О технике поцелуев linuxikk NC-17

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.
Type of: doc
Founded: 07.01.2021
Added: 12.01.2021
Size: 0.06 Мб

***********************************************************************************************
О технике поцелуев
https://ficbook.net/readfic/9093465
***********************************************************************************************

Направленность: Гет
Автор: linuxikk (https://ficbook.net/authors/92086)



Фэндом: Роулинг Джоан Гарри Поттер
Пэйринг и персонажи: Северус Снейп/Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, Гермиона Грейнджер
Рейтинг: NC-17

Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Метки: Романтика, Юмор, PWP

Описание:
Рон обвиняет Гермиону в неумении целоваться… Приятная PWP с лёгким моралите :)

Публикация на других ресурсах: Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Предупреждение: AU эпилога


В классе зельеварения время будто застыло: те же парты, та же доска, те же склянки, тот же недовольный Снейп. Иногда он ненавидел весь мир, иногда всего лишь хотел отравить кого-нибудь из Уизли. Сегодня был именно такой, позитивный, день.

Студенты быстро сложили сваренные образцы зелий в специальную корзину и в мгновение ока разбрелись по своим делам. Наконец-то стало тихо. Можно снять мантию, расстегнуть воротничок и вальяжно развалиться в кресле, но…

— Что вы там топчетесь? —ворчливо поинтересовался Мастер зелий, поняв, что он не один.
—Профессор Снейп, я могу задать вам вопрос?
—Проклятье, ничего нового…
Гермиона нахмурилась и недовольно засопела.
—Я буду счастлив ответить, мисс Грейнджер,— его слова сочились ядом. Он даже склонил голову в знак согласия, но в глазах плескалась ирония.
—Как правильно целоваться?
Профессор замер; лишь кончик пера нервно задёргался.
—Вы проиграли в Правду или вызов? —с нотками презрения спросил Северус.
—Нет,— Гермиона подошла к его столу.
—Тогда почему вы мне задаёте этот странный вопрос? Я похож на романтичную идиотку с обветренными губами или на Поттера с младшей Уизли?
—Нет. Именно потому, что вы на них не похожи… —энтузиазм в её голосе немного поубавился.
По вздернутой брови профессора Гермиона поняла, что требовались дальнейшие
уточнения:
— Вы взрослый; вы не будете читать мне нотаций и лекций о гигиене и морали, не будете сплетничать обо мне с другими. Наверное.

Снейп поправил ворот кипенно-белой рубашки, который криво вылез из-под наглухо застегнутого сюртука. Мантия висела на спинке кресла.

—А вы, простите, в ваши двадцать один, резко деградировали в пубертат?
—Нет. Рон— мы собираемся пожениться, кстати,— сказал, что я целуюсь, как вульгарная кабацкая шлюха. Я очень на него обиделась и разозлилась, а теперь остыла и думаю, что нигде— она открыла сумку и достала уменьшенную стопку книг,— не написано, как именно надо целоваться. Смотрите,— книги полетели к Снейпу на стол, открываясь на нужных страницах,— везде рассказывается про виды поцелуев, но нигде не пишут про технику, только общие рекомендации,— её негодование выглядело абсолютно искренним.

—Мне кажется, я попал в театр абсурда, мисс,— взмахом палочки он отправил книги аккуратной стопкой возвышаться на краю стола.
—Никакого абсурда. Вы логик, практик, я уверена, вы популярно и доходчиво объясните мне, как это надо делать,— Гермиона приблизилась на пару шагов.
—Почему не ваша обожаемая МакГонагалл удостоена этой сомнительной чести? —Северус же наоборот инстинктивно отодвинулся, ему хотелось исчезнуть.
—Мне неудобно обращаться к ней с этим. Вы мне кажетесь более прогрессивным в этом вопросе, а позориться перед подругами я точно не хочу!
—А передо мной можно?! Отлично. И с чего вы решили, что я более прогрессивный в этом вопросе?
—Ну… ваше прошлое… —она потеребила рукав серой свободной мантии, которую купила специально для занятий с первокурсниками.

Он непроизвольно съёжился, но довольно быстро вернул себе маску безразличия.

—Тогда уже, мисс Грейнджер, более логично обращаться ко мне по вопросам Авады. Я достиг, знаете ли, некоторых успехов в этом.
—С заклинаниями гораздо проще: есть схемы, пасы, даже аудиопрактика,— Гермиона не обратила внимания на скрытый сарказм.
—Грейнджер, а вы любовника себе не пробовали найти нормального? —Снейп резко встал и скрестил руки на груди. Без мантии это выглядело не так эффектно, но всё равно придавало угрожающий вид.
—Как это?! Мы же любим друг друга.
—Любите? Нет, мисс Грейнджер. Возможно, вы и любите, а вот ваш замечательный мистер Уизли банально вас использует. Союз с вами ему удобен.

