Руны Darianna NC-17

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.
Type of: doc
Founded: 23.01.2020
Added: 12.01.2021
Size: 0.36 Мб


Название:РуныАвторы:ДарианнаРейтинг:NC-17Пейринг:СС/ГГЖанр:DramaСаммари:Нападения Пожирателей смерти продолжаются. Только на этот раз Волдеморту нужны не просто смерти магглов. Ему нужна сила... А тем временем, в Хогвартсе закончен очередной год обучения. В школе остаётся только Гермиона Грейнджер. Но её цель - это не только постижение высшей магии под руководством опытных мастеров. Смогут ли Гермиона,одна из сильнейших волшебниц Англии, и Северус Снейп,агент Дамблдора в кругу пожирателей смерти, разгадать загадку?.. Случайным ли было то, что руны выбрали их? и сможет ли простое сотрудничество перерасти во что-то большее?Размер:максиСтатус:закончен

Глава 1

Маггловское предместье было тихим. Тихим настолько, что любой звук казался противоестественным, чужеродным и заставлял вздрагивать. Но это, похоже, абсолютно не волновало высокого мужчину в тёмном плаще с низко надвинутым капюшоном. Он подошёл к одному из домов и постучал. Дверь тут же распахнулась, и мужчина вошёл.

— Надеюсь, Макнейр, ты не привёз на хвосте весь аврорат, — неприятным, визгливым голосом сказал встречающий.

— Слушай, ты, крыса… — угрожающим голосом начал вошедший.

Тот, кого назвали крысой — неприметный человечек с мелкими зубами отступил на шаг и неприятно засмеялся.

— Не можешь пережить моё повышение, Макнейр? Иди, Лестранж с Малфоем наверху.

Макнейр хотел что-то сказать, но только с присвистом втянул воздух в лёгкие и зашагал по лестнице на второй этаж. Вслед ему долетел тот же неприятный смех.

Поднявшись, он вошёл в приоткрытую дверь. Судя по — всему, эта комната служила хозяевам дома спальней. Когда-то служила. Потому что сейчас мебель была сдвинута к стенам, а в центре комнаты на полу корчился связанный человек. Ещё двое стояли неподалёку, о чём-то тихо переговариваясь. Услышав звук шагов, они обернулись.

— Наконец-то, Макнейр… — протянул один. — Я уже еле сдерживаюсь, чтобы не прикончить это отребье, — он презрительно кивнул в сторону лежащего мужчины.

— Нельзя, Люциус, ты же знаешь, к тебе что, давно Круцио не применяли?- Макнейр явно злился.

-Расслабься. Я не такой идиот, — Малфой пнул лежащего человека.

Третий мужчина засмеялся хрипловатым смехом, перешедшим в кашель.

-Проклятый Азкабан… — пробормотал он.

— Ладно, Рудольфус, давай, запри дверь, и мы начнём.

Дверь захлопнулась, и в комнате наступила тишина, прерываемая только всхлипами жертвы.

Лестранж небрежно взмахнул палочкой, и верёвки, спутывающие человека, исчезли. Но он и не пытался бежать, понимая, что это бесполезно. Малфой опустился на колени и достал из-за пояса трёхгранный кинжал, с обвивающей рукоять змеёй.

Кровь — жизнь, кровь — мать, прими эту жертву и дай нам силу, силу для нашего господина…

Лестранж и Макнейр бормотали какие-то формулы, похожие на ритуальные песнопения. Малфой прочертил кинжалом линию по руке лежащего человека, брызнула тёмно-бордовая кровь. Омочив палец в этой крови, Малфой одним движением нарисовал какой-то знак на полу.

— Взываю к тебе…

Воздух в комнате становился тяжелее, всё как — будто застилала багровая дымка… Кинжал опустился…

Глава 2

— Расслабься, Герм, даже если нас поймают, что они нам сделают? Мы ведь уже закончили школу!

— Да, закончили, но я собираюсь остаться в Хогвартсе, чтобы продолжить образование, и …

— Гермиона, ты же знаешь, что все равно согласишься. Хотя, если бы ты промолчала. Я бы решил, что ты заболела. И отвёл бы прямиком к мадам Помфри. Или… — Рон подмигнул Гарри… — к Снейпу.

Хохот парней разнёсся по пустынной гостиной Гриффиндора. Гермиона недовольно поморщилась. Её неотрывно преследовало чувство, что ни одно её слово не достигает цели.

— Ну, что ж, я согласна, — со вздохом произнесла девушка.

— Ладно, Герм, не дуйся, ты же знаешь, что мы уважаем твоё стремление к знаниям, и всё такое, но сегодня ты просто не имеешь права закопать себя в библиотеке!

— Библиотека — это не могила, Рон, — огрызнулась она.

— А по мне, так очень даже похоже. — Рон зевнул. — Ну, что, пошли?

Мантия-невидимка уже не прикрывала всех троих целиком, и оставалось надеяться, что если кто-то и увидит самостоятельно путешествующую ногу, то спишет это на очередной бал привидений. Глядя на проплывающие мимо коридоры, Гермиона испытывала странное чувство. Семь лет она ходила по ним, никогда прежде по-настоящему не разглядывала. Интересно, как давно здесь появился этот странный рунический, как будто выдолбленный в камне знак?.. Задумавшись, девушка не сразу поняла, что Гарри с Роном остановились.

— В чём де…

— Тихо, Герм, — одними губами прошипел Гарри. — Здесь за поворотом Снейп с Дамблдором.

— Уходим?

— Нет. Я хочу послушать. Вдруг это о… — парень выразительно оглядел друзей.

Прижавшись к стене, все трое замерли.

— Это снова произошло, Альбус. Снова! Неужели вы не понимаете, что если он завершит ритуал, то вам …

— Нам, Северус…

— … ничто не поможет! Даже ваш хвалёный Поттер.

Гермиона почувствовала, как дёрнулся Гарри. Нет, Гарри, не сейчас, не хватало, чтоб нас застукали, после такого Снейп не то что не возьмёт меня в ученики, он меня и слушать не будет. Тем временем Снейп продолжал говорить:

— И я считаю, что нам нужно как можно быстрее начать расшифровку. И сообщите вы, наконец, мисс Грейнджер, что от неё требуется!

Гермиона почувствовала, как сдавленно охнул Гарри и странно замер Рон. А она ощущала только любопытство: что же это такое, чего они хотят, и почему Снейп так нервничает? Передвинувшись чуть вперёд, они осторожно выглянули за угол. Снейп стоял перед безмятежно взирающим на него Дамблдором, сжав руки так, что костяшки пальцев побелели. К тому же, он был одет не в привычную мантию: на плечи был накинут чёрный плащ. Вдруг — и Гермиона почувствовала, что у неё внутри всё переворачивается, — Снейп посмотрел в их сторону. Гарри, которому приходилось сталкиваться с профессором в подобной ситуации, рассказывал, что у него всегда было ощущение, что Снейп может видеть сквозь мантию. Гермиона всегда думала, что это чепуха, но сейчас, под немигающим взглядом чёрных глаз, поняла, что это не так уж невозможно.

— Что-то не так, Северус?..

Снейп, отвернувшись, снова посмотрел на Дамблдора.

— Нет, Альбус. Может быть, продолжим разговор в другом месте?

Гермиона осмелилась дышать только после того, как за директором закрылась дверь личного кабинета Снейпа.

— Что же это такое, Гермиона?.. Зачем им нужна ты?.. Ещё и ты… — шепот Гарри нарушил тишину.

Тишина в общей гостиной была ещё тоскливее, чем с утра. Тогда она была наполнена ожиданием. Сейчас — сомнением. Гарри весь вечер сидел, невидящим взглядом смотря в стену. Рон, уничтожив весь запас шоколадных лягушек, нервно мял обёртку от последней.

А Гермиона, пытаясь читать книгу и не видя ни строчки, напряжённо размышляла над словами Снейпа. И сообщите вы, наконец, мисс Грейнджер, что от неё требуется! Что же им надо?..

— Ладно, я пошёл спать, — Рон выбрался из кресла и вопросительно посмотрел на Гарри. — Ты как?

— Я пока не хочу спать… — голос странно хриплый. — Спокойной ночи, Рон.

После ухода Рона стало ещё хуже. Гермиона, не выдержав, отложила книгу.

— Гарри, не накручивай себя!

— Не накручивай?! Тебе легко говорить, Гермиона! — взрыв эмоций удивил не только её, но и самого Гарри. — Прости…

— Не извиняйся, я понимаю.

— Нет, Герм, ты не понимаешь. Я уже стольких потерял. Если ещё и ты… или Рон… я этого не выдержу…

Тишина… как будто силенцио наложили…

— Спокойной ночи, Гермиона…

— Спокойной ночи, Гарри…

Глава 3

— Что ж, Люциус… дать Лорду возможность обладания изначальной силой — прекрасно придумано. Это и в самом деле очень интересный план… Уж не ты ли посоветовал его Лорду? — Снейп намеренно уколол Малфоя, он прекрасно знал, что этот план дело рук другого. Вот только кого…

— Нет, Северус. — Пальцы Люциуса на мгновение сжали холодный край полированного стола, и тут же отпустили. Снейп подавил усмешку при виде такого явного недовольства. Интересно, Малфой когда-нибудь научится сдерживать эмоции?.. Пока не похоже. Прикрываясь приказами Лорда, он удовлетворяет свою извращённую жестокость, не думая о последствиях. Ничего, Люциус, когда-нибудь ты заплатишь. И я лично предъявлю тебе счёт… Тряхнув головой, Северус сосредоточился на разговоре.

— И кто же этот счастливчик, сумевший оказаться полезным для Лорда? — поинтересовался он.

— Не знаю, Северус. Просто не знаю. Лорд приказал выполнять — этим мы и занимаемся.

Малфой взял бутылку вина, плеснул себе в бокал и передал бутылку Северусу. Снейп, подчёркнуто медленно и изящно, налил вино, и, приподняв бокал, кивнул:

— Да будет славен Лорд!

— Да будет… — эхом откликнулся Малфой.

А вино хорошее, трёхсотлетний Гилмор, не иначе. Принимать гостей Малфои умели, этого у них не отнимешь. А в остальном… Северус, тщательно сохраняя на лице маску холодного безразличия, оглядел зал. Они с Малфоем были единственными, кто ещё сидел за столом. Остальные — самые близкие Лорду Пожиратели, вечеринка была только для своих, — плавно переместились — кто за низкие ломберные столики в углах зала, кто в отдельные кабинеты. Краем глаза Снейп заметил, что Макнейр направляется к выходу из зала под руку с Кассандрой Блэк. Он подавил смешок. Если темперамент Кассандры хотя бы на половину такой же, как у её родственницы Беллатриссы Лестранж, Макнейру не поздоровится.

— Кстати, Северус… Хотел поблагодарить тебя за Драко. Не в последнюю очередь благодаря тебе мальчик понял, что важнее всего в этой жизни.

Снейп кивнул, подавляя зевок. Сейчас начнётся обычная болтовня. Хотя, может, удастся узнать что-то важное…

— Северус! — через весь зал к ним шёл Рудольфус Лестранж.- Рад тебя видеть! — Подойдя ближе, он наклонился и шепнул:

— Иди. Лорд хочет тебя видеть, — затем, выпрямившись, — а я заменю тебя за столом.

Уходя, Северус заметил странный взгляд, брошенный на него Малфоем. У выхода из зала он обернулся ещё раз. Люциус не смотрел на него, вот только руки… Руки, нервно крутящие ножку бокала…

Лорд ждал Снейпа в отдельном кабинете. Радости жизни, которыми наслаждались большинство Пожирателей, были Лорду неинтересны. Его пищей были эмоции. Тёмные эмоции… А уж этого на таких дружеских сборищах было в избытке. Перед дверью Северус ещё раз проверил свой блок, и, постаравшись успокоиться, вошёл. В небольшом полутёмном кабинете не было почти ничего — письменный стол да пара кресел. Тёмный лорд стоял, опершись на стол, смотрел на вошедшего. Опустившись на колени, Снейп поцеловал край плаща Лорда, и поднялся. Не слишком быстро — вдруг решит, что это непочтительность, но и не слишком медленно — потому что это уже нерасторопность. Не должно быть ни единого перебора.

— Стой, Северус, — холодная рука берёт его за подбородок, красные глаза впиваются в него… Невозможно ни закрыться, ни сопротивляться… Одна надежда — мысленный блок прочен, укреплён временем и десятками таких вот проверок…

— Хорошо, Северус. Ты верен мне.

— Да, мой Лорд, я ваш верный слуга… — да отпусти же ты меня, наконец… подавить эту мысль… под блок…

Холодные пальцы отпускают подбородок, Лорд снова облокачивается на стол…

— Итак… Ты знаешь о плане?

— Мой Лорд, вы не удостаивали меня разговором об этом. Я знаю только то, что слышал.

Лорд молчал.

— Мой Лорд… — что же он хочет услышать?.. Главное теперь — не ошибиться… От его ответа зависит не только его жизнь. — Я слышал, что Лорд хочет обрести контроль над… изначальной силой…

— Ошибка, Северус. Ты должен знать, что изначальную силу невозможно контролировать. Её можно только подчинить. Ей можно обладать… как женщиной, — Лорд усмехнулся. Северус знал, что Лорд видел воспоминание о Макнейре и Кассандре — он специально вытолкнул это воспоминание на поверхность.

— Изначальная сила… — Лорд как будто не заметил паузы. — Ритуал, который сможет её призвать, очень древний. Клинок, который выпустит кровь, древние заклятия…

— Ты, Северус, будешь принимать участие в ритуале. Будешь одним из Посвящённых.

— Благодарю, мой Лорд.

— Я тобой доволен, — произнёс Лорд. — Можешь возвращаться Хогвартс, Северус.

