Аннетт Мари Две ведьмы и виски глава 3

There is still time to download: 30 sec.



Thank you for downloading from us :)

If anything:

  • Share this document:
  • Document found in the public.
  • Downloading this document for you is completely free.
  • If your rights are violated, please contact us.
Type of: doc
Founded: 18.04.2020
Added: 03.05.2020
Size: 0.42 Мб

Аннетт Мари Две ведьмы и виски (Кодекс гильдии: Очарованные - 3)
Перевод: Kuromiya Ren

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дариус был человеком с непоколебимым авторитетом. Как глава Вороны и молота, он подавал пример собранности. Достоинства.
- Снаряжение личной защиты, - сообщил он комнате. – Все задания разные, и нужно носить необходимое СЛЗ, - чтобы подчеркнуть это, он поднял кожаный плащ с заклепками.
Я отвела взгляд от серьезных серых глаз Дариуса на красивом лице с точеными челюстями и короткой темной бородкой с проседью. Прикусив щеку изнутри, я подавила смех.
- В этом месяце произошло несколько случаев, которые были бы предотвращены со снаряжением, - он протянул блестящий рукав. – Ваш личный стиль мешает безопасности. Кожа, может, не самый удобный выбор летом, но необходимый.
Никто не смотрел на меня, но я все равно серьезно кивнула. Пятьдесят других человек в баре смотрели на Дариуса так же серьезно, их внимание было отражением важности…
- Киану Ривз звонил, - прошептал кто-то насмешливо. – Хочет вернуть свой костюм из Матрицы.
Смех зазвенел в комнате, и я заметила время. Мы продержались шесть минут без шуток. Новый рекорд.
Губы Дариуса дрогнули, но он не рассмеялся.
- Укусы вампира – не смешно, и ты сам знаешь об этом, Камерон.
Камерон неловко кашлянул, и зазвучало больше смеха, а я веселиться перестала. Да. Вампиры. Может, это и не было смешно.
Мужчина сидел на стуле спиной к барной стойке, уперев локти в деревянную поверхность, склонив голову, чтобы видеть меня. Голубые глаза хитро блестели, и цвет их был ярче из-за спутанных медных волос.
- Вперед, - сказал Аарон, пока Дариус продолжал лекцию. – Спроси.
Я огляделась, проверяя, что никто не слушает.
- Что будет, если кусает вампир?
- Становишься вампиром, конечно.
Мои глаза расширились от ужаса.
Его ухмылка стала шире.
- Шучу. Укус вампира – не смертный приговор. Все гнездо может тебя грызть, но ты будешь в порядке. Кроме самого жевания. Это неприятно.
Почему я не удивлялась, что сильный пиромаг не видел повода для тревог? Он мог поджарить нападающих до пепла.
Парень, сидящий на стуле рядом с Аароном, бросил на меня взгляд.
- Аарон приукрасил опасность. Укус вампира увеличивает шансы обращения на сорок процентов.
Кай мог изложить факты. Хотя он тоже не переживал. Я не знала, мог ли он остановить гниющее сердце вампира своей силой электромага, но он мог поломать вампира пополам своими навыками боевых искусств.
Третий, сидящий с другой стороны от Аарона, повернулся на стуле.
- Не переживай, Тори. Если вампир тебя укусит, наши целители знают, как тебя спасти.
Его спокойный голос окутал меня, как всегда утешая. Эзра мог убедить меня, что земля была плоской, если бы говорил достаточно долго.
Я уперлась рукой в стойку бара.
- Аарон, Кай, делайте записи.
Пара посмотрела на меня.
- Какие записи?
- Как успокаивать людей без магии, - я улыбнулась Эзре. – Если бы не ты, у меня постоянно были бы кошмары.
Его глаза, один карий, другой – почти белый – из-за раны, оставившей шрам, что тянулся от виска до скулы, засияли.
- Постоянные кошмары? – Аарон хитро улыбнулся. – Тори, слышала про алюцинаторов?
- Ох… нет?
- Они управляют снами. Они могут…
- Аарон Синклер, - голос Дариуса прервал наш тихий разговор. – Спасибо, что вызвался.
Аарон в тревоге обернулся.
- Куда вызвался?
Дариус указал на женщину, стоящую рядом с ним.
- Зора хотела показать, как сломать вампиру челюсть, чтобы помешать укусить. Ты будешь вампиром.
Аарон посмотрел на хрупкую волшебницу, и его глаза стали еще шире.
Он не успел возразить, Дариус щелкнул пальцами.
- Сейчас, Аарон.
Ворча, Аарон встал со стула и прошел вперед. Кай, Эзра и я переглянулись с улыбками, устроились, чтобы посмотреть представление.
Остаток часовой встречи прошел быстро, и Аарон не пострадал при демонстрации. Дариус закончил в восемь часов, и началась моя работа – пятьдесят человек, страдающих от жажды, направились к бару.
Я бегала на кухню и обратно, радуясь. Я любила быстрый темп, плеск напитков, шутки с клиентами, и я посылала улыбки, когда мне бросали чаевые в банку. Так было не всегда, но с тех пор, как я стала работать тут три с половиной месяца назад, все изменилось.
Ворона и молот была не просто баром, и я была не просто барменом. Это была гильдия, и все в ней были мификами – пользователями магии, которые делились на пять классов. Хотя здесь - на четыре, потому что в гильдию не входили все способности, и это меня устраивало. Кто хотел иметь дело с демонами?
А я была особенной, потому что была обычной. В гильдии талантливых мификов я была человеком. Да, обычный человек, у которого не было ни капли магии в крови.
Я не видела трех своих любимых магов последние последний час, но, когда все успокоилось, я заметила Аарона, Кая и Эзру с группой волшебников. Они сдвинули столы, сидели большим кругом со стаканами и бутылками виски в центре.