—С какого треклятого дракла вы делаете такие выводы?
—Когда любишь, не замечаешь, как она целуется. Тебе вообще всё в ней нравится. Ты не замечаешь, какая на ней надета мантия, в чернилах ли у неё пальцы. Ты видишь только её глаза… Ну и задницу, разумеется. А ваш идиот Уизли пошёл на поводу у драгоценной Молли, потому что вы— идеальная жена-заучка, Грейнджер. С годами вы соберете ваше гнездо в пучок, наденете бесформенную юбку 7/8, мантию на гусином пуху и вас забудут за горой книг. А ваш наглый самодовольный Уизли будет шастать по молоденьким ведьмам, изменяя вам в полный рост.

Она хотела было возразить, но осеклась: в словах Снейпа был смысл, плескалась правдивая реальность. Обида начала душить Гермиону, заполняя горечью душу. Конечно, о такой перспективе она не думала. Честно говоря, она вообще не думала о перспективах. После войны и восстановления Хогвартса, она сразу начала помогать МакГонагалл на факультете, собираясь потом попробовать себя в министерской работе. А Рон… Она и не рассматривала другие варианты!

—Я совершила глупость, обратившись к вам. Извините,— она шмыгнула носом.
—Это, увы, ваш стабильный навык, мисс.
Гермиона удручённо направилась к выходу.
—Постойте. —Она замерла. —Можете быть уверены, этот разговор останется между нами.
—Спасибо, профессор.

***

О чём она думала? Снейп— самый чёрствый и желчный человек на свете. Он в принципе не знает, как надо целоваться. Он вообще был с женщиной? С чего она решила, что он мастер не только зелий, но и дел любовных? Дура.

Снейп в свою очередь нервно стучал пальцами по подлокотнику, сидя у камина.
Как правильно целоваться?— удивительно легкий вопрос, не имеющий ответа. Последний раз он целовался… лет десять назад, когда пытался устроить свою личную жизнь, познакомившись с библиотекаршей из Косого переулка. После первого свидания ему стало ясно, что играть в любовь— не его конёк, но дамочка продолжала вовлекать Северуса в романтические бредни. В какой-то момент ему это осточертело, мадам получила отставку, а он решил не утруждать себя ухаживаниями, обращаясь по мере надобности к ведьмам определённой репутации. Таких женщин не целуют.

Он целовался с Лили. Но это было словно в другой жизни. Эти тёплые воспоминания давным-давно превратились в фиолетовую сладкую дымку, дополнились теми фактами, которые никогда не существовали в реальности. Единственное, что он помнил точно— это её наивное: Ты пахнешь горьким шоколадом и можжевельником…

Снейп целовался с Септимой Вектор. Подробности того вечера ртутью расползались в его памяти и при малейшей попытке их систематизировать отчаянно разбегались, как тараканы при внезапно включенном свете. Был день рождения МакГонагалл, было пьяно и весело, какие-то фирменные настойки Спраут…

Снейп взглянул на стопку книг, которую он прихватил из класса— Грейнджер забыла их у него на столе. Практическое руководство по оральным ласкам лежало сверху. Он пролистал до главы о французском поцелуе.

Возьмите помидор,— гласило первое указание.
Северус трансфигурировал яблоко в необходимый овощ.

Держите помидор перед собой и, вытянув губы, прислонитесь к помидору.
Он прислонился губами к помидору и засмеялся от нелепости данного действа.

Аккуратно всасывайте помидор в себя…
У Северуса уже начинало получаться, как вдруг от увлекательного занятия его оторвал уверенный стук в дверь.

—Пришли брать мастер-класс по Аваде?
На пороге топталась Грейнджер. Она увидела лежащий на столике у камина помидор и просочилась в комнату.
—А, вы, смотрю, тоже решили попробовать? —она покрутила в руках обмусоленный томат. —Это не помогает! Бананы и другие фрукты, мороженое… Я всё пробовала!
—Мороженое больше поможет мистеру Уизли в оттачивании некоторых,— он поперхнулся,— любовных навыков,— вкрадчиво произнёс Северус, закрывая дверь.
—Профессор, потом же всё будет таким липким— обмазывать себя… Фу!

Снейп оставил эти замечания и полную неосведомлённость Грейнджер без внимания и продолжил:
—Зачем вы пришли?

Гермиона озиралась по сторонам. В комнатах декана Слизерина почти ничего не изменилось. После восстановления Хогвартса он заменил портьеры— теперь они стали светло-бежевыми,— обновил обивку дивана, сделав его кожаным, и убрал видавший виды ковёр. Высоченные книжные стеллажи, дубовый письменный стол, массивное рабочее кресло-вертушка неизменно оставались на своих местах.