Снейп не стал дожидаться повторного приглашения. Вышел из кабинета, прошёл через зал спокойным шагом, стараясь не выдавать своё волнение. Попрощался с Малфоем, слегка сжал руку Лестранжа, кивнул остальным и покинул зал. У выхода его догнал Лестранж.

— Всё нормально, Северус?

— Да, ты же знаешь, после этого всегда…

Лестранж сочувственно кивнул. Сам он не владел окклюменцией — во всяком случае, не в такой мере, как Северус, — и поэтому о том, что чувствует Снейп, в сознание которого проникает Тёмный Лорд, знал только понаслышке.

— Ну, если всё в порядке…

— Да. Прощай, Рудольфус… — Пожиратели никогда не говорили друг другу до втсречи, только прощай… Каждая встреча могла быть последней. Поэтому, на собраниях, когда все озирались, торопливо оглядывая соседей, каждый испытывал что-то вроде облегчения, когда понимал, что все на месте. Потеря низшего звена — ничто, а смерть кого-то из высшего круга…

Сосредоточившись, Снейп взмахнул палочкой и аппарировал как можно ближе к Хогвартсу. Добравшись до своих комнат, он обессилено прислонился к стене. Его трясло, как и каждый раз после аудиенций Лорда. Нет, нельзя… Надо идти к Дамблдору, рассказать ему всё. Если то, что задумал Волдеморт, осуществится… Поттер может паковать свою метлу… Он уж не поможет. Хотя Северус искренно надеялся, что ошибается…

Глава 4

Гермиона пыталась сосредоточиться. Движение палочкой было сложным, требующим абсолютной концентрации. Вот только как её добиться, если над ухом Гарри с Роном обсуждают последний матч Пушек против Торнадо?! На следующий день после подслушанного разговора Гарри был сам не свой, и Гермиона вполне его понимала. Но прошёл ещё день, ничего не происходило, и он постепенно успокоился. А вот Гермиона не была так спокойна. Вчера вечером, за ужином, она постоянно чувствовала на себе пристальный взгляд Снейпа. Теперь, когда почти все ученики разъехались по домам, это внимание было особенно заметно. В который уже раз девушка задумалась: что всё это означает? Не найдя ответа, Гермиона постаралась выкинуть из головы все лишние мысли, подняла палочку…

— Мисс Грейнджер!

Гермиона подпрыгнула, пенал, который она пыталась трансфигурировать, взлетел в воздух, и завис там, Гарри с Роном замерли, смотря на камин, в котором… В котором висела безмятежно улыбающаяся голова Альбуса Дамблдора. Взмахнув палочкой, Гермиона опустила пенал обратно на стол и подошла ближе к камину.

— Директор?..

— Простите, что напугал, мисс Грейнджер. Но дело настолько важное, что не терпит отлагательств… Я бы попросил вас прийти ко мне в кабинет.

-Когда, сэр?

— Прямо сейчас, Гермиона.

— Сэр, а мне… — встрял Гарри. — Надо ли мне?..

Дамблдор, уже почти исчезнувший из камина, бросив на юношу сочувствующий взгляд, тихо проговорил:

— Нет, Гарри. Сейчас — нет.

Голос директора затих где-то в недрах каминной сети.

Гермиона, стараясь не смотреть на Гарри, тихо сказала:

— Ну, я пойду… Пока…

Она всё ещё чувствовала взгляд Гарри, когда выбиралась в коридор.

Только подойдя к кабинету директора, Гермиона поняла, что не знает пароля. Но едва она подошла к горгулье, та отодвинулась. Её явно ждали…

В кабинете Дамблдора было тихо. Уютно. Успокаивающе. Директор — за столом, просматривает какие-то бумаги, а в кресле у камина сидит Северус Снейп. Гермиона судорожно вздохнула. Нет, конечно, она ожидала его присутствия, но всё же… Просто, если он здесь, значит, всё действительно серьёзно…

— Садитесь, Гермиона, — голос Дамблдора был мягким, понимающим. У девушки возникло ощущение, что он знает, что она чувствует. Бросив взгляд на Снейпа, она села.

— Мы не в классе, мисс Грейнджер. Я не сниму с вас баллы, не беспокойтесь, — насмешливый голос вывел её из себя.

— Я не боюсь, — огрызнулась она. Снейп приподняв брови, смотрел на неё.

— Не боитесь? Мисс Грейнджер, предстоящего разговора боюсь даже я, а вы строите из себя… Ах, да, я забыл… Гриффиндорская храбрость…

— Северус! — голос директора был не сердитым, но Снейп замолчал.

— Итак, Гермиона… Вы знаете, зачем мы пригласили вас сюда?

— Нет, сэр. — Девушка была вполне чистосердечна, но недоверчивая усмешка Снейпа говорила о том, что он в этом сомневается.

— Как вы знаете, Волдеморт не остановится ни перед чем, чтобы обрести абсолютную власть. Вы знаете, мисс Грейнджер?

— Да, директор… знаю…

— Вы задумывались когда- нибудь о том, что мешает ему приблизиться к цели?

— Но, сэр, я думала, Гарри…

— Мисс Грейнджер, — Снейп выпрямился в кресле. — Мистер Поттер — точнее, его устранение, — это необходимое условие. Но есть ещё кое-что…

— Северус… — Дамблдор бросил взгляд на Снейпа, тот, пожав плечами, отвернулся к камину.

— Северус прав, — директор проигнорировал донесшееся от камина хмыканье Снейпа. — Если Волдеморт убьёт Гарри…

Гермиона вздрогнула.

— Мисс Грейнджер, вам пора научиться называть вещи своими именами! — голос Снейпа был непривычно мягок.

Дамблдор, как будто ничего не заметив, продолжал:

— … то будет устранено главное препятствие. Но, тем не менее, это ещё не всё. Волдеморту нужно было найти способ обрести силу, равной которой нет в мире. Абсолютную силу. Изначальную.

Гермиона вздрогнула. Она читала, когда-то читала об этом… обрывки информации, которые удалось найти, дали ей некоторое представление о том, что такое изначальная сила. Абсолютная мощь, неконтролируемая…

— Но, сэр, откуда вы узнали…

— Мисс Грейнджер, — Снейп, выпрямившись в кресле, повернулся к ней. — Вы забываете о моём положении двойного агента.

Как он могла забыть? Идиотка!

— Простите, сэр…

— Не извиняйтесь, — ей показалось, или его голос странно дрогнул?..

— Так вот. Волдеморт этот способ нашёл.

— Что же это за способ? — Гермиона затаила дыхание.

— Руны. — Голос Снейпа был спокоен, но что-то подсказывало ей, что это спокойствие напускное.

— А…

— Продолжим разговор в моём кабинете, мисс Грейнджер. Сегодня вечером, после ужина.

— Я тоже буду присутствовать, Гермиона, — мягко сказал Дамблдор. — До встречи.

Девушка направилась к двери.

— И ещё… Не говорите пока Гарри о нашем разговору.

— Но он же спросит…

-Скажите ему, что это была консультация по поводу дальнейшего обучения. Кстати, вам и в самом деле не мешает об этом подумать.

— Хорошо, сэр.

И тут, к своему удивлению, Гермиона увидела, как Снейп кивнул ей. Внутренне улыбнувшись, девушка ответила тем же. Дверь за ней закрылась. Теперь ей предстоит нелегкий разговор с Гарри…

Глава 5

— И ты предлагаешь мне в это поверить?! О чём же тогда был тот разговор?

— Я не знаю, Гарри, но…

— Понятно. — Гарри отвернулся от неё и принялся ходить по комнате.

— Гар…

— Что, Гермиона?! — заорал он, не дав ей договорить. — Чего ты хочешь? Какой реакции ждёшь? Тебя собираются использовать как пешку, а ты…

— Гарри… Каждый из нас будет использован, если это понадобится. И от этого нельзя отказаться…

— Я знаю, Гермиона. Я знаю… Поэтому я и злюсь. Я чувствую свою беспомощность.

— Гарри, запомни раз и навсегда. Ты — не — беспомощен. Ты…

— Ладно, Герм… — Гарри остановился. — Я прошу тебя только об одном: будь осторожна.

— Хорошо, Гарри.

Гарри, резко развернувшись, вышел из гостиной. Обессиленная этим разговором Гермиона сползла на пол. Если ей так плохо сейчас, что же будет, когда Снейп с Дамблдором расскажут ей остальное?.. Сможет ли она скрывать всё от Гарри?..

В Большом зале было непривычно тихо. Учеников почти не было, да и преподаватели… Взгляд Гермионы зацепился за пустое кресло Снейпа. Почему его нет? Что-то случилось? Или… Девушка постаралась выкинуть из головы мысль о том, что ждёт её после ужина.

— Что с тобой, Герм? — Рон внимательно смотрел на неё.

— А что?

— Ты ничего не съела.

— Я просто задумалась… Выбор профессии, сам понимаешь…

Рон кивнул, удовлетворившись объяснением, и принялся за десерт.

Проигнорировав недоверчивый взгляд Гарри, Гермиона, отпила тыквенный сок.

— Тебе пора. — Гарри не смотрел на неё.

— Прости?..

— Если ты не хочешь опоздать на… консультацию, тебе пора.

Гермиона, тщательно сохраняя спокойствие, встала.

— Удачи, — Рон дожёвывал шоколадный торт

— Спасибо.

У выхода из зала её догнал Гарри.

— Знаешь… Что бы я об этом не думал, все равно — удачи.

— Спасибо, Гарри. И ещё… Дамблдор не допустит, что бы с тобой что-то случилось.

Гарри горько усмехнулся.

— Ладно, Герм. Я понял. Пока.

Гермиона подошла к кабинету Снейпа и остановилась, размышляя. Дамблдор подготавливает её… Снейп явно расположен рассказать ей всё без длинных предисловий. И в глубине души она понимала, что предпочла бы второй вариант. Но это не от неё зависит. Ладно, нельзя же стоять здесь весь вечер. Гермиона, постаравшись унять дрожь, подошла к двери и постучала.

Личный кабинет Снейпа обычно был полутёмным, но сейчас в камине горел яркий огонь, придавая мрачному помещению более уютный вид, а за письменным столом сидел Альбус Дамблдор.

— Проходите, Гермиона, садитесь, — директор, как и всегда, был добродушен и приветлив.

Сев на предложенный стул, Гермиона задала вопрос, вертевшийся у неё на языке с тех пор, как она вошла.

— А где профессор Снейп?

— Профессор Снейп задерживается. — Коротко ответил Дамблдор. — У него возникли некоторые срочные дела, — пояснил он в ответ на её недоуменный взгляд.

Наверное, очередной вызов Волдеморта, решила девушка.

— А это… этот вызов… не опасен?

— Нет, мисс Грейнджер, не более чем всегда.- Не узнать этот низкий бархатистый голос, слегка растягивающий слова, было невозможно. — Вы обо мне беспокоились?

— Как о ценном союзнике, — огрызнулась она.

— И вашем будущем мастере, я полагаю, — Дамблдор слегка кивнул Гермионе. — Я предполагаю, что вы выберете своей специализацией зелья?

— Ну… вообще- то, да, я хотела…

— Этот вопрос мы обсудим позже, мисс Грейнджер. А пока…

— Ты прав, Северус, — согласился директор, — пора.

Гермиона, пытаясь сохранить спокойный и невозмутимый вид, повернулась лицом к Снейпу… и сдавленно охнула.

Снейп стоял, прислонившись к стене. Вместо преподавательской мантии на нём были свободные чёрные брюки и тёмная рубашка с расстёгнутым воротом. Чёрные волосы были собраны в хвост, из которого выбивалось несколько прядей. Если вдуматься, она никогда не видела его не в преподавательской одежде. А если подумать ещё, у него хорошая фигура… Высокий, подтянутый, в меру мускулистый…

— Мисс Грейнджер, — насмешливый голос заставил её вспомнить, что она здесь не одна. — Если вы уже насмотрелись, может быть, начнём?

Вспыхнув, Гермиона отвернулась и уставилась на стол. Сволочь! Почему он не может промолчать, хоть раз…

— Итак, — Дамблдор, наблюдавший за их разговором с лёгкой улыбкой, больше не улыбался. — Гермиона, ты уже знаешь о том, что Волдеморт хочет обладать изначальной силой… Он нашёл способ, как это сделать…

— А что случится, если он получит… её?

— А то, мисс Грейнджер, — голос Снейпа был странно резок, без привычной насмешливости, — что не будет уже ничего.

— Ничего?

— Ни добра, ни зла, никаких критериев и ограничений. Будет один закон — тот, который установит хозяин силы. А этот закон подразумевает, что жить в новом мире смогут очень немногие. И, я думаю, вы догадываетесь, кто… И, поверьте, мисс Грейнджер, то, что происходит сейчас, покажется просто мечтой по сравнению с тем, что будет…

— Довольно, Северус, — голос Дамблдора был чуть более резок, чем обычно. — Она не готова.

— Она более чем готова, директор, она гораздо сильнее, чем вы думаете. Мисс Грейнджер, — голос Снейпа стал мягче. — Волдеморт использовал древнюю магию. Магию, основанную на ритуалах жрецов древних религий. Главный компонент — кровь. И… — он чуть помедлил, — древние руны. Да, мисс Грейнджер, — он чуть улыбнулся, увидев её изумление, — безобидный школьный предмет на самом деле…

— Вот теперь и вправду довольно, Северус.

— Как скажете, директор, — Снейп снова прислонился к стене.

— Северус прав. Если мы ничего не сделаем, мир и вправду погрузится в хаос, — голос Дамблдора был серьёзен.

— Но что мы можем сделать, директор? — Гермиона не хотела спрашивать, но вопрос сам сорвался с языка.