Я прищурилась. Когда они пронесли бутылки? Они проявляли серьезное неуважение к закону о выпивке, но с девизом гильдии все правила можно нарушать - и офицером гильдии за столом – кричать на них не было толка. Хотя я была не против покричать на них. Но не в эту минуту.
- Тори! – блондинка моего возраста бросила сумочку на бар и села на свободный стул. – Как ты?
- Сабрина! – я обняла ее одной рукой над баром. – Как поездка? Ты ведь только вернулась?
- Вчера, - она вытащила телефон. – Сэр Пушишка завоевал первое место!
Я не успела спросить, она гордо показала фотографию кролика, позирующего с синей лентой. Она быстро пролистала еще дюжину фотографий выставки кроликов.
- Разве он не чудесен? – она покраснела.
- Поразительный! – согласилась я, не зная, как похвалить кролика.
- Я предсказала, что шоу пройдет хорошо, - добавила она. – Роза предупреждала насчет плохой погоды и подкупленных судий, но она не понимала, о чем говорит.
Я кивнула, решив сохранять нейтралитет. Состязание между двумя прорицательницами гильдии было легендой, и я лично испытала их конфликтующие предсказания. Забавно, но оба расклада сбылись по-своему.
- Ладно, - Сабрина вздохнула. – Как прошла твоя неделя? Слышала, ты…
Она потянулась к сумочке, чтобы убрать телефон, и сбила ее. Колода черно-золотых карт высыпалась на стойку, пара улетела за край и упала на пол рядом со мной.
- Я подниму, - я присела и схватила две карты. Я протянула их ей, заметила верхнюю, и мое хорошее настроение сменилось ледяными иголками. Я бросила карты на стойку и хмуро смотрела на подробный рисунок жнеца. – Опять ты.
Сабрина подняла карту Смерти.
- Очень странное поведение для моей колоды. Почему эта карта все показывается тебе?
У собак могли быть проблемы с поведением. Или у кроликов. Даже у машин. Но не у карт. Карты были просто картами, точка.
Сабрина потянулась ко второй, повернутой лицевой стороной вниз, перевернула ее. Там был юноша с рюкзаком, смотрел на небо, не зная, что шагает с утеса. И под рисунком значилось: Шут.
Я нахмурилась сильнее.
- Твоя колода не говорит обо мне ничего хорошего. У нее предрассудки.
- Шут – не оскорбление, - Сабрина разглядывала карту. – Это возможности и потенциал. Начало нового пути. Она просит держать разум открытым и принимать свое чувство приключений.
Я с сомнением скривила губы.
- Эта карта запоздала. Новый путь я уже начала.
- Хм, я бы согласилась, вот только… - она склонила голову, медленно повернула карту на 180 градусов. – Она лежала правильно или перевернуто? Перевернутый Шут предупреждает, что путешествие ведет к поражению.
Мои плечи напряглись.
- Поражению?
- Мм, - она собрала колоду в аккуратную стопку. – Или тебя что-то удерживает, или ты откусила больше, чем можешь прожевать, и новое приключение угрожает провалом.
- Это очень разные вещи.
- Я могла бы дать взгляд точнее, если бы ты дала мне провести полный расклад, - она просияла и стала тасовать карты. – Как насчет этого?
- Ох…
- Эй, Тори! – позвал Аарон, его голос поднялся над громким гулом разговоров. – Можно нам еще бутылку виски?
О, теперь он просил разрешения? Не став закатывать глаза, я махнула с согласием, а потом изобразила на лице недовольство.
- Прости, Сабрина. Мне нужно за работу.
Ее плечи опустились.
- Да, может, в другой раз.
Подавив вину, я поспешила на кухню и дала пять Рамзи, повару, по пути. В кладовой я взяла бутылку виски. Парни лишат меня запасов.
Когда я толкнула двери, Сабрина оживленно описывала победу на выставке кроликов Син и Райли, присоединившимся к ней у бара. Сабрина вытащила телефон, чтобы показать фотографии, Син посмотрела на меня с болью.
Смеясь, я налила ей колу, сунула в ее руку и вышла из-за стойки, зажав виски под боком. Мужчина и женщина вдруг появились по бокам от меня.
Я подавила стон.
- Привет, Чжи. Привет, Минь.
Чжи пристально смотрел на меня. С короткими черными волосами, скулами, об которые можно было резать стекло, и напряженными губами, которые никогда не улыбались, он не мог завоевать награды по дружелюбию. Его сестра. Минь, была со схожими чертами, чуть смягченными ее длинными черными волосами и ярко-красными большими наушниками.
- Я буду рада вас обслужить, - спешно сказала я. – Дайте минутку…
- Мы не для напитков, - перебил Чжи без эмоций в голосе. Но голос был напряженным. Не спрашивайте, как это сочеталось. – Мы тут ради информации, которой ты не хочешь делиться.
- Да, но я уже говорила, что не могу…
- Каждый день твоего молчания – шанс для Призрака похитить еще жертву.
Я отодвинулась, но Минь мешала мне отступить.
- Мне нечем делиться. Если у вас проблемы с этим, говорите с Дариусом.
Я пряталась за главой гильдии? Да. Я не хотела выводить из себя волшебника, еще и юное дарование, закончившее обучение на годы раньше графика.
- Кому ты верна, Тори? – холодно спросил он. – Вы с Дариусом обсуждали это?
Я прошла мимо него, направилась прочь, игнорируя взгляд, поджаривающий мне спину. Он и его сестра могли обижаться на Призрака без моей помощи. Даже если бы я хотела поделиться, я не могла произнести ни слова о плуте, не лишившись жизни. Он заставил меня поклясться с черной магией, чтобы сохранить свои тайны, а потом поклясться, что я не расскажу о клятве.
