали.
Этот звук словно отрезвил Квиррела. Тот быстро сел.
– Постой. Если… – он сглотнул, чувствуя, что говорить становится труднее. – Если ты делаешь это лишь чтобы утешить меня… Если хочешь просто меня отвлечь или что-то вроде того…
Призрак замер и внимательно смотрел в глаза Квиррелу.
– Прошу, тогда не делай этого.
Сейчас, с каждой секундой молчания, Квиррел все больше убеждался, что вот-вот Призрак встанет, наденет маску и уйдет без прощаний. Но тот вновь удивил его, мотнув головой. Его глаза улыбались вместо его рта. Квиррел рвано выдохнул, чувствуя, что вот-вот вновь к горлу подкатит ком и выступят слезы. Рыцарь придвинулся так близко, что их носы едва не соприкасались, и не отрывал взгляда, пока медленно расстегивал и стягивал с усталого мужчины рубашку. Вслед за ней последовала и накидка с водолазкой Призрака. Было холодно, но не слишком.
Квиррел покраснел. Пусть он и был путешественником, выглядело его тело не лучшим образом, а уж в последнее время так он еще и набрал вес, что на его костлявом от природы теле выглядело нелепо. У рыцаря же все было сбалансировано – мышцы и кости, все идеального размера, ничего лишнего. Даже шрамы, которые покрывали руки и грудь, были лишь черными полосками, никак не уродующими Призрака.
– Ты красивый, – произнес Квиррел, завороженно проводя руками по плечам и жестким мышцам на животе Призрака.
Впрочем, взгляд самого обладателя сего великолепия говорил о диаметрально противоположном мнении. Он жадно смотрел на партнера, словно давно хотел увидеть его без всей этой нелепой одежды. И быстро, словно кот, наклонился над Квиррелом. Вновь поцеловал, но на этот раз не в губы, а в щеку. От щеки он опустился к груди и прижался к ней, медленно проводя пальцами от плеча до локтя Квиррела.
– Понял, – улыбнулся Квиррел. Он мог бы сидеть так вечно, перебирая волосы Призрака, пока тот слушал стук его сердца. Но в животе уже начал сворачиваться клубок возбуждения. Видимо, зрелище было слишком красивым для его нежной психики.
Призрак понял без слов. Он помог им обоим стянуть штаны и сапоги, и теперь уже Квиррел без сомнений забрался с ногами на постель, а за ним последовал и рыцарь.
– Что мы творим… – пробормотал Квиррел, блаженно улыбаясь и целуя холодные губы Призрака. Он уже не скрывал, как ему было приятно, как ему хотелось, чтобы тот был ближе. Призрак, кажется, тоже ухмыльнулся, отвечая на поцелуй.
Неизвестно, сколько прошло времени, но вдруг Квиррел отстранился.
– Позволишь мне?..
Призрак не дал ему закончить и кивнул. Квиррел опустил взгляд. Член у его партнера был не слишком большим, но длинным. И уже заметно приподнявшимся.
Медленно, тщательно сдерживая дрожь, Квиррел сдвинулся на кровати и помог Призраку встать на колени спиной к стене. Во рту было сухо, как в пустыне. Он не боялся этого, нет, даже мечтал об этом… но никогда не думал, что это случится так неожиданно. Все-таки он считал Призрака в первую очередь другом.
А его «друг» все еще ждал. И Квиррел осторожно провел языком по его члену, чувствуя, как по коже сосуда пробегают мурашки, передающиеся и самому Квиррелу. Ему понравилось. Квиррел чуть решительнее лизнул член у самого основания, затем к самому концу, и принялся посасывать головку. Призрак не мог стонать, не мог говорить, но его хриплое сбившееся дыхание говорило само за себя.
Тонкие пальцы легли на затылок Квиррела. Повторять не нужно было. Квиррел решительно вобрал в грудь побольше воздуха и заглотил член почти целиком. Призрак дернулся, на секунду пальцы больно сжали волосы, но тут же отпустили. Квиррел не думал, что когда-нибудь будет получать такое удовольствие, отсасывая кому-то. Одна рука держала его за затылок, другая крепко сжимала его ладонь, переплетая пальцы. Ритмичные толчки, хриплое дыхание, жар и влага от стекающей по подбородку слюны…
Выпустив член изо рта, Квиррел едва успел жадно вдохнуть, как его вовлекли в горячий решительный поцелуй. Он специально не стал закрывать глаза, чтобы увидеть румянец на щеках Призрака, то, как дергаются его темные белые ресницы.
