Валентинов день tetcher NC-17

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.
Type of: doc
Founded: 13.04.2020
Added: 12.01.2021
Size: 0.12 Мб

Название: Валентинов день
Автор — tetcher
Рейтинг — NC-17
Пейринг — СС/ГГ
Жанр — PWP.
Дисклаймер — Герои — Ро, сюжет — автору, буквы — Кириллу и Мефодию, хотя, если бы они знали, что я с ними сделаю, вряд ли бы их мне одолжили.
Саммари — Саммари? Какое саммари?! Сюжет? Какой сюжет?!
Статус — закончен
Размер — мини
Примечание — фик написан для моих любимых подружек. Лигры, Варежки, Ruphina, Ромашка, Сильвия, и другие мои ромашки, я вас очень-очень люблю! С днем Святого Валентина вас!!!
Северус Снейп, декан Слизерина, летел по коридору Хогвартса, ругаясь сквозь зубы.
— Чертов Дамблдор! Чертовы дети!! Чертов праздник!!!
Каждый год в середине февраля на обитателей этой школы находило внеплановое безумие: мальчики начинали шушукаться по углам, в то время как девочки краснели, поглядывая на них. А потом наступало четырнадцатое февраля, и мир погружался в розовый. Почему-то именно этот розовый цвет особенно сильно бесил зельевара. Сердечки, ленточки, цветочки кружились в воздухе, подчиняясь простейшим чарам, а вырезанные из картона красные и розовые сердца перелетали от одного студента к другому. Сердца! Какое чудовищное заблуждение! Большинство даже и не подозревает, ЧТО на самом деле обозначал этот символ! Адаптированный христианской религией римский символ женского начала, обозначающий ни что иное, как женские ягодицы! Ладно, забудем об этом! Мужчина стремительно спускался в подземелья, стараясь не замечать праздничный хаос, царивший вокруг.
"Северус, ты должен больше времени проводить с людьми!" — мысленно передразнил он директора, настоявшего на участие в чествовании Дня Святого Валентина. Снейп честно "отсидел" два часа безумного празднества, проклиная Валентина за его выступления против отмены римских Луперкалий. Если бы он не стал их защищать, то обряд умер бы сам собой с распадом Великой Римской Империи, так нет же, решил вступиться за массовые женские порки, якобы дарующие тем способность к деторождению. Северус бы, наверное, стерпел бы празднество и дальше, если бы не одно маленькое "но". На церемонии раздачи подарков одна из сов приземлилась прямо перед ним, держа в клюве небольшую, затянутую красным бархатом коробочку в форме сердца... Он никогда не получал подарков к этому празднику, равно как и к любому другому, и это было хорошо и правильно. Однако нетерпеливое уханье совы явно показывало, что это подарок ЕМУ. Северус недоверчиво протянул ладонь, принял сердечко и, откинув крышечку, заглянув вовнутрь, обнаружил небольшой серебряный ключик, покоящий на белом шелке, которым была выстлана коробочка изнутри, а затем заметил, что все преподаватели и многие из учеников следят за ним с плохо скрываемым ужасом. Мгновенно вернув лицу злобное выражение, он засунул треклятую шкатулку в карман мантии и вылетел из зала.
— Любопытно, кто же решил так надо мной подшутить, — вслух подумал он, ожидая сладостного момента мести за ту растерянность, которую он испытал несколько минут назад.
— Прекрати! — достиг его ушей сбивающийся шепот, — немедленно остановись, сюда кто угодно может зайти!
— Не волнуйся, все учителя и ученики сейчас в Большом Зале, а те, что не в зале предпочитают заниматься тем же, чем и мы... — ответил тихий мужской голос.
— Не мы, а ты, — пискнула девушка. — Немедленно прекрати и выпусти меня!
— Ну же, не упрямься! Я знаю, тебе понравится, — возбужденный шепот прервался слюнявым звуком, видимо поцелуем.
"Вот оно! Благословление за сегодняшний вечер!" — подумал Снейп. На его губах расцветала ядовитая усмешка. Он подождет, настигнет их в самый пикантный момент, чтобы ни тот ни другой не смогли отвертеться от наказания.
Между тем, действие в полутемном классе набирало обороты, стоящий за дверями профессор не мог его видеть, но звуки ясно давали понять, что происходит, а зельевар всегда обладал прекрасным слухом.
— Ты такая теплая, — хрипло отозвался незадачливый любовник.
"Ну, так! Живая, наверное!" — усмехнулся про себя Северус.
— Прекрати, пожалуйста, мне все это не нравится.
"О! Пыльный класс, жесткие парты, явно неумелый любовник, который распускает руки и лезет со слюнявыми поцелуями... И как это может не нравиться?" — продолжал насмехаться он.