Раздражение вспыхнуло во мне от мысли. Каждые несколько дней раздражение доходило до того, что я отправляла ему сообщение. Он не отвечал. Козел.
Крики звучали от стола Аарона со смесью триумфа и недовольства. Половина стола подняла стаканы и осушила их, включая Аарона. Он опустил стакан и прорычал:
- Это не было честно, - пожаловался он. – Линдон, теперь ты.
Глядя на собравшихся, я отметила почти всех наших лучших боевых мификов – от магов, как Аарон, Кай и Летиция, до волшебников, как Эндрю, Линдон, Гвен и Зора. Даже Жирар, первый офицер, присоединился к ним. Это была элита гильдии – те, кто брал самые сложные задания, нападали на самых опасных противников.
Эзра тоже там был, но сидел чуть в стороне, без стакана. Он всегда мало пил, останавливался раньше, чем становился пьяным.
С бутылкой виски в руке я склонилась к его стулу.
- Что происходит?
- Игра на выпивание, - ответил Эзра с улыбкой. – Идут по кругу, каждый делится тем, что сделал или испытал на работе. Тот, у кого не было такого в работе, должен пить.
- Дариус так хорошо рассказывал, - заявил Линдон, - что я хочу знать. Кого кусал вампир? Если не кусали – пьем!
Аарон со стоном осушил наполненный стакан. Не был рад, что его не кусали? Или выпил уже столько, что предпочел бы клыки, а не виски? Летиция, Гвен, Эндрю и двое других тоже выпили, но Кай – нет.
Зора закатала рукав и показала уродливый шрам в форме полумесяца на предплечье.
- Гад чуть не оторвал кусок меня. Это было в моей старой гильдии, и их целитель был не на высоте.
Разные мифики присвистнули, Линдон отодвинул воротник рубашки. Похожий шрам был на месте, где соединялись шея и плечо.
- Она выпила пинту, а потом меня нашла команда. Я не люблю убийства, но этот раз меня не беспокоил.
Они передали виски, наполнили стаканы.
Эндрю, умелый волшебник защиты и частый лидер команды, отклонился на стуле.
- Я хочу увидеть, кто не спотыкался и не падал на лицо посреди боя. И тут мы увидим, кто лжец.
Все рассмеялись, и только Кай поднял стакан и осушил его. Стукнув им по столу, он поднял с вызовом голову.
- Кто назовет меня лжецом?
Я захихикала, когда никто не заговорил. Если какой-то мифик и мог не упасть в бою, то это супер-ниндзя Кай.
Жирар потер бороду.
- Теперь я?
Аарон и Кай с отчаянием переглянулись. Эзра с ухмылкой шепнул мне:
- Жирар пытается сделать так, чтобы пили все.
Офицер улыбнулся ему, а потом поднял стакан в насмешливом тосте.
- Не будем переходить к ужасам, но Линдон заговорил об убийствах, так что вот. Если не видели хотя бы шесть трупов в одном месте, пейте.
- Что? – возмутилась Гвен. – В какие кошмары ты совал свою жирную бороду, Жирар? Кто натыкается на шесть вонючих трупов?
Ах, Гвен. Каждый раз, когда она открывала свой гадкий рот, я подавляла желание смеяться. С ее ровными светлыми волосами, стянутыми в хвост, и дизайнерским нарядом она выглядела привлекательно, но портила впечатление, заговорив.
Жирар погрозил пальцем.
- Пей, Гвен.
Хмурясь, она осушила стакан. Все подняли свои, кроме Аарона и Кая. Их улыбки пропали, лица были мрачными, они смотрели на стаканы так, словно тоже хотели выпить.
Над столом повисла неприятная тишина. Зора схватила мою руку и потянула меня перед стулом Эзры.
- Тори, теперь ты!
- Эм, я?
Аарон с пьяной улыбкой взял у меня бутылку виски, сунул мне в руку полный стакан.
- Назови нам хороший тост, Тори!
Я оглядела стол с лучшими воинами гильдии. Что мог сказать человек, как я? Что я сделала, а они – нет? Была пара вариантов. Полетать на драконе? Заставить темнофея визжать, как девчонку? Ударить друида-плута по носу? Вот только я не могла говорить об этом.
Я посмотрела на Аарона.
- Что тут выливал напиток сразу на трех магов?
Над столом зазвучали стоны со смехом. Даже Жирар выпил.
- Стойте! – Летиция опустила виски. – Я пролила кофе на Дариуса, Табиту и себя как-то раз. Это считается?
Зазвучал спор, и они решили, что это считается. Зора шлепнула меня по бедру, и я отшатнулась к Эзре, еще сидящему на стуле. Он придержал меня ладонью на талии.
- Неплохо! – воскликнула Зора. – Ты почти это сделала, но никто еще не заставил выпить всех сразу.
- Тори могла бы, - вмешался Кай. – Ей нужно было сказать кто целовал Аарона, и все проиграли бы.
Парни взвыли от смеха, Аарон фыркнул.
Зора повернулась к Алистейру, пожилому мужчине, которого я знала как самого сильного мага гильдии. Он редко бывал тут, был занят охотой на самых жутких злодеев в городе и вне его.
- Последний раунд, Алистейр, - сказала она. – Я больше виски не выдержу, так что это твой последний шанс на победу. Устрой нам веселье – и домой.
Алистейр задумчиво потянул за белоснежную бороду. Смуглый и морщинистый, с рукавами татуировок на жилистых руках, он источал опасность. Я склонилась, желая услышать его вызов.
- Хм, ладно, вот мой. Кто среди нас бился с главным противником? – его темные глаза окинули стол взглядом. – Кто бился с демоническим магом?
Никто не двигался. Рябь прошла среди мификов, они оценивали реакцию друг друга. Холодный осязаемый страх растекался в зловещей тишине. А потом в почти идеальный унисон они подняли стаканы и выпили. Только Алистейр не двигался.