—Сама не знаю,— она нервно облизала губы и провела рукой по линии неглубокого декольте.
—Вы пытаетесь меня соблазнить? —с опаской поинтересовался Северус.
—Вообще нет. Но даже если так?
—Не стоит, мисс Грейнджер. Меня не интересуют отношения с бывшими студентками.
—У меня уже есть отношения, профессор.
—А, у вас нет поцелуев? —он сказал это абсолютно серьезно. Гермиона не смогла понять, шутит он или действительно интересуется.
—Вы издеваетесь, мистер Снейп?
—Вы догадливы, мисс Грейнджер.
Помидор снова стал яблоком.
—Ваши книги,— он взмахнул палочкой, уменьшая кипу в крохотную стопку.

А что, собственно, Гермиона знала о нём как о мужчине? Кроме набивших оскомину воспоминаний о матери Гарри, личная жизнь мастера зелий была окутана дымкой неизвестности. Вдруг у него кто-то есть, а тут она со своими детскими вопросами о поцелуях. Какая неосмотрительность с её стороны прийти к нему на ночь глядя.
Стоп! Не съест же он её на самом деле! Гермиона долго разглядывала собственные коричневые башмаки, потом громко выдохнула и решилась:

—Поцелуйте меня!
Северус буравил её взглядом, постукивая пальцами по бедру.
—Подойдите.
Гермиона не решалась, но всё же недоверчиво сделала пару шагов. Сердце предательски колотилось, щеки покраснели. Она не могла предугадать его реакцию; его лицо выглядело как восковая мумия— ноль эмоций! Это бесило.
—Расстегните мантию.
Она расстегнула верхние пуговицы. Ей казалось, что щеки пылают всеми оттенками красного.
—Распустите волосы,— он почти не моргал.
—Зачем всё это?
—Могут у меня быть больные фантазии? Вы не думали, что я маньяк, извращенец, насильник, в конце концов. А может у меня два члена, как у опоссума…
—Это вряд ли,— она улыбнулась, напряжение немного ушло. —Я не понимаю, зачем это всё для обычного поцелуя?
—А вдруг я хочу, чтобы он стал волшебным? Я всё же немного маг…
Он театрально взмахнул палочкой и с потолка посыпались золотые песчинки.

Гермиона замерла; профессор вёл себя странно. Он обошел её вокруг и остановился за спиной. Аккуратно приподнял волосы, невзначай задев пальцем шею, и перекинул их на правую сторону. Обняв сзади, расстегнул ещё пару пуговиц и движением кистей потянул ткань вниз.
Северус находился настолько близко, что Гермиона почувствовала его дыхание у затылка. Она волновалась. Неизвестность пугала и возбуждала одновременно.

Он был высоким и мрачным, а его безразличие вызывало недоумение.
Время тянулось предательски медленно. Воздух становился вязким, будто кислород превращался в сладкий сироп. У неё начали потрясываться колени.

Снейп наклонился и прошептал, касаясь губами уха:
—Почему вы до сих пор… —и замолчал на полуслове.
—Что почему? —в голосе слышалось нетерпение.
—Всезнайка не знает? —он ухмыльнулся.
—…Встречаюсь с Роном? Стою в одежде? Не утащила вас в спальню? Что?!

Недосказанность возбуждала сильнее его горячего дыхания.
Его руки бесстыдно начали блуждать по её телу, умело расстёгивая пуговки кофты.
Чиркнула молния, зашуршала ткань и юбка полетела вниз. Гермиона не заметила, когда его рука оказалась в её трусиках и когда она так умело проникла ещё глубже, распаляя желание.

Это были совсем другие ощущения— не те, что она испытывала во время любовной возни с Роном. С Роном ей часто было неловко, она зажималась и боялась показаться распутной. С Роном она никогда не делала этого не на кровати. С Роном они всегда занимались любовью ночью.

—Вы хотите меня? —казалось, его слова пронзают до пят.
—Отрицать это бессмысленно,— она сглотнула,— но…

Договорить ей он не дал и ввёл два пальца в бесстыдно влажное лоно. Она охнула и до боли закусила губу.
В Норе была потрясающая слышимость. А заглушающие чары почему-то не срабатывали должным образом. Конечно, сейчас она находилась далеко от дома семейства Уизли, но привычка сдерживать эмоции прочно засела в её сознании.

—Не надо сдерживаться, мне нравятся страстные женщины.

Гермиона с облегчением выдохнула и застонала вновь. Его пальцы то погружались глубоко в неё, то замирали у самого выхода. Волшебные ощущения! Совершив несколько интенсивных поступательных движений, он извлек пальцы и поднёс их ко рту Гермионы.