— Мы можем отыскать противодействие. Волдеморт хочет выпустить силу — мы должны её запереть. И сделаете это вы, Гермиона, вы и Северус…

У Гермионы возникло ощущение, что её внутренности превратились в лёд.

-Почему я и… — она бросила взгляд на Снейпа.

— Потому что на вас указывает пророчество.

— Но Гарри…

— Мисс Грейнджер, пророчество, касающееся мистера Поттера — не единственное в мире, — в голосе Снейпа прорывалось раздражение.

— Точный текст пророчества воспроизвести не в силах никто, но могу сказать, что вы с Северусом — единственные, кто может это сделать. Вы, Гермиона, одна из сильнейших волшебниц, а Северус — единственный, кто знает планы Волдеморта. И кроме того, он один из сильнейших магов… Так что…

— Так что у меня нет выбора… — прошептала Гермиона.

— Да, мисс Грейнджер. Как и у меня.

Молчание длилось долго, так долго, что Гермиона вздрогнула, когда раздался голос Дамблдора.

— Думаю, Гермиона, вы можете идти. Северус сообщит вам, что вы должны делать. И, кроме того, я так понимаю, что он с понедельника становится вашим мастером?

Снейп хмыкнул и повернулся к Гермионе.

-Понедельник, 10 утра, мисс Грейнджер. Здесь.

— До свидания, профессор, — ей показалось, или от этих простых слов его спина странно напряглась?..

— До встречи, мисс Грейнджер.

Глава 6

Когда Гермиона согласилась, Снейпа захлестнула волна облегчения. Можно расслабиться. Одной проблемой меньше. Он даже изменил своим принципам, когда она уходила: непривычно было слышать по отношению к себе До свидания, и ещё более непривычно — отвечать.

— Ну, что думаешь, Северус?

Вопрос Дамблдора почти застал его врасплох.

— Думаю, всё будет не так плохо… как мне казалось ещё этим утром…

Дамблдор кивнул.

— Она хорошая девочка, Северус. И… очень похожа на тебя…

Снейп резко оттолкнулся от стены, и, наклонившись к директору, прошипел:

— Я бы никому не пожелал быть похожим на себя. И вы знаете почему.

— Знаю, Северус. И, тем не менее, остаюсь при своём мнении. Вы отлично сработаетесь.

Молчание. Только потрескивание огня в камине нарушало тишину, повисшую в комнате. Снейп ненавидел эти паузы… Потому что слова, которые за ними следовали, редко бывали приятными.

— Северус…

Вот оно. Началось.

— Да, Альбус?

— Ты не в курсе, когда произойдёт следующий ритуал?

Конечно, директор, в курсе. Просто мне жить надоело, вот и решил промолчать. Что у вас за вопросы, Альбус…

— Не, не знаю. Я в этом не участвую, поэтому точные даты мне не сообщают.

— Ты понимаешь, что лучше было бы, если бы мы знали?

— Да.

— Почему тебя решили не задействовать в ритуалах?

Вот так, без перехода. Почему бы вам сразу не сказать, чего вы от меня хотите?..

— Это решает Лорд. Достаточно и того, что я об этом знаю. Многие и не подозревают, что за игру он затеял…

— А если ты…

Так вот что вам надо, директор!..

— Нет! Я не буду этого делать!

— Северус…

— Я не опущусь до человеческих жертвоприношений!

— Ты можешь не убивать сам…

Снейп смотрел на Дамблдора прожигающим взглядом.

— Пусть в крови будут не руки, а душа, не так ли, директор? Ведь ей уже все равно…

Дамблдор молчал.

— Вы что, воображаете, что я пойду к Тёмному Лорду и попрошу разрешения участвовать в ритуалах?! Если он решил не привлекать меня…

— Если ты скажешь, что тебе притягивает магия крови…

— Он ценит меня как раз за то, что я могу сдерживать себя! Что я служу ему не ради удовлетворения собственных извращённых потребностей, как это делает большинство…

— А для чего, Северус?.. — Дамблдор выпрямился и смотрел на Снейпа поверх очков-половинок. Строгим и печальным взглядом. Ну, нет, директор, со мной эти штучки не пройдут!

— Вы же прекрасно всё знаете. Он убьёт любого, кто будет обсуждать его решения. Хотя… — Северус подошёл к камину и невидящим взглядом уставился на огонь. — Может и к лучшему…

— Зачем ты…

— Признайтесь, Дамблдор, если он убьёт меня, вы не слишком огорчитесь?.. Я же для вас просто пешка. Ценная, не спорю. Но если это произойдёт… Вы найдёте кого-то другого, кто будет рвать себе душу ради одной маленькой победы в бесконечной войне…

— Мальчик мой… — взгляд Дамблдора был сострадательным, понимающим…

Да не нужно мне ваше понимание, директор! Мне нужен кто-то, кто не будет заставлять меня уничтожать себя, а потом сожалеть об этом!..

— Ты не прав, Северус… Ты нужен нам. И твоя смерть огорчит Гарри…

— То есть, в конечном счёте, прибавит ему ненависти к Лорду? И послужит для его же блага. Если понадобится, Дамблдор, вы сами убьёте меня, обливаясь при этом слезами сожаления!

— Мальчик… — тихий, грустный голос…

Не отвечая, Снейп вышел из кабинета. Прошёл в свои комнаты, прижался пылающим лбом к холодному стеклу окна… Из груди вырвался звук, похожий на рыдание… Снейп, стиснув зубы, с силой ударил кулаком по стеклу… Шелест падающих осколков отрезвил его. Достал палочку, прошептал Репаро… Так, теперь… Снейп подошёл к шкафу и достал чёрный, отливающий серебром плащ. У Нота сегодня вечеринка, на которую его приглашали. Что ж, он примет приглашение. В первый раз за долгое время.

У дверей кабинета Снейп прислушался. Тишина. Наверное, директор ушёл. Понял, что это не минутная вспышка. Ну, что ж, тем лучше… Запечатав двери заклинаниями, Снейп направился к выходу.

— Профессор?..

Снейп оглянулся. На верхней ступени лестницы стояла Гермиона.

— Что вам угодно, мисс Грейнджер?

— Ничего, просто я… Куда вы, профессор?

— Мисс Грейнджер, если вам нечего спросить, идите спать! Я не расположен выслушивать вопросы, на которые не собираюсь отвечать.

— Вас… вызвали?.. — полушёпотом спросила Гермиона. — Я просто беспокоюсь… После того, что сказал директор…

Увидев на её лице страх, Снейп смягчился.

— Нет, мисс Грейнджер, это не вызов. Всего лишь небольшая вечеринка старых приятелей. Спокойной ночи. — Он развернулся и зашагал к выходу.

— Будьте осторожны… — он едва-едва услышал её шепот.

Удивлённый Снейп оглянулся. Гермиона спустилась на несколько ступеней вниз, и смотрела на него расширившимися глазами.

— Буду, мисс Грейнджер.

Она слегка кивнула, и несмело улыбнулась. Снейп слегка усмехнулся. Интересно…

— До встречи, мисс Грейнджер.

Двери замка захлопнулись за ним так быстро, что он, скорее всего, не слышал её тихий ответ:

— До встречи, профессор…

Но ей почему-то казалось, что услышал.

Глава 7

Вернувшись к себе в комнату, Гермиона упала на кровать. После разговора в кабинете Снейпа она никак не могла успокоиться. К тому же, она никак не ожидала встретить его в коридоре замка. Он же, кажется, недавно вернулся от Волдеморта… И его ответ про дружескую вечеринку не успокоил её. Дружеская вечеринка Пожирателей смерти?.. Интересно, как проходят эти вечеринки?.. Если хотя бы половина слухов правдива… Так, стоп, одёрнула себя Гермиона. Это запретная тема. Снейп — взрослый мужчина, вполне естественно, что у него есть личная жизнь. И чем он занимается — это его личное дело. К тому… Гермиона чуть не расхохоталась, представив лицо Снейпа, если она спросит у него: Скажите, профессор, чем вы занимались вчера ночью? После этого можно даже не надеяться на то, что поиски разгадки завершатся успехом. Кстати, о разгадке… Что же такое надо сделать, чтобы нейтрализовать очередной безумный план Волдеморта?.. Хотя, надо признать, не такой уж и безумный. Он идёт ва-банк, и у него есть все шансы выиграть. И Снейп прав, когда говорит, что этого нельзя допустить. Интересно, сколько раз за последние сутки она произнесла фразу: Снейп прав? Почему она верит ему больше, чем Дамблдору?.. Может, потому, что Снейп знает, на что способен Волдеморт? Знает… не в теории… Ведь наверняка к нему применяли Круцио, а может и Империо… и наверняка многие другие, не непростительные, но не менее болезненные… И сделает всё, чтобы не допустить прихода Волдеморта к власти. Прикрыв глаза Гермиона представила Снейпа. Она не ожидала, что он так выглядит… и что скрывать, то, что она увидела, ей понравилось… Девушка сама не заметила, как сон смежил веки, и она уснула.

Особняк Ноттов был большим, не таким помпезным, как у Малфоев, и не таким мрачным, как у Деллока. Свечи освещали центр зала, углы оставались в полутьме. Полулёжа на подушках у низкого столика, заставленного бокалами, Снейп, полуприкрыв глаза, наблюдал за гостями. Рудольфус, смаковал очередной бокал старого доброго Эвенжа, Макнейр, которого ничему не научила прошлая вечеринка, увивался за Кассандрой, Нотт, на правах хозяина, беседовал с гостями. В центре зала шла игра в покер, там главным действующим лицом выступал Малфой. Побледневший ещё сильнее обычного, с капельками пота, выступившими на лбу, без сюртука, он сейчас был мало похож на холодного аристократа. Видели бы Люциуса сейчас его дружки из министерства… Снейп рассмеялся этой мысли. Поймав вопросительный взгляд Рудольфуса, одними глазами указал на Малфоя. Тот понимающе рассмеялся, снова прикладываясь к бокалу. Вдруг пьяный гомон прорезал крик. Приподнявшись на подушках, Снейп бросил взгляд на Рудольфуса. Тот слегка пожал плечами, и, нахмурившись, всмотрелся в глубь зала. Кричала девушка. Девушка — маггла. Малфой, схватив её за руку, втащил в круг.

— Последняя ставка, — Лестранж, пожав плечами, снова взял бокал. — Неужели он не мог остановиться раньше?..

Северус, опустившись на подушки, заставил себя не смотреть. Кому бы ни досталась девушка, ей не выжить. Крики утихли, сменившись рыданиями, прерываемыми смехом Пожирателей.

— Не хочешь поучаствовать, — Лестранж смотрел понимающе. Совсем… Совсем как Дамблдор… Северус чуть не расхохотался. Истерично — горьким смехом.

— Нет, не хочу.

Рудольфус кивнул.

— Я понимаю.

Нет, не понимаешь. И не поймёшь. Я не привык. И никогда не привыкну. Почему я? Почему, директор, я должен это делать? Почему вы не моли найти кого-нибудь ещё, честного, преданного, готового умереть за правое дело? Не надо, директор, я знаю… Потому что честный и преданный не выдержит то, что здесь происходит. Потому что он сорвётся. А я — нет. Уже нет. Слишком далеко я зашёл. Но всё же, директор, я спрошу вас ещё раз: почему я?.. Потому, мой мальчик, что твои силы тебе даёт не вера в то, что ты на стороне правых. Твои силы тебе даёт ненависть. А сильнее блока, созданного ненавистью, только блок, созданный любовью…

Глава 8

Открыв глаза, Гермиона некоторое время не могла сообразить, где находится. Спальня казалась чужой, непривычной. Неудивительно, если учесть, что ей всю ночь снилось то загадочное пророчество, о котором говорил Дамблдор. Точнее, не само пророчество… Она его искала. Искала, и не могла найти… и там был Снейп… Едва подумав о Снейпе, девушка тут же проснулась. Она вспомнила, что вчера вечером он ушёл на вечеринку… Он вернулся?.. И что же всё-таки происходит на этих встречах?.. Приказав себе не думать об этом. Гермиона неохотно вылезла из кровати. Надо вставать. Ей ещё предстоит объяснение с Гарри…

К удивлению Гермионы, Гарри не пытался вызвать её на откровенность. Он был весел — и, кажется, без малейшей наигранности, — подшучивал над Роном, и, смеясь, спрашивал Гермиону, правда ли, что для того, чтобы стать учеником, ей надо поселиться в библиотеке. Расслабившись, она смеялась… Так как не смеялась уже давно…

— Что это случилось со Снейпом? — голос Рона перекрыл её смех. — У него вид, как будто он Грима увидел!

— Рон, а ты не мог потише? — Гарри тоже смотрел на преподавательский стол. — Видишь, как он на нас смотрит?

Гарри говорил что-то ещё, но Гермиона уже не слышала. Снейп осунулся, глаза обведены кругами, и бледность просто-таки синеватая. И выражение лица… Необыкновенная усталость… Может, и в самом деле Грим… Нет, Гермиона, не будь дурой! Грим здесь не причём. Во-первых, Снейп его не боится, а во-вторых, он же вчера был… Что же он видел?.. Эта мысль не отпускала девушку, и, в конце концов, Гермиона, вздохнув, поняла, что есть одно единственное средство. Спросить. Хотя, после этого, можно не сомневаться, мир лишится Гермионы Грейнджер… Выходя из Большого зала, Гермиона заметила ещё одну странность. Почему Дамблдор смотрит на Снейпа с таким… расстроенным, и, даже, немного виноватым видом?..

Постучав в дверь кабинета Снейпа и услышав сухое: Войдите, Гермиона осторожно переступила через порог. Снейп сидел за письменным столом, и что-то писал. Когда она подошла, он отложил перо и посмотрел на неё.

— В чём дело, мисс Грейнджер?