Эндрю со стуком опустил стакан.
- Не уверен, что это было правдивым, Алистейр. Если кто-то встретил бы демонического мага, мы бы об этом тут не говорили.
Сильный маг приподнял брови.
- Вы просили лучший тост. Я мог бы спросить, например, кто из вас сталкивался с демоном и нуждался после этого в сменных штанах.
Напряжение разбилось, все засмеялись и стали делиться своими самыми жуткими сражениями. Игра перешла в разговоры, и я шагнула ближе к Аарону.
- Что это… - начала я.
В другом конце бара стало тихо, и эта волна пронеслась по комнате, заглушая все беседы. Головы повернулись, и все глядели на главный вход.
Два человека стояли на пороге. Мужчина и женщина в схожих темных деловых костюмах, его волосы были короткими, ее – стянутыми в простой хвост. Парень был с кожаным портфелем под рукой. Я прищурилась, пытаясь понять, кто они. Это не были опоздавшие на веселье члены гильдии.
Блин, а если это были инспекторы, которые пришли наказать меня за то, что я дала посетителям пронести свой алкоголь?
Мужчина шагнул вперед, отцепил от лацкана белый бейджик и поднял. Его строгий голос был тихим, но пронзил весь бар.
- Агент Харрис из МП. Где глава вашей гильдии?



























ГЛАВА ВТОРАЯ

От слова МП люди вздрогнули, некоторые вскочили со стульев. Я не двигалась, парализованная. О, я была бы рада инспекторам по алкоголю. Это было хуже. Намного хуже.
МП. МагиПол. Всесильная организация, которая правила мификами и гильдиями. Я никогда не видела агентов лично, и не зря. Я, как человек, не могла работать в гильдии. Я оставалась тут, потому что МП не знали о моем существовании.
Мифик за сорок отреагировал на появление агентов, сжал ладонями мою талию. Эзра затолкал меня под стол и нырнул туда со мной. Он прижал палец к губам.
Я тихо вдохнула, опустив голову под столом. Спрятаться. Да, очень умно. Хорошо, что рефлексы Эзры были лучше моих. Я нахмурилась. Почему и он прятался?
- Глава гильдии? – спросил агент Харрис.
- Добрый вечер, Бреннан, - спокойно сказал Жирар поверх встревоженного шепота в баре. – Дариус может быть наверху, но я подозреваю, что он ушел домой на ночь.
Шаги простучали по полу, направляясь к Жирару… и ко мне с Эзрой. Сияющие туфли агента Харриса появились в поле моего зрения, остановились в паре футов от меня.
- А вы? – тихо спросил агент Харрис.
- Жирар Канонак, первый офицер гильдии, - веселье смешалось с резким недовольством в его голове. – Удивлен, что вы меня не помните, ведь мы много раз общались за годы.
- Я имею дело со многими офицерами, - ответил бесстрастно агент Харрис. – Если Дариус тут, я хочу немедленно с ним поговорить.
- Летиция, можешь посмотреть наверху?
Она отодвинула стул и поспешила к лестнице в углу. Остальные мифики за столом оставались на местах, их тела и стулья были занавесом для места, где прятались мы с Эзрой.
- Как ты, Бреннан? – спросил спокойно Жирар, но резкие нотки остались в тоне. – Ты работаешь сегодня допоздна.
- Работа серьезная.
- Тебе повезло. Обычно у нас не так людно в десять вечера в субботу.
Я с вопросом посмотрела на Эзру, и он едва заметно кивнул. Агенты пришли именно потому, что сегодня была ночь собрания.
Тихие нервные разговоры звучали в комнате, скрипели стулья, люди вставали на ноги.
- Жирар, - сказал агент Харрис. – Скажи своим людям, что никто не уйдет, пока мы не закончим.
- Ребята, попрошу оставаться на местах, пока мы не поймем, что уважаемые агенты МП хотят от нас. Спасибо, - Жирар снова понизил голос и сказал Харрису. – Если вы будете держать нас тут, я бы хотел знать, почему.
Зашуршали бумаги.
- Мы тут по Делу 18-3027, расследованию об Альберте и Марты Ривер и участии Вороны и молота в их задержании.
Лед наполнил мои вены. Эти имена были знакомыми. Я сыграла важную роль в задержании пары, но прошел месяц, и я думала, что все в порядке. МП дошли до этого только теперь?
- Мы расследуем заодно Дело 03-1622, исчезновение Надин Эмрис из гильдии Волшебники Беллингема в Англии пятнадцать лет назад, - агент Харрис зашуршал бумагами. – Вы, Жирар, должны прибыть на допрос насчет задержания Риверов. Тут вызовы, хотя по процедуре я должен передать их сначала главе вашей гильдии.
- Ясно, - сухо ответил Жирар. – У вас есть вызовы еще для кого-то?
- Аарон Синклер и Кай Ямада за роли в допросе, - бумаги снова зашуршали. – Эзра Роу тоже вызывается, но еще и с возможным обвинением в применении силы мифика на людях.
Я с ужасом посмотрела на Эзру, произнесла губами беззвучно: Возможное обвинение?.
Он склонился ближе и прижался ртом к моему уху:
- Это еще не обвинения преступника, - выдохнул он почти беззвучно. – Это не страшно, если мы сможем их убедить, что Риверов нужно судить как мификов.
Его шепот успокоил мою тревогу, но мое сердце колотилось. Оно забилось только быстрее. Словно мало было переживаний, его губы на моем ухе послали покалывание по шее и спине.
- Почему та женщина так долго зовет Дариуса? – осведомился агент Харрис.