Она услышала едва уловимый кисловато-терпкий запах— её запах. Он окончательно одурманил её сознание. Откровенный стыд… Ведомая непонятной силой, она робко начала их облизывать, а потом, войдя во вкус, вобрала их в себя почти во всю длину, одновременно щекоча фаланги языком. Она впервые пробовала себя. Вихрь эмоций бушевал в её теле. Она никогда не чувствовала столь сильного обволакивающего возбуждения: ей казалось, что её смазка вязко стекает по ноге, и Северус обязательно это заметит и ухмыльнётся. Она откровенно тёрлась бедрами об него, желая, чтобы его руки снова оказались у её клитора.

—Сейчас будет секс? —она хотела этого, но боялась.
—Да.
Она попыталась повернуться к нему лицом, но он остановил её, крепко держа за плечи.
—Играем по моим правилам…

Буйная фантазия нарисовала развратную картину, как он раздвигает её ягодицы и начинает ласкать её языком, но в реальности он явно не планировал это делать.

Одним движением он прогнул ей поясницу, и Гермиона ухватилась за край стола, чтобы не упасть. Вспотевшие от эмоций ладони соскальзывали с гладкой столешницы. Звякнула пряжка, и девушка почувствовала, как он прикоснулся к ней горячим членом, как бы примеряясь. Она трепетала и сочилась нетерпением.
Внезапно он остановился, возможно, его смутило её напряжение:
—Я могу продолжать?
—Да, чёрт возьми! —ей казалось, если сейчас он не сделает этого, её разорвёт от возбуждения.
Он уверенно вошёл в неё и сразу начал ритмичные движения.

Бумаги, лежащие на столе, то и дело мелькали у неё перед глазами. Она пыталась ухватить взглядом название ученического эссе, но буквы упорно расплывались.
Он трахал её, не издавая ни единого звука. Лишь сладкие шлепки и предательское чавканье подзвучивали их соитие.
—Скажите хоть что-нибудь… —Гермиона не знала, как вести себя— в подобной ситуации она была впервые. Молчание казалось ей странным.
—Могу перечислить ингредиенты оборотного зелья… —в голосе сквозила хрипотца.
—Мерзавец!
—Об этом все знают.

В этот момент он добавил к ритмичными фрикциям уверенные ласки клитора. С губ Гермионы сорвался глубокий непристойный стон. Она бесстыдно оттопырила задницу, задрав одну ногу на стол, ещё сильнее подставляя себя внезапному любовнику.

—Сильнее, Северус!

В какой-то момент, он взял в кулак её волосы и потянул голову назад, заставляя прогнуться ещё сильнее. Удовольствие граничило с болью и волнением, слишком собственническим и властным оказался этот жест.
Оргазм не заставил себя долго ждать. Это было неизбежно и отчего-то горько. Горько, что это безумие кончилось, горько, что он так и не проронил ни звука— он вообще кончил? —горько, что она изменила Рону, горько, что ей понравилось…

Она оделась и решилась посмотреть Снейпу в глаза— они не выражали ровным счетом ничего. Профессор стоял в наглухо застегнутом сюртуке; опрятный и безразличный.

—Вам понравилось? —она задала, пожалуй, самый идиотский вопрос за всю свою жизнь.
—Безумно. Прыгаю от восторга,— сарказм сквозил холодом.
—А где обещанное волшебство?
Северус взмахнул палочкой, и с потолка снова посыпались золотые песчинки.
—Почему так? —Гермиона выглядела расстроенной.
—Что так?
—На столе, без единого слова…
—Теперь вы будете знать, что секс бывает не только под одеялом, что он иногда длится дольше двух минут, что секс— это не всегда романтика, не обязательно целоваться и раздеваться. И… —он взял перо и пододвинул к себе чьё-то эссе,— не каждый секс приводит к отношениям…
—По-моему, теперь я понимаю, что секс их может расстроить… —Гермиона прошептала заклинание, разглаживающее юбку.
—Не печальтесь. Ваш бестолковый Уизли ни о чём не догадается.
—Мне кажется, у меня с ним всё сломалось.
Северус пожал плечами и уткнулся в пергамент.

Для них двоих время замерло. Она сидела напротив него, поджав ноги, а он водил пером, проверяя очередное эссе. Одно за другим. Её будто не существовало вовсе. Сейчас молчание казалось комфортным и даже уютным. Святой Мерлин, она только что занималась любовью со Снейпом, вернее, он её молча отымел! Уму непостижимо!

—Напомните мне,— он прервал тишину,— зачем вы пришли?
—Хотела, чтобы вы научили меня целоваться…
—А, вот оно что. Грейнджер, покиньте мой кабинет… —сказал он так, между прочим, и, поймав её разочарованный и огорченный взгляд, добавил:
—Я не целуюсь на первом свидании…

Report abuse

All documents on the website are taken from public sources and posted by users. We offer our deepest apologies if your document has been published without your consent.