Внезапно Гермиона почувствовала себя… Ну, наверное, зря она пришла. Он ей не ответит.

— Я хотела спросить, всё нормально? Ничего не случилось там, куда вы ходили?

Снейп с интересом посмотрел на неё.

— Мисс Грейнджер, а почему я должен вам докладывать, как я провёл время… там?

Он сознательно подчеркнул это слово. — Почему это вас интересует?

Гермиона, не раздумывая, выпалила:

— Потому, что я беспокоюсь… — увидев выражение лица Снейпа, девушка смешалась и закончила, — сэр…

Раньше выражение лица Снейпа было заинтересованным, а теперь было… поражённым… удивлённым… Как будто то, что она сказала, было чем-то удивительным. Непривычным. Но это выражение быстро исчезло, сменившись привычной насмешливостью.

— Значит, мисс Грейнджер, беспокоитесь? Ну, что ж, могу сообщить вам, что со мной всё в порядке. И если вы не хотите узнать что-то ещё…

— Нет, сэр, — ответила девушка. — До свидания.

Он кивнул ей, и Гермиона направилась к двери. Она не могла видеть, что он смотрит на неё внимательным, изучающим взглядом. Но ему почему-то казалось, что она знает об этом.

После её ухода Снейп попытался вернуться к составлению плана лекций. Но из головы никак не шли слова Гермионы: я беспокоюсь…. И её взгляд… Похоже, для неё это и вправду было важно… Поняв, что сосредоточиться у него не получится, Снейп со вздохом откинулся на спинку кресла. Немногие люди беспокоились о нём. И почти никогда в этом не признавались.

— Северус…

Директор. Лёгок на помине. Что вам ещё от меня надо, после вчерашнего-то?..

Голова Альбуса висела в камине, отблески огня плясали на стёклах очков.

— Не согласишься выпить чашечку чая в моём кабинете?

Можно подумать, у меня есть выбор.

— Конечно, директор.

Чай был хорош. Впрочем, как и всегда. Интересно, директор сам его готовит?.. Вздохнув, Снейп поставил чашку на стол и посмотрел на Дамблдора.

— Что, Альбус? Что вы хотите мне сказать?

— Ничего.

— Ничего? Никаких нравоучений, никаких уверений в том, что я вам необходим?

— Никаких, Северус. Ты прав. Ты сам должен решать, как поступать.

Северус мгновение молчал, потом разразился горьким смехом.

— Спасибо, Дамблдор, что разрешили… Я могу идти?

— Да, Северус… Только… Можешь не верить, но я действительно беспокоюсь о тебе… и не только как о ценном сотруднике… И ещё: мисс Грейнджер действительно переживает. Не отталкивай её.

Нет, директор, даже не пытайтесь. Я не покажу вам свои мысли. Под блоком сейчас просто пламя бушует. Не надо. Вам не понять…

— Я понимаю, Северус…

Дверь за Снейпом со стуком захлопнулась.

Глава 9

— Итак, мисс Грейнджер… Как вы уже знаете, мы должны найти способ нейтрализации плана тёмного Лорда. Насколько я знаю, вы изучали древние руны?

— Да, сэр, и… мне очень нравился этот предмет.

Снейп слегка усмехнулся.

— Сомневаюсь, что он будет вам нравиться, после того, как мы закончим нашу исследовательскую работу.

— Почему, сэр?

Снейп, откинувшись на спинку кресла, изучающе смотрел на неё.

— Тёмный Лорд хочет обрести контроль над изначальной силой. Для этого ему необходимо провести множество ритуалов, о подробностях которых вам лучше не знать. Человеческие жертвоприношения, круги крови, добровольная отдача крови… — Снейп слегка поморщился.- И, самое главное, древние рунические символы. Они должны быть нарисованы в определённом временном порядке. Чернила — кровь жертвы, убитой ритуальным оружием. Жертва должна быть ещё живой во время выполнения обряда. После серии ритуалов наступит время главного… Тёмный Лорд выполнит древний обряд. Заменив кровь в своих жилах на изначальную силу… Заменять надо душу, мисс Грейнджер, но души в привычном понимании у него уже нет. То, что от неё осталось, не сможет удовлетворить Силу…

— И что… что тогда произойдёт? — Гермиона осознала, что говорит полушёпотом.

— А то, мисс Грейнджер, что или Лорд обретёт силу, или… что произойдёт, если в ритуале была допущена ошибка, не знает никто. Но я не испытываю ни малейшего желания проверять.

— Но, сэр, вы могли бы как-то нарушить ритуал?

— Вы переоцениваете меня, мисс Грейнджер. Я не могу прятаться за углом каждый раз, когда совершается очередное жертвоприношение. Хотя… — он помолчал.- Директору хотелось бы, чтобы я это делал…

— И с чего же мы начнём, сэр? — Гермиона осмелилась нарушить тишину.

— Чтобы вы получили некоторое представление о том, что нам с вами предстоит, прочитайте это. — Снейп пододвинул к ней тяжёлый фолиант в переплёте из чешуйчатой кожи. — Забудьте всё, чему вас учили на уроках древних рун.

Он рассмеялся при виде выражения, появившегося на её лице.

— А теперь идите. Вам нужно попрощаться с… друзьями. — Теперь пришла очередь Гермионы сдерживать смех. Она и забыла, как Снейп любит Гарри и Рона…

— Завтра, в это же время я жду вас здесь.

Когда Гермиона, попрощавшись, вышла из кабинета, у неё возникло чувство, что Снейп рассказал ей не всё. И этот взгляд… Она до сих пор чувствовала его. Ну, в любом случае, он прав. Ей надо проводить мальчиков. Они уезжали на встречу взрослой жизни. Будут обучаться, чтобы стать полноценными членами Ордена Феникса. Авроры будут рады пополнению… А она… Она останется спасать мир. Вот только знать об этом е должен никто. Гермиона тряхнула головой, прогоняя мрачные мысли. Сейчас он отнесёт книгу наверх, а потом… потом её ждут последние мирные часы… На очень-очень долгое время… Хотя, Гермиона не могла не признать, что всё не так уж плохо. Снейп был спокоен, наверное, потому что не в классе, и… Словом, ситуация не казалась ужасной… И даже мысли о Волдеморте не могли поколебать её солнечное настроение. Гермиона начала подниматься по лестнице, не заметив, что чья-то тень… невысокая стройная тень метнулась за угол и по коридору прошуршали лёгкие шаги…

Глава 10

Мягкие лучи закатного солнца освещали покрытые нежно-зелёной травой холмы вокруг Хогвартса. Замок был непривычно тих. Тишину прерывали только повизгивания Клыка, который, заскучав без хозяина (Хагрид был в Хогсмиде), гонялся за нарлами. Гермиона, Гарри и Рон шли к станции Хогвартс-экспресса. Шли медленно… Как будто хотели запомнить свой последний день в Хогвартсе в качестве учеников… Как будто хотели впитать ощущение ласковых солнечных лучей на коже, лёгкого ветерка, шевелящего волосы, травы под ногами… Гарри шёл молча, сосредоточенно смотря перед собой; Рон не шутил, по обыкновению; а Гермиона… Что она теперь будет делать?.. Какой будет её жизнь без Рона и Гарри?.. Нет, конечно, они будут видеться, но… А может, всё не так уж плохо? — спросил ехидный внутренний голос. — Ты привыкла к ним. Но ты же не рассчитывала, что так будет всегда? Да, и потом… Теперь никто не будет подшучивать над твоей страстью к чтению. Уже плюс… — Гермиона чуть не рассмеялась. И к тому же… не придётся смотреть Гарри в глаза, испытывая при этом мучительное чувство неловкости оттого, что она не может рассказать ему всё…

— Знаешь, Герм, — прервал молчание Гарри. — Я думаю, нам стоит попрощаться здесь. Не хотел бы видеть, как мы уезжаем, а ты…

— Н, ты же знаешь, я хочу остаться, и…

— Да, я знаю. Просто хочется запомнить всё таким, как сейчас… И тебя тоже…

— Ну, что ж… Пожалуй, ты прав. — Гермиона остановилась. — Я буду скучать.

— Мы тоже, Гермиона, — голос Рона странно подрагивал. — И будем писать.

Будь осторожна, Гермиона, — голос Гарри был хрипловатым. — Если что-то случится, дай мне знать. Обещай мне.

— Хорошо, Гарри. Я… Я обещаю.

Когда ребята начали спускаться с холма, чтобы свернуть на дорогу к перрону, Гермиона внезапно окликнула их.

— Рон!

Тот обернулся, почти готовый броситься назад.

— Рон… Когда будешь мне писать, не используй, пожалуйста, перья со встроенной проверкой орфографии!..

Рон махнул рукой, и, рассмеявшись, бросился догонять ушедшего вперёд Гарри. На повороте они обернулись. Фигура Гермионы чётким силуэтом выделялась на фоне предзакатного неба.

Хогвартс-экспресс, мерно постукивая колёсами, глотал мили, отделяющие Хогвартс от Лондона. Рон засыпал, а Гарри всё не давала покоя мысль, мучившая его с того момента, как он в последний раз оглянулся на Гермиону.

— Рон!

— Что, Гарри?

— Рон, ты не заметил ничего… странного, когда мы уходили?..

— Нет, а что?.. — Рон изо всех сил боролся со сном.

— Может, и ничего… Просто мне показалось, что там кто-то был… Я видел кого-то… Кто-то из учеников… Лицо показалось мне знакомым.

— Гарри, ничего страшного, просто кто-то задержался в школе, только и всего.

— Нет, Рон. Что-то не так. Я это чувствую. Надо будет сообщить Гермионе…

— Хорошо, только давай завтра, у меня глаза слипаются. — Не дождавшись ответа, Рон захрапел. А Гарри продолжал смотреть в окно. Откуда же он знает этого ученика? Или не ученика? Мысли плыли, смешивались, и Гарри заснул.

— Нет, мой Лорд! Не надо! Я не виноват! — истеричные крики рвали тишину на клочки. — Я не знал, что мальчишка уедет сегодня! Это Снейп! Снейп не сказал, карайте его, мой Господин, не меня!

— Снейп будет наказан. А тебе не помешает немного боли, Деллок…

— Неееет! — вопль перешёл в рыдание…

Холодная луна с любопытством заглядывала в окна…

Глава 11

— Ты знал, Северус… — от холодного голоса Лорда пробирал озноб. — Ты знал… И не сказал. Почему?

— Мой Лорд… Я не знал, что это так важно, ведь на поезд наверняка была поставлена дополнительная защита… Ведь это могло быть ловушкой для Вас, милорд… — Северус отчаянно пытался сохранить блок.

— Для меня? — леденящий смех Волдеморта разнёсся по комнате. — Я думал, ты умнее, Северус… Что ж… Круцио!

Не кричать… Только не кричать… Боль скручивала тело, заставляла изгибаться, руки были сжаты, до боли в вывернутых суставах… Только не кричать…

— А ты держишься лучше других, Северус… — В голосе Лорда была некоторая задумчивость.

Снейп пытался сдержать всхлипывающее дыхание… ощущение, что лёгкие изорваны, не проходило… Он не уловил момент, когда Лорд произнёс режущее заклятие… Кровь… Откуда в человеке столько крови? Почему она так легко вытекает из измученного тела? Почему я не сопротивляюсь?.. Нет! Мысль была неожиданно чёткой. Нельзя! Иначе этот маньяк придумает что-то ещё… А ему надо жить… Пока — надо… Стон Северуса, низкий, протяжный, разорвал тишину.

-Хорошо, — Лорд удовлетворённо кивнул. — Ты усвоил урок, Северус?

— Да, мой Лорд… Я ваш слуга…

Северус смог относительно ровно выйти из комнаты, но в коридоре ослабевшее тело отказалось служить, и он осел на пол. Помощи ждать не приходится… Пожирателей, кроме Деллока, в доме нет, а он сам попал Лорду под горячую руку, и помочь не сможет… Да и мог бы — не стал… Руки скользили по стене… Встать… Сначала — встать… Кровь… Если он будет аппарировать в таком состоянии, его располовинит. С большей долей вероятности… Но выхода нет…

Снейп очнулся недалеко от замка. Надо же, получилось… И вроде цел… и даже успел дойти сюда, прежде чем измученное сознание отказалось работать. Ну, что ж… Надо идти в замок…

Мерлин, только этого не хватало… Мисс Грейнджер… Смотрит на него расширившимися от ужаса глазами.

— Идите спать, мисс Грейнджер! — Это его голос? — Хрипловато-резкий… — Вы что, не слышали, что я сказал?

Вот и кабинет. Так, теперь… Лекарства… Чёрт, комната расплывалась перед глазами… Он добрался до кресла и рухнул в него.

— Какие лекарства вы посоветуете, сэр? — голос вернул его в реальность.

— Что вы здесь делаете?

— Мы… — девчонка явно напугана. — Мы же партнеры… и должны помогать друг другу…

Он чуть не рассмеялся. Партнёры… Ах, да… типично гриффиндорский взгляд на жизнь… Ну, что ж… Если тебе так этого хочется, смотри!.. Сдавленный вскрик Гермионы дал ему знать, что всё ещё хуже, чем он предполагал. Он изогнулся, вызвав боль в израненном теле… Да… Лорд знал, что делал… Какое счастье, что у него, как раз для таких случаев, есть готовое кровевосполняющее зелье…

— Видите, мисс Грейнджер, к чему приводит юношеская глупость…

— Это не глупость, сэр… — тихо возразила она. — Вы очень мужественны…

Слегка качнув головой, Снейп зубами вытащил пробку из флакона. Должно помочь…

Как он и думал, стало легче. Теперь осталось вырастить мышцы.

— Позвольте мне, — голос Гермионы был тих, но решителен.