— Ай, что ты делаешь?! Пусти!
— Как мне все это надоело! — рявкнул парень. Послышался звук пощечины, девичий вскрик, впрочем, тут же прервавшийся, и звук раздираемой ткани.
"Так, а вот это уже явный перебор" — решил Северус и распахнул дверь.
— Что здесь происходит?! — тихо, но с угрозой спросил он. Взмахом руки мужчина зажег один из факелов в кабинете и пораженно уставился на студентов. — Мистер Маклагген и мисс... Грейнджер? — даже сам Северус услышал, насколько удивленно прозвучал его голос. Он тут же нахмурился и продолжил, — вы ведете себя неподобающе!
— Простите, сэр, — пробормотал Кормак, а девушка только взглянула в черные глаза своего профессора зелий. Карие глаза юной гриффиндорки были полны слезам, но она упорно молчала.
Северус прищурился, что-то явно было не так.
— Двадцать баллов с Гриффиндора, мисс Грейнджер, за вопиющее нарушение школьных правил, и еще пятьдесят с вас, Маклагген. Вы, — он презрительно усмехнулся, — мужчина, потому и спрос с вас больше. Месяц отработок с Филчем, а теперь убирайтесь!
Юноша тут же рванулся с места, не заставляя себя упрашивать, девушка устремилась было за ним, но была остановлена.
— Мисс Грейнджер, не помню, чтобы я вас куда-то отпускал...
Властный тон его голоса заставил Гермиону замереть на месте. Она лишь с отчаяньем взглянула на захлопнувшуюся дверь.
— Где ваш стыд, мисс Всезнайка? — яростный взгляд хлестнул не хуже кнута, оставив на душе болезненный рубец. — Отвечайте!
Но девушка лишь покачала головой, пряча глаза. Снейп грубовато поднял ее лицо за подбородок, чтобы увидеть их, и Гермиона тут же покраснела.
— Он что, против воли вас сюда притащил? — несколько сбавил обороты Северус.
— Нет, — пролепетала она.
— Я слышал, он вас ударил. Это так? — Ответ ему не требовался, правая щека девушки была пунцовой и явно не от стыда.
— Да, — еще тише сказала Гермиона, а одна предательская слезинка скатилась по щеке.
Снейп отступил на шаг и продолжил воспитательный процесс:
— Его можно понять, он взрослеет, кровь играет, но вы, с вашим интеллектом... Как вы могли не понять, для чего он увел вас с праздника?
Девушка вдруг разозлилась:
— А, может, я хотела этого?!
— Вы что, влюблены?
— Да!
— В этого... этого недоношенного дамского угодника?! — пораженно выдохнул Снейп.
— Что?! — возмущение зашкаливало в медовых глазах, — разумеется, нет!
— Тогда зачем?!
— А вы никогда не думали, что иногда мне хочется побыть простой девушкой? — тихо, но твердо сказала она, — неужели я не достойна такой малости? Неужели так много прошу?
— Ну и в чем проблема? — Снейп окинул типично-мужским взглядом стройную фигурку, округлое белое плечико, видневшееся в разорванной темной блузке. Маггловские брюки соблазнительно обтягивали стройные бедра, а в неглубоком вырезе были четко видны оформившиеся полушария крепкой груди.
— Профессор, — вдруг тихо спросила девушка, заметив его взгляд, — скажите, я могла бы вам понравиться? Просто мне не у кого спросить, мои друзья поймут меня неверно, а вы... не предвзяты.
Снейп был ошарашен подобным вопросом. Скажешь "нет" — соврешь и обидишь, скажешь "да" — нарвешься на большие неприятности, и он промолчал.
Гермиона грустно усмехнулась:
— Вот видите, даже вам я не нравлюсь...
"Вот ведь глупая! Нравишься!" — почти с улыбкой подумал он, но, впрочем, она тут же исчезла.
— Что значит "даже"?! — рявкнул Северус.
— Э-э-э... Вы... Мне кажется, что... — она покраснела, а потом на одном дыхании выпалила, — у-вас-давно-не-было-женщины!
Профессор был в ярости от проницательности этой девчонки и даже не пытался этого скрыть, резким движением он притянул к ее себе, впиваясь в нее требовательным поцелуем. Гермиона в отчаянье сжала губы, но через мгновенье оборона была сломлена, его властный язык ворвался в ее рот как завоеватель в осажденную крепость. У девушки подогнулись колени, и если бы Снейп ее не держал, она бы точно упала. Не давая ей опомниться, он стянул с нее порванную блузку и с восхищением уставился на черный, с розовым кружевом бюстгальтер.
"О, Мерлин, я проклят розовым!" — со стоном подумал Северус, зная, что эта маленькая деталь дамского туалета теперь будет преследовать его в эротических снах.