- Летиция вот-вот вернется. Уверен, - холодно ответил Жирар. – Я могу с чем-нибудь еще помочь?
Эзра резко повернулся, посмотрел на пустое место под столом.
Агент Харрис кашлянул.
- Я расследую еще одно дело.
Эзра смотрел на точку рядом со мной. Поймав мой взгляд, он прижал палец к губам. Я знала, что нужно было молчать. Мне не нужно было напоминать…
Мужчина появился рядом со мной.
Я так вздрогнула, что упала, но Эзра поймал меня за локоть, я не успела врезаться в ножку стола. Я потрясенно открыла рот. Дариус пригибался рядом с нами под столом, приподняв выразительные брови. Что такое? Он появился из воздуха! Каким мификом он был?
- У нас есть вызов, - продолжил агент Харрис, не замечая, что под столом людей стало больше, - и возможные обвинения в использовании незаконного артефакта на человеке. Подозревается Патриция Эриксон, но мы подозреваем, что это ненастоящее имя.
Ох, блин. Это была я.
- У вас есть члены гильдии с рыжими волосами? – спросил агент Харрис у Жирара.
Миг тишины.
- Рыжий тут, - сообщил Аарон. – Но меня уже вызвали.
- Женщина с рыжими волосами, - раздраженно исправил агент Харрис. – Мы допросим вас с Каем Ямадой подробно о вашей сообщнице, Патриции Эриксон.
Ох, блин.
Агент Харрис нетерпеливо двигал ногами.
- И мы обсудим, как эта женщина связана с плутом по кличке Призрак. Риверы настаивают, что женщина угрожала, что работает на него.
Я прижала ладони к лицу. Ну почему я не держала рот на замке? Допрашивая Риверов, я не подумала, что они опишут все мои слова и действия МагиПолу.
Дариус потянулся надо мной и коснулся плеча Эзры, а потом указал на ноги Аарона. Эзра постучал Аарона по колену.
- Можете поберечь вопросы до официального допроса, - твердо прервал его Жирар. – Похоже, Дариус отправился домой. Почему бы вам не вернуться в более подходящее время?
Жирар говорил, а Аарон вытащил ключи от машины из кармана и передал их Эзре. Крепко сжимая их, чтобы они не звякнули, он сунул их в карман.
- Вообще-то, - ответил агент Харрис, - мы осмотрим здание перед тем, как уйдем. Тут бумаги.
Кай рядом с Аароном показал три пальца под столом, загнул один. Он считал? Три, два, один…
Он отодвинул стул и встал.
- Это бред! – громко заявил он, звуча пьяно. – С чего вы заявились сюда и портите нашу ночь?
Я подавила оханье. Кай не был из тех, кто мог вспылить, и он не был так пьян, чтобы так звучать.
- Успокойся… - начал Жирар.
Кай ударил ладонями по столу, и стаканы загремели.
- Чушь! Кем он себя возомнил? Он даже не следует процедуре! Это угроза, вот что…
- Замолчи! – закричал Аарон, вскакивая на ноги. Он пьяно пошатнулся. – Ты только делаешь все хуже!
Дариус взял меня за локоть, отвлекая, и я пропустила ответ Кая. Два мага кричали друг на друга, а глава гильдии толкнул меня к бреши между стульев. Паника вспыхнула во мне, но я не сопротивлялась ему. Дариус знал, что крики не помешают агентам заметить нас.
Я выползла, Дариус – следом. В двух футах от нас Кай и Аарон кричали, пока Жирар пытался разнять их. Харрис и женщина смотрели на них с раздражением.
Никто не взглянул в нашу сторону.
Эзра появился из укрытия последним. С ладонями на моих плечах Дариус направлял меня между столиков. Никто не замечал нас. Мы обогнули стойку бара, Дариус указал мне нырнуть под двери, ведущие на кухню. Я проползла в брешь под ними, вскочила на другой стороне.
Дариус забрался следом, а потом и Эзра. Вместе мы поспешили по пустой кухне. Дариус открыл заднюю дверь, и я ощутила жаркий ночной воздух.
Эзра выдохнул.
- Это было весело.
Я смотрела то на него, то на Дариуса.
- Как нас никто не заметил?
Дариус подмигнул.
- Секреты ремесла, милая.
Мой рот раскрылся. Милая?
- Он – луминамаг, - сказал Эзра. – Скрытие – его главная сила.
Дариус нахмурился, словно Эзра испортил его игру, а потом взглянул на дверь.
- Мне пора появиться для дорогого агента Харриса. А вы уходите, - он опустил ладонь на мое плечо и нежно сжал. – Пока что, Тори, у тебя отпуск. Мы свяжемся, когда страсти утихнут.
- Но…
- Отвези ее домой, Эзра. И тебе тоже лучше не показываться на глаза.
- Да, сэр.
Дариус прошел по кухне, а Эзра взял меня за руку и потащил по маленькой парковке к красной спортивной машине Аарона. Он вытащил ключи и подбросил их на ладони, а потом спросил:
- Ты же водишь? Я стараюсь не водить. Только в экстренных случаях.
- Это не считается? – я с неохотой взяла у него ключи. – Понадеемся, что я еще что-то помню.
Мы забрались в машину. Я поправила зеркала, отчасти ожидая, что агенты вырвутся из дверей, а потом выбралась из парковки и попала на дорогу к другим машинам. Это ощущалось странно. Я не водила год, и моя машина была старинной развалиной по сравнению с этим старым, но быстрым автомобилем.
Но я хотя бы не имела дело с Аароном в гильдии. Он выпил столько виски, что ему пришлось бы идти домой пешком.
Трехэтажное здание пропало позади, и я пыталась подавить дрожь страха в животе. Забавно, что мои руки дрожали не от обвинений МП.
- Все кончено, да? – прошептала я.