Пожав плечами, Снейп расслабился. Всё было бы хорошо, вот только новые мышцы надо разработать… И вдруг… Тёплые руки опустились на предплечья…

— Позвольте, я…

Снейп, приподняв брови, посмотрел на неё.

— Пожалуйста…

Гермиона, прикусив губу, начала разминать мышцы. Снейп, откинув голову назад, из-под полуопущенных век наблюдал за ней. Сосредоточена, губы сжаты, и… Он чуть не рассмеялся. Стареется не смотреть на него. Точнее, на его тело… Так, так… Интересно…

Гермиона вернулась к себе в комнату с пылающими щеками. Она осмелилась предложить ему помощь, и он её принял… А самое главное — Снейп, как ей показалось, заметил, что она смутилась… Во всяком случае, когда она уходила, он смотрел на неё с интересом… Просто у него в самом деле красивое тело… Не гора мышц, но и не полное их отсутствие. Всё в меру… У Гермионы не было большого опыта общения с мужчинами, тем более взрослыми… Тем более полуобнажёнными… Тем более, если на неё смотрят чёрные глаза, взгляд которых обжигает… Как ей воспринимать свою реакцию на него?.. Остаётся надеяться, что ей придётся как можно меньше видеть его таким… Хотя… — она не могла не признать, — там было на что посмотреть… И ей это нравилось…

Глава 12

Погода была просто отвратительная. Тёмно-синее небо то и дело вспарывали необычайно яркие молнии. Снейп пытался сосредоточиться на конспектах, которые он проверял, а сам думал о том, что произошло вчера. Почему Лорд так разозлился?.. Это же просто глупо… Если только… Он задумчиво провёл пальцем по губам. Если только это не очередная многоходовка, задуманная… С какой целью?.. Снейп не мог найти ответа. В то просто не было смысла… От очередного раската грома замок, казалось, содрогнулся.

— Северус! — голос шёл из камина.

Снейп вздрогнул и обернулся. В камине висела голова Лестранжа.

— Можно зайти? Я не могу преодолеть чары.

Ах, да… Он же поставил блок от непрошеных гостей.

— Входи.

— Спасибо. — Лестранж вылез из камина. — Я принёс тебе вызов.

— Вызов? — Снейп начал припоминать, кто мог прислать ему вызов… Разве что Малфой заскучал… Нет, он не такой идиот. Он не будет вмешиваться в дуэль со Снейпом, потому что знает, что Северус — лучший мастер дуэлей… ну, за исключением Тёмного Лорда, но тот слишком прямолинеен.

— Вызов от Малфоя. — Лестранж мгновенно разрешил сомнения Снейпа.

— Чему обязан такой честью? — Северус изо всех сил сдерживал улыбку.

Лестранж усмехнулся.

— Ты тоже думаешь, что он сошёл с ума?

— Да.

Смех Лестранжа был искренним.

— Из-за его сына.

— Драко?!

— Да. Мальчик был представлен Лорду, наговорил лишнего…

— Он жив?

— Да. Получил Круцио, и всё. Но Люциус… Он взбесился. Считает, что ты виноват в том, что Драко не знал, как себя вести. Ты же был его учителем.

— Зелий. Не этикета.

— Да, я-то знаю. Ты это Люциусу объясни. — Рудольфус махнул рукой. — Я пытался, но он в такой ярости… Не может пережить, что мальчик не получил сразу же статус, да и…. Лорд не слишком доволен самим Люциусом. Я вызвался быть твоим секундантом. Дуэль через час, в Форрест-касл.

— Спасибо, Рудольфус.

Тот кивнул.

— Сочтёмся.

Прямо за Форрест-касл находилась лощина, достаточно укромная для того, чтобы не привлекать внимания к сражающимся. Аппарировав, Снейп с Лестранжем подошли к Малфою и его секунданту. Так… Снейп быстрым взглядом окинул лощину. Ещё одна фигура в чёрном — это наблюдатель, а вот это кто?.. Человек вошёл в полосу лунного света, и… Снейп чуть не выругался вслух. Это была женщина. Значит, вот что ждёт победителя… Что, Люц, тебе уже не хватает твоих пленниц-маггл? Захотелось острых ощущений? Женщина откинула капюшон, и Снейп узнал Кассандру. Н-да… Секс с женщиной — Пожирательницей смерти — это всегда острые ощущения. А уж если это представительница могущественнейшего и древнейшего рода Блэков… Побледневшее лицо Рудольфуса говорило, что он думает о том же. Снейп подавил усмешку. Ну, не проигрывать же ему, в самом деле…

Секунданты определили расстояние, и отошли в сторону. Снейп с Малфоем, сбросив плащи, кивнули друг другу, и вытащили волшебные палочки. Рудольфус и Нотт — секундант Малфоя, — одновременно выбросили из палочек снопы зелёных искр, и… Это было быстро, и, — Северус был уверен в этом, — красиво. Когда Малфой, издав злобный крик, упал, Снейп чуть не рассмеялся. Судя по всему, он хочет невербально снять заклятие, потому что поднять палочку ему сейчас не под силу. Ну, что ж, успеха… Развернувшись, Снейп подошёл к Рудольфусу, и пожал ему руку.

— Прощай.

— Прощай. Удачи.

Кассандра уже держала Снейпа за руку.

— Куда?

— Блэк-холл.

Вихрь аппарации закружил их, и последнее, что видел Снейп, это Малфой, поднимавшийся с земли.

Ну, надо же. Аппарировали они прямо в спальню. Что ж так сразу-то, Касси?..

Снейп не уловил тот момент, когда она произнесла раздевающее заклинание. Он успел ответит ей тем же, прежде чем притянул её к себе и впился в её губы обжигающим поцелуем. Он знал, что Кассандра не оценит нежность. Поцелуй не оставлял времени на вдох, её язык был… Снейп заставил себя не думать о том, что ещё он может делать так же искусно… Прижав женщину к стене, он поднял её так, что грудь оказалась на уровне его рта. Задохнувшись, Кассандра вцепилась в его волосы и что-то простонала. Он поднял голову и бархатным голосом поинтересовался:

— Ты что-то сказала, Касси?

Не дождавшись ответа, Северус вернулся к прерванному занятию, покусывая, обводя языком её напряжённые соски. Проведя языком по ложбинке между грудей, спустился чуть ниже… Поднял голову и посмотрел в её потемневшие глаза. Да… пора. Пользуясь тем, что он ослабил захват, женщина вывернулась из его рук и опустилась на колени… теперь настала очередь Северуса застонать… Да, он не ошибся… Кольцо её горячих, нежных губ скользило по его возбуждённому члену…Вот теперь действительно пора… Он поднял Кассандру на ноги, развернул к стене, и вошёл одним резким толчком. Она мгновенно поймала ритм, и они начали двигаться вместе. Руки Снейпа поднялись к её груди, сжали напряжённыё соски, потом снова опустились на бёдра и прижали её к нему… Удовольствие было особенно острым, потому что Снейп, входя в неё, каждый раз чуть вращал бёдрами… Когда Кассандра выгнулась в судороге оргазма, и её мышцы начали ритмично сокращаться, сжимая его член, Снейп почувствовал, что уже не может сдерживаться… два стона слились один и Кассандра обмякла в его руках…

Снейп очнулся так резко, как будто его вытолкнули из сна. Нежные руки ласкали его…

— Ну, что Снейп… Признаюсь, в первый раз ты сумел меня завести, как никто… Сейчас моя очередь…

— Звучит заманчиво, Касси, — он сумел сохранить насмешливость тона, хотя это было неимоверно тяжело.

— Скажи… А у тебя было… с кем-нибудь из учениц?..

Он чуть не расхохотался.

— Нет.

Кассандра с дразнящей улыбкой смотрела на него.

— Ну, что ж, Северус… Повторим урок?

Она медленно опустилась, нанизывая себя на его на его возбуждённый член, и, найдя нужное положение, начала двигаться… Снейп не стал сдерживать стон. Не в этот раз…

Под утро он вернулся в Хогвартс. В своей комнате, где горел ещё не погасший камин, не раздеваясь упал на кровать. Будь проклят Малфой с его вызовом. Несмотря на эту ночь… все равно…

Глава 13

Голова болела так, как не болела уже давно. Мерлин, ну, почему Малфой не может засунуть свои амбиции подальше? Не было бы этой дурацкой дуэли, не было бы этого… этой ночи… Северус потянулся, чувствуя боль во всём теле. Теперь он понимал, почему так побледнел Рудольфус, когда узнал, что призом будет Касси. Он же женат на её кузине. Вспомнив лицо Лестранжа, Снейп засмеялся и встал с кровати. Пора приходить в себя.

Кофе был крепким, возможно, даже чересчур, но Снейпу он помог проснуться. И голова уже не болела… А ведь сегодня… Кружка со стуком опустилась на стол. Сегодня придёт Грейнджер. И надо начинать искать разгадку… Мерлин… Вспышка боли в висках была почти осязаемой…

Гермиона стояла перед дверью в кабинет Снейпа и не могла решиться постучать. Её охватывало смущение при мысли о том, что ей придётся встретиться с ним, после того, как… Как она помогала ему лечить рану. Девушка встряхнула головой, прогоняя эти мысли. Нет. Не сейчас. Сделав глубокий вдох, Гермиона постучала.

— Входите. — Голос Снейпа был усталым.

Закрыв за собой дверь, Гермиона огляделась. В кабинете никого не было, зато дверь, ведущая в личные комнаты Снейпа, была приоткрыта. Девушка села в кресло, и, прикрыв глаза, вздохнула. Что её делать? Что говорить? Как она вообще может помочь?.. Вопросов много, а ответов…

— Вы заснули, мисс Гренджер? — голос Снейпа был насмешливым. Вздрогнув, Гермиона открыла глаза. Снейп стоял в дверях, прислонившись к притолоке. Волосы были собраны в хвост, но выбивающаяся прядь придавала ему небрежный и… более домашний вид. У белой рубашки были не застёгнуты манжеты и две верхних пуговицы. О, Мерлин!.. Гермиона поспешно отвела взгляд от его торса и уставилась на пол. Но взгляд упорно поднимался выше, к узким бёдрам и… Гермиона почувствовала, что краснеет. Всё, хватит. Глубокий вдох, и…

— Мисс Грейнджер… — его низкий бархатистый голос добил её.

— Да, профессор? — это её голос?.. Такой хриплый… Девушка откашлялась.

— Может быть, приступим к работе?

Она кивнула, по-прежнему не решаясь оторвать взгляд от пола. Снейп прошёл мимо неё и сел в своё кресло.

— Итак… Вы прочитали книгу, которую я вам дал?

— Да, сэр.

— У вас появились какие-нибудь предположения относительно того, чем нам предстоит заниматься?

— Но, сэр, я думала…

— Мне интересно ваше мнение, мисс Грейнджер. — Да. — Он чуть улыбнулся, увидев её изумление. — Именно так.

— Я думаю, что разгадку следует искать в обрядах жрецов-друидов. Как мне известно, у них были заклинания, составленные из рун, которые могли… Могли очень многое.

— Да… Вы правы. Но проблема в том, что эти заклинания дошли до нас в отрывочном виде. Поэтому, мисс Грейнджер, наша первая задача — восстановить те заклинания, что у нас есть. Можете посещать Запретную секцию — вы же уже не школьница. Можете обращаться ко мне. Я, в свою очередь, буду работать над этим, применяя некоторые… другие способы.

— Какие? — вопрос выскочил будто сам собой.

Он улыбнулся.

— Вам необязательно это знать. А теперь… Можете идти. Начинайте работать. И связывайтесь со мной в любое время.

— Даже ночью? — Вопрос вырвался прежде, чем Гермиона поняла, что спросила.

— Да. — Теперь он уже откровенно смеялся.

— А если… если вас не будет…

Язвительный голос Снейпа прозвучал совсем близко.

— Я узнаю, если вам что-то понадобится. Поверьте мне.

Верю, подумала Гермиона. Узнаете. Только не хочу знать, как.

Глава 14

Когда Гермиона ушла, Северус решил, что пора поговорить с Дамблдором. В конце концов, Дамблдору нужно знать о последних событиях в стане Пожирателей. Через камин идти не хотелось. Ему просто необходимо сосредоточиться.

Замок был непривычно тих. Снейп быстро поднимался по лестнице, наслаждаясь тишиной, как вдруг услышал шорох. Реакция была автоматической, выработанной годами. Два стремительных, скользящих шага, резкий рывок… Невысокий тоненький мальчик смотрел испуганными глазами, пытаясь вжаться в стену.

— Что вы здесь делаете? — фирменный тон Снейпа, в сочетании с непроницаемым взглядом чёрных глаз, и мальчик побледнел ещё больше.

— Я… Я, сэр… Я просто…

— Долго вы будете мямлить? — рявкнул выведенный из себя Снейп.

— Я Кэрридж, сэр, меня отправят из школы домой позже, вы же знаете…

Ах, да. Как он мог забыть… Натарус Кэрридж. На его семью напали Пожиратели, к счастью, авроры были предупреждены, и всем удалось спастись. Но от дома мало что осталось. Родители мальчика попросили отправить его домой на неделю позже остальных, через каминную сеть.

— Возвращайся в гостиную!

— Да, сэр.

Снейп следил за ним взглядом, пока мальчик не скрылся за поворотом коридора. Что-то было не так. Что-то беспокоило его, и он не мог понять, что…

— Альбус, Малфой не просто вымещал злобу. Он знал, что проиграет. Ему просто нужно было втянуть меня в дуэль. Я не знаю, зачем. Может, он хотел переиграть правила, но не смог, из-за вмешательства Рудольфуса. Хотя, мне кажется, подвох крылся в другом…

Дамблдор молчал, внимательно глядя на него. Не дождавшись ответа, Снейп коротко вздохнул и продолжил:

— Кассандра. Да… — он кивнул в ответ на изумлённый взгляд директора.