Поцелуи следовали одни за другим, заставляя девушку выгибаться от наслаждения, которое доставляли опытные знающие губы. Ловкие пальцы быстро справились с застежкой бюстгальтера и уже играли с заострившимися от возбуждения сосками.
— Еще! — неосознанно шепнула она, — пожалуйста.
"Ну, разве можно отказать даме, когда она так мило просит", — скользнула в голове у мужчины порочная мысль.
Расстегнув молнию на ее брюках, он стянул их и подсадил девушку на парту, на ту самую парту, где она сидела всего несколько минут назад. Его взгляду открылись подходящие по комплекту к верху черно-розовые трусики. Медленно и осторожно сняв их, Северус оставил на девушке лишь бордово-желтые гольфы, так трогательно смотревшиеся на стройных ножках.
Он вновь вовлек Гермиону в долгий поцелуй, позволяя девушке зарываться пальцами в свои волосы, острые коготки царапали и впивались в его шею. Мягко уложив ее на парту, мужчина направил ее руку, заставляя сжать свою правую грудь, в то время как сам приник к левой. Чуть прикусив сосок, Северус стал спускаться все ниже, к впалому животику, который он принялся ласкать языком , ямке пупка, и, наконец...
— Се-верус, — протяжно застонала девушка, выгибаясь от наслаждения, когда он добрался до самого сокровенного местечка на ее теле.
— О, да, моя маленькая, — хрипло шепнул он, и она вздрогнула от тембра его голоса. Снейп довольно усмехнулся и снова приник к центру ее удовольствия, заставляя Гермиону метаться и царапать деревянную столешницу.
— Пожалуйста, пожалуйста, — бессвязно шептала она.
— Продолжать или остановиться? — спросил он.
— Остановись... Или я умру... — Северус улыбнулся и несколькими движениями языка довел девушку до разрядки.
Некоторое Гермиона дышала, словно выброшенная на берег рыба, но затем осознание случившегося накрыло ее волной стыда. Девушка отчаянно покраснела, поняв, что лежит на парте, обнаженная, а прямо напротив стоит ни кто иной, как Северус Снейп и с удовольствием наблюдает открывшееся перед ним зрелище.
— Не поздновато ли краснеть, мисс Грейнджер — ухмыльнулся он.
— Это непроизвольно, — пробормотала она, резко сводя ноги и подтягивая их к груди.
Северус не мог не улыбнуться... Как у нее мог получиться такой невинный жест после того, как она всего минуту извивалась от наслаждения, выкрикивая его имя?
— Профессор...
— Профессор? — черная бровь удивленно выгнулась, — кажется, вы звали меня "Се-верус", — протянул он.
"Он что, дразнит меня?" — пронеслось в голове у пораженной девушки.
— Мне, кстати, очень понравилось это обращение.
— Это хорошо, — неожиданно для себя мурлыкнула Гермиона и легко спрыгнула с парты.
Снейп с вожделением смотрел на ее изящное, худощавое тело, но не решался коснуться, любовная эйфория прошла, оставив после себя легкий привкус утраты.
— Вы ведь этого хотели, когда спрашивали, нравитесь ли вы мне?
— Не совсем, — Гермиона обвила тонкими руками его шею и притянула для поцелуя. — Я хотела принадлежать вам, хотя бы один раз... Северус.
— Мне?! — сердце, всегда такое спокойное, забилось как сумасшедшее от ее слов, — но почему?
Оставив его вопрос без ответа, она неспеша расстегивала пуговички его сюртука и рубашки. Северус не мог не улыбнуться, видя на ее лице выражение ребенка, разворачивающего долгожданный подарок. Когда с рубашкой было покончено, Гермиона не смогла сдержать возмущенного вопля:
— И такую красоту вы прячете под этими уродливыми тряпками?!
— Ну, знаете ли, — фыркнул он, — вы тоже не образец безупречного вкуса!
Девушка ласкала кончиками пальцев гладкое, молочно-белое тело, а потом, не сдержавшись, лизнула. Северус поежился, ее поцелуи были короткими, почти жалящими, но необычайно притягательными. Влажный язычок прошелся по темной горошине соска, и мужчина хрипло застонал.
— Не дразни меня, — прошипел он, сквозь стиснутые зубы.
Гермиона продолжала свое исследование, но он мягко отстранил ее.
— Я сделала что-то не так? — испугалась она. — Тебе не нравится?
На лице Северуса появилась улыбка змея-искусителя, он резко прижал ее бедра к своим, доказывая абсурдность ее предположения. Девушка положила руки на пряжку его ремня и принялась расстегивать его.