Эзра повернулся, чтобы видеть меня хорошим глазом.
- Что кончено?
- Все, - я сглотнула с болью. – МП узнали обо мне. Дариусу придется меня уволить, и мне не разрешат вернуться…
Я с первого дня знала, что работала в гильдии временно. МП не позволяли людям и гильдиям смешиваться, кроме особых обстоятельств, но Ворона и молот под эти критерии не походила. Я должна была проработать несколько недель, но время растянулось в месяцы, и я научилась не думать о будущем.
- Нет, - резко сказал Эзра. – Дариус не сдастся так просто. Он будет бороться, чтобы оставить тебя, Тори.
- Но что он может? Он не может нарушать правила.
- Не знаю, но Дариус поймет. Верь в него, - он легонько задел мое плечо. – Даже если ты потеряешь работу, ты не потеряешь нас.
Я сжала руль крепче, сердце болело, грозя разбиться. Я хотела верить ему, но испытывала такое много раз. Как бы я ни дружила с коллегами и клиентами, как только я теряла работу, лишалась этой связи, дружба угасала за недели.
Эзра разглядывал мой профиль, а потом отклонился.
- МП знают только, что рыжеволосая женщина по имени Патриция Эриксон участвовала в одном допросе. Мы придумаем объяснение, которое отправит их искать Патрицию где-нибудь еще.
- Например?
- У Кая есть пара идей, - от моего удивленного взгляда он добавил. – Мы ожидали такое. Потому я тоже ушел. Дариус не хочет, чтобы нас забрали. От этого переговоры становятся сложнее.
Я подъехала к обочине у своего дома и поняла, что это было не лучшей идеей.
- О! Мне стоило сначала отвезти тебя?
- Нет, все хорошо. Я могу теперь ехать, дальше улицы тихие.
Оставив ключи в зажигании, я выбралась из машины.
- Нам придется снова удалить историю контактов, - предупредил он, встретив меня у капота. – МагиПол любят внезапно проверять телефоны.
- Да. Конечно.
- Мы сообщим тебе, как только станет безопасно. Надеюсь, скоро.
- Хорошо.
- Тори, - он вздохнул.
Он шагнул ближе и обнял меня. Я уткнулась лицом в его футболку. Он прекрасно пах. Его мыло или одеколон стоили потраченных денег.
- Это временно, обещаю, - его голос гудел в груди. Он отпустил меня слишком скоро. – Мне нужно идти. Ты будешь в порядке?
- Скорее всего, - бодро сказала я.
Он разглядывал мое лицо, и я сомневалась, что мой веселый тон обманул его. Я на всякий случай удерживала улыбку, пока он садился в машину. Двигатель зарычал, и Эзра, помахав на прощание в окно, уехал. Я смотрела, пока фары не пропали за углом.
Что бы он ни сказал, что бы ни обещал, а мое сердце верило, что это были наши последние объятия. Этой ночью я в последний раз пошутила с Каем, хоть и только взглядом. Этой ночью был мой последний поцелуй с Аароном, быстрый, над стойкой бара, пока никто не смотрел.
Карта Сабрины возникла перед глазами. Шут, слепо ступающий с утеса. Предупреждение, ясное, но запоздавшее.
Я стояла одна на обочине, смотрела туда, где пропала машина, и желала, чтобы этот волшебный сон продлился дольше.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Волна воздуха из кондиционера ударила по мне, когда я прошла в кофейню. Я встала в очередь и наблюдала за баристами с интересом. Хм, бариста. Так я еще не работала, но могла научиться. Ребята три дня не звонили мне, и я подумывала пойти на отчаянные меры. Мне нужно было платить за квартиру.
С латте со льдом и клюквенным кексом в руке я прошла к месту у окна. Рассеянно глядя на прохожих снаружи, я ела кекс и ждала.
Дверь звякнула, и вошел мужчина, темно-синяя форма и пистолет на поясе привлекли взгляды всех посетителей. Я помахала, он кивнул и встал в очередь. Через минуту он опустился на стул рядом со мной и развернул большой кусок бананового пирога.
Я ткнула его локтем.
- Хоть поздоровайся, а потом набивай рот.
- Пви-е-ет, - сказал он с полным ртом. Он поспешил сглотнуть. Казалось, он бросал вызов. – Прости. Я еще не обедал.
- Как смена?
Его плечи опустились, и я ощутила тревогу. Джастин был не просто копом. Он был моим старшим братом, и то, что печалило его, печалило меня.
- Я не получил повышение, - пробормотал он. – Они выбрали кого-то еще.
- Мерзавцы, - прорычала я, опуская латте. – Как они могли не выбрать тебя? Ты закончил академию в числе лучших, пашешь как собака, берешься за все смены, которые они тебе дают, какими бы гадкими…
- Спасибо, Тори, - перебил он с вялой улыбкой, зная, что я разойдусь еще сильнее, если меня не остановить. – Придется целиться на следующее.
Я рвала салфетку от кекса.
- Почему они так вредничают? Ты знаешь?
Гримаса, почти скрытая за его короткой бородой, окружающей его рот.
- Думаю, я задавал слишком много вопросов.
- Вопросов? О чем?
- Об… особых правилах. О том, что я не знал, пока не присоединился к органам, - он огляделся, вдруг напрягся. – Я не могу об этом говорить. Я подписывал бумаги.
Холодок пробежал по мне. Особые правила. То, что нельзя было обсуждать. Ох.
МагиПол… устраивало все по-особенному для мификов. Их ID-карты были отмечены номером МП, и полиции нельзя было арестовывать никого с такими. Вместо этого они записывали информацию о личности и передавали МП.
Я не знала, сколько обычный коп знал о мификах, но по глупой причине я и не подумала, что мой брат, как офицер полиции, знал бы тайну. Сколько он знал?