— Разве это не обычная практика? Когда победитель получает?..

Снейп ядовито засмеялся.

— Не смущайтесь, директор, продолжайте. Победитель получает отличный секс и умело наведённые тёмные любовные чары в придачу!.. Отказаться невозможно. И возвращаясь к вашему вопросу: этот… подарок… прибе6регают для особых дуэлей. Чем-то важных для одной из сторон.

— Значит, для Малфоя дуэль была важна…

— Он просто выбрал наиболее хитрый способ.

— А чары, Северус? Что ты предпринял?

— Я не влюблюсь в Кассандру, не беспокойтесь, директор. — Снейп усмехнулся. — Эти чары практически незаметны, и их очень трудно снять. Но я знаю противодействие, мне самому приходилось накладывать эти чары на… приз… Я подстраховался, так что, максимум, что я могу почувствовать, это желание защитить её. Но это маловероятно, к тому же, я знаю, что это возможно, так что…

— Северус… А если ты окажешься в ситуации, когда тебе придётся выбирать?..

— Я выберу не её, если вас это волнует. Хотя я почти уверен, что такая ситуация возникнет, Малфой позаботится. Он же прекрасно знает, что я могу противостоять чарам…

В кабинете воцарилось молчание, нарушаемое только потрескиванием огня в камине и тихим клёкотом Фоукса.

— А как работа с мисс Грейнджер?

— Мы приступили к восстановлению сохранившихся заклинаний.

Директор одобрительно кивнул.

— Я горжусь тобой, мой мальчик.

После непродолжительного молчания Северус, кивком попрощавшись с директором, направился к двери.

— Северус!..

— Да, директор?

— Знаешь… Тебе не помешало бы влюбиться.

Снейп засмеялся горьким смехом.

— Влюбиться? Мне? Вы забываете о моём положении, директор!

— Я уверен, что ты преувеличиваешь.

— Нет.

Оказавшись в своих комнатах, Северус прислонился горячим лбом к холодной двери. Нет, директор. На этот раз я на это не куплюсь… Хватит с меня одного раза!.. Странный всхлип нарушил тишину… Когда Северус, резко оттолкнувшись от стены прошёл к столу, на гладкой поверхности двери остался след… Как будто капля дождя проложила себе дорожку… Никто никогда не видел слёз Снейпа. И даже эта дорожка скоро высохнет, оставив след только в душе… Душе, в которой и без того столько ран, что ещё одна маленькая боль ничего не изменит…

Глава 15

Не отвлекайся, — в очередной раз напомнила себе Гермиона, переворачивая страницу тяжёлого фолианта в переплёте из драконьей кожи. Она выписала заклинания, которые необходимо было восстановить, и теперь подбирала подходящие по смыслу руны, выискивая обрывки знаний. Большинство заклинаний были составлены в стихотворной форме, и недостаточно было подобрать нужные руны. Нужно было сочинить заклинание… И это было самое трудное. Гермиона любила поэзию. Но сочинять самой… некоторое утешение ей доставляла только мысль о том, что вряд ли у Снейпа дела обстоят лучше. Хотя, кто знает… Гермиона зажмурилась, пытаясь сосредоточиться. Так… Когда возьмёшь ветвь омелы, прочерти круг, и встань в центр, и произнеси слово вызова… И как это переложить в стихи?.. Девушка застонала, уронив голову на руки. Ей никак не удавалось забыть образ Снейпа, стоящего в дверях кабинета. И в написании заклинаний это воспоминание никак не способствовало…

— Мисс Грейнджер… — бархатный голос раздался совсем рядом с ней. Вздрогнув, Гермиона стремительно вскинула голову. Северус Снейп сидел напротив неё, на его губах играла лёгкая усмешка.

— Как ваши успехи?

— Я восстановила руны для нескольких заклинаний, но не могу сочинить их…

— Не могу поверить, что вы чего-то не знаете…

Гермиона собралась возмутиться, но он остановил её, покачав головой.

— Дайте мне посмотреть, что вы нашли.

Она безмолвно протянула ему пергамент с рунами. Снейп, просмотрев её записи, взял перо, пододвинул к себе чистый лист, и начал писать. Наблюдая за тем, как он пишет, Гермиона подумала о том, что у него очень красивые руки. Тонкие, но в то же время сильные пальцы… Интересно, а они могут быть нежными?.. Поняв, о чём она думает, девушка вспыхнула. И покраснела ещё больше, когда увидела, что мужчина смотрит на неё, отложив перо.

— Мисс Грейнджер, — его голос был спокоен, без тени насмешки. — Я попросил бы вас уделять больше внимания нашей работе.

Он помолчал.

— Вот заклинания.

Гермиона взяла протянутый лист пергамента и начала читать.

Остролист, черешня, дуб,

Собери плоды их в круг,

И возьми омелы ветвь,

Чтобы закрепить успех.

В центре встань,

И подожди, а потом произнеси

Слово вызова, затем,

Чтобы избежать проблем,

Ты скажи: „Защита“, и

Появленья духов жди.

Гермиона недоверчиво подняла глаза на Снейпа.

— Вы… Вы это можете…

Он чуть улыбнулся.

— Если проблема только в этом… Всё идёт лучше, чем я предполагал.

Он поднялся.

— В следующий раз, Мисс Грейнджер, когда у вас возникнут затруднения, обращайтесь сразу ко мне. Ваше самолюбие может всё разрушить.

Моё… что?! Самолюбие?! Ублюдок! Гермиона злилась, но внутренний голос игнорировать было невозможно. Да, ублюдок. Но настолько сексуальный… Так. Спокойно. Надо отвлечься. Какое заклинание следующее?.. Ей почти удалось успокоиться, когда в памяти всплыли его слова: Я узнаю, если вам что-то понадобится. Поверьте мне. Знал бы он, что ей сейчас надо… Сделав глубокий вдох, Гермиона сосредоточилась на книге. Сейчас есть дела поважнее её личных переживаний. А в мозгу звучали слова Дамблдора: Мы можем отыскать противодействие. Волдеморт хочет выпустить силу — мы должны её запереть. И сделаете это вы, Гермиона, вы и Северус…. Мы должны это сделать… Мы…

Глава 16

Ты, наверное, подумаешь, что я перестраховываюсь, но мне кажется, что тебе действительно нужно это знать. Когда ты провожала нас к поезду, я видел кого-то… кого-то из учеников. Он следил за нами, мне так показалось. Узнай, оставался ли в школе кто-то ещё, кроме нас.

Как продвигается твоё ученичество? Снейп тебя не очень притесняет? Знаешь, никто не удивился, когда мы с Роном сказали, что ты решила стать Учеником ещё летом, не дожидаясь начала учебного года. Это похоже на тебя….

Гермиона вздохнула и отложила письмо. Гарри действительно беспокоится за неё. И хорошо, что он не спросил про то, что нужно было Снейпу и Дамблдору. Снейп… Интересно, то, что она думает о своём преподавателе — это нормально?.. Причём думает как о мужчине… Тряхнув головой, девушка заставила себя не думать о Снейпе. По крайней мере, сейчас…

Северус просматривал пергаментный свиток. Всё, что ему удалось найти. Во всяком случае, даже такое небольшое количество информации оказалось полезным. Теперь он узнал о ритуале гораздо больше, чем должен был знать, по мнению Тёмного Лорда… Главное теперь, чтобы Лорд не понял, что знание Северуса простирается гораздо дальше дозволенного… Вот только что значит — Посвящённый… Что ему придётся делать?.. И кто, кроме него, будет Посвящённым?.. Вопросы, ответы на которые ещё только предстоит найти.

Интересно, как продвигаются дела у Гермионы? Мысленно он называл её именно так. Северус усмехнулся. Она удивилась бы, если б узнала. Или нет?.. Он уже несколько раз ловил обращённые на него взгляды Гермионы. В них читались смущение и… интерес… В тот вечер, когда она помогала ему залечивать рану, он впервые почувствовал это. Девушка смотрела на него, когда думала, что он не видит, а когда поняла, что её повышенное внимание не осталось незамеченным, убежала, под предлогом, что лечение закончено. И в его кабинете… Северус усмехнулся. Гермиона явно чувствовала смущение при мысли о нём. Точнее, о его теле. Хотя она явно не разделяла эти понятия… Что ж… Она ещё так невинна… А что чувствует он?.. Нет. Надо вернуться к пергаменту. Разобраться в своих чувствах он ещё успеет, а вот выяснение подробностей плана Тёмного Лорда не терпит отлагательств.

Он сумел выяснить, какие именно руны использовались для жертвоприношений. На основании этого можно было узнать, какие именно заклинания будет использовать Тёмный лорд, чтобы призвать изначальную силу. Сложная цепочка — каждой жертве, присваивалась определённая руна, в зависимости от намерений приносившего жертвы, — приводила к тому, что становилось возможным использование одного из древнейших заклинаний. Оставалось выяснить, какие руны уже были присвоены, и какое именно заклинание собирается использовать Лорд. После этого найти контрзаклятие и разработать соответствующий ритуал. Северус отложил перо и откинул голову на спинку кресла. Если бы у них было чуть больше времени… Одна маленькая ошибка — даже не ошибка, а неточность, — и Волдеморт получит неограниченную силу. А ведь ему придётся участвовать сразу в двух ритуалах… В качестве одного из Посвящённых Лорда, и в ритуале нейтрализации. Причём одновременно. Он негромко рассмеялся. Интересно, как их объединить?.. Потому что это их единственный шанс одним махом и нейтрализовать план Лорда, и уничтожить его самого… Значит… Северус застонал. Придётся задействовать ещё и Поттера… Мерлин… Судя по всему, лекарство от головной боли понадобится ему ещё не раз…

Поздно ночью, засыпая, Северу успел подумать о Гермионе. Удаётся ли ей заснуть после такой напряжённой работы?.. Он беспокоится о ней?.. Это была последняя мысль перед тем, как Северус провалился сон.

Глава 17

Сон не приходил. Никак. Хотя Гермиона испробовала уже все известные ей способы в попытке призвать его. Ну, или почти все… Нет. Не думай об этом. Потому что с недавнего времени в её… фантазиях… неизменно присутствовал один человек. Северус Снейп. Гермиона не могла сказать, как давно это началось. Как давно она поняла, что он для неё — нечто большее, чем Мастер зелий и партнёр по расшифровке рун. Когда он стал для неё необходим?.. Когда она залечивала его раны?.. Или когда в библиотеке обрадовалась его приходу… и не только из-за того, что он мог помочь ей с заклинаниями… Или ещё раньше, в классе зельеварения?.. А может быть, дело в том, что она увидела настоящего Снейпа, а не маску, которую знали все… Хотя… Она уже не делала различий между сторонами его личности. Ей начал нравиться его сарказм, его презрительное отношение к тому, что о нём думают другие, его жёсткость. Может быть, потому, что она теперь понимала его лучше, чем раньше. Может быть, потому, что она знала… Знала, как опасно его положение, и понимала, что он страдает сильнее, чем можно предположить по его поведению… Девушка вздохнула. Ей нравится Снейп. Жёсткий, саркастичный, всех презирающий и ни с кем ни считающийся.

Гермиона поднялась с кровати и подошла к окну. Бледный лунный свет заливал окрестности Хогвартса, очертания предметов казались чётче. Внезапно девушка почувствовала, что глаза наполняются слезами. Ну, почему всё так сложно? Почему она не влюбилась в кого-то из своих одноклассников, простых, понятных, надёжных?.. В того же Рона, например… Вы боитесь, мисс Грейнджер? Где же ваше хвалёное гриффиндорское бесстрашие? Голос Снейпа был почти реален. Гермиона испуганно огляделась, и только потом поняла, что эти слова прозвучали в её воображении. Со слабой улыбкой она отвернулась от окна. Нет. Она больше не струсит. Она же гриффиндорка, в конце концов… Внезапно ей стало легче. Принятое решение позволило ей расслабиться.

Гермиона, подойдя к кровати, легла и прикрыла глаза. Рука медленно скользнула по груди, задержавшись на моментально уплотнившихся сосках… Другая рука прошла ниже… Пальцы начали играть с клитором, потирая, пощипывая, поглаживая… Откинув голову, девушка представила, что к ней прикасается Снейп… Мягкий стон разрезал тишину комнаты… Проваливаясь в сон, Гермиона успела подумать о Снейпе. Интересно, что он сейчас делает?..

За завтраком, рассеянно разглядывая тост, Гермиона думала о том, почему Снейп так странно себя ведёт. Он маленькими глотками отпивал кофе, и, слегка сузив глаза, невидящим взглядом смотрел на противоположную стену. О чём он думает?.. Внезапно Снейп посмотрел на неё, и она осознала, что уже несколько минут не сводит с него взгляда.

— В чём дело, мисс Грейнджер? — его шелковистый голос был… Чёрт, ему обязательно говорить так сексуально?.. — Что такого интересного вы во мне нашли?

— Ммм… — Гермиона не знала что сказать, и он не преминул это отметить.

— Вы не знаете, что сказать, мисс Грейнджер? Не ожидал.

Набравшись смелости, Гермиона выпалила:

— Профессор, что-то случилось? — Она ожидала язвительного комментария и предложения не лезть не в своё дело, но Снейп, задумчиво посмотрев на неё, покачал головой. Поражённая этим, Гермиона молча смотрела на него, и едва услышала его слова:

— Успехов в расшифровке.