— Позволь тебе помочь, — шепнул он, заклинанием избавляясь от одежды, а затем нетерпеливо спросил, — кровать или парта?
От этого простого вопроса Гермиона едва не застонала.
— Кровать, — выдохнула она, и в ту же секунду стол, на который опирался Снейп, превратился в кровать.
— Как пожелаешь, моя маленькая, — шепнул он.
Задыхаясь от поцелуев, они оба упали на кровать, Северус склонился над поверженной девушкой, и, слегка прикусив ее нижнюю губу, вошел. Гермиона услышала чей-то хриплый животный стон, но уже через мгновение поняла, что стонет она сама, от точных выпадов своего профессора. Девушка обвила ногами стройную талию мужчины и обняла его так крепко, словно от этого зависела ее жизнь. Темп нарастал, в классной комнате слышались лишь несвязные стоны, вскрики и тихие удары плоти о плоть.
Северус наслаждался зрелищем: раскинувшаяся в бесстыдной страсти Гермиона Грейнджер извивалась от каждого движения его тела. И почему он считал ее дурнушкой? Да за всю свою жизнь он не видел картины прекраснее. Еще один удар, и ее захлестнул оргазм, тело выгнулось дугой, пальцы алчно мяли простыни, а внутренние мышцы пульсировали и сжимались.
— Северус, стой, пожалуйста, — шептала она, но новый толчок повлек за собой еще один оргазм.
— Выше, выше, моя маленькая, — шептал он в ответ, приближаясь к развязке.
— Се-верус, — с придыханием выкрикнула Гермиона, выгибаясь и сжимая собой мужское естество почти до боли. С тихим шипящим стоном Снейп упал ей на грудь, выплескиваясь в жаркие глубины ее тела.
Какое-то время они молчали, заново учась дышать, пока девушка не произнесла:
— Это был лучший Валентинов день в моей жизни!
— И в моей, — с легким смешком ответил Северус, — я даже получил подарок.
— Я знаю.
— Вот как?
— Конечно, ведь это я его тебе прислала, — улыбнулась она, и грустно добавила, — нужно одеваться.
— Да, — кивнул он, но продолжал лежать, прижимая к себе девушку, и надеясь, что делает это не последний раз, но это было не все, его беспокоил еще один вопрос, — зачем ты все-таки пошла с Маклаггеном?!
— Хотелось почувствовать себя любимой... — прошептала она, а щеки и ее покрылись нежным румянцем.
Через несколько минут, они уже одевались и приводили класс в порядок. Так и не найдя трусиков, девушка натянула брюки на голое тело, а разорванную блузу прикрыла мантией.
— Вас проводить? — спросил Снейп, но Гермиона лишь покачала головой. Ей хотелось остаться наедине с собой, поразмышлять о случившемся. — Как пожелаете.
Войдя в свои личные комнаты, Северус почувствовал, что что-то не так. Окинув комнаты беглым взглядом, он заметил на столе шкатулку, потемневшее от времени дерево было украшено древними рунами.
— Быть этого не может! Ловец печалей!
На его письменном столе лежал один из величайших артефактов магического мира, о легендарных ловцах печалей
ходило множество слухов, но не было ни одного документального подтверждения их существования. Артефакт, способный хранить в себе мысли, чувства, эмоции и даже ощущения, от которых обладатель желает избавиться, был едва ли не самым ценным подарком, который он получал за всю свою жизнь. Аккуратно отперев крохотный замочек, Снейп заглянул вовнутрь и обнаружил там небольшую записку, написанную знакомым почерком: "Начать жизнь с чистого листа не сложно, главное — получить шанс..."
— Наглая девчонка! — ухмыльнулся Снейп.
На уроках он снова стал тем равнодушным и холодным ублюдком, которым был, и девушка начала сомневаться, увидит ли она еще когда-нибудь нежность и желания в его взгляде. Теперь мир для нее делился на "ДО" и "ПОСЛЕ".
К счастью, в ближайшие дни Зельеварения не было, а в коридорах она старалась обходить Мастера Зелий стороной и неизменно опускала глаза, но после первого же урока услышала чарующее:
— Задержитесь, мисс Грейнджер.
— В чем дело, профессор, — тихо спросила она, дождавшись, когда класс покинет последний студент.
— Вы кое-что забыли при нашей последней встрече, — он неторопливо достал из внутреннего кармашка мантии комочек черно-розового кружева, — если хотите получить ее назад, буду ждать вас ровно в девять в своих личных апартаментах.
Он видел, как на ее лице заиграла лукавая улыбка:
— Не беспокойтесь, сэр, я приду...












Report abuse

All documents on the website are taken from public sources and posted by users. We offer our deepest apologies if your document has been published without your consent.