Джастин выдавил улыбку.
- Хватит обо мне. Как работа? Этим вечером есть смена?
Я хотела вернуть тему о магии, но это вызвало бы подозрения. Лучше было пока что оставить это.
Но тогда придется говорить про работу.
- Я в отпуске, - бодро сказала я. – Они устроили ремонт в баре, так что я получила часть отпуска.
- Отдых? Хорошо. Надеюсь, тебе заплатили отпускные.
- Ага, - виновато солгала я.
- А… тот парень? – Джастин сморщил нос, словно спросил про мое пищеварение. - Аарон?
- А что он?
- Вы разве не встречаетесь?
Мое лицо застыло. Я быстро улыбнулась.
- Иногда. Ничего серьезного.
Джастин нахмурился.
- Ты упоминала свидания с ним за последние пару недель.
Я кивнула.
Он выждал миг и спросил:
- И?
- Что?
Он фыркнул и отклонился на спинку стула.
- Знаю, у меня нет яичников, так что я не могу вести разговор как девушка, но ты можешь хотя бы описать, что тебе в нем нравится, или ваше прошлое свидание, или будущую свадьбу?
- Думаешь, девушки об этом говорят?
- Это научная догадка. Тебе нечего рассказать о нем?
- Ты не хочешь, чтобы я хвалила его. Ты хочешь грязь, чтобы убедить меня бросить его. Так ты всегда делаешь.
- Так я обычно делаю, ведь ты обычно встречаешься с теми, кого нужно бросить. Этот выглядит сносно, но, - он приподнял бровь, - если он морочит тебе голову, это не круто, и тебе стоит подумать…
Я подняла руку.
- Хватит. Аарон не морочит мне голову. У нас ничего серьезного, потому что мы просто так хотим, - он открыл рот, и я поспешила спросить. – Как Софи?
Рот Джастина открылся, а потом медленно закрылся. Он посмотрел на свой кофе.
- Мы расстались.
Я чуть не уронила латте.
- Что?
- Она… - он кашлянул. – Она съехала две недели назад.
- Почему ты ничего не сказал? – сочувствие растекалось по мне. Они с Софи были вместе почти год, и, насколько я знала, они были невероятно счастливы. – Что случилось?
- Она въехала вскоре после того, как ты съехала. Какое-то время было круто, а потом… - он опустил плечи. – Не знаю. Вдруг все, что я делал, оказалось неправильным. Она хотела все делать определенным образом, и я пытался слушаться, но…
Я похлопала его по плечу, мысленно кипя. С Джастином было просто жить. Чтобы заставить его страдать, Софи нужно было превратиться в одержимую контролем гарпию. Если я увижу ее снова, окуну головой в ближайшую лужу.
Поутешав его пару минут, я сменила тему на спорт и позволила его оживленно болтать про лагерь новобранцев и баскетбол, пока мы доедали и допивали, пока его перерыв не закончился. Я проводила его до машины, обняла на прощание и пошла домой.
Даже во вторник днем машин на улице Робсон было очень много, и я огибала пешеходов, пока не свернула на боковую дорожку. Обойдя край Китайского квартала, я прошла на свою улицу, обрамленную низкими домиками и парой бунгало, высокие деревья бросали приятную тень на тротуар.
Дом, который я снимала, устроился на участке травы, выглядел утомленно, но уютно. Я прошла по заднему двору и отперла заднюю дверь, а потом и дверь в подвал. Я распахнула ее, и по лестнице эхом пронесся смех.
Сколько раз я говорила соседу не включать телевизор? Соседи сверху почти все время путешествовали, но я не хотела, чтобы кто-то стал задаваться вопросом, почему телевизор у меня работал круглосуточно.
Я спустилась по лестнице, бросила сумочку и прошла в гостиную.
- Прутик! Что я говорила про громкость?
Большие зеленые глаза оторвали взгляд от экрана и посмотрели на меня. Фей в два фута высотой надул губы, потом направил пульт на плоский экран. Его большая зеленая голова, увенчанная кривыми ветками вместо волос, покачивалась, он нажал на кнопку громкости два раза. Уровень шума почти не изменился.
Телевизор с плоским экраном был мне не по карману, но Аарон появился однажды с ним на заднем сидении. По его словам, это был запасной из его подвала, но я все равно сопротивлялась, пока не поняла, что это не только для меня, но и для него. Он хотел смотреть телевизор, когда был тут, что бывало раз в неделю – приходили он, Кай и Эзра.
Кай мог готовить, когда ему было интересно, но такое бывало редко. Навыки Аарона ограничивались выполнением указаний на упаковке, а Эзра старался избегать кухни. И парни показывались у меня дома почти в каждое воскресение и понедельник - мои выходные - на ужин.
Я безжалостно дразнила их за беспомощность, но в тайне мне это нравилось. Я любила готовить и всегда делала слишком много еды, да и какая женщина была бы против трех красивых, забавных и очаровательных магов, часто бывающих в ее квартире? Если бы я не работала пять вечеров в неделю, готовила бы для них больше.
Взгляд упал на потертый диван, стоящий лицом к телевизору и спинкой к остальной комнате. Еще один подарок. Парни, похоже, хотели себе новый диван, так что отдали мне свой, заменив его кожаным чудищем для отдыха.
Я нырнула в спальню, надела свободный топ и шорты. Фальшивый смех снова донесся от телевизора, и я покачала головой. Я не знала, нравился ли Прутику ситком – он не реагировал на шутки, просто пристально смотрел, словно запоминал все сцены. Мне казалось, что монстрик пытался понять людей. Я уже запретила фильмы ужасов и романтические комедии. Я думала, что последнее было безопасным, а потом пришла домой и увидела послание. На кровати. Лепестками роз.
А слово? БЕКОН.