– Ради всех святых, почему ты такой красивый? – простонал Квиррел, подставляя под поцелуи шею. Призрак ненастойчиво терся бедром о его бедро, и это, признаться, ужасно заводило. – Кто ж тебя научил такому…
Тот лишь улыбнулся. Квиррел не увидел этого, но почувствовал тонкой кожей. Призрак целовал рубцы, следы от копий, места давно заживших переломов, словно хотел забрать их себе.
«Хотя и своих-то хватает», – усмехнулся про себя Квиррел, оглаживая плечи и спину, на которой, кажется, живого места давно не осталось. Как и Призрак, он с радостью забрал бы эту боль себе.
– Боже, да возьми ты меня уже, или я кончу прямо сейчас! – протянул Квиррел, чувствуя, как холодные губы приближаются к его паху.
Повторять не пришлось. Сосуд выпрямился, вновь возвысившись над партнером, и сгреб его в охапку. Практически поднял на руки и перевернул в воздухе, и вмиг Квиррел оказался прижатым лицом к кровати. Позади послышалось какое-то тихое довольное урчание. Длинные пальцы, хорошенько смоченные слюной, медленно обрабатывали его зад, но еще не входили. Квиррел честно старался держаться, шипел в покрывало, но ждал, пока Призрак не убедится, что он готов. Какой же странной ему казалась эта ситуация – когда-то он с интонациями наставника болтал с молчаливым коротышкой, которого встречал время от времени, хлопал его по плечу и поддерживал. Сейчас же он ждет, когда этот коротышка, вымахавший в великого воина, начнет трахать его.
Было немного неприятно, непривычно, даже страшно. Квиррел расслаблял мышцы, как мог, сдерживал выступающие на глаза слезы. и вскоре боль сменилась легким удовольствием, перераставшим в нечто большее, кипящим и нагревающимся где-то в глубинах его тела.
Не выдержав, Квиррел сам стал насаживаться на пальцы, с удовлетворением отмечая, как стенки ануса обхватывают их при каждом движении. Пальцы почти сразу исчезли, а в зад ему уткнулся твердый член.
Призрак наклонился к плечу Квиррела. Он не продолжал, словно ждал чего-то.
– Можно! – доверительно прошептал Квиррел. И сосуд толкнулся в него.
Чувства были непередаваемы. Квиррел сжимал до боли покрывало в руках, мял его. Он не спешил набирать темп, как ни горело в нем возбуждение, напротив, он задерживал Призрака, притормаживал его. Это был не страстный безумный секс, это был размеренный и ровный танец. Квиррел не знал, как долго это продолжалось, но в какой-то момент понял, что едва не кричит и ускоряется, несмотря на глас рассудка.
Финал был близок. Квиррел, не сдерживаясь, стонал, хотел поцеловать Призрака, но тот был слишком далеко. Впрочем, тот, кажется, и сам понял, потому что наклонился ближе и повернул голову партнера к себе. В этом поцелуе отразилось все – давние грезы, мучавшие обоих еще с первых дней знакомства, дружба, завязавшаяся между немым сосудом и болтливым жуком, любовь, в которую она переросла, и страсть, которая обуревала их сейчас.
Они кончили почти одновременно, и теперь лежали, переводя дыхание. На пыльной старой постели, в давно заброшенном доме. Впрочем, глядя на это место теперь, Квиррелу не казалось, что здесь так пусто. Теперь это холодное жилище было согрето их теплом, их чувствами. Словно ему подарили новую жизнь. Такую же, как та, что получил Квиррел после ухода из Халлоунеста.
Эта мысль теплилась в нем, когда он прижимал к себе Призрака, который, как и в былые времена, сразу же задремал на его плече. Тихое теплое дыхание и мягкие пальцы, крепко держащие одну руку Квиррела, словно опасаясь, что он уйдет. Квиррел улыбнулся, надолго провожая печаль, покидавшую его разум.

Report abuse

All documents on the website are taken from public sources and posted by users. We offer our deepest apologies if your document has been published without your consent.