Он уже ушёл, а девушка всё ещё думала, что он имел ввиду?.. Только ли руны?.. Или…

Глава 18

Снейп почти бежал по лестнице, ведущей в подземелья. Гермиона — он снова поймал себя на мысли, что мысленно всё чаще называет её именно так, — заметила его состояние. И, мало того, осмелилась спросить, что случилось. Снейп усмехнулся. Надо же. Она сумела преодолеть страх перед профессором зельеварения… Хотя, если учесть, что в последнее время им приходилось общаться в … скажем так, неформальной обстановке… и её глаза… Когда она спрашивала, что случилось, её взгляд был таким… обеспокоенным… Чёрт, Северус, о чём ты думаешь!.. С чего бы мисс Грейнджер беспокоиться о тебе?.. Он не помнил, чтобы о нём вообще кто-то когда-то беспокоился. Ну, разве что Дамблдор… Но Северус не был уверен, чего больше в этой заботе: беспокойства за него, или просто боязнь потерять ценного агента… Хотелось верить, что первое. Но внутренний голос советовал не обольщаться. Снейп, захлопнув за собой дверь в свой кабинет, встряхнул головой. Он ненавидел эти моменты, когда одиночество и пустота прорывались сквозь холодную маску безразличия… Когда что-то сдавливало грудь, не давая дышать… Когда…

— Северус!..

Когда директор, словно почувствовав его состояние, появляется в камине и настойчиво предлагает излить душу… Идите к чёрту, директор!.. Снейп озвучил эту мысль, но отделаться от Альбуса было не так-то просто.

— Я принёс огневиски, — сообщил Дамблдор, вылезая из камина.

Лучше бы вы его унесли, директор. И себя в том числе. Но Дамблдор, удобно устроившись в кресле, уже откупоривал бутылку. Северус подавил вздох. Не удалось. Как и всегда. Ладно, все равно он обирался сделать то же самое…

Поднимая бокал с огневиски, Дамблдор жизнерадостно провозгласил:

— Твоё здоровье, Северус!

Снейп пригубил. Действительно, неплохое.

— Вашими заботами, Альбус, мне здоровья надолго не хватит.

— Северус… — голос директора был мягок. — Это твой выбор.

— Да знаю я, Альбус. — Снейп поморщился от резкости собственного тона. — Я сделал свой выбор, и я не имею права жаловаться. Только… жалеть… иногда…

Хммм, а огневиски-то крепче, чем он предполагал. Ну, да, конечно, директор хогсимдскую дрянь не притащит. Он не сразу понял, что Дамблдор что-то говорит.

— …ты можешь позволить себе это.

Только не начинайте снова, директор!

— Я не могу позволить себе привязанности.

Воцарилось молчание, нарушаемое только потрескиванием огня в камине. Ну, давайте, директор, выкладывайте, надеюсь, успели придумать новые доводы?..

— Северус, мальчик мой, ты не только запрещаешь себе любить, ты запрещаешь себе быть любимым…

Спаисбо, директор, я знаю. Для чего же ещё, по вашему, я все эти годы создавал себе репутацию бесчувственной летучей мыши?.. И меняться не собираюсь, что бы вы не говорили.

— Если бы ты дал возможность…

— Кому, директор? У вас есть подходящие кандидатки? Я могу погибнуть в любой момент, поэтому лучшее, на что могу рассчитывать, — это…

Снейп резко замолчал.

— Можешь не продолжать. Я знаю, что вечеринки Пожирателей редко проходят без…

— Не трудитесь подбирать слова, директор.

Дамблдор встал, собираясь уходить. Снейп, не поднимая головы, рассматривал полупустой бокал.

— И всё-таки, подумай. Ты знаешь, о ком я говорю…

Северус вскинул голову, но всё, что успел увидеть, — это затухающие огоньки зелёного пламени. Он уронил голову на руки. Похоже на Дамблдора — прийти, растравить душу, и исчезнуть!.. Северус выпрямился, не глядя, протянул руку за бутылью огневиски, и… Чёрт! Дамблдор унёс с собой последнее средство забыться и расслабиться. Луна, серебристо-холодная, медленно плыла по небу. Снейп усмехнулся. Взять, что ли, пример с Люпина, завыть на луну… Мерлин, разве многого я хочу?.. Чтобы я ни говорил Дамблдору, я просто хочу, чтобы кому-то было не все равно. Чтобы кто-то помог уйти этой боли. Чтобы кто-то… Прикосновение к плечам заставило его вздрогнуть. Резко обернувшись. Он увидел стоящую перед ним Гермиону. Бледность и закушенная губа выдавали её волнение, но на лице была написана такая решимость… Типичная гриффиндорская решимость… но мысль мелькнула и ушла, под мягким прикосновением её руки.

— Профессор?..

Полувопрос, сорвавшийся с её губ, был тем, что сломало барьер, который он так старательно строил между собой и остальным миром. В лунном свете глаза девушки призрачно блестели.

— Это необходимо…

Да, она права. Необходимо. Ему?.. Ей?.. Или обоим?.. Но додумать эту мысль у Северуса не получилось, потому что поцелуй, неуверенный, робкий поцелуй Гермионы смёл все мысли… У них будет целая вечность после… И только один миг для того, чтобы, решить…

Глава 19

Полустон-полувздох Гермионы вернул Северуса к действительности. Резко отстранившись от неё, он пробормотал:

— Мисс Грейнджер… Вы совершаете ошибку… Вы не должны…

Гермиона молчала.

— Сейчас, мисс Грейнджер, вы уйдёте в свою спальню. А я…

— Останетесь наедине со своей болью? — тихо прошептала Гермиона. Северус замер. Девушка, воспользовавшись этим, подошла чуть ближе.

— Вы не знаете… — против воли его голос наполнился болью.

— Я знаю достаточно. Я… — она вдохнула поглубже, — я хочу спасти вас от тьмы.

— Глупая девочка… Я не тот, кто тебе нужен. Эта ошибка…

Гермиона перебила его:

— Я хочу совершить эту ошибку… — И совсем тихо: — Северус…

Она назвала его по имени, и это прозвучало так, будто… Снейп отчаянно подавил глупую надежду. Этого не может быть. Не может.

— Северус… — девушка почти прошептала его имя, и этот шёпот как будто сломал преграду, разделяющую их. Снейп притянул её к себе. И нежный поцелуй стал началом… Может быть, началом конца этого мира… А может быть, началом перерождения двух людей. И Северус знал: если в этом огне сгорят профессор Снейп и мисс Грейнджер, он возражать не будет. Ведь останутся Северус и Гермиона…

Прикосновение её губ вернуло его к действительности. Гермиона смотрела на него так… Она не пожалеет об этом. Дав эту клятву, Северус прижал её к себе. Его язык ворвался в её рот, руки соскользнули с талии на бёдра, с силой сжали… На миг оторвавшись от её губ, он начал покрывать поцелуями шею, затем вернулся к губам. Изящные сильные пальцы пробегали по позвоночнику Гермионы, заставляя её изгибаться в его руках. Почувствовав, как девушка дрожит, Северус усадил её на стол, одним движением сметая с него свитки пергамента. Его губы проложили дорожку из поцелуев по шее, замерли на впадинке под горлом… Простенькая блузочка упала на пол, и Северус приник к её груди в жадном поцелуе. Его язык кружил вокруг напряжённого соска, в то время как пальцы ласкали другой… Гермиона выгнулась ему навстречу и застонала, запуская пальцы ему в волосы, проводя языком по припухшим губам, и Северус почувствовал болезненное напряжение в паху, требовавшее разрядки… и как можно быстрее…

Гермиона притянула его ближе, и её пальцы начали торопливо, путаясь, расстёгивать его рубашку. Снейп стоял между её разведённых бёдер, и его возбуждённый член упирался ей в живот. Расправившись с пуговицами, девушка припала в поцелуе к его ключице, а потом начала обводить языком соски… Северус застонал. Он едва сдерживал желание опрокинуть её на стол и ворваться в неё… почувствовать, как её плоть сжимается вокруг его члена… как она содрогается под ним… заставить её кричать его имя… Мерлин, если она будет продолжать, то получит несколько больше, чем ожидает!.. Слегка отклонив девушку назад, Северус провёл языком по ложбинке между грудей, дождался низкого, полного желания стона, спустился ниже, целуя бархатистую кожу живота. Гермиона застонала, выгибаясь. Почувствовав её дрожь, Северус понял, что она очень близка к краю… Подхватив её на руки, он прошёл в спальню, и уложил её на кровать. На мгновение отвлёкся, избавляя себя от одежды, и, обернувшись, увидел, как Гермиона неловкими дрожащими пальцами пытается расстегнуть пояс юбки. Северус невольно улыбнулся.

— Позволь мне… — прозвучал в тишине спальни его хрипловатый шёпот. Мягко отведя руки Гермионы, он, скользнув пальцами по её коже, взялся за застёжку…

Гермиона не уловила тот момент, когда её юбка была отброшена в сторону, а пальцы Северуса уже подцепили трусики и стягивали их… Девушка приподняла бёдра, стараясь помочь ему, и была вознаграждена: его прикосновения к внутренней стороне бёдер сводили её с ума… Он впился в её губы жгучим поцелуем, а пальцы проникли туда… в эпицентр её желания… Он ласкал её, поглаживая маленький бугорок, проникая внутрь… И Гермиона, чувствуя неземное наслаждение, и в то же время желая большего, чуть шире раздвинула бёдра и простонала:

— Пожалуйста, Северус…

Она почувствовала его горячее дыхание на своей шее, и услышала мягкий шёпот:

— Ты уверена?

Гермиона смогла только кивнуть.

— Да… Пожалуйста…

Она почувствовала жгучее прикосновение к внутренней части бедра, а потом… Северу начал проникать в неё: сначала медленно, давая её время привыкнуть, а потом резкий толчок, короткая вспышка боли, воспоминания о которой мгновенно утонули в нахлынувшей волен ощущений, когда он начал двигаться в ней…

Северус не ожидал, что его тело так отреагирует на Гермиону. Поэтому, услышав её тихое Да он едва сдержался, чтобы тут же не ворваться в неё… Он сдерживал себя, чтобы не причинить ей боль. Но когда она, прижимаясь к нему, обхватила его талию ногами, когда её пальцы до боли впились в его плечи, и с её губ сорвалось его имя, он понял, что не может больше сдерживаться. Увеличивая темп, с каждым толчком всё глубже входя неё, Северус чувствовал, что вся его годами выработанная сдержанность испаряется: стоны Гермионы заставляли его кровь кипеть… Девушка, выкрикнув его имя, выгнулась под ним, и он, в последний раз войдя в неё, простонал её имя и излился в неё.

Восстанавливая сбившееся дыхание, Гермиона думала о том, что чтобы не произошло с ней потом, она никогда не пожалеет об этом. Никогда. Повернув голову, она взглянула на Северуса, и увидела в его глазах отражение собственных мыслей.

— Ты не… — он не договорил, но Гермиона поняла, что он хотел сказать.

— Я не жалею. И никогда не буду.

Услышав эти слова, его напряжённое лицо немого расслабилось, как будто он боялся услышать другое… притянув её к себе, Северус обнял её, и Гермиона, уткнувшись лицом ему в грудь, подумала, что никогда бы не поверила, что Северус Снейп способен на такую нежность… Она уже засыпала, когда услышала… а может, почувствовала… его тихий шёпот:

— Я тоже…

И лёгкое прикосновение губ к своим волосам…

Глава 20

Гермиона открыла глаза. Тёплые руки, обнимавшие её, были более чем реальны. События этой ночи вспыхнули в её мозгу с такой яркостью, что она снова почувствовала возбуждение. Глубоко вдохнув, Гермиона повернула голову, и встретилась с взглядом Снейпа, наблюдавшего за ней. Девушка улыбнулась, и, к своему удивлению, увидела, что кончики губ Снейпа тронула едва заметная улыбка, а в глазах отразилось облегчение. Значит, он боялся, что я буду сожалеть… Гермиона, легко вздохнув, ещё теснее прижалась к мужчине.

Северус и сам не знал, с каким чувством ожидает её пробуждение. Беспокойство, нежность… и нахлынувшая волна облегчения, когда он увидел, что она улыбается… Она откинула голову ему на грудь, и он почувствовал, что снова напрягается. Гермиона прижималась к нему спиной, его руки обнимали её… Девушка слегка изогнулась потягиваясь, и неожиданно замерла, очевидно, почувствовав его возбуждение. Он уже хотел отодвинуться, но Гермиона решительно прижалась к нему… Слегка приподнявшись, и заглянув ей в глаза, он увидел в них согласие…

Откинувшись на подушки, Северус притянул девушку ещё ближе. Длинные пальцы скользнули по талии, животу, обвели пупок и поднялись выше… Он ласкал грудь медленными круговыми движениями, постепенно сужая круги, и, наконец, остановившись на моментально уплотнившихся сосках. Дыхание Гермионы участилось, а когда Северус слегка сжал соски, девушка еле слышно застонала. Слегка улыбнувшись, Северус продолжил изучать её тело…

Гермиона почти задохнулась, когда его пальцы проникли в её самое интимное место и медленно заскользили по влажным изгибам, а губы начали покрывать поцелуями плечо, постепенно перемещаясь к шее. Он мягко массировал клитор, а потом его палец скользнул к её входу. Гермиона. Как со стороны, услышал свой прерывистый стон… Внезапно Северус немного отодвинулся от неё. Обернувшись, девушка встретила его выжидательный взгляд. Он ждёт… Она постаралась скрыть смущение. Гермиона никогда не делала ничего подобного с мужчиной… Сделав глубокий вдох, девушка попыталась восстановить дыхание. Когда ей удалось немного успокоиться, она, перевернувшись, легла на бок. Гермиона провела рукой по его груди, приласкала соски, и с удовольствием услышала его неровное дыхание. Когда её рука переместилась на его живот, мгновенно напрягшийся под её прикосновениями, Северус еле слышно застонал. Приободрившись, Гермиона спустилась ниже, и провела рукой по его напряжённой плоти. Его стон подсказал ей, что она на верном пути… Девушка скользила по нему пальцами, слегка сжимая, легонько касаясь ноготками… Стоны Северуса доносились до неё как сквозь туман…

Возбуждение было почти предельным. Северус еле сдерживался, когда Гермиона внезапно отодвинулась. Снейп вопросительно приподнял бровь, и девушка, нервно облизнув губы, прошептал:

— Северус… я…

— Ш-ш-ш…

Гермиона не успела договорить, а сильные руки уже развернули её и прижали к его телу. Девушка не могла видеть Снейпа, но чувствовала его возбуждённую плоть, прижимающуюся к её ягодицам. Его тёплые руки слегка поглаживали её живот… Лаская, но не принуждая… и эта мягкая ласка разбила последнюю преграду…

— Северус…

Он замер, замер на какую-то долю секунды, но ей казалось, что время застыло…

— Пожалуйста… Я хочу тебя…

Время снова ускорило свой бег, проходя круг за кругом, забирая с собой остаток фразы…

Северус раздвинул её бёдра, и вошёл в неё… Быстрее, резче, чем в первый раз… Наслаждение захлёстывало Гермиону, вскипало в венах вместо крови, и девушка, не сдерживаясь, судорожно выгибаясь назад, навстречу Северусу, закричала…

Услышав её крик, Снейп потерял остатки контроля. Гермиона упала на живот, и он, оказавшись сверху, принялся врываться в неё, чувствуя, как содрогается под ним нежное тело… Он вошёл в неё последний раз, и излился, его гортанный стон слился с её вскриком…. Северус вышел из девушки, и, развернув её к себе лицом, нежно поцеловал в губы. Она подняла руки, притягивая его к себе, и замерла, будто не желая отпускать его…

Не размыкая объятия, Снейп прошептал ей в волосы:

— Ты необыкновенна… Я не знаю, что будет с нами дальше, но это… Я никогда этого не забуду…

Она кивнула, пряча лицо у него на груди.