Оправившись от шока, я сообщила Прутику, что лепестки цветов были ужасной формой общения, и если он хотел попросить что-то на завтрак, стоило сказать мне лично.
Можно было древесному фейри есть бекон? Кто знал. Похоже, я его портила. Другие фейри не примут его, ведь теперь он был зависим от мяса.
Через час я села на стул у стойки, без энтузиазма листала предложения работы. Хоть я еще не перестала надеяться, что продолжу работать в Вороне и молоте после расследования МП. Но пока не было смен, не было денег. И мне пора было вспомнить, что я взрослая, и поискать работу.
Подперев подбородок рукой, я пролистала три приглашения для барменов. Ха, нет, нет и нет. Я не продержусь и часа в высококлассном стейк-хаусе. Не стоило шутить с клиентами в таком заведении.
Я сдалась в охоте на работу, прошла по квартире в поисках занятия. Энергия кипела во мне, но я не могла ничем заняться. Часы тикали, близилось четыре, и я нервничала. Три раза я вытаскивала телефон, проверяла, что не пропустила звонок.
Я остановилась посреди кухни и смотрела на микроволновку, сияющие зеленые часы перешли от 15:59 к 16:00. Это была первая смена, которую я пропустила официально.
Ладно, не совсем так. Я пропустила две недели работы, пока плут держал меня в плену, но это я не считала.
Я не двигалась, смотрела на время. 16:01. 16:02. Когда стало 16:05, я выдвинула ящик и вытащила стакан. Я схватила бутылку из буфета, налила себе и выпила. Виски обжигал весь путь до желудка.
Я налила еще стакан и осушила, опустила его со стуком на стойку. Хватит ныть. Решение в этой ситуации было только одно.
Прутик игнорировал меня, пока я шла мимо него в спальню. Он игнорировал меня, когда я выбралась в потрепанных майке и шортах. Он не отреагировал, когда я вытащила ведро и тряпки из шкафа, или когда я надела желтые резиновые перчатки.
Когда я открыла бутылку моющего средства, он оглянулся.
- Только не снова, - злобно прошипел он. – Зачем ты протираешь все ядом?
- Это называется уборка. Не нравится – уходи.
Он придвинулся ближе, сморщил носик.
- Ты убирала на прошлой неделе. Пол вонял всю ночь.
- Я убираю каждую неделю.
- Глупые люди, - я налила средство в ведро, и он отпрянул, большие ступни ударились об пол. – Глупый человек! Убери это!
- Я предупреждала насчет оскорблений.
Рыча на другом языке, он пропал.
Я посмотрела на место, где он исчез, щурясь – порой он только притворялся, что ушел – а потом выключила телешоу и включила любимые песни. Сделав музыку такой громкой, чтобы бит стучал в груди, я приступила к работе.
Сначала я оттерла все поверхности на кухне, дважды останавливалась на стакан виски, а потом прошла в ванную. День перешел в вечер, и я проверяла время три раза в час.
Я вылила и наполнила ведро, притащила его в гостиную, покачивая бедрами под бит. После четырех стаканов виски я ощущала себя хорошо. Или было пять? Я могла сбиться со счета. Сделав музыку еще громче, я села на пол и терла плинтусы.
- На-на-на-на, - весело пела я. Потянувшись за подставку для телевизора, я замерла, склонила голову. – Прутик? – никто не ответил, и я пожала плечами. – На-на-на-на…
Я снова перестала петь, прислушалась поверх музыки. Сняв перчатки, я вытащила телефон, но там не было пропущенных вызовов. Мне показалось? Отчаявшись, я прошла на кухню. Бутылка виски терпеливо ждала, и я наливала, напивая. Еще один.
Подняв стакан, хоть салютовать было некому, я выпалила припев песни, поднесла стакан к губам, отклонила голову… и четко услышала стук.
Я опустила стакан, не выпив. Громкий стук прозвучал снова. Я, ошеломленно и с надеждой, поспешила по комнате, не понимала, что несу стакан с собой, пока не облила им свои босые ноги. Ой. Хорошо, что я уже затеяла уборку.
Я поднялась по лестнице, открыла дверь подвала и вышла в вестибюль, но рука замерла у ручки двери. Я вяло пыталась понять, была ли это хорошая идея. Там могли быть ребята. И они не позвонили заранее, потому что… МП забрали их телефоны! Да, вот так и было.
Я с улыбкой распахнула дверь.
Два человека стояли на крыльце, но не Аарон, Кай или Эзра. Это были даже не мужчины. Жаль. Я сморщила нос, окинув их взглядом.
- Вы, - сообщила я. – Я вас не знаю. Вы кто?
Женщины смотрели на меня. Их красивые светлые волосы ниспадали милыми волками вокруг очаровательных лиц, и во мне закипало раздражение. Их цветочные блузки и юбки длиной до лодыжек были хороши, а я была в майке и шортах для йоги с дырой между ног. Почему штаны всегда сперва рвутся там? Глупо.
- Я – Оливия, - сказала высокая из пары. – Это моя сестра, Одетта.
Я прищурилась, глядя на ее идеальные ногти.
- Это ваши имена, а не кто вы.
- Прошу прощения, - сказала Оливия или Одетта. Я уже забыла, кто кем был. – Стоило начать с этого. Мы из ковена Стэнли, и… мы надеялись поговорить с тобой, если можно?
- Ковен Стэнли, - медленно повторила я. – Ковен. А, вы ведьмы, - конечно. В ковенах были ведьмы. Так это работало. Видите? Я знала о мификах достаточно.
Она робко кивнула, все еще держал ладонь в пространстве между нами, ожидая, что я пожму ее. Я посмотрела на стакан в своей руке, наполовину пустой после бега по квартире. Пожав плечами, я выпила виски и взмахнула рукой.
- Заходите, девчата, послушаем вас.