— И всё-таки, Гермиона… — Северус помолчал. — Не забывай, что сейчас мы не принадлежим себе. У нас есть долг…

Девушка немного отстранилась, и, с преувеличенным вниманием, начала разглядывать подушку.

— Да, конечно… Мы должны… Должны выполнить то, что нам поручено… Ты прав.

На последних словах её голос немного дрогнул, и Северус почувствовал, как сердце уколола боль… Он знал, что этот разговор будет мучительным, но он необходим. Ему — чтобы обрести надежду, ей — чтобы не потерять её…

Глава 21

Гермиона сидела за столом, тщательно проверяя свои записи. Работа была почти закончена, и ей не хотелось, чтобы одна ошибка разрушила весь труд. Всё сходилось, восстановленные заклинания были неоднократно проверены, и всё же… Что-то было не так, что-то не давало покоя, какое-то странное чувство неправильности… Девушка, вздохнув, откинулась на спинку кресла, устало прикрыв глаза. С той ночи прошла всего неделя, а ей кажется, будто пролетели века… После разговора в его спальне их общение стало таким… безликим… Только иногда проскальзывали тёплые нотки в голосе, да лёгкое покалывание от прикосновения его рук… И вспышки воспоминаний: его пальцы скользят по её коже, изучая, исследуя, лаская… Любя… Гермиона не знала, что чувствовал Северус. Но когда ей случалось поймать взгляд чёрных глаз, в них было что-то… Любовь — не уверена… Нежность — наверное… Сожаление — нет… Только не сожаление…

— Гермиона!.. — Голос Дамблдора раздался неожиданно, как, впрочем, и всегда. — Жду тебя в своём кабинете. — И без дальнейших объяснений Дамблдор исчез. Девушка вздохнула, и начала собирать пергаментные свитки. Пора…

Атмосфера в кабинете Дамблдора была ощутимо наэлектризована. Директор сидел за столом, и в глазах не было привычного добродушия. Снейп расхаживал по кабинету, тяжело дыша, пытаясь успокоиться. Увидев Гермиону, он вздрогнул, и, резко развернувшись, направился к окну.

— Присаживайся, Гермиона, — Дамблдор приветливо кивнул, проигнорировав раздражённое фырканье Снейпа. Девушка села, и вопросительно посмотрела на директора.

— Сэр?..

— Видишь ли, Гермиона… — Дамблдор помолчал. — Северус только что вернулся от… — Увидев, что девушка кивнула, он продолжил:

— Он узнал, что ритуал будет проведён завтра ночью.

Несколько секунд Гермиона смотрела на директора, пытаясь осознать, что он имел ввиду. Мозг просто отказывался принимать эту информацию. Она знала, что этот миг наступит, но исследования, а потом её личные переживания отодвинули эти мысли на задний план. И вот теперь… Дамблдор молчал, сочувственно глядя на неё. Поняв, что директор больше не намерен говорить, Гермиона повернулась к Снейпу, который тут же стремительно отвернулся.

— Это… это правда?.. — Она ожидала язвительного замечания, насмешки, чего угодно, но только не этого. Потухший голос… Это так на него не похоже.

— Это правда.

Воцарившееся молчание прервал голос Дамблдора:

— Завтра, Гермиона, Северус аппарирует к месту сбора Пожирателей. Как вы знаете, он один из Посвящённых. Это означает, что он будет держать сферу, которая будет прикрывать Волдеморта в момент совершения ритуала. Дело в том, что для того, чтобы принять в себя изначальную силу Волдеморт должен полностью опустить все защитные барьеры. Полное магическое обнажение… Обнажение самой сути волшебника. И если он всё сделает правильно, сила войдёт в него и станет его частью. Наш единственный шанс — ошибка в ритуале. Северус немного ослабит контроль над сферой, и ты, Гермиона, произнесёшь заклинание. — Дамблдор помолчал и закончил неожиданно буднично: — Вот и всё.

— Но, сэр… — девушка не могла прийти в себя. — А если… Если это не сработает?

— На этот случай, Гермиона, там буду я. Я и Гарри.

На следующий день Гермиона стояла, окружённая сферой неосязания, неподалёку от вершины холма, где Волдеморт собирался провести ритуал. Заклинание, которое она должна была произнести, было достаточно простым, и для того, чтобы оно подействовало, ей даже не нужно было подходить к месту проведения ритуала. Всё было просто. И всё же… Всё же её не покидало ощущение, что не всё так просто. Что есть что-то, что они пропустили… Она вслушалась в звуки, доносящиеся с вершины холма. Нет, ещё рано… Гермиона присела на траву, разложила на земле пергамент, и начала в который раз перебирать всевозможные варианты…

Девушка, чистая душой и телом…

Но без неё ритуал не состоится… Произнеся заклинание, она отдаст себя и убьёт его… Отдаст себя? Гермиона всегда думала, что эти слова означают отдать себя магии, позволить ей пройти сквозь неё, чтобы… Девушка чуть не рассмеялась. Она просто не связала два предложения. Жертва — это не просто девушка. Жертва — это та, которая произносит заклинание… То есть, она… Гермиона закрыла глаза, пытаясь осознать то, что она узнала. Она должна умереть. Умереть, чтобы убить. Абсурд. Но другого выхода нет… Почему ей так легко? Почему она не чувствует страха?.. Сможет ли она посмотреть в глаза собственной смерти? И сможет ли увидеть глаза Северуса?.. Сухой всхлип… И даже заплакать не могу… Девушка поднялась с земли, и аккуратно сложила пергамент. Ей пора идти… Если она не хочет опоздать…

Глава 22

Снейп чувствовал, что что-то не так. Он, Лестранж, Эйвери и Нотт стояли, образуя своеобразный квадрат, в центре которого расхаживал Волдеморт. Остальные Пожиратели — не все, конечно, а только группа избранных, — стояли поодаль. Напряжение нарастало, казалось, с каждой минутой ожидания… Вот только чего ждёт Лорд?.. Снейп напряжённо вспоминал всё, что знал о ритуале… Жертва… А кто будет жертвой? Он предполагал, что это будет маггловская девушка, но… Волдеморт резко остановился, и почти прошипел:

— Начинайте ритуал. Я чувствую приближение…

Приближение чего? Додумать эту мысль Снейп не успел, потому что надо было создавать свою часть сферу, которая должна была защитить Волдеморта от любых нападений извне. Бледно-серебристая сфера сияла призрачным светом, слегка подрагивая каждый раз, когда кто-то из державших её терял концентрацию. Снейп прикрыл глаза, лихорадочно перебирая всевозможные варианты, как вдруг не услышал, а почувствовал дрожь, пробежавшую по сфере. Он вскинул голову, и увидел Гермиону. Девушка, бледная, со странно расширившимися глазами, стояла неподалёку от границы сферы. Что она делает, Мерлин?! Снейп видел, как Гермиона, словно в замедленной съёмке, подходит к границе сферы, на мгновение останавливается, и… переступает границу…

Дальше… Что было дальше вспоминалось словно сквозь туманную дымку. Улыбка, изгибающая узкие губы Волдеморта. Сначала — торжества. Потом — ужаса. Гермиона, которая что-то говорит, почти выкрикивает, и её волосы развеваются, как от ветра… Он сам, отпускающий контроль над сферой, и Кассандра — а она-то здесь откуда? — бросающаяся наперерез, и странное чувство где-то… в сердце? Нет! Это не любовь, не симпатия, это просто нежелание убить…. Нежелание причинить боль… Он внутри разрушающейся сферы, но он не успевает… Сильный порыв ветра, и фигура Волдеморта начинает бледнеть, становится прозрачной, тает… Но вместе с ним уходит и Гермиона… Последняя попытка удержать её… И небо… Тёмно-синее небо… А откуда эта звезда? В этом созвездии никогда не было четвёртой звезды… и понимание, что изменить что-либо невозможно… Или?..

Глава 23

Снейп, поднявшись с земли, огляделся. Вокруг никого не было. Пожиратели исчезли. Сбежали, спасая свои шкуры… Почему-то в этой мысли не было обычного презрения… Пошатнувшись, Снейп опустился обратно. На него нахлынула правда. Неотвратимая правда. Гермионы нет… Услышав шорох травы, Снейп поднял голову и увидел Дамблдора, за которым шёл Поттер. Вспышка почти неконтролируемой ненависти была настолько сильной, что Снейп еле удержался, чтобы не швырнуть в Дамблдора Непростительное…

— Вы же знали, да? — Голос срывался. — Знали… Всё так и должно было быть. Вы до последнего оберегали своего драгоценного мальчика…

— Северус…

— Только вы не подумали о том, что ОНА этого не заслужила?! Свою боль я переживу, директор, но она… КАК ВЫ МОГЛИ?

Повисшая тишина была оглушающей, её нарушало только прерывистое дыхание Снейпа.

— Северус, мальчик мой, я понимаю, как тебе больно, но…

— Директор… — Снейп горько усмехнулся. — А вы думаете, мне легче от вашего понимания? А ей? Ей легче? Ей уже все равно…

— Ошибаешься, Северус… — взгляд Дамблдора был серьёзен. — Ей не все равно. Пока… Она отдаст себя и убьёт его… Волдеморт не знал об этом. Он думал, что это должна быть чистая душой и телом девушка, принесённая в жертву Силе. Но Гермиона поняла всё правильно. Она должна была отдать себя. Добровольно, Северус… и если девушка, понимая, на что идёт, приносит себя в жертву… Происходит редчайшее явление… Гибель мага, решившего покорить силу… А вот с жертвой всё сложнее. Она может погибнуть, если её ничто не держит в этом мире. А может вернуться, если есть что-то, что ей дорого. По-настоящему дорого…

Не дослушав, Северус вскочил, движимый этой надеждой. Он вернёт её! Вернёт, чего бы это ни стоило!..

Оказавшись в Хогвартсе, он бросился в свой кабинет. Заклинание нашлось быстро, вот только сработает ли?.. Она должна по-настоящему любить его, чтобы вернуться… А вдруг… Он шептал заклинание, хриплым срывающимся шёпотом. Но… ничего не происходило… нахлынувшее разочарование, боль потери, ужас… Эмоции были такой силы, что Северус Снейп, человек, который никогда не позволял себе такой глупой траты нервов… Нет, не заплакал. Одна слеза… Всего одна… Упала на пол… И вдруг начала менять форму… растекаться… Закипать… И превращаться в Гермиону…

Он держал её в объятиях, и больше всего боялся отпустить… Боялся, что она опять исчезнет… И почти не слышал её шёпот… Я вернулась…

Эпилог.

Гермиона, потягиваясь, изогнулась, и бросила лукавый взгляд на мужа. Северус, приподняв бровь, отложил алхимический журнал, и притянул её к себе. Целуя жену, он прошептал:

— Ты — это самое лучшее, что я мог получить от жизни…

Гермиона улыбнулась.

— Так ты всё-таки не хочешь вернуться в Хогвартс?

Северус мгновенно напрягся, лицо потемнело.

— Нет. Не хочу снова стать игрушкой в руках этого старого манипулятора. И тебе не позволю… достаточно и того, что…

Она молча кивнула, и поцеловала его.

— Знаешь, а я всё-таки рада, что всё закончилось именно так.

Муж улыбнулся, и Гермиона, прижавшись к его груди, почти рассеянно, по привычке, бросила взгляд на кольцо на его руке. Они заказали парные кольца, каждое из которых представляло собой несколько переплетённых рун. Любовь… преданность… Защита… Вера… И снова любовь… Девушка закрыла глаза, и почувствовала, как Северус легонько гладит её по волосам…

— Я люблю тебя…

Кто из них это сказал?.. Вернее, выдохнул… Оба. Ведь когда люди любят, дыхание становится общим…

Конец.












Report abuse

All documents on the website are taken from public sources and posted by users. We offer our deepest apologies if your document has been published without